100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Трагедия Дмитрия Виноградова — Как друг Ломоносова создал русский фарфор и поплатился за это жизнью

Трагедия отца русского фарфора Д.И. Виноградова

Дмитрий Иванович Виноградов, которого по праву считают отцом русского фарфора, родился в Суздале в 1720 году. В начале 1730-ых годов отец отправил мальчика на учебу в московскую академию, где юный Дмитрий встретился с молодым М. Ломоносовым. Несмотря на девятилетнюю разницу в возрасте два будущих гения стали хорошими друзьями и вместе осваивали премудрости разных наук в России и за ее пределами.

Дмитрий Иванович Виноградов

Получив образование в московской Славяно-греко-латинской академии, Виноградов в числе лучших учеников продолжил учебу в Санкт-Петербурге, где добился небывалых успехов. После этого Виноградова и Ломоносова отправили в Германию к известнейшему в Европе профессору Х. Вольфу и советнику И. Генкелю. Там Виноградов в деталях осваивал горное дело. В 1741 году он также изучал рудники в трех немецких городах.

Список студентов, принимаемых в Марбург. 17.11.1736 г. На третьей и четвертой строке списка значатся Ломоносов и Виноградов

Список студентов, принимаемых в Марбург. 17.11.1736 г. На третьей и четвертой строке списка значатся Ломоносов и Виноградов.

Вернувшись на родину, просвещенный молодой человек с таким блеском сдал экзамены Берг-коллегии, что президент заведения В.С. Райзер отозвался весьма высоко о его успехах. Райзер отметил, что не знает ни одного заграничного мастера, который разбирался бы в своем деле лучше Виноградова. Молодого специалиста по горному делу наградили чином бергмейстера, который обязывал распоряжаться работами на руднике.

Первые эксперименты с фарфором

Виноградов должен был отправиться работать на рудники, однако у императрицы Елизаветы Петровны были свои виды на талантливого технаря. Она велела направить его в Кабинет для выполнения секретного дела. Как выяснилось позже, этим тайным и невероятно трудным делом оказалось создание в стране фарфорового производства.

О фарфоре в России тогда могли только мечтать, поскольку рецепты уже выпускаемых в Китае и Европе фарфоровых изделий хранили в строжайшем секрете. Многие заграничные умельцы, выдававшие себя за знатоков фарфорового производства, на самом деле были обычными мошенниками. Одним из них оказался Христоф Гунгер, приглашенный императрицей в Санкт-Петербург с целью организации здесь производства. К Гунгеру приставили смотрителя И.А. Черкасова и специалиста по горному делу Д.И. Виноградова. Однако иностранный плут два года водил всех за нос, так и не сумев получить фарфор. В итоге Гунгер был выставлен из России, что освободило место Виноградову.

Чтобы открыть рецепт изготовления фарфора, Виноградову пришлось совершить настоящий подвиг. Он шаг за шагом ставил опыты с глинами разных месторождений, изменял условия обжига, сам сконструировал печи, пока не получил фарфор высокого качества.

Д.И. Виноградов за работой по производству фарфора

Д.И. Виноградов за работой по производству фарфора.

Достижения Виноградова

После огромного количества экспериментов Виноградову удалось получить отличный фарфор, который мог сравниться с мейсенскими работами. Чтобы потомкам не пришлось «вновь того в поте лица» искать, свои открытия первооткрыватель русского фарфора изложил в рукописях, прибегая к шифрованию.

Виноградов не только открыл секрет изготовления фарфора, но и исследовал разные месторождения глин, написал инструкции по промывке глин, экспериментировал с разными видами топлива для обжига изделий, сам разрабатывал проекты печей и горнов, а затем руководил их строительством, сам же открыл формулы красок для росписи по фарфору и занимался другими вопросами. Одновременно с организацией всего производства Виноградов готовил специалистов разного уровня по изготовлению и росписи фарфора.

Таким образом, за несколько лет работы в тяжелейших условиях Виноградову удалось не просто открыть тайну изготовления фарфора и глазури для росписи, но и создать завод с налаженным фарфоровым производством. На порцелиновой мануфактуре, созданной Виноградовым, выпускали изделия ко Двору, которые императрица часто использовала в качестве дипломатических подарков.

Причины ранней смерти

Казалось бы, отец русского фарфора должен был утопать в роскоши, похвалах и наградах. Но так сложилась его судьба, что при жизни Виноградов не получил ни одной благодарности за то величайшее дело, которое он сделал для своей родины. Напротив, фарфорового мастера подвергали всяческим мукам, заставляли жить и работать в нечеловеческих условиях.

Опасаясь, что Виноградов может выдать рецепт открытого им фарфора, чиновники распорядились никуда не отпускать его с завода. Дошло до того, что в 1754 году надсмотрщик за Виноградовым Черкасов приказал неотлучно держать мастера у работающей печи. Черкасов не понимал, что в развивающемся производстве фарфора неизбежны трудности, неудачи. Его интересовало только увеличение производства, поэтому за любой неуспех Виноградова лишали жалованья и били плетьми.

Не имея права отправиться в родной Суздаль, не видя свою семью, страдая от одиночества и перенося издевательства, русский гений сильно ослаб, заболел физически и психически. В один из дней он написал в рабочем дневнике о том, что рано стал стариком. Позже Виноградова посадили на цепь, как собаку. В результате такой тяжелой жизни в 38 лет создатель русского фарфора скончался, а его кладбище затерялось еще в 18 веке.

Читайте так же:
В центре отдаленной галактики обнаружено необычное облако

Скульптура «Д.И. Виноградов». Скульптор Г.Б. Садиков, художник Л.И. Лебединская. ЛФЗ. 1970-1075 гг

Скульптура
«Д.И. Виноградов».
Скульптор Г.Б. Садиков,
художник Л.И. Лебединская.
ЛФЗ. 1970-1075 гг.

Память о Д.И. Виноградове

Современники не оценили вклада Дмитрия Ивановича Виноградова в появление и развитие в России фарфорового производства, однако потомки помнят его заслуги.

На Ленинградском фарфоровом заводе есть мемориальная доска, отдающая дань основателю российского фарфорового производства:

В Суздале в честь изобретателя русского фарфора назвали улицу Виноградова, расположенную рядом с кремлевским комплексом

В Суздале в честь изобретателя русского фарфора назвали улицу Виноградова, расположенную рядом с кремлевским комплексом.

В Суздале в честь изобретателя русского фарфора назвали улицу Виноградова, расположенную рядом с кремлевским комплексом.

До настоящего времени дошло лишь несколько фарфоровых изделий Д.И. Виноградова и некоторые его книги, описывающие секреты производства фарфора. Весь сохранившийся фарфор Виноградова имеет на сегодняшний день огромную ценность.

Работы Виноградова

К своим первым опытам по изготовлению фарфоровых изделий Виноградов приступил в 1747 году. Опознать эти работы можно по характерному клейму, в котором прописан год изготовления и начальная буква фамилии создателя.

Работы по открытию рецепта первого в стране русского фарфора продолжались вплоть до 1752 года. Чтобы не утратить добытые в ходе многочисленных опытов рецепты качественного фарфора, Виноградов записывал их в рабочем дневнике. Записи приходилось делать на смеси латинского, немецкого, древнееврейского и других языков, чтобы рецепт фарфора оставался в строжайшем секрете.

Пробная чаша Д.И. Виноградова. Невская порцелиновая мануфактура. Около 1747 г.

Пробная чаша
Д.И. Виноградова.
Невская порцелиновая
мануфактура.
Около 1747 г.

Для самых первых изделий порцелиновой мануфактуры Виноградова характерен желтоватый или голубоватый оттенок черепка. Это связано с тем, что мастер пробовал разные составы фарфоровой массы, менял горн и качество обжига. В 1750-1751 гг. фарфоровые заготовки начали расписывать красками, которые специально привозили из других стран.

Чаша с виноградной лозой. Мастер Д.И. Виноградов. 1749 г.

Чаша с виноградной лозой.
Мастер Д.И. Виноградов.
1749 г.

Кружка с крышкой. Мастер Д.И. Виноградов. 1750-е гг.

Кружка с крышкой.
Мастер Д.И. Виноградов.
1750-е гг.

Всего за несколько лет успешных экспериментов Виноградов добился таких выдающихся результатов, что весной 1753 года организованная им порцелиновая мануфактура стала принимать заказы от частных лиц на изготовление фарфоровых табакерок. В двадцать третьем номере газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 1753 года было опубликовано соответствующее объявление.

Табакерка в виде яблока с надписью «Пастух и пряха». Мастер Д.И. Виноградов. 1750-е гг.

Табакерка в виде яблока
с надписью
«Пастух и пряха».
Мастер Д.И. Виноградов.
1750-е гг.

Созданные табакерки были достаточно изящны. В них прослеживаются все элементы, которые в дальнейшем были характерны для российского фарфора: тонкая роспись с мельчайшей прорисовкой деталей, позолота, рельефный декор и изящность форм. Вот почему табакерки мануфактуры Виноградова так быстро обрели популярность. Им придавали самые разные формы: делали овальными, круглыми, многоугольными, в виде фруктов или корзин. Также были популярны пакетовые табакерки, которые представляли собой почтовые пакеты с именем владельца.

Табакерка в виде «комода» с изображением мопсов на крышке. 1752 г.

Табакерка в виде
«комода» с изображением
мопсов на крышке.
1752 г.

Табакерки порцелиновой мануфактуры. Мастер Д.И. Виноградов

Табакерки порцелиновой
мануфактуры.
Мастер Д.И. Виноградов.

Кроме табакерок изготавливали чернильницы, трубки, пасхальные яйца, подсвечники и другую необходимую в быту утварь. Из посуды делали чашки, кружки, масленки и некоторые другие предметы. Их характерной особенностью были небольшие размеры, округлые формы, гармоничное сочетание формы и цвета. В качестве основных сюжетов брали военную или романтическую тематику, а также изображали цветочные композиции.

Отсутствие таких крупных изделий, как подносы или вазы, объяснялось тем, что в первое время у завода не было горна, который позволял бы обжигать большие предметы. Лишь в 1756 году, когда Виноградов построил большой горн, завод перешел на изготовление крупных изделий.

В этот период специально для императрицы был создан первый сервиз «Собственный». На ложках, чашках, блюдцах и других элементах сервиза присутствует узор, напоминающий известную на весь мир кобальтовую сетку. Некоторые авторы считают, что работница завода ЛФЗ А.А. Яцкевич создала ее, глядя на этот сервиз. Однако сама Анна Адамовна утверждает, что идея создания кобальтовой сетки пришла ей на ум при взгляде на заклеенные окна дома блокадного Ленинграда, где она в то время проживала.

Сервиз «Собственный», созданный для императрицы

Сервиз «Собственный»,
созданный для императрицы.

В первых изделиях порцелиновой мануфактуры одноцветное покрытие золотой, пурпурной или иными красками применяли в основном для того, чтобы скрыть недостатки фарфоровой массы. В это время рисунки были простыми и не отличались богатой цветовой гаммой. В более поздний период необходимость в сплошных фонах отпала, так как удалось достичь равномерно белого черепка. Улучшились и техники росписи, что выразилось в появлении более сложных цветочных орнаментов, ландшафтов.

Интересно, что золотую краску для росписи, которая придавала изделию вид драгоценной вещи, Виноградов делал из золотых монет императорской казны. Золото ему поставлял Управляющий кабинетом Её Императорского Величества Черкасов.

Читайте так же:
Овощи - Список, виды, названия, строение, описание, фото и видео

Клейма Виноградова

Как только фарфоровый завод начал выпускать первую удовлетворительную продукцию, на изделиях появились клейма. В первых клеймах ставили букву W, обозначающую первую букву фамилии Виноградова, и указывали год изготовления.

vinogradov-14.JPG

Клеймо ставили до нанесения глазури синей краской. Поскольку никаких стандартов относительно размера, наклона, формы букв и цифр в то время просто не существовало, клейма отличались по технике исполнения и зависели от почерка и настроения мастера.

vinogradov-15.jpg

Кроме года изготовления в клеймах указывали и конкретную дату или номер рецептуры фарфоровой массы.

vinogradov-16.JPG

Также на дошедших до нашего времени изделиях встречается золотое рельефное клеймо, в котором кроме года изготовления и буквы W встречается сокращение «С.П.Б.», обозначающее Санкт-Петербург, то есть место производства данного изделия.

«Рано я стал стариком». Как разбилась мечта создателя русского фарфора

«Рано я стал стариком». Как разбилась мечта создателя русского фарфора

Среди более чем 26 тысяч предметов фарфоровой коллекции музея-усадьбы «Кусково» есть один неброский экспонат середины XVIII века — небольшой округлый белый ставок (так тогда называли конфетницы) в виде плода китайского персика с крышкой, украшенной лепными цветами и листьями. Его ценность в том, что это самый ранний из сохранившихся до наших дней датированных предметов русского фарфора.

История жизни его создателя Дмитрия Виноградова, 300-летие со дня рождения которого отмечается в этом году, — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Великолепный век европейского фарфора

Технология изготовления фарфора была разработана в Китае, и его слава нашла отражение не в одном языке мира. В английском для обозначения фарфора используются два слова: porcelain и china. Русское слово «фарфор» тоже имеет отношение к Китаю, хоть и попало в него из персидского языка, где словом «фагфур» — в переводе «сын неба» — передавался один из титулов китайского императора.

Разгадать тайну китайских мастеров удалось в начале XVIII века немецкому алхимику Иоганну Фридриху Беттгеру, работавшему в Дрездене. Его открытие привело к основанию старейшей на континенте Мейсенской фарфоровой мануфактуры, которая принесла славу Саксонии и сказочные доходы саксонскому курфюрсту и королю Польши Августу II Сильному. Отблеск этих времен сегодня виден в значительных коллекциях дрезденских музеев, привлекающих миллионы туристов, а также в золоченой конной статуе Августа Сильного в натуральную величину, установленной в Дрездене в 1736 году.

Саксонцы старались сохранить открытие Беттгера в тайне, но европейские монархи прилагали немалые усилия, включая шпионаж и переманивание мастеров, чтобы обзавестись своим фарфоровым производством. XVIII столетие стало веком европейского фарфора — у австрийского Карла VI Габсбурга появилась Венская мануфактура, у владевшего Неаполем испанского короля Карла III — итальянский фарфор Capodimonte, у французского Людовика XV — Севрская мануфактура.

Мечтал о собственном фарфоре и их современник Петр I. Исполнить его мечту удалось дочери, императрице Елизавете Петровне.

Юный гений

Будущий создатель русского фарфора Дмитрий Виноградов (1720–1758) родился в Суздале в семье протопопа местного собора Рождества Пресвятой Богородицы. Точная дата его появления на свет неизвестна, а годом его рождения иногда называют 1717-й — надежных документальных свидетельств на этот счет не сохранилось.

В начале 1730-х отец отправил его учиться в Москву, в первое отечественное высшее учебное заведение — открытую в конце XVII века при Заиконоспасском монастыре Славяно-греко-латинскую академию. Ее также называли «Спасскими школами», поскольку учебная программа была разбита на восемь школ (классов), которые ученики проходили по мере освоения знаний. Кроме языков, указанных в названии, там обучали арифметике, истории, географии, риторике, философии, богословию и другим наукам.

В академии Виноградов познакомился с МихаиломЛомоносовым, который был старше его на девять лет. Суздальский попович очень быстро прошел программу низших классов, и в дальнейшем они учились бок о бок. По окончании учебы в числе 12 выпускников «в науках достойных» оба были отправлены в Петербург для продолжения обучения.

В столице Ломоносов с Виноградовым провели меньше года — оба попали в тройку «прекрасных молодых людей», которых Императорская Академия наук отобрала для получения знаний за границей (третьим был сын советника Берг-коллегии Густав Ульрих Райзер). Им предстояло овладеть основами химии, горного дела и металлургии, чтобы «государство бы со временем от них некоторую пользу получить могло».

Портрет М.В. Ломоносова. Неизвестный художник. Копия с несохранившегося оригинала Георга Каспара Иосифа фон Преннера. 1755 год

Осенью 1736 года молодые люди, которым выделили по 300 рублей на путевые расходы и проживание, морем отправились в Германию. Предполагалось, что если «потребно им будет ехать для окончания тех своих наук и смотрения славнейших химических лабораторий в Англию, Голландию и во Францию», то так тому и быть, но дело ограничилось двумя немецкими университетами — в Марбурге и Фрайберге.

Читайте так же:
Как вырезают каменные скульптуры в Мьянме

В первом они провели около трех лет. Освоив немецкий язык, на котором велось преподавание, русские студенты слушали лекции известного ученого-энциклопедиста Христиана Вольфа, который преподавал в университете 16 дисциплин и состоял в переписке с Императорской Академией наук, а ранее — с Петром I.

Летом 1739 года, по окончании курса, Виноградов переехал с однокашниками во Фрайберг, известный горнозаводской центр Саксонии, где они поступили в распоряжение горного советника Иоганна Фридриха Генкеля. Свое звание тот получил за успешные химические эксперименты, сделанные для Мейсенской мануфактуры.

Академия вдвое урезала содержание проштрафившихся стипендиатов, к тому же средства теперь направлялись их наставнику, который не отличался легким нравом. В итоге Ломоносов с Генкелем не ужился и весной 1740 года оставил товарищей, самовольно покинув Фрайберг.

Виноградову же обучение у старого профессора пошло на пользу. В следующем году для беспрепятственного проезда к рудникам и шахтам Саксонии ему выдали паспорт. В нем указывалось, что «Деметриус Виноградов» имеет высокий рост и волосы темно-коричневого цвета — это его единственные документально подтвержденные черты.

Д.И. Виноградов. Автор Г. Садиков. 1969 год. Ленинградский фарфоровый завод имени М.В. Ломоносова

Потратив на заграничное обучение в общей сложности около пяти лет, в 1744 году Виноградов и Райзер вернулись на родину. В Петербурге Дмитрий с блеском выдержал аттестацию в Берг-коллегии, получил звание бергмейстера (горного инженера) и предписание ехать в Олонец «к горным наукам». Однако в Карелию вчерашний студент отправиться не успел.

5 ноября 1744 года по распоряжению Кабинета Ее Императорского Величества Елизаветы Петровны Виноградов был уволен из Берг-коллегии и причислен к Кабинету ради порученного ему «некоторого дела».

Пророк в своем отечестве

Поисками знающего иностранца для организации фарфорового производства в России занимались еще при Петре I, но дело не двигалось с места. Интерес отца к «посуде королей» разделяла и Елизавета Петровна, взошедшая на престол в 1741 году.

Луи Каравак. Портрет императрицы Елизаветы Петровны. 1750 год

Два года спустя с ее соизволения был заключен договор с жившим в Стокгольме немцем Христофом Конрадом Гунгером, который рекомендовал себя как мастера фарфора. Он рассказывал, что какое-то время жил в Дрездене, дружил с основателем Мейсенской мануфактуры Беттгером и был посвящен в тайну состава фарфора.

По договору немец должен был «учредить в Санкт-Петербурге мануфактуру для делания голландской посуды, також и чистого фарфора, так, как оный в Саксонии делается». За это Гунгер выговорил себе роскошные условия — покрытие всех его долгов в Швеции, которые в пересчете на рубли составляли около двух тысяч, еще тысячу рублей ежегодного жалования, квартиру с отоплением и освещением, проезд с семьей до Петербурга за казенный счет и чин директора фарфоровой фабрики. Вывозили его из Швеции скрытно, на военных галерах, как обладателя тайного знания — арканиста, как тогда называли таких людей.

Устройство и надзор над заложенной в конце 1744 года под Петербургом Невской порцелиновой, то есть фарфоровой, мануфактурой императрица поручила управляющему Кабинета Ее Императорского Величества барону Ивану Черкасову. Он-то и приставил к Гунгеру новоиспеченного бергмейстера Виноградова, чтобы тот, с одной стороны, присматривал за иностранцем, с другой — выведал его секрет.

Однако выведывать было нечего: Гунгер оказался шарлатаном. Больше трех лет он потратил на безрезультатные опыты, испортив отношения с Виноградовым и Черкасовым. В конце концов уставший от пустых обещаний барон уволил иностранца и поставил во главе мануфактуры русского специалиста.

Период деятельности Невской мануфактуры с 1747 по 1758 год называют виноградовским. В отличие от Гунгера, ее новый глава экспериментировал не наугад, а осознанно менял пропорции используемых материалов и режимы обжига, все результаты анализировал и шифром заносил в специальный журнал, как того требовал Черкасов. Используя гжельские белые глины, олонецкий кварц и казанский алебастр, Виноградов получил пригодный для изготовления фарфора состав.

Первые сделанные им предметы были небольшими из-за размеров горна для обжига, имевшегося на мануфактуре. Ассортимент ранних изделий включал в себя фарфоровые пуговицы, набалдашники для тростей, курительные трубки, колокольчики. Большим спросом пользовались табакерки разнообразных форм, которые Черкасов преподносил императрице, а та дарила их особо приближенным.

Более крупные предметы начали выпускать с 1756 года, когда по проекту Виноградова был построен новый горн. Благодаря ему был создан первый большой фарфоровый ансамбль — столовый и десертный сервиз для Елизаветы Петровны, получивший название «Собственный». Часть предметов из сервиза императрицы также хранится в Кускове.

Гений на цепи: как издевались над создателем первого русского фарфора

Дмитрий Виноградов подарил императрице Елизавете Петровне, пожалуй, лучший в мире фарфор, но благодарности за это ему пришлось ждать в кандалах.

Читайте так же:
Почему светит Луна? Описание, фото и видео

Самый известный выпускник Славяно-греко-латинской академии – Михаил Ломоносов, первый русский ученый-естествоиспытатель. При этом далеко не все знают, что вместе с ним, буквально в одном классе, учился другой гениальный человек, судьба которого впоследствии сложилась весьма трагически. Дмитрий Виноградов фактически с нуля создал в России производство высококлассного фарфора, за что и поплатился своей жизнью.

Тайна китайского фарфора

Изначально фарфор создали в Китае, европейцы же узнали о нём только в тот момент, когда элегантную посуду им с другого конца света привез великий путешественник Марко Поло. В то время фарфоровая чашечка, например, была буквально на вес золота – такой роскошью можно было удивить кого угодно.

В начале 18 века немецкий алхимик Иоганн Беттгер всё-таки смог решить эту загадку и разгадал-таки секрет китайских мастеров: Саксония, где жил Беттгер, стала тогда центром европейского фарфорового производства, именно там появилась старейшая на континенте Мейсенская мануфактура.

VFL.RU - ваш фотохостинг

Памятная табличка в честь Виноградова в Суздале. (charmingrussia.ru)

В это время Дмитрий Виноградов только родился, на дворе был 1720 год. Виноградову в детстве сильно повезло: из родного города, провинциального Суздаля, он попал в Москву, в Славяно-греко-латинскую академию. На этом решении настоял отец Дмитрия, священник Рождественского* собора. Ещё один необычный факт из биографии Виноградова – он почти сразу же подружился с Михаилом Ломоносовым, который учился в той же Академии. Дело в том, что Ломоносов был примерно на пять-шесть лет старше, чем Виноградов: то есть, когда мальчик из Суздаля только приехал в Академию, Ломоносову было уже около двадцати лет.

Судьба и дальше не разлучила Виноградова с будущим талантливым ученым: вместе с Ломоносовым их отобрали как лучших учеников и отправили для дальнейшего обучения в Академию наук в Петербурге. Там они надолго не задержались: буквально через город приятели уже держали путь в немецкой город Марбург, где должны были больше других наук изучать химию и металлургию. Всё это, конечно, делалось не просто так – самые перспективные студенты должны были вернуться после своей учебы в Россию, чтобы государство могло извлечь пользу из их знаний.

Мечта Елизаветы Петровны

Предполагалось, что Виноградов, когда вернётся на родину, обучившись горному делу, будет работать при рудниках. Однако все сложилось совсем иначе: после Марбурга троица русских интеллектуалов отправилась в другой немецкий город – Фрайберг, который находился как раз в Саксонии, прославившейся своим фарфором. Императрица Елизавета Петровна обожала роскошные вещи, ей не давал покоя тот факт, что в России до сих пор не существовало ни одной фарфоровой мануфактуры. Поэтому, когда Виноградов вернулся из своего европейского турне, его отправили вовсе не на рудинки.

VFL.RU - ваш фотохостинг

Список студентов, которых приняли в университет Марбурга. (charmingrussia.ru)

Квалифицированный и хорошо образованный по тем временам мастер поехал в Петербург, где в одном из кирпичных заводов как раз-таки поместили новую мануфактуру. Впрочем, управлять ей Виноградов ещё не мог – для этого Елизавета за огромные по тем временам деньги пригласила на работу в Россию шведского мастера по фамилии Гунгер, который, как считалось, знает секретную формулу фарфора. Ожидания оказались напрасными: на практике выяснилось, что у Гунгера вместо изящного фарфора получались черные, искривленные чашки. Тогда инициативу на себя взял сам Виноградов, который стал усердно вычислять заветную формулу для получения качественной керамики.

Пройденное обучение в значительной мере помогло Виноградову: во-первых, в Германии он уже познакомился с оборудованием, которое требуется для производства фарфора, а во-вторых, полученные знания в области металлургии и химии позволяли исследователю с пониманием дела смешивать компоненты для создания того фарфора, который смог бы удовлетворить требования прихотливой императрицы.

Трагедия Дмитрия Виноградова: Как друг Ломоносова создал русский фарфор и поплатился за это жизнью

Если слава немецкого арканиста Иоганна Бёттгера распространилась повсеместно, о его коллеге – учёном Дмитрии Виноградове знают единицы. Википедия называет его «отцом русского фарфора», человеком, благодаря которому был основан и смог создавать свои тончайшие белоснежные шедевры легендарный ИФЗ. Жизнь Виноградова окутана тайной. До сих пор неизвестно, почему гений, отдавший всего себя фарфоровому производству, в конце жизни был посажен на цепь и скончался в 38 лет от загадочной болезни.

Как зарождался русский «порцелин»

В 1710 году открылась первая в Европе фарфоровая фабрика Мейсена. Тончайшей работы статуэтки, вазы и сервизы полюбились многим правителям того времени, в том числе и российской императрице Елизавете Петровне. Она стала коллекционировать мейсенский фарфор после подарка саксонского курфюста Августа Сильного – изящного набора для кофе и шоколада в стиле шинуазри.

Читайте так же:
Почему весна наступает с опозданием? Причины, фото и видео

Дмитрий Виноградов

Клейма Виноградова

Как только фарфоровый завод начал выпускать первую удовлетворительную продукцию, на изделиях появились клейма. В первых клеймах ставили букву W, обозначающую первую букву фамилии Виноградова, и указывали год изготовления.

Клеймо ставили до нанесения глазури синей краской. Поскольку никаких стандартов относительно размера, наклона, формы букв и цифр в то время просто не существовало, клейма отличались по технике исполнения и зависели от почерка и настроения мастера.

vinogradov-15.jpg

Кроме года изготовления в клеймах указывали и конкретную дату или номер рецептуры фарфоровой массы.

Также на дошедших до нашего времени изделиях встречается золотое рельефное клеймо, в котором кроме года изготовления и буквы W встречается сокращение «С.П.Б.», обозначающее Санкт-Петербург, то есть место производства данного изделия.

Личное клеймо

С 1749 года, когда Виноградов начал производить фарфор нужного качества, собственноручно изготовленные образцы он помечал личным клеймом – буквой «W» и датой, которые наносились синей подглазурной краской.

Фарфор Виноградова - клеймо

Для раннего производства фарфора в России характерна некоторая путаница в маркировке. Малоизвестные мастера использовали клейма «с именем», чтобы придать вес своей продукции. Виноградовские изделия настолько малочисленны, что не могут находиться в частных коллекциях, поэтому любые попытки продажи являются фальсификацией.

Пророк в своем отечестве

Поисками знающего иностранца для организации фарфорового производства в России занимались еще при Петре I, но дело не двигалось с места. Интерес отца к «посуде королей» разделяла и Елизавета Петровна, взошедшая на престол в 1741 году.

Луи Каравак. Портрет императрицы Елизаветы Петровны. 1750 год

Два года спустя с ее соизволения был заключен договор с жившим в Стокгольме немцем Христофом Конрадом Гунгером, который рекомендовал себя как мастера фарфора. Он рассказывал, что какое-то время жил в Дрездене, дружил с основателем Мейсенской мануфактуры Беттгером и был посвящен в тайну состава фарфора.

По договору немец должен был «учредить в Санкт-Петербурге мануфактуру для делания голландской посуды, також и чистого фарфора, так, как оный в Саксонии делается». За это Гунгер выговорил себе роскошные условия — покрытие всех его долгов в Швеции, которые в пересчете на рубли составляли около двух тысяч, еще тысячу рублей ежегодного жалования, квартиру с отоплением и освещением, проезд с семьей до Петербурга за казенный счет и чин директора фарфоровой фабрики. Вывозили его из Швеции скрытно, на военных галерах, как обладателя тайного знания — арканиста, как тогда называли таких людей.

Устройство и надзор над заложенной в конце 1744 года под Петербургом Невской порцелиновой, то есть фарфоровой, мануфактурой императрица поручила управляющему Кабинета Ее Императорского Величества барону Ивану Черкасову. Он-то и приставил к Гунгеру новоиспеченного бергмейстера Виноградова, чтобы тот, с одной стороны, присматривал за иностранцем, с другой — выведал его секрет.

Однако выведывать было нечего: Гунгер оказался шарлатаном. Больше трех лет он потратил на безрезультатные опыты, испортив отношения с Виноградовым и Черкасовым. В конце концов уставший от пустых обещаний барон уволил иностранца и поставил во главе мануфактуры русского специалиста.

Период деятельности Невской мануфактуры с 1747 по 1758 год называют виноградовским. В отличие от Гунгера, ее новый глава экспериментировал не наугад, а осознанно менял пропорции используемых материалов и режимы обжига, все результаты анализировал и шифром заносил в специальный журнал, как того требовал Черкасов. Используя гжельские белые глины, олонецкий кварц и казанский алебастр, Виноградов получил пригодный для изготовления фарфора состав.

Первые сделанные им предметы были небольшими из-за размеров горна для обжига, имевшегося на мануфактуре. Ассортимент ранних изделий включал в себя фарфоровые пуговицы, набалдашники для тростей, курительные трубки, колокольчики. Большим спросом пользовались табакерки разнообразных форм, которые Черкасов преподносил императрице, а та дарила их особо приближенным.

Одним из первых был сделан ставок, который сегодня хранится в кусковской коллекции. На основании конфетницы вместе с монограммой Виноградова в виде латинской буквы W нанесен и год ее изготовления — 1748.

Более крупные предметы начали выпускать с 1756 года, когда по проекту Виноградова был построен новый горн. Благодаря ему был создан первый большой фарфоровый ансамбль — столовый и десертный сервиз для Елизаветы Петровны, получивший название «Собственный». Часть предметов из сервиза императрицы также хранится в Кускове.

Нутрь из раковин витых. Как был построен и украшен «Грот» в КусковеОстанкино, Кусково и Люблино. Изучаем театральное прошлое трех московских усадеб

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию