100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сожжение в Руане Жанны д’Арк — делимся знаниями

Сожжение в Руане Жанны д’Арк — делимся знаниями

Руан и Жанна д’Арк

История Руана оказалась связана с одной из значимых фигур в истории Франции — Жанной д’Арк. Процесс над орлеанской девой начался 21 февраля 1431 года. Несмотря на то, что формально Жанну судила церковь по обвинению в ереси, она содержалась в тюрьме под охраной англичан как военнопленная. Возглавлял процесс епископ Пьер Кошон, ярый приверженец английских интересов во Франции.

Жанна руководила французскими войсками в борьбе против англичан в затянувшейся Столетней войне. 23 мая 1430 года она попала в плен к бургундцам. Епископ Бове, на территории диоцеза которого была захвачена Орлеанская дева, обратился к герцогу Бургундскому, прося от лица короля Англии и Франции Генриха VI передать ее церковному суду, обещая компенсацию в 10 000 франков. После переговоров, Жанну отвезли в Руан, где тогда находился епископ, и поместили под стражу, заточив в башне руанского замка Tour de la Pucelle. Начался судейский процесс, которым руководил Пьер Кошон, епископ Бове.

Суд над Жанной д’Арк

Башня в Руане, где Жанну допросили 9 мая 1431 года

Башня, где Жанну допросили 9 мая 1431 года

Заседание суда проходило в часовне Руанского замка. Процесс длился с 21 февраля до 23 мая, когда был вынесен приговор. Все это время длились допросы Жанны и свидетелей.

Английское правительство нисколько не скрывало ни своей причастности к суду над Жанной д’Арк, ни того значения, которое оно этому суду придавало. Оно взяло на себя все связанные с ним расходы. Сохранившиеся и опубликованные документы английского казначейства в Нормандии показывают, что эти расходы были немалыми.

Как оказалось в процессе суда, обвинить Жанну будет не так-то просто — она держалась на заседаниях суда с потрясающим мужеством и уверенно опровергала обвинения в ереси и сношениях с дьяволом, обходя многочисленные ловушки. Так как не удавалось добиться от неё признания в ереси, суд решил сфокусироваться на тех фактах, где добровольное признание Жанны не требовалось, — например, на ношении мужской одежды, пренебрежении авторитетом Церкви. Судьи также пытались доказать, что голоса, которые слышала Жанна, исходили от дьявола. Вопреки нормам церковного суда, Орлеанской деве не разрешили подать апелляцию Папе и проигнорировали благоприятные для Жанны выводы процесса в Пуатье.

Приговор Жанне д’Арк

23 мая Жанне были оглашены 12 пунктов её основных заблуждений. В грамоте указывалось:

  1. Слова Жанны о явлениях ей ангелов и святых — либо выдумки, либо исходят от дьявольских духов.
  2. Явление ангела, принёсшего корону королю Карлу — вымысел и посягательство на ангельский чин.
  3. Жанна легковерна, если считает, что по благому совету можно распознать святых.
  4. Жанна суеверна и самонадеянна, считая, что может предсказывать будущее и узнавать людей, которых раньше не видела.
  5. Жанна нарушает божественный закон, нося мужскую одежду.
  6. Она побуждает перебить врагов, причём утверждает, что делает это по воле Божьей.
  7. Покинув родной дом, она нарушила завет о почитании родителей.
  8. Её попытка бежать, спрыгнув с башни Боревуар, была проявлением отчаяния, ведущим к самоубийству.
  9. Ссылка Жанны на заверение святых, что она неминуемо попадет в рай, если сохранит девственность, безрассудна и противоречит основам веры.
  10. Утверждение, что святые говорят по-французски, ибо они не на стороне англичан, кощунственно по отношению к святым и нарушает заповедь любви к ближнему.
  11. Она — идолопоклонница, вызывающая демонов.
  12. Она не желает положиться на суд Церкви, особенно в вопросах об откровениях.

В надежде сломить волю Жанны, её содержат в ужасных условиях, английские стражники оскорбляют её, на допросе 9 мая трибунал угрожал ей пыткой, но всё безуспешно. Епископ понимал, осуждение Жанны на смерть без фактического признания ею своей вины создаст вокруг неё ореол мученицы. 24 мая он прибегнул к откровенной подлости — предъявил узнице готовый костёр для её казни через сожжение и уже возле костра обещал перевести её из английской в церковную тюрьму, где ей будет обеспечен хороший уход. Ей надо было только подписать бумагу об отречении от ересей и послушании Церкви. При этом бумага с текстом, зачитанным неграмотной девушке, была подменена другой, на которой был текст о полном отречении от всех своих «заблуждений», на которой Жанна поставила крест. Разумеется, епископ и не думал выполнять своё обещание и снова отправил её в прежнюю тюрьму.

Через несколько дней под предлогом того, что Жанна снова надела мужскую одежду (женская была у неё отобрана силой), а, значит, «впала в прежние заблуждения» — суд приговорил её к смерти.

Казнь Жанны д’Арк

30 мая 1431 года Жанна д’Арк была сожжена заживо на площади Старого Рынка в Руане. На голову Жанны надели бумажную митру с надписью «Еретичка, вероотступница, идолопоклонница» и повели на костёр.

«Епископ, я умираю из-за вас. Я вызываю вас на Божий суд!» — с высоты костра крикнула Жанна и попросила дать ей крест. Палач протянул ей две скрещённые хворостины. И когда огонь охватил её, она крикнула несколько раз: «Иисус!». Почти все плакали от жалости.

Пепел Жанны д’Арк был рассеян над Сеной. В музее города Шинон хранятся останки, якобы принадлежащие Жанне д’Арк, хотя, по исследованиям учёных, эти мощи ей не принадлежат.

Новый процесс над Жанной

К оправданию Жанны д’Арк. Памятная доска. Руан.

К оправданию Жанны д’Арк. Памятная доска. Руан.

После окончания войны в Нормандии в 1452 году, французский король Карл VII, которого помогла короновать Жанна, велел собрать все документы, относящиеся к процессу над Орлеанской девой, чтобы расследовать его законность. Следствие изучило документы процесса, опросило оставшихся в живых свидетелей и единодушно пришло к выводу о том, что в ходе процесса над Жанной допускались грубейшие нарушения закона.

В 1455 году папа Каликст III повелел провести новый процесс и назначил трёх своих представителей для наблюдения над ним. 7 июля 1456 года судьи зачитали приговор, согласно которому что каждый пункт обвинения против Жанны опровергается показаниями свидетелей. Первый судебный процесс был объявлен недействительным, один экземпляр протоколов и обвинительного заключения был символически разорван перед толпой собравшихся. Доброе имя Жанны было восстановлено.

Жанну канонизировали 16 мая 1920 года. Теперь почти в каждой католической церкви есть статуя святой Жанны д’Арк.

Жанна д’Арк в творчестве

Марина Цветаева написала стихотворение, посвященное суду над Жанной:

Читайте так же:
Как делают водку

И я вошла, и я сказала: — Здравствуй!
Пора, король, во Францию, домой!
И я опять веду тебя на царство,
И ты опять обманешь. Карл Седьмой!

Не ждите, принц, скупой и невеселый,
Бескровный принц, не распрямивший плеч,
Чтоб Иоанна разлюбила — голос,
Чтоб Иоанна разлюбила — меч.

И был Руан, в Руане — Старый рынок…
— Все будет вновь: последний взор коня,
И первый треск невинных хворостинок,
И первый всплеск соснового огня.

А за плечом — товарищ мой крылатый
Опять шепнет: — Терпение, сестра! —
Когда сверкнут серебряные латы
Сосновой кровью моего костра.

One Response

7 июля 1456 года судьи зачитали вердикт, который гласил, что каждый пункт обвинения против Жанны опровергается показаниями свидетелей. Первый процесс был объявлен недействительным, один экземпляр протоколов и обвинительного заключения был символически разорван перед толпой собравшихся. Доброе имя Жанны было восстановлено.

Процесс века: Жанна д’Арк в Руане

В первой части нашего краткого исследования по судебному процессу Жанны д’Арк мы выяснили, что её устранение с военно-политической шахматной доски было выгодно всем сторонам конфликта – англо-бургундцам, королю Франции и церковным властям, поддерживавшим бургиньонов и английского регента Бедфорда. Столь независимая и неконтролируемая фигура не могла оставаться в игре – если король Карл де Валуа о Жанне просто «забыл» ради ослабления стоявших за продолжение войны радикалов, а Филипп Бургундский вообще предпочёл не вмешиваться, то англичанам требовалось одно: осуждение «ведьмы» церковным судом с соблюдением всех требующихся процедур.

Тут необходимо заметить, что от Жанны тихо отступилась и французская церковь – причины были не менее объективны чем «забывчивость» короля Карла. Епископ Шартрский, исходно относившийся к Деве настороженно (кто она такая, чтобы говорить от имени Бога?!), отлично понимал, что начавший распространяться в низах «культ Девы» и её фанатичное почитание отдельной партией дворян не приведут ни к чему хорошему – «святая во плоти», которую невозможно контролировать и направлять? Нет, благодарим. Это совершенно излишне! История сохранила строки из письма архиепископа Реймсского: «…она не следовала ничьим советам, но всегда поступала по-своему», что в церковной практике, совершенно очевидно, являлось завуалированным обвинением в отсутствии смирения и послушания – сиречь, грехом. Скажем больше, церковные прелаты отлично помнили не столь уж давний пример чеха Яна Гуса, сожжённого в 1415 году: Жанна в глазах простецов могла стать французским визави Гуса, «народной святой», при этом абсолютно неуправляемой…

​Пленение Жанны в Компьене (картина Адольфа Дилленса, 1850 г.) - Процесс века: Жанна д’Арк в Руане | Военно-исторический портал Warspot.ruПленение Жанны в Компьене (картина Адольфа Дилленса, 1850 г.)

Инквизиционный процесс был неизбежен – Дева мешала всем, при этом она доселе оставалась опасной: регент Бедфорд недаром отказался от проведения суда в Париже, зная буйный нрав горожан, способных поднять бунт. Может быть, Париж и недолюбливал арманьяков, но его жители оставались французами, относившимися к оккупантам-англичанам не менее недружелюбно, чем к партии короля Карла де Валуа. Парижский университет, столкнувшись со столь любопытной задачей, жаждал провести суд в столице, но регент из вполне прагматичных соображений безопасности перенёс процесс в Руан – по крайней мере, герцог Бэдфорд мог быть полностью уверен в лояльности тамошнего капитула и прежде всего епископа Кошона, тогда как университет вполне мог проявить ненужные самостоятельность и независимость.

Если с персоной Жанны и её ближайших соратников мы ознакомились в достаточной мере, то давайте сейчас взглянем на главного противника Девы – личность весьма примечательную.

Епископ Пьер Кошон

Для своего времени епископ Кошон являлся человеком наиобразованнейшим – магистр искусств, лиценциат канонического права, отслушал шесть курсов теологии из восьми, дважды занимал пост ректора Парижского университета. Церковная карьера не менее блестящая: с 1410 года назначается видамом, сиречь епископским управляющим, в Реймсе, спустя четыре года участвует в Констанцском соборе, в 1420 году получает митру епископа Бовэ. Убеждённый бургиньон, епископ в 1419 году едва унёс ноги от развязавших террор арманьяков, а десять лет спустя ему пришлось бежать из Реймса прямиком перед бескровным взятием города армией дофина и коронацией Карла де Валуа.

Однако и в родной епархии Бовэ его не приняли – горожане изгнали не только англо-бургундцев, но и сотрудничавшего с ними епископа: надо учесть, что Пьер Кошон уже много лет являлся советником герцога Бедфорда. Кошон накрепко запомнил, кому он обязан потерей епархии – Жанне по прозвищу Дева. Следует понимать, что в отношении епископа к девице из деревни Домреми присутствовали и личные мотивы, как Пьер Кошон ни пытался бы это скрыть.

Как только стало известно о пленении Жанны, Кошон развил прямо-таки бешеную активность, которую трудно объяснить одним лишь желанием угодить герцогу Бедфорду, требовавшему осуждения «ведьмы». Епископ в свои 59 лет (возраст не преклонный, но для XV века вполне солидный) срывается из Руана в резиденцию Филиппа Бургундского с требованием передачи пленницы в его распоряжение, затем посещает Жана Люксембургского, несколько месяцев ведёт активные переговоры о выкупе и, наконец, добивается своего – достигнута договорённость о переуступке схваченной Девы за 10 тысяч ливров. Надо заметить, что Кошон, как номинальный епископ Бовэ, не имел власти над церковным капитулом Руана – другая епархия, но до завершения суда его назначают «исполняющим обязанности», что само по себе примечательный прецедент, свидетельствующий о его настойчивости и влиянии.

Как мы уже указывали, регент Бедфорд и английское правительство преследовали одну цель: церковный суд обязан был хоть мытьём, хоть катаньем доказать, что Жанна по прозвищу Дева еретичка, а ещё лучше – пособница дьявола, ведьма и посланница ада. Следовательно, все её действия безбожны и направляемы нечистым, в том числе коронация Карла де Валуа. Раз коронация противна Богу и церкви, значит король незаконен – в который раз мы вспомним о религиозном и мистическом менталитете той эпохи: всё, что не от Бога, то от нечистого. В случае признания Жанны виновной Бедфорд получал на руки серьёзнейшие козыри – как политические, так и пропагандистские.

​Джон, герцог Бедфорд (гравюра XVIII века) - Процесс века: Жанна д’Арк в Руане | Военно-исторический портал Warspot.ruДжон, герцог Бедфорд (гравюра XVIII века)

И вот здесь возникает одно существенное «но», на которое большинство исследователей не обращает внимания. Пьер Кошон при всей своей нелюбви к арманьякам и «незаконному» королю Карлу не имел права и физически не мог нарушить каноны церковного права и подтасовать или фальсифицировать доказательства обвинения – это грех, причём грех очень серьёзный. Даже если бы епископ и решился на такое, его моментально схватили бы за руку: в процессе участвовало множество клириков. Число заседателей исходно было определено в полсотни, но потом дошло практически до ста, в их число входили уважаемые теологи, университетские доктора, аббаты, учёные монахи. Следовательно, Кошон обязан был действовать строго по правилам.

Читайте так же:
Как добывают ртуть? Описание, фото и видео

Понятия о грехе и спасении души в те времена являлись не пустым звуком: для любого человека, от короля и герцога до распоследнего пастуха или золотаря, адское пламя и сияние рая были осязаемы и близки. Тем более, грешить против законов, установленных Богом и церковью, не мог священнослужитель, как бы он ни был политически ангажирован. Но и тут есть свои нюансы – помимо личной обиды на Жанну, у Пьера Кошона существовал и другой мотив, который с предельной точностью сформулировал французский историк Жан Фавье:

«…Для такого человека, как Кошон, Жанна не могла быть посланницей Бога. Разве Бог изгнал бы его, епископа, из собственного собора? Если миссия Жанны имела божественную природу, значит, Кошон тридцать лет своей жизни служил злу. <…> Попав под власть силлогизма своей жизни, он не желал видеть истину, потому что она означала бы для него приговор – в той мере, в какой Кошон не выходил за рамки ментальных категорий всей своей жизни. Для богослова Кошона Жанна была злом. И потом, чем для епископа могла быть христианка, которая поучает клириков и для чьей веры больше подходит прямой диалог со святыми, чем обязательное посредничество церкви?»

И вот с таким багажом епископу Кошону поневоле приходилось быть объективным и соблюдать установленные законы, дабы не впасть в грех. Тем более что цель инквизиции – не наказание как таковое, а спасение души грешника…

Начало процесса

В XV столетии знали толк в документировании событий и бюрократии, причём знали не хуже, а то и лучше, чем в наши времена. Столь громкий (по замыслу организаторов) инквизиционный суд должен был стать орудием пропаганды, а следовательно, секретариат в точности фиксировал всё, что происходило на процессе – показания обвиняемой, слова свидетелей, вопросы и ответы. Абсолютное большинство этих материалов дошло до нашего времени.

Кстати, к вопросу о бюрократии. Столь серьёзный суд с многочисленными участниками-заседателями, охраной и большими расходами на содержание должен был финансироваться – это взяло на себя правительство регента Бедфорда. Суммы известны: гонорар Пьера Кошона составлял 750 ливров (с содержанием золота в ливре 8,27 грамма), заседатели получали по ливру за каждый день работы, оплачивались проезд, съём жилья, питание. Общая сумма, потраченная англичанами на обеспечение процесса, до нас не дошла, но она очень и очень внушительна – по грубым оценкам, от 15 до 20 тысяч ливров, а возможно, и больше – герцог Бедфорд не скупился.

3 января 1431 года англичане официально передают Жанну под юрисдикцию инквизиции с формулировкой «…чтобы всякий раз, когда это понадобится названному епископу, люди [короля] и чиновники, которым поручена её охрана, будут выдавать ему сию Жанну, чтобы он мог её допрашивать и судить согласно Богу, разуму, божественному праву и святым канонам». Вот тут-то у Пьера Кошона и возникают первые существенные затруднения в отправлении церковного права.

​Пьер Кошон во время суда над Жанной (средневековая миниатюра) - Процесс века: Жанна д’Арк в Руане | Военно-исторический портал Warspot.ruПьер Кошон во время суда над Жанной (средневековая миниатюра)

Как мы упоминали в предыдущей части, Sanctum Officium, священная инквизиция, являлась своего рода службой социальной и государственной безопасности Средневековья, противодействующей покушениям на основы общественного устройства. Инквизиция была полностью отделена от светских властей, пускай и сотрудничала с ними – на положении старшего партнёра, поскольку системообразующим ядром католического мира являлась Святая Мать Церковь, а не светские государства. Соответственно, все, кто попадал под церковный суд по обвинениям духовного характера, обязаны были содержаться отдельно от обычных преступников, проходящих по административным или уголовным делам, дабы «не распространять зловоние ереси и не склонять к ещё большему греху».

Англичане настояли, чтобы Жанна д’Арк содержалась именно в светской королевской тюрьме, а не в епископской – что само по себе было грубейшим нарушением процессуальных правил инквизиционного суда как структуры абсолютно независимой. Безусловно, Пьер Кошон испытывал сильное давление со стороны своих английских патронов, не желавших выпускать столь ценную пленницу из своих рук – когда один из церковных прелатов, участвовавших в предварительных слушаниях, попытался указать на этот факт, Кошон мрачно заявил, что перевод Жанны в тюрьму инквизиции «не понравится англичанам».

Возникли и другие неприятные сюрпризы. Инквизиция была организацией строго централизованной, подчинявшейся Риму, но в каждом регионе назначался свой инквизитор, чья ответственность распространялась строго на вверенную ему территорию. Доминиканец Жан Граверан, генеральный инквизитор Франции, поспешил избежать присутствия на процессе, понимая, что он не вправе ввязываться в конфликт между Францией и Англией, поскольку это бросит тень на его непредвзятость – глава французской инквизиции отговорился спешным делом и чрезвычайной занятостью. Викарий Руанский, то есть представитель Sanctum Officium в самом городе, Жан Леметр, тоже сперва игнорировал крайне настоятельные предложения участвовать в суде, но по приказу Граверана всё-таки занял своё место среди заседателей лишь в марте 1431 года – большое начальство, очевидно, спихнуло ответственность на подчинённого, а церковная дисциплина тогда была куда строже армейской.

Словом, при всём старании епископа Кошона хоть как-то соблюсти приличия и следовать непреложным правилам, получалось плохо – во-первых, из-за давления Бедфорда, во-вторых, из-за очевидных проблем с коллегами по ремеслу: если английские капелланы и прелаты сомнений не испытывали, то этнические французы отлично представляли себе потенциальный репутационный ущерб из-за участия в столь щекотливом деле. Это усугублялось тем, что двор Карла де Валуа хранил абсолютное молчание относительно дела Жанны – неизвестно, как завтра повернётся военная обстановка, англичане ослаблены и не пользуются поддержкой в народе и среди дворянства, Филипп Бургундский ищет контактов с Карлом для тихого примирения… Словом, ситуация сложилась крайне двусмысленная, как в известной загадке с запятой, которую нужно поставить во фразе «казнить нельзя помиловать».

Не сомневался только епископ Пьер Кошон – он давно сделал свой выбор в пользу бургиньонов, а значит и англичан. Трудности? Что же, скрепя сердце их придётся преодолеть.

Читайте так же:
Почему в США 110 Вольт? Причины, фото и видео

После закрытого предварительного следствия в среду 21 февраля 1431 года Жанна по прозванию Дева предстала перед судом инквизиции в капелле Руанского королевского замка. Но о том, что произошло дальше, мы расскажем в следующий раз.

«Я вызываю вас на Божий суд!». За что на самом деле сожгли Жанну д`Арк?

Жанна д’Арк.

Жанна д’Арк, Орлеанская Дева, национальная героиня Франции, сегодня известна всему миру. Этой юной девушке всего за несколько месяцев удалось развернуть историю собственной страны, стоявшей на краю гибели.

Жанна д’Арк при осаде Орлеана. Ш. Ленепвё.

В 1428 году английские войска стояли у стен Орлеана, падение которого позволило бы им соединить оккупированную северную Францию с давно контролируемыми ими Гиенью и Аквитанией на юге. Исход сражения казался предрешенным, когда в резиденцию французского дофина Карла явилась 17-летняя девушка, объявившая ему, что «послана Небом для освобождения страны от английского господства» и попросила войска для снятия осады Орлеана. Девушка, которую звали Жанна д`Арк, уверяла, что действует по велению голосов свыше.

На стороне «Жанны Девственницы», как она сама себя называла, были лишь безупречная репутация и безоговорочная уверенность в своей миссии. А также бродившая по Франции легенда, что страну может спасти появление непорочной девушки, посланной Богом.

Она получила от дофина Карла право возглавить войско. 8 мая 1429 года ведомые Жанной войска сняли осаду Орлеана. После серии побед она провела Карла в Реймс, где традиционно короновались французские монархи, и Франция обрела законного короля.

Осознанное предательство

Максимализм Жанны, требовавшей дальнейшего освобождения французских земель, вступил в противоречие с намерениями окружения Карла, предпочитавшего действовать путем переговоров и уступок. Орлеанская Дева, сделав свое дело, стала мешать. В свою очередь, англичане и их союзники во Франции стремились поквитаться с той, которая сломала все их планы.

Жанна д`Арк попала в плен и была сожжена на костре. Многие считают, что казнили ее как вражеского полководца, за военные успехи, но на самом деле это не совсем так.

Жанна д’Арк на коронации Карла VII. Жан Огюст Доминик Энгр, 1854.

Противникам Орлеанской Девы была нужна не столько ее жизнь, сколько уничтожение ее как «посланницы Бога». Поэтому она была обвинена в ереси.

Жанна попала в плен 23 мая 1430 года, когда с отрядом направилась к Компьеню, осажденному союзными англичанам бургундцами. Здесь Орлеанскую Деву банально предали, подняв мост в город, что отрезало ей путь к отступлению.

Король Карл помогать Жанне не стал, после чего бургундцы продали девушку англичанам за 10 000 франков.

23 декабря 1430 года Жанну привезли в Руан. Грамота английского короля Генриха VI от 3 января 1431 года передавала её под юрисдикцию епископа Бове, который должен был провести процесс над ней.

Сжигание ведьм у замка Рейнштейн (близ г. Бланкенбург). 1555 г.

Инквизиционный процесс епископа Кошона

Для англичан было принципиально важно, чтобы Орлеанскую Деву признали виновной в ереси именно французские священнослужители, что должно было разрушить образ «посланницы Бога» в глазах французского народа.

Инквизиционный процесс в Руане возглавил Пьер Кошон, епископ Бове, доверенное лицо герцога Бургундии.

На заседаниях в королевской часовне Руанского замка присутствовали 15 докторов священной теологии, 4 доктора канонического права, 1 доктор обоих прав, 7 бакалавров теологии, 11 лиценциатов канонического права, 4 лиценциата гражданского права.

Жанна д

Епископ расставлял перед Жанной множество ловушек, которые должны были уличить ее в ереси.

Кошон попросил её прилюдно прочесть «Отче Наш» — при том, что по инквизиционным правилам любая ошибка или даже случайная запинка во время чтения молитвы могла быть истолкована как признание в «ереси». Жанна с честью сумела выйти из положения, предложив Кошону сделать это во время исповеди — как духовное лицо, епископ не мог ей отказать, и в то же время по церковным же законам был бы вынужден хранить в тайне все услышанное им.

На каждом из заседаний суда, как открытых, так и закрытых, ей задавались десятки вопросов, и любой неосторожный ответ мог послужить «разоблачением». Несмотря на то, что ей противостояли образованные и профессионально подготовленные люди, смутить Жанну им не удалось, и она держалась на удивление уверенно.

12 пунктов «заблуждений»

На заседании 28 марта ей были зачитаны 70 статей обвинения, основанных на показаниях самой Жанны. «Она является смутьянкой, мятежницей, возмущающей и нарушающей мир, подстрекательницей к войнам, злобно алчущей крови людской и понуждающей к её пролитию, полностью и бесстыдно отринувшей приличия и сдержанность своего пола, принявшей без стеснения позорное одеяние и обличье воинское. Посему, и по многим иным причинам, мерзким Богу и людям, она является нарушительницей божественных и естественных законов и церковного благочиния, искусительницей государей и простонародья; она позволяла и допускала, в оскорбление и отвержение Бога, чтобы её почитали и преклонялись ей, давая целовать свои руки и одежды, пользуясь чужой преданностью и людским благочестием; она является еретичкой или, по меньшей мере, сильно подозреваемой в ереси», — говорилось в преамбуле обвинения.

Допрос Жанны кардиналом Винчестера (Поль Деларош, 1824 год).

Суду требовалось признание в ереси, исходящее от самой Жанны, и поначалу казалось, что опытные богословы заставят ее признаться в том, что «голоса», которые ею руководили, имели не божественное, а дьявольское происхождение. Но Орлеанская Дева стойко отвергала подобные обвинения.

Битва при Пуатье.

В итоге судьи решили сосредоточиться на статьях, где признание не требовалось. В первую очередь, речь шла о пренебрежении к авторитету церкви и о ношении мужской одежды.

Вот 12 основных пунктов «заблуждений» Жанны, утверждённых Факультетом теологии Парижского университета:

1) Слова Жанны о явлениях ей ангелов и святых — либо выдумки, либо исходят от дьявольских духов.

2) Явление ангела, принесшего корону королю Карлу — вымысел и посягательство на ангельский чин.

3) Жанна легковерна, если считает, что по благому совету можно распознать святых.

4) Жанна суеверна и самонадеянна, считая, что может предсказывать будущее и узнавать людей, которых раньше не видела.

5) Жанна нарушает божественный закон, нося мужскую одежду.

6) Она побуждает перебить врагов, причём утверждает, что делает это по воле Божьей.

Картина «Пленение Жанны Д

7) Покинув родной дом, она нарушила завет о почитании родителей.

8) Её попытка бежать, спрыгнув с башни Боревуар, была проявлением отчаяния, ведущим к самоубийству.

9) Ссылка Жанны на заверение святых, что она неминуемо попадет в рай, если сохранит девственность, безрассудна и противоречит основам веры.

Читайте так же:
Зачем раньше переходили из 3 в 5 класс?

10) Утверждение, что святые говорят по-французски, ибо они не на стороне англичан, кощунственно по отношению к святым и нарушает заповедь любви к ближнему.

11) Она — идолопоклонница, вызывающая демонов.

12) Она не желает положиться на суд Церкви, особенно в вопросах об откровениях.

Памятник у места казни Жанны (1928).

«Повторная ересь»

24 мая 1431 года Жанна д`Арк подписала бумагу об отречении от ересей. Это было сделано прямым обманом — Пьер Кошон продемонстрировал ей уже подготовленный костер, после чего пообещал не только не казнить ее, но перевести в тюрьму с лучшими условиями. За это Жанна должна была подписать бумагу, в которой она обещала подчиниться церкви и не носить более мужское платье. Девушка не умела читать, поэтому текст зачитывал священник. В результате Орлеанская Дева услышала одно, а подписала (вернее, поставила крестик) на бумаге, в которой говорилось о «полном отречении от ереси».

Нюанс заключается в том, что отречение Жанны позволяло ей избежать смертного приговора. Официально было объявлено, что она приговаривается к покаянию в вечном заточении «на хлебе страдания и воде скорби». Жанна переоделась в женское платье, и ее вернули в тюрьму.

Оставлять ее в живых никто не собирался. Чтобы отправить ее на смерть, проделали простой трюк — охрана отобрала у нее женскую одежду, оставив мужскую. 28 мая 1430 года священники, пришедшие к ней в камеру, зафиксировали «повторную ересь». Такая вина уже неизбежно каралась смертью.

«Исполнить приговор без пролития крови»

Судопроизводство того времени было построено своеобразно. Церковный суд, установив, что Жанна «впала в прежние заблуждения » , передал преступницу светским властям, сопровождая эту процедуру просьбой «исполнить приговор без пролития крови». Звучит гуманно, но на деле это означало аутодафе — сожжение живьем.

Сожжение Жанны д’Арк. Открытка XIX века.

30 мая 1431 года приговор об отлучении Жанны д`Арк от церкви как вероотступницы и еретички и предании светскому правосудию был оглашён на плошади Старого Рынка в Руане.

В тот же день Жанну казнили. Процедуру казни описывают так: на голову Жанны надели бумажную митру с надписью «Еретичка, вероотступница, идолопоклонница» и повели на костёр. «Епископ, я умираю из-за вас. Я вызываю вас на Божий суд!», — крикнула Жанна и попросила дать ей крест. Палач протянул ей две скрещённые хворостины. Когда огонь добрался до нее, она несколько раз крикнула «Иисус!».

На жителей Руана казнь произвела гнетущее впечатление. Большинство простолюдинов сочувствовало девушке.

Реабилитированная посмертно

В начале 1450-х, когда король Карл VII, возведенный Жанной на престол, восстановил контроль над большей частью страны, проблема Орлеанской Девы снова вышла на первый план. Получалось, что монарх получил свою корону от закоренелой еретички. Прочности власти это не способствовало, и Карл отдал приказ собирать документы для повторного процесса.

Привлечены в качестве свидетелей были и участники первого процесса. Один из них, Гильом Коль, письмоводитель и нотариус инквизиции, заявил, что люди, судившие Жанну «умерли злой смертью». Действительно, ряд участников процесса либо исчезли, либо погибли при странных обстоятельствах. Например, Жан Эстиве, близкий соратник Кошона, не скрывавший ненависти к Жанне, вскоре утонул в болоте.

Надгробный камень Пьера Кошона. Капелла Св. Марии, Лизьё.

Разбирательство, проведенное по приказу Карла, пришло к выводу, что процесс прошел с грубейшими нарушениями закона. В 1455 году новое рассмотрение дела назначил папа Каликст III, отправив наблюдать за процессом трех своих представителей.

Разбирательство было масштабным: суд заседал в Париже, Руане и Орлеане, были допрошены более 100 свидетелей.

7 июля 1456 года был оглашен вердикт, который гласил, что каждый пункт обвинения против Жанны опровергается показаниями свидетелей. Орлеанская Дева была полностью оправдана, в знак чего публично разорвали один экземпляр обвинительного заключения.

Святая и «свинья»

Спустя почти 500 лет церковь посчитала, что национальная героиня Франции достойна большего. В 1909 папа Пий X провозгласил Жанну блаженной, а 16 мая 1920 года папа Бенедикт XV канонизировал её. Сегодня статуя святой Жанны есть в большинстве католических церквей Франции.

Что же касается ее судьи, епископа Пьера Кошона, то каждый француз, который начинает рассказ об истории суда над Жанной, не преминет уточнить, что этот человек полностью соответствовал своей фамилии. Кошон в переводе с французского означает «свинья».

Почему сожгли Жанну д’Арк

21 февраля 1431 года начался процесс Жанны д’Арк. Орлеанская дева была не только политическим врагом, она слышала голоса Святых, о ней говорили древние пророчества. Ее обвиняли в колдовстве, но сожгли за ересь.

Вопреки всеобщему мнению, Жанна не была бедной крестьянской девушкой. Ее родной дом в Домреми может и не был роскошным дворцом, но для XV века был вполне комфортным и просторным. У Жанны была даже собственная комната. Орлеанская дева принадлежала со стороны матери к знатному, но обедневшему аристократическому роду. Кроме того, к моменту встречи с Карлом VII она прекрасно владела оружием и держалась в седле, что было абсолютно несвойственно девушке того времени. Эти факты наводят на мысль, что ее готовили к этому заранее. Некоторые исследователи полагают, что за появлением Жанны стояли городские братства Святого Марселя и Святого Мишеля, которые и были «голосами Орлеанской девы». Они возлагали на нее скорее дипломатическую, нежели военную задачу, их цель – «воспитать» своего короля, возвести на трон третьего сына короля, будущего Карла VII, дабы потом использовать его в своих целях. Жанна должна была, в первую очередь, оказать финансовую поддержку дофину. Именно об этом, якобы, говорило ее знамя, которое трактуют следующим образом: «Дайте серебро для коронации, чтобы Карл мог сражаться с англичанами; смелее, Марсель сдержит свое слово». Карл не остался в долгу, в парламенте были предоставлены новые права третьему сословию — бюргерству. Только вот Жанна была больше не нужна, напротив, она стала слишком опасной фигурой, чтобы оставлять ее в живых.

У инквизиции было достаточно поводов «точить зуб» на Жанну и без политических мотивом. Одни слухи о «пророчестве Мерлина» чего стоят. Современные историки, в частности Ольга Тогоева, утверждают, что к первой встрече с дофином девушка подготовилась заранее.

Представим себе Францию XV века – страну отнюдь не демократическую. К тому же период Столетней войны. У принца должны были быть достаточные основания, чтобы выслушать простую девушку из народа, пусть даже она утверждала, что послана небом. Таких, в то время всеобщего упадка, было немало.

Читайте так же:
Почему в Англии правит королева, а не король? Причины, фото и видео

Но у Жанны был козырь в рукаве. Один из свидетелей на процессе реабилитации Жанны упомянул о «пророчестве Мерлина», в котором легендарный волшебник предрекает приход девы из Дубового леса в Лотарингии, которая явится «на спинах лучников и пойдет против них», то есть против англичан. Еще один современник событий, Жан Барбен говорил о предсказании Марии Авиньонской о пришествии девы в доспехах. Очевидно, Жанна еще при жизни слышала эти легенды и удачно оперировала ими, что впоследствии дало повод церкви обвинить ее в идолопоклонничестве.

Богородица в доспехах

Помимо языческих предрассудков, Жанна прибегала и к христианским образам, уподобляя себя Деве Марии. Ее противопоставляли «развратной правительнице» Изабелле Баварской, которая фактически управляла государством при своем муже Карле VI Безумном и вошла в историю как «губительница Франции».

Девственность была той силой, которая поддерживала популярность Жанны. Из всех женщин того времени, войско могла вести за собой только королева или святая. Саму героиню не раз обследовали специально приглашенные матроны, которые подтверждали факт ее девственности, а ее противники англичане пытались обвинить Жанну в распутстве.

Однако ее невинность, столь поддерживающая ее во время успеха, обошлась ей боком во время руанского пленения. Согласно протоколам реабилитационного процесса, во время инквизиторского следствия над Орлеанской девой несколько раз пытались надругаться. Впоследствии многие английские авторы, в том числе и Уильям Шекспир, будут утверждать, что Жанна не только лишилась невинности к моменту казни, но и была беременна. Англичанам и инквизиторам было необходимо «лишить» Жанну девственности, чтобы превратить ее в «публичную женщину», в которой больше нет ничего святого, которую можно, не вызывая божьего гнева и народных волнений, обвинить в ереси и сжечь.

Одной из главных загадок дела Жанны д’Арк является молчание короля Карла VII, который был стольким обязан Орлеанской деве. Как известно, сам король оказывался непричастен к ее гибели. Жанна д’Арк была схвачена во время осады бургундцами города Компьеню. Ее предали, подняв мост в осажденный город и оставив один на один с многочисленной армией врагов, которые после битвы продали ее англичанам. Еще современники видели здесь тщательно спланированную операцию, в которой обвиняли Гийома де Флави – капитана Компьена: «Из-за предательства военачальников, которые не могли перенести, чтобы главенствовала девица и чтобы победа вновь досталась ей, ее в конце концов продал англичанам Лотарингский бастард, который предательством взял ее в плен».

Но еще до последнего поражения Орлеанская дева была уже «не у дел». Ее разногласия с королем начались сразу после коронации, после которой возрастающее влияние Жанны превратилось в угрозу его власти, к которой он так долго стремился.

Интересно то, как Карл VII инициировал процесс реабилитации Жанны. Потаённо! После освобождения Руана, он написал своему советнику: «В этом городе был проведён некий процесс, организованный нашими старинными врагами, англичанами». Этот намек стал причиной пересмотра процесса.

Сломанный меч Карла Мартелла

У Карла были все основания опасаться Жанны, которую столь любил народ, а главное — солдаты. Бытовала легенда о легендарном мече героини. Считалось, что им владел Карл Мартелл, лично оставивший его в аббатстве после победы над сарацинами осенью 732 года. Очень важно, что Карл Мартелл не был франкским королем, но всесильным майордомом, который был фактическим правителем при ослабленных Меровингах. Обретение легендарного меча еще в древности играло особую роль в инициации королевской власти и продолжило свою историю в куртуазных французских романов. Таким образом, мечом Карла Мартелла Жанна лишний раз подчеркивала, какой было ее настоящее место при дофине.

Уже в ходе процесса реабилитации, еще при Карле появилась история, что Жанна, будто палкой, гоняла этим мечом проституток по лагерю, и сломала его о спину какой-то девицы. Этот слух демонстрировал, что, несмотря на все свои успехи, Жанна не могла быть достойна короля и нравами своими не отличалась от низшего сословия, которое понятия не имеет, что делать с символами королевской власти.

Изначальным «грехом» Жанны в глазах инквизиции была вовсе не ересь, а колдовство. Основным поводом для этого послужили «голоса», которые, якобы, слышала Жанна. Орлеанская дева утверждала, что «ангелы неба» указывали ей, что нужно делать, именно они послали ее к дофину. Вот только инквизиторы не верили в ее ангелов. Они предписывали эти речи то демонам, то феям.

Родина Жанны – деревня Домрери была известна своими древними кельтскими святилищами. Орлеанскую деву спрашивали о местных феях, об обрядах деревни, о магических знаниях, которые она могла получить по наследству. Впоследствии инквизиторы сообщали, что добились признания от Жанны в связях с Ришаром и Екатериной из Ларошели, которых молва обвиняла в колдовстве. Они «доказали», что эта ведьмовская троица гуляла на шабашах, а однажды пыталась вместе увидеть некую «белую даму». Версия о ведовстве Жанны была проработана намного тщательней, нежели в ереси, но по некоторым причинам, сначала ушла на второй план, а потом вообще исчезла из обвинения.

Последнее слово инквизиции

То, что Орлеанская дева должна быть не только осуждена, но и приговорена к смертной казни, понимали все. Следовательно, обвинение могло быть только самым тяжелым. Чем же тогда не подходило обвинение в колдовстве, ведь в то время уже началась «охота на ведьм»? Но в инквизиционных трактатах для ведьм оставалась небольшая лазейка. Ведовство могло быть признано суеверием, которое не влекло за собой смертной казни. Оставалась только ересь, но согласно законам, осужденный в ней мог подписать отречение и отделаться тюремным заключением. Кроме того, обвиняемый сам должен признаться в своем грехе. Поэтому судьи пошли на хитрость. Глава трибунала – епископ Кошон пообещал Жанне сохранить жизнь, если она отречется от ереси и поклянется Церкви в послушании. Неграмотной Жанне зачитали один текст, а подписала она уже другой, в котором полностью отрекалась от всех своих заблуждений. Разумеется, Кошон не сдержал обещания, «грешницу» вновь бросили в ту же камеру, а через несколько дней под предлогом, что Жанна вновь облачилась в мужское платье – ее обвинили в повторном впадении в ересь. Костер стал неизбежным.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию