100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачем раньше солдаты обматывали ноги до колен?

Для чего во времена Первой мировой войны солдаты обматывали ноги «бинтами» до колен.

Если рассматривать фотографии солдат разных стран первой половины XX века, то можно заметить одну интересную особенность. Чем ближе изображения к началу столетия, тем чаще на них фигурируют военнослужащие, у которых ноги до колена перевязаны каким-то загадочными бинтами. Что это за элемент одежды такой и для чего он был нужен в то время. А самое главное: почему от него в конечном итоге отказались.

Обмотки и гетры для защиты ног.

Военная форма за последние столетия проделала большой путь развития. В Средние века армии были небольшими. Лишь с началом Нового времени войска стали включать в свой состав многие тысячи, а то и десятки тысяч человек. Первые массовые армии были наемными. В них большая часть экипировки покупалась самими бойцами. Следующим этапом развития стали рекрутские армии. Снабжение таких войск уже ложилось на плечи государства. Как известно, солдат не воюет не только без вооружения, но и без обуви. Проблема была в том, чтобы эту самую обувь производить.

Началось все в Новое время.

Пехота, которой по долгу службы надлежало месить многие километры грязи и пыли нуждалась в обуви с высоким берцем. Однако, в 16-17 веках кожзаменителей еще не знали, а производство высоких сапог для защиты ноги от грязи и сырости было непозволительной роскошью. Делать подобную обувь в то время было и сложно, и дорого. Поэтому для «нищебродской» пехоты было придумано эрзац-решение: ножные обмотки (внешние портянки, онучи) и специальные чулки – накладные берцы, которые натягивались на ногу от пятки до колена. И то, и другое должно было заменять собой высокий берец: защищать ногу от грязи и сырости. Надевались импровизированные берцы поверх низких ботинок или туфель. Идею позаимствовали у крестьян, который защищали таким образом ноги с незапамятных времен.

К Первой мировой войне все щеголяли в обмотках.

Уже к второй половине XIX века армии выросли настолько, что даже производство защитных гетр (чулок), в которых щеголяли мушкетеры и гренадеры «Галантного века» оказывалось слишком накладным. Постепенно гетры и «чулки» все больше уступали место обычным обмоткам. В итоге к началу Первой мировой войны в них щеголяли солдаты всех армий. По сути, обмотки являются обычной тонкой и очень длинной портянкой. Делали их, как правило, из шерсти или хлопчатобумажных тканей.

Даже советские солдаты носили обмотки.

Отказ от обмоток и накладных берцев начался посте открытия кирзы и материалов ей аналогичных. Благодаря этому легкая промышленность смогла массово выпускать высокие сапоги и ботинки с высоким берцем. Так или иначе на сапоги и классические армейские ботинки перешли все страны мира после Второй мировой войны.

Конец обмоткам положило развитие легкой промышленности.

Солдатские обмотки – дешево и сердито

Солдатские обмотки – дешево и сердито

Для многих наших читателей слово «обмотки» совсем ничего не означает, разве что у особенно продвинутых будет ассоциация с электротехнической обмоткой. Но ведь совсем недавно обмотками называли полоски ткани, солдаты использовали эти «бинты» для защиты ног от ступней до колен. Эти самые обмотки входили в обмундирование не только наших военных, но и солдат других стран.

Родом из Древней Руси

С уверенностью сказать, что обмотки – это ноу-хау русского народа, нельзя. Другие народы тоже использовали подобные защитные ленты для ног. В наших краях обмотки начали использовать еще в Древней Руси, называли их онучами. Сергей Ожегов в своем «Толковом словаре» описывал онучи как длинные широкие полосы ткани, которые наши предки наматывали на ноги перед тем, как обуться в лапти. Очень часто ими заматывали не только голень, но и стопу. Онучи были своеобразными портянками и прекрасными заменителями носков и чулок. Летом русские люди могли вообще обходиться только онучами, подошвы которых смазывали дегтем, что придавало им определенную твердость. Онучи хорошо предохраняли ноги от повреждений, укусов насекомых. Естественно, онучи были одеждой простых людей, а сапоги, да еще с высоким голенищем, были доступны только богатым людям. По тому, во что был обут человек, сразу определялось его место в обществе.

Лапти и онучи

Вы слышите, грохочут сапоги…

Обувь для солдата имеет не меньшее значение, чем вся остальная амуниция и питание. Представьте себе голодную и разутую армию, – вряд ли это армия победителей. А если она сыта и хорошо обута, – это уже заявка на великие свершения.

Солдат в обмотках

Первыми, кто обул армию во что-то, очень похожее на современные сапоги, стали римляне. Они обули своих солдат в калиги (caligae – «сапог»). Обувка на толстой кожаной подошве помогла римским легионам завоевать полмира. Время вносило свои изменения в форму римских калиг, и они быстро превратились в разные виды сапог, в которых было удобно сидеть верхом на лошади и совершать длительные пешие походы. К концу XVIII века почти во всех армиях мира основной обувью вооруженных сил стали сапоги. И если в России предпочтение отдавали ботфортам и полусапожкам из мягкой кожи, которые пришли на смену пехотным башмакам с пряжками, то в Европе завоевали популярность «гессенские» сапоги. Эти сапоги на низком каблуке и со скругленным носом закрывали ногу почти до колена и были очень удобными для повседневной носки.

Читайте так же:
Как производят стекло

Солдаты русской армии в кожаных сапогах (слева) и в брезентовых сапогах (справа). Лето 1917 года

Постепенно с развитием производства сапоги стали дешеветь, они становились более доступными, и онучи стали отходить на второй план. Правда, в далеких от цивилизации краях онучи еще долго были основной обувью крестьян. Вновь об обмотках вспомнили в начале XX века. Участившиеся военные конфликты и рост численности армий способствовали тому, что солдатские сапоги вновь стали дорожать. Альтернативой для них стали короткие ботинки, для производства которых требовалось меньше материала, и оно было менее затратным.

Кто первым?

То, что мы с вами понимаем под обмотками, а именно обматывание ноги длинными и узкими полосками ткани для лучшей фиксации и защиты, стали практиковать солдаты Британской Ост-Индской компании уже во второй половине XVIII века. Именно они назвали это действие обмоткой, а переняли его у жителей Гималаев – бесстрашных и непобедимых гуркхов. Мы недавно рассказывали, как этих непобедимых воинов с легкостью победили русские солдаты при защите Севастополя в 1855 году в статье «Отвага против бесстрашия: как русские не сдали бастион гуркхам».

Реклама британских обмоток фирмы Fox. 1915 год

Но вернемся к обуви. Британцы решили, что это будет качественным и недорогим заменителем сапог. Дальше можно говорить о победном шествии обмоток по другим армиям мира – вплоть до русской и советской. В японской армии обмотки так и оставались основной обувью вплоть до 1945 года. Но все-таки, надо признаться и констатировать, что других преимуществ у обмоток, кроме легкодоступности и дешевизны, и не найти. Даже не очень просвещенные читатели знают, что фронт – это не самое гигиеническое место. Грязные обмотки приводили к разным кожным заболеваниям, а из-за жесткой фиксации кровоток в ногах нарушался, многие солдаты страдали от варикозного расширения вен, затянутые лентами ноги отекали и к концу дня превращались в онемевшие «колоды». Обмотки слабо защищали от механических повреждений, а от ледяной воды и подавно. Но вот автор книги «Окопная правда войны» Олег Смыслов пишет, что ботинки с обмотками оказывались удобней на длинных маршах пехоты. Они были намного легче, чем сапоги с налипшей грязью, которые иногда даже оторвать от земли было невозможно. Все познается в сравнении. Мне не удалось поносить ботинки с обмотками, когда я пришел служить, для солдат были предназначены традиционные кирзачи, а ботинки можно было носить только в увольнении и только с носками, без всяких обмоток. И еще одно наблюдение: ботинки с обмотками за 45 секунд не наденешь, а в современной войне сэкономленные минуты могут спасти целую армию.

Война без сапог

Русского солдата представить без сапог практически невозможно. Здесь еще воду подливают разные доброжелатели от истории, когда начинают говорить о якобы агрессии русской армии, о растоптанных русским сапожищем европейских землях. Да, русские сапоги действительно смогли потоптать улицы Парижа, Берлина, Варшавы и многих других стран. Но все забывают, что марши эти происходили не по приглашению и не за добычей, они всегда были ответом на агрессивные, захватнические действия. Сначала к нам приходили с мечом, а потом уже наступали грустные последствия для захватчиков.

Система довольно простая, но требует определенного навыка

Первая мировая война сместила приоритеты. Армии большинства стран успели переобуться в ботинки с обмотками. Россия смогла продержаться целый год, и солдатский сапог «запросил каши». Генерал-лейтенант Николай Головин писал, что осенью 1915 года в Галиции «русская пехота потеряла свои сапоги». Несколько пеших переходов по непролазной грязи привели к катастрофе. Пехота оказалась босая, и такое положение продолжалось два месяца. Уже в эмиграции он писал, что такого острого кризиса в снабжении обувью не было никогда. Солдаты оборачивали ноги мешками и вместо сапог в войска привозили возы лаптей. Враг насмехался над всей русской армией.

Солдатские ботинки с обмотками

Пытаясь выйти из обувного кризиса, начали шить сапоги с укороченными голенищами, а потом и вообще пришло распоряжение выдавать ботинки с обмотками и «парусиновые сапоги», то есть с голенищами из брезента.

Советские солдаты в обмотках

Самое интересное, что подобный опыт у русских солдат уже имелся. Во время русско-турецкой войны 1877-78 годов в Болгарии. Там практиковались кожаные лапти «опанки», которые солдаты использовали в бытовых нуждах. В начале войны пехотная дивизия была переброшена в Галицию и при нехватке обуви стала делать для солдат такие «опанки». В других частях стали делать подобную обувь только на кавказский манер. В 1915 году кожаные лапти были распространены по всему фронту. Понимая, что с такой проблемой самим не справиться, царское правительство обратилось за помощью к союзникам. Вместе с винтовками они запросили 3 млн пар сапог и 3600 пудов подошвенной кожи. Для армии даже попытались приспособить резиновые сапоги, но по гигиеническим соображениям от них все же отказались.

Читайте так же:
Как делают карандаши в США

Обмотки в кайзеровской армии

Обувь пытались купить по всему миру, но основные заказы были размещены в Англии и США. Сказать, что с обувью были проблемы только у России, не совсем верно. Обуви не хватало всем. Вот и пришлось большинству солдат воюющих держав к 1916 году перейти на оптимальную для тех условий военную обувь – кожаные ботинки с матерчатыми обмотками.

Французские солдаты Первой мировой войны в обмотках

Революция 1917 года ничего не изменила в вопросах обуви для армии. Красная Армия продолжала донашивать все, что осталось от царской армии. Только в 1928 году в РККА было принято решение отменить ботинки с обмотками, но уже в 1938 году их ввели заново «на правах временного обмундирования и до укомплектования частей штатными сапогами». Все временное еще долго оставалось постоянным. И только когда промышленность смогла перейти на производство сапог из кожзаменителя (кирза), сапоги перестали быть дефицитом. А это произошло только в 1943 году. Об истории создания кирзовых сапог мы тоже писали, читайте статью «Кирзовые сапоги – символ Победы».

Зачем русскому солдату вонючие тряпки на ногах? А чтобы с утра на свежую голову…

Кто-нибудь видел, чтобы взвод солдат, сорок человек, стоял в строю через 15 секунд после команды: «Подъём, тревога!»?

Я видел. Учебка ВВ под Лемболовом Ленинградской области. Правда, насчёт «видел» – тут понимать можно двояко. Что-то видел, конечно. Что-то угадывалось на инстинктах – всполошённое сознание отказывалось присоединяться к действительности с той же скоростью, что пришпориваемое сержантскими воплями тело. Что-то делалось вообще вслепую.

В частности, влетали в сапоги ноги, обёрнутые в портянки.

Портянки! – вот ключевой элемент!

«Советским солдатам выдавали куски тряпок вместо носков»

Это наш любимый The National Interest так высказался. Даже не сразу поймёшь, о чём это он. Но это, в общем, авторитетное американское военно-экспертное издание тут же любезно пояснило:

Когда американская и другие армии государств Запада уже использовали носки, русские солдаты продолжали обматывать ноги кусками ткани.

Нет, даже не совсем так. Чтобы быть уж до конца любезным, автор текста – некто Калеб Ларсон поясняет при помощи прилагательных: солдаты «вместо носков использовали отрезки вонючих тряпок».

Кстати, мы с этим «оборонным колумнистом» для «Национального интереса», «магистром публичной политики» и «обозревателем по американской и российской безопасности», «экспертом по европейской обороне и германской политике и культуре» уже встречались на нашем портале. Да и недавно он выносил экспертное заключение про русские ледоколы как самое мощное оружие русских в Арктике. Так что это эксперт, к его словам надо относиться с вниманием.

Братец Калеб! Это свойство самцов верхнего отряда приматов рода Homo – иметь вонючие пятки, дабы метить ими свою охотничью территорию. А потому неважно, что у них на ногах – тряпки, онучи, носки или педибустекстилиспестициркумпликаторы (или ПТП-циркумпликаторы) далёкого галактического будущего. Они всё равно будут вонять. Я тебе больше скажу, старина: даже у женщин иной раз колготки воняют. Это биология, американец!

Но вонь – туда-сюда. Подлинное осуждение мистера Ларсона вызвал экономический аспект дела: «Вместо того чтобы использовать ресурсы и рабочую силу для производства носков, в Советской армии просто выдавали отрезки тряпок». Вот ведь в чём всё дело, понимаете? Нищ был Советский Союз, и армию свою в нищете держал. И Российская Империя тоже тотально нищебродствовала. Странно ещё, что гимнастёрки со штанами в русской армии использовались. Куда экономичнее было бы солдатиков в дерюжки оборачивать. А офицеров – положено в армии статус командиров в том числе и формой одежды поддерживать – в мешки обряжать. С дырками для головы и рук. Странно, как это СССР мимо такой экономии прошёл, лишь портянками вместо носков ограничившись.

А вот смотри, американец, как «вонючие тряпки» для ног в той нашей учебной роте 15 секунд для подъёма обеспечили.

казарма

Солдаты в казарме. Фото: Oxana Mamlina / Globallookpress

Сержант — и что бы не спать ему, аспиду? – ещё только второе слово могучим криком извергает, а над двухэтажными койками синими вспугнутыми бабочками вспархивают одеяла. Из-под этих бабочек на пол сыплются фигуры во всём белом с завязочками. А что у них сверху на сложенной на табуретах форме? – правильно, шапка зимняя. Западными туристами излюбленная, когда перестройка началась. Шапка – глаза ещё закрыты! – сажается на голову, а ноги уже ныряют в штаны. Которые покамест на крючок застёгиваются.

Читайте так же:
Брезаола своими руками

А дальше – внимание, американец! – портянки. Нет, иной раз они набрасываются на лицо особенно голосистому храпуну, когда даже вымотавшийся за день солдат просыпается в холодном поту от львиного рёва по соседству. Но в норме портянки лежат поверх голенищ сапог, что стоят возле табурета. И сохнут так, покуда солдатик ненавистного сержантского «кукареку» не услышит.

Ну, попахивают, конечно. Но слушай, бадди Кэл, как автор журнала про военные дела, ты же должен быть в курсе, что значит на жаргоне американской армии аббревиатура FAN? Вот. А для тех, кто не знает, поясним: это ни разу не «радость» или «удовольствие». Так «Джо», как называют друг друга американские солдаты, атмосферу в своих палатках и казармах обозначают. И слово «ноги» в этой аббревиатуре первым зашифровано.

Я ж говорю: биология! И молчу про два других слова из аббревиатуры…

«Наложение повязки на ногу»

Дальше в своей статье Ларсон цокает языком: сложно портянку наматывать. Не так просто, как кажется. Примерно так же, как «наложение повязки на ногу».

Не так, старина! Всё зависит от обстоятельств. Вот в тех, которые я описываю, возвращаясь в памяти в ту холоднющую и промозглую балтийскую зиму, обстоятельства были просты: либо ты успеешь встать в строй, либо весь взвод будет тренироваться на скорость исполнения команды «Отбой», а потом снова команды «Подъём», пока всем не станет жарко. Ну, такая Флорида, американец, при минус тридцати восьми снаружи и плюс семи внутри казармы.

Вот в этих обстоятельствах, американец, ты ногами в эти сапожки нырь – а портянки сами вокруг них оборачиваются и туда же заползают. Дальше ты прав, Калеб: далеко в таком виде не убежишь. При неправильной намотке портянки действительно приводят к потёртостям и пузырям на ногах, отчего солдат действительно придёт к «отставанию от строя и последующему наказанию». А чего ты хотел, старина? Это армия, сынок. Там всё наказывается, что неправильно делается. Вот тебе не приходилось при минус двадцати таскать двухэтажные койки за полкилометра от казармы в учебный городок, чтобы там наконец заправить их как следует, кирпичиком? И зря. Потому как это, конечно, неприятно, но из таких эпизодов и выковывался непобедимый характер русского солдата.

Но в тот момент нам всем нужно было добежать только до середины казармы, так что состояние намотки портянок значения не имело. Как и то, все ли застёгнуты пуговицы на гимнастёрках. Потому как мы уже бежали в строй, гимнастёрки натягивая на ходу и держа ремень в зубах. Чтобы на ходу же не мешал застёгиваться, занимая руки. Тем не менее результат был налицо: за 15 секунд 40 человек стояли в строю. Конечно, на парад перед лицом Верховного главнокомандующего я бы их не выставил, но факт есть факт: если бы вы тогда на нас напали, американец, то фактор неожиданности вам не помог бы. И что главное? Да, портянки.

А поменяйся мы с вами местами? Сколько бы вы там свои ботинки шнуровали, пока мы спокойно бы к вам бежали? Вот то-то…

Давний спор сапог и ботинок

На самом деле у портянок целая масса преимуществ перед носками, даже если забыть о тревогах и сержанте Нестерове.

Портянки практичны. Они не протираются, как носки и не рвутся. Даже при пятиминутном привале в ходе марш-броска, когда ноги в сапогах хлюпают от пота, ты можешь их перемотать другой стороною – и ты снова в сухой обуви. Носки, понятно, для такого случая нужно менять. Портянки легко стираются и быстро сохнут. При их утере, утрате армейским образом, приходе в негодность их заменит действительно любая тряпка. Наконец, они сами могут служить в качестве полезной тряпки, ежели вдруг в этом возникнет нужда, — запасной комплект, понятно.

солдат

В истории известны две армии из лучших солдат мира – русская и немецкая. И обе воевали в сапогах. Фото: Russian Look / Globallookpress

А наматывать их, кстати, совершенно просто. Нужен лишь навык. И хороший сержант. Который в первый раз поможет, во второй – уязвит словом при неудаче, а в третий – и действием. Нет, без рукоприкладства. Они и без того изобретательны, сержанты Нестеровы и Ганичи…

Но весь разговор о портянках, собственно, полностью привязан к давнему спору о сапогах и ботинках для солдат. Сапоги практичнее и дешевле, зато ботинки удобнее и легче. Сапоги быстрее надевать, и они хороши в грязи, при переправах, при преодолении больших пересечённых пространств пешком. Зато ботинки удобнее в горах, они не сползут с ноги в той же грязи, в них удобнее бегать и совершать разведывательно-диверсионные действия.

Читайте так же:
Pegaso Z-102 BS Cupula Berlinetta

Этот спор вечен, и я даже встречал такой аргумент: мол, в истории известны две армии из лучших солдат мира – русская и немецкая. И обе воевали в сапогах. А тех же «Джо» в ботиночках те же немцы даже в 1945 году лупили в хвост и в гриву, несмотря на всё техническое и воздушное превосходство американцев.

Может быть. Но и наша армия проголосовала против сапог, что называется, ногами. В Афганистане. Когда обнаружилось, что для прохода колонны в сапогах по долине нужно сперва пустить боевые группы по горам с обеих сторон. Дабы зачистить склоны от духовских засад. А кто лазил по горам в Афганистане, тот твёрдо усвоил, что в кирзачах там делать нечего. Неудобно, тяжело, шумно. Вот и переобувались бойцы в обычные гражданские кроссовки, добываемые всеми возможными способами. Собственно, нынешние уставные берцы и есть, так сказать, духовные потомки тех кроссовок…

Афган

За десять лет войны в Афганистане бойцы Советской армии переобулись в ботинки. Фото: Andrei Solomonov / Globallookpress

Вывода, собственно, не делает ни американец, ни сама жизнь. Старина Кэл просто не знает, как это – не просто носить сапоги, но жить и служить в них. Потому и про портянки сказанул в одном месте вообще полную глупость: «…защищали сами сапоги от грязи и камней». Потому он изначально исходит из американской военной «ботиночной» традиции. И всякая другая ему, как типичному западному варвару, кажется странной и смешной.

На деле же всё зависит от природных условий. Для типичной русской местности – равнинной, лесистой, обильной влагою, реками и болотами – сапог имеет безусловные и очевидные преимущества перед ботинком. Хотя бы по принципу непромокаемости и лёгкости переобувания. Но это – для массовых армий. А для мобильных подразделений постоянной готовности, нацеленных не на долгие марши, давно переставшие быть актуальными, а скорее на диверсионно-ударные функции, удобнее берцы. И для действий в горной местности – они же.

И в этом смысле решение, портянка или носок, — лишь функция от характера обуви. Портянка без сапога – ничто, так что можно даже рассматривать эти два предмета как единый обувной комплекс. И хотя носок с сапогом вполне носибелен, но и он нередко сбивается, так что приходится останавливаться и поправлять. Но и ботинок с портянкою не «работает». Можно вспомнить, как Красная армия долгое время пыталась их «скрестить», введя ботинки и обмотки. Но война с очевидностью показала нежизнеспособность такого вида обуви для солдат. И уже в ходе войны пришлось всем переходить на сапоги.

Так что не надо хихикать, американец. Портянка – не от бедности и не от глупости. А от функции. Так же, как и носок. И если ты, эксперт по России и русским ледоколам, этого не понимаешь, то как вы вообще что-то там осмеливаетесь лепетать о войне с нами?

Портянки и обмотки: скрытое противостояние Первой мировой войны

Бесконечное противостояние — обмотки или портянки? Почти такое же, как « сапоги или ботинки». Во время Первой мировой войны враждующие стороны по-разному воспринимали эти элементы экипировки, но чаще всего солдаты носили, что придётся. Мы разобрали вопрос более подробно.

Бесконечное противостояние — обмотки или портянки? Почти такое же, как « сапоги или ботинки». Во время Первой мировой войны враждующие стороны по-разному воспринимали эти элементы экипировки, но чаще всего солдаты носили, что придётся. Мы разобрали вопрос более подробно.

В 1914 у каждой армии было своё характерное обмундирование, отличающее её от других. Хватало быстрого взгляда, чтобы опознать красно-синего француза, немца в фельдграу и пикельхельме или британца в хаки. Но чем дольше шла война, тем сильнее стирались отличия. Смешение было особенно заметно в том, что находится ниже колен.

Обмотки ( дружат с ботинками)

Обмотки появились в Европе благодаря англичанам, которые подсмотрели их у индийцев. Слово « puttees» ( собственно, « обмотки») в английском языке заимствовали из хинди — оно означало ленту, узкую полоску ткани. Такую тканевую ленту наматывали вокруг ноги — от лодыжки до колена. Она и голеностопный сустав слегка фиксировала, и от мелких повреждений предохраняла, и от холода и влаги более-менее защищала.

Строго говоря, такие « ножные повязки» появились ещё во времена ‘ title=>Рима, но потом вышли из употребления. В моду их вернула Британская индийская армия. В 1897 году обмотки длиной в девять футов официально стали частью солдатского обмундирования. Носили их, в основном, внутренние вспомогательные войска и полицейские силы.

Портянки и обмотки: скрытое противостояние Первой мировой войны

В составе новой униформы цвета хаки обмотки послужили во время « главной занозой», а для ЮАР — национальным героем? Сейчас расскажем.
‘ title=>Второй бурской войны. Однако хаки не всем пришёлся по душе. В 1914 году добровольческий батальон из Ньюфаундленда, он же Королевский Ньюфаундлендский полк, решил подчеркнуть свою самобытность и носил обмотки насыщенного голубого цвета.

От экстравагантного « лука» им быстро пришлось отказаться, но за полком так и осталось прозвище « голубые обмотки».

Евгений Башин-Разумовский

Другая версия гласит, что на острове Ньюфаундленд было туго с тканью цвета хаки. Поскольку обмундировывать солдат должны были местные власти региона, в котором формировалось подразделение, решили сэкономить. И выдать обмотки из обычной « гражданской» материи синего цвета, из которой шили рабочую одежду.

Читайте так же:
Упражнения, которые помогут улучшить память

Как известно, дурная идея заразительна. Французы, которым в конце 1914 пришлось снять ярко-красные штаны… нет, не из соображений маскировки, а потому что краситель закупали в Германии — так вот, французы тоже стали носить голубые обмотки.

Портянки и обмотки: скрытое противостояние Первой мировой войны

В Британии тем временем обмотки стали чем-то вроде модного помешательства. Активно продавались открытки с их изображением. Затем пошли мистификации в чисто английском духе. Так компания « Фокс Бразерс» стала продавать обмотки, помеченные L и R, то есть « левая» и « правая».

Портянки ( предпочитают сапоги)

« Своя портянка лучше чужого сапога». Как ни странно, пословица немецкая. Хотя французы и называют ‘ title=>портянки « русскими чулками», ассоциировать их только с русской армией в корне неверно.

Портянки обычно считают признаком отсталости русских, однако по одной из версий их завезли к нам с запада, из Голландии.

Немцы, хорошо знакомые с носками в начале XX века, в уставную форму одежды для солдат включили не носки, а портянки — дешевле и проще.

Портянки и обмотки: скрытое противостояние Первой мировой войны

Основным родом войск в то время была пехота, которая передвигалась на своих двоих. И если рядовой состав — как, например, в русской и немецкой армиях — носил сапоги, то их приходилось делать из грубой, прочной кожи, которая бы долго не снашивалась. Носить носки с такими сапогами было невозможно — носки рвались, ноги стирались в кровь.

Армии, в которых рядовые, а зачастую и офицеры-пехотинцы, носили ботинки, шли на компромисс между износостойкостью, которая выше у сапог, и удобством. Ботинки были легче и лучше сидели на ноге. На ботинок расходуется меньше кожи — значит, он дешевле. Сэкономленную разницу можно потратить на носки.

Спор между сторонниками сапог и сторонниками ботинок длится уже не один век.

И то и другое

Однако хвалёный « немецкий сапог» продержался недолго — как только начался дефицит кожи, немцы тоже перешли на ботинки с обмотками. Кстати, германские народы раннего Средневековья, по всей видимости переняв традицию у римлян, довольно долго носили обмотки. Не только мужчины, но и женщины. Конец XIX века вдохнул в них новую жизнь.

Портянки и обмотки: скрытое противостояние Первой мировой войны

Например, китайскую жандармерию, сформированную в Цзяо-Чжоу — немецкой колонии на Шаньдунском полуострове, — снабдили двумя комплектами обмоток, летними и зимними.

Ещё вопрос, кто кого научил ноги « бинтовать» — немцы китайцев или наоборот.

Обмотки до сих пор входят в национальный костюм некоторых народностей, проживающих в Китае.

Отдельной пары слов заслуживает Русская императорская армия, где из-за обувного кризиса в 1914 году носили всё — в том числе и ботинки с обмотками по английскому образцу. Однако не стоит забывать, что ещё с незапамятных времён на Руси с лаптями носили онучи. А единственное конструктивное отличие онучей от puttees в том, что онучи наматывались не только от щиколотки до колена, но и покрывали всю стопу. Плюс ещё дополнительно закреплялись перекрещенными оборами ( завязками).

Портянки и обмотки: скрытое противостояние Первой мировой войны

‘ title=>Сербская королевская армия, которая, как и Русская императорская, не понаслышке знала, что такое дефицит, тоже носила всё, что можно на ногу натянуть. Помимо уставных сапог и ботинок сербские солдаты носили, например, « опанке» ( традиционную балканская обувь, что-то вроде плетёных кожаных мокасин) с местным вариантом обмоток.

Победила дружба

Фактически большинство солдат по обе стороны носили обмотки как часть униформы: британцы, французы, итальянцы, немцы, австро-венгры и даже американцы — после того, как бросили свои брезентовые « брезент», и он снова в деле.
‘ title=>гетры, признав их малопригодность в 1917 году. Так или иначе, в Первую мировую войну обмотки были частью военной экипировки солдат почти всех воюющих стран. Новое английское изобретение оказалось для кого-то хорошо забытым прошлым, а для кого-то — просто другим названием вполне привычной вещи.

Портянки были распространены куда меньше, но зато оказались гораздо более живучи — кое-где их носят до сих пор. Пусть и не в регулярных войсках.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию