100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сколько стоит человеческая жизнь?

Скидка на страну. Сколько стоит человеческая жизнь в России

Жизнь — это не классический рыночный товар, и всякие попытки развить коммерческую деятельность на этой поляне пресекаются обществом и правоохранительными органами показательно жестко. Торговля рабами для тяжелых производств, рабынями для притонов, человеческими органами, заказными смертями, детьми справедливо считается табу в цивилизованном мире.

У пресечения торговли людьми есть и вполне рациональные основания. Принудительный труд приводит к накоплению общественных конфликтов, и он, как известно с древности, экономически невыгоден, так как несвобода убивает инициативу и мотивацию.

Стоимость человеческой жизни сегодня — это не цена раба или заказного убийства, а достойное и достаточное возмещение морального и материального ущерба семьям погибших на транспорте, производстве, в природных катастрофах или при исполнении служебных обязанностей.

Это условная экономическая величина, которую можно использовать по прямому назначению — для определения размера возмещений семьям погибших. Или для целей технико-экономического планирования — оптимизации мер безопасности при проектировании промышленных объектов, автомобилей, самолетов и прочей техники, для формирования бюджетов и для многих иных социальных целей.

В этой связи основной вопрос, как определить эту самую стоимость жизни, расходы предприятий или бюджетов на цели компенсации морального и материального ущерба семьям погибших. Как оценить материальный и, самое главное, моральный ущерб?

С материальным ущербом все довольно просто. Если говорить об обществе в целом, он представляет собой потерянную часть ВВП, и посчитать его несложно. Применительно к домохозяйству материальный ущерб — это незаработанный доход погибшего и сумма неденежного вклада в ведение хозяйства, который после его (или ее) гибели надо будет замещать оплаченными услугами, купленными на рынке. Например, придется привлекать рабочих для ремонта квартиры или нанимать няню для ребенка. Оценка материального ущерба из-за гибели молодого человека, которую мы делали недавно для одного судебного дела, составила 27,5 млн рублей для страны в целом и 10,2 млн для его семьи (в ценах 2017 года). Кстати, по этому делу суд пожадничал, решил, что 10 млн для родственников много будет, и присудил семье погибшего выплату 2,5 млн рублей.

С моральным ущербом ситуация другая. В целом определение материального эквивалента моральных страданий — это крайне непростая задача. Надо найти размер суммы, получение и расходование которой принесет радость в достаточном объеме, чтобы компенсировать страдания от потери близкого. В этой связи в практике выплаты возмещений ущерб, как правило, не делится на моральный и материальный. Вместо этого определяется единая сумма компенсации, покрывающая все виды потерь сразу.

Оценка жизни

Для оценки человеческой жизни можно использовать разные данные. Берем, например, зарплаты обычных рабочих и тех, кто занят на опасных производствах. Смотрим надбавку к зарплате за опасные условия, определяем годовой дополнительный риск смерти, делим одно на другое — и вот вам стоимость человеческой жизни.

Ту же операцию можно проделать с автомобилями: берем две машины с примерно одинаковыми техническими характеристиками, но различающиеся по уровню безопасности. Рассчитываем прибавку в стоимости безопасной машины по сравнению с обычной, делим ее на снижение риска погибнуть на дороге — и вот готова еще одна оценка стоимости жизни.

Можно посмотреть на решения судов, какие компенсации присуждают в России родственникам погибших. И тут мы увидим громадный разброс: от 15 млн — рекордная и, к сожалению, единичная выплата в связи со смертью ребенка из-за врачебной ошибки — и до 100 000 рублей или даже менее того. При этом микроскопических выплат, к сожалению, очень много. Для российских судов моральный и материальный вред — субстанция туманная, которая исследованию не поддается. Соответственно, и компенсировать его в реальном размере не требуется.

Есть еще один способ посчитать стоимость жизни — спросить самих россиян, во что они оценивают справедливую и достаточную компенсацию ущерба семьям погибших. Наши исследования показали, что россияне считают, будто ущерб от гибели человека можно возместить при помощи суммы 5,5 млн рублей. Кстати, примерно столько же сейчас выплачивают семьям военных, по разным причинам умерших на службе.

Очевидно, что участники социологических исследований, по результатам которых и определено возмещение в 5,5 млн рублей, скорее всего, ориентируются на максимально возможную сумму, которая им нужна «для счастья» и которую они могут представить в своих руках — около $100 000. При этом людей особо не волнует, в какой степени эти 5,5 млн рублей в реальности лечат страдания семьи погибшего.

Где дороже

Для оценки суммы, которая нужна для полного возмещения морального и материального ущерба, мы придумали и воплотили в жизнь хитрый план. Как мы уже говорили выше, главная задача выплаты — компенсировать моральные и материальные страдания семьи и друзей, вызванные преждевременной гибелью близкого человека. Для этого берем данные по странам мира по продолжительности жизни, уровню дохода и доле жителей страны, довольных собственным существованием. И смотрим, какой уровень дополнительного душевого дохода необходим для того, чтобы компенсировать более низкую продолжительность жизни, и, соответственно, привести долю довольных жизнью к целевому показателю более благополучных государств. Этот подход приводит нас к оценке стоимости человеческой жизни по миру в целом в размере $2,1 млн.

Аналогичный расчет можно проделать для России на региональной статистике. Расчеты показали, что стоимость жизни в нашей стране составляет от 40 млн до 75 млн рублей — в зависимости от того, на каких данных считать (объем недополученного ВВП из-за гибели человека, оценки морального и материального ущерба семьями погибших). То есть максимум немногим более $1 млн за все про все, с учетом полной компенсации и морального, и материального ущерба. Примечательно, что если мы вернемся во времена «Русской правды» XI века, в которой были четко прописаны размеры выплат за убийство, освобождавшие виновного от наказания, то увидим, что за последнюю тысячу лет в части стоимости человеческой жизни в России мало что поменялось

Интервал штрафов тогда колебался от 5 до 80 гривен, в зависимости от социального статуса погибшего. На нынешние деньги это примерно 0,8-13 млн рублей — это очень современные цифры. Это наводит на грусть и размышления о том, сколько всего еще надо сделать на пути к счастью. Для справки: в странах Западной и Центральной Европы компенсации за гибель человека на производстве, транспорте или при исполнении служебных обязанностей начинаются, как правило, от $1 млн и составляют в среднем $2-2,5 млн. В России разброс гораздо больше — от 1 млн до 5,5 млн, но в рублях.

Читайте так же:
Дельфины: описание, виды, образ жизни, общение, как спят, как пьют, фото и видео

Итак, жизнь россиян действительно недорога и по факту возмещений, и по максимуму. А все почему? Потому что мы пока не готовы сообща бороться за ее подорожание. России нужен монопольный сговор населения в части размера возмещений в связи с гибелью человека — не меньше 50 млн рублей и точка, и никакого ФАСа. И когда дешевой жизни на рынке не останется, ее уровень пойдет вверх и жить станет лучше.

Цена человека

Человеческая жизнь бесценна — этот расхожий тезис опровергают и экономисты, и адвокаты, и страховщики. Жизнь россиянина оценивается в 15 раз выше жизни гражданина Таджикистана, но в 13 раз ниже жизни американца.

Эмоции и цифры

Ваша мама, возможно, в детстве говорила вам, что вы стоите «сто миллионов миллиардов». Увы, обналичить часть суммы и купить себе щенка, скорее всего, не получилось. Близкий человек называл золотцем, но пополнить семейный бюджет на стоимость 75 кг благородного металла (примерно 10 млн руб.) это тоже вряд ли помогло.

Современное право основано на концепции, что человеческая жизнь бесценна. И именно эта идея лежит в основе и запрета на рабство и работорговлю, и жестокого уголовного преследования за преступления против личности.

Впрочем, обойтись без оценки жизни, как и тысячелетия назад, в современном мире не получается. «Стоимость человеческой жизни, по существу, главный показатель социально-экономического развития, гораздо более точный, чем ВВП на душу населения. Как и на любом другом рынке, бросовая цена жизни гражданина означает ее неудовлетворительное качество»,— пишет ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев в своей книге «Мифы экономики».

Думать об этом вынуждены и государство, и частные компании, и, главное, сами люди. Ведь каждый день, принимая на себя те или иные риски, превышая ли скорость на дороге или переходя улицу на красный свет, мы, возможно и не задумываясь об этом, оцениваем свою жизнь в денежных знаках.

Как считать

В 60-е годы прошлого века социологи выяснили, что средний американский и британский водитель оценивает свою жизнь примерно в шесть раз выше, чем деньги, которые он мог бы заработать до конца жизни. Опираясь на эти данные, «Росгосстрах» рассчитал, что жизнь жителя Люксембурга стоит $5 млн, США — $2,6 млн, Швеции — $2,4 млн, Великобритании — $2,3 млн, Португалии — $1 млн. Жизнь россиянина оценивается в $195 тыс., а таджика — в $13,3 тыс.

Схожие оценки дает другой подход, основанный на идее, что цена человеческой жизни коррелирует с суммой заработка за всю жизнь. По этой методике средняя стоимость жизни человека среднего возраста равна отношению среднедушевого располагаемого денежного годового дохода к средней вероятности смерти в течение года. Вероятность умереть в России, по данным на 2003 год, составляла 0,016, в США — вдвое меньше, 0,008.

Еще один способ оценки основан на использовании излюбленного экономистами метода предельного анализа. Исследователи из Чикагского университета Орли Ашенфельтер и Майкл Гринстоун обратили внимание на то, что, когда в 1987 году в США подняли допустимую скорость передвижения по некоторым хайвеям, средняя скорость движения выросла на 2%, а количество ДТП — на 35%. Выяснилось, что на каждые 125 тыс. сэкономленных часов рабочего времени пришлась одна смерть на дороге. Средняя стоимость часа труда в 1987-1992 годах составляла около $12, следовательно, стоимость человеческой жизни на тот момент можно было оценить в $1,54 млн.

Совсем простой способ, доступный каждому, основан на теории вероятности и оценке риска. Если вы готовы заплатить дополнительные $100 за установку подушки безопасности в вашей машине и оцениваете вероятность того, что она спасет вам жизнь, как 1:100 000, свою жизнь вы оцениваете в $10 млн.

Если предположить, что вероятность погибнуть под колесами, перебегая улицу на красный свет в попытке сэкономить одну минуту, примерно такая же, выходит, что средний пешеход оценивает свою жизнь примерно в 200 тыс. руб. При средней зарплате примерно 20 тыс. руб. в месяц и 40-часовой рабочей неделе минута рабочего времени среднего россиянина стоит 2 руб.

По характеру и количеству нарушений правил дорожного движения в стране можно определить, как в ней ценят жизнь

Фото: Григорий Собченко, Коммерсантъ

Прозрачные оценки и риски

Чаще всего сталкиваются с проблемой оценки жизни человека госорганы и страховые компании. Первым ее приходится учитывать для выплаты компенсаций (там, где они предусмотрены законодательно) и для оценки потребностей и эффективности системы здравоохранения.

Так, в Великобритании используют показатель QALY — год жизни при идеальном здоровье. Его стоимость — £30 тыс. Этот показатель позволяет оценить эффективность нового лекарства или медицинской услуги: если они приносят хотя бы один QALY на каждые £30 тыс., государству выгодно их производство.

Страховым компаниям, по словам Алексея Зубца, руководителя центра стратегического анализа и планирования «Росгосстраха», оценка стоимости жизни необходима как в целях продвижения страховых продуктов, так и для определения справедливого, по мнению всего общества, возмещения ущерба. Согласно опросу, проведенному компанией в 2010 году, справедливая цена жизни составляет 4 млн руб. для мужчин, для женщин — 2,1 млн руб. Совершенно ожидаемо, что чем выше доходы, тем дороже люди оценивают свою жизнь.

Оценка справедливой стоимости человеческой жизни в России заметно превосходит размер возмещений, которые предполагаются для пострадавших и их семей при несчастных случаях на производстве и на транспорте. Так, Фонд социального страхования выплачивает сегодня в связи со смертью человека на производстве в результате несчастного случая 64,4 тыс. руб. (не считая ежемесячных пособий иждивенцам погибшего). Выплата не зависит ни от размера зарплаты погибшего, ни от формы собственности предприятия, ни от характера производства. Согласно закону «Об ОСАГО», максимальная выплата (при гибели человека в автокатастрофе) равна 160 тыс. руб.

Читайте так же:
Самые большие речные рыбы в России – список, размеры, фото и видео

Отечественные пассажироперевозчики тоже не очень щедры к пострадавшим на транспорте. Так, сегодня семья пассажира, погибшего в результате аварии на железнодорожном транспорте, может рассчитывать на получение возмещения в размере 12 тыс. руб. Сумма 2 млн руб.— выплата в случае гибели пассажира на воздушном транспорте — выглядит более адекватной. Но не стоит забывать, что эти компенсации гарантированы. Например, в Финляндии люди, потерявшие родственников в результате природных катаклизмов и транспортных катастроф, не получают никаких выплат, но если человек остался жив и стал инвалидом, то до конца дней заботу о нем будут нести социальные службы.

Военные, подвергающие свою жизнь риску, а точнее, их близкие могут рассчитывать на определенную компенсацию. По данным «Росгосстраха», родственники погибшего рядового-контрактника по закону могут претендовать на выплату, равную 120 окладам, и по 25 окладов на каждого члена семьи (жену, детей). Например, для семьи погибшего в Чечне рядового-контрактника с должностным окладом 1700 руб. компенсация составит 204 тыс. руб. плюс 42,5 тыс. руб. на каждого члена семьи. Сумма возмещения за погибшего солдата срочной службы составляет 36 тыс. руб. плюс 7,5 тыс. руб. Если солдат или офицер потерял жизнь в небоевых условиях (1067 человек в 2005 году), то в этом случае сумма возмещения составляет 20 окладов вместо 120. Страховка американского солдата в Ираке — $500 тыс.

Область неопределенности

В ряде стран существует судебная система назначения выплат за потерю близкого человека. Например, в Финляндии родственники погибшего от рук убийцы получат всего лишь несколько сотен евро. Доходы основных преступников страны (бомжи и алкоголики) так малы, что с них нечего взять. Горько, но честно. Других выплат не предусмотрено. Поэтому в стране развито частное страхование жизни.

В США также нет единой системы выплат компенсации, но существуют судебные прецеденты, в которых жизнь оценивалась в астрономические суммы. Например, табачной компании Philip Morris в 2002 году пришлось выплатить $100 млн родственникам человека, умершего от рака легких. А в 2003 году суд обязал фармацевтическую компанию Merck & Co. выплатить $13,5 млн за смерть от инфаркта в результате применения препарата компании.

Компенсации государства за потерю близких в результате технологических аварий, катастроф, террористических актов тоже своеобразный экономический эквивалент стоимости жизни. В России нет единой системы выплат компенсаций, поэтому их размер не только велик, но еще и зачастую необъясним.

Чем выше уровень жизни, тем больше доплата за вредную и опасную работу

Фото: Алексей Куденко, Коммерсантъ

Родственники жертв теракта в подземном переходе на Пушкинской площади в 2000 году получили по 20 тыс. руб. Через десять лет государство стало щедрее: выплаты после двойного теракта в московском метро в 2010 году составили 1 млн руб. на человека. А после теракта в аэропорту Домодедово в 2011 году — уже 3 млн руб. Возможно, сказалось понимание, что средний клиент международного аэропорта значительно богаче, чем пассажир метро.

А после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС правительство выплатило по 1 млн руб. семьям погибших энергетиков. Столько же им заплатила компания «РусГидро».

Родственники потерпевших в результате теракта на Дубровке получили по 327 тыс. руб., а за погибших во время теракта в школе Беслана платили 1 млн руб. плюс 100 тыс. руб. дополнительно за погибшего ребенка. Для сравнения: родственники погибших в результате теракта 11 сентября в США получили в среднем $2 млн за погибшего и $400 тыс. за раненого.

Если решение о выплатах не вынесено специальным постановлением правительства, потерпевшим приходится судиться. В этом случае компенсация может оказаться значительно больше. Так, родственники генерал-полковника Геннадия Трошева, погибшего в авиакатастрофе в Перми, добились от «Аэрофлота» и страховой компании компенсации в 16 млн руб. Это в восемь раз больше, чем получили родственники остальных пассажиров.

Добровольная оценка

В ряде случаев оценивать свою жизнь в рублях и копейках приходится самостоятельно. Самый распространенный случай — страхование жизни. Впрочем, для России это пока более или менее экзотика. По данным Росстрахнадзора, в 2009 году размер страховых премий по этому виду страхования составил 15,7 млрд руб., в 2010-м — 22 млрд руб. Но это намного меньше страхования имущества, где объем страховых премий составил в 2010 году 269 млрд руб. По словам Максима Чернина, гендиректора СК «Allianz РОСНО Жизнь», «доля страхования жизни в совокупном страховом портфеле развитых стран — например, в Восточной Европе (Польше, Словакии, Венгрии) — может достигать 55-60%, а у нас — около 2%».

И то, чаще всего это добровольно-принудительное страхование, без которого во многих банках нельзя получить ипотечный кредит. При этом размер страхового тарифа (а значит, и оценка стоимости жизни) зависит от целого ряда факторов — от возраста до наличия вредных привычек. В страховании могут отказать людям с тяжелыми хроническими или онкологическими заболеваниями, больным СПИДом. Для заемщиков из группы риска тариф может быть установлен даже выше максимального. Например, не 2, а 2,5% от остатка ссудной задолженности. Заядлым курильщикам в России в отличие от Америки в ипотеке пока не откажут, но, по словам Алексея Зубца, могут отказать в выдаче крупного денежного кредита.

Криминальные расценки

На международном черном рынке жизнь раба, по данным организации Free the Slaves, стоит всего $90. Это не только в Экваториальной Африке, но даже и в бывшем СССР.

На российском черном рынке жизнь человека стоит дороже, чем ее оценивает государство, но ее стоимость примерно равна сумме, в которую жизнь оценивают сами люди. Например, человеческая почка стоит €80 тыс., то есть 3,2 млн руб.

Читайте так же:
Большое Красное Пятно на Юпитере – описание, фото и видео

Максим Корякин, руководитель отдела взаимодействия со СМИ следственного комитета РФ, назвал наши вопросы об оценке стоимости человеческой жизни сумасшедшими и сказал: «Цена, как говорится, договорная». Из материалов последних раскрытых дел о заказных убийствах следует, что «договорная» иногда означает «мизерная». Так, убийца для председателя московского отделения общественной организации «Всероссийское общество автомобилистов» обошелся заказчику всего в $1000 (!). А сам киллер оказался сотрудником уголовного розыска ГУВД по городу Москве.

120 тыс. руб. за белого, 4 млн за черного

СКОЛЬКО СТОИЛИ ЛЮДИ

Законодательство царя Хаммурапи, правившего Вавилоном примерно в 1750-х годах до н. э., оценивало стоимость жизни низшего члена вавилонского общества, раба, приблизительно в 170 г серебра, что в переводе на современные деньги составляет примерно 6 тыс. руб.

Согласно «Русской правде», в XII веке стоимость жизни человека варьировалась от 5 до 80 гривен серебра. Гривна — это примерно 200 г серебра, или 7 тыс. нынешних рублей. Таким образом, стоимость человеческой жизни в Киевской Руси колебалась от 35 тыс. до 560 тыс. руб. в зависимости от общественного статуса.

Военным наемникам помимо их содержания при Ярославе Мудром платили 27 гривен серебра — примерно 200 тыс. современных рублей в год. Сегодня контрактник в России в звании рядового получает 96 тыс. руб. в год.

Впрочем, как указывают исследователи из «Росгосстраха», покупательная способность серебра в XII веке была существенно выше, чем сейчас. Они предлагают в качестве базы для паритета сравнить плату тогдашним наемникам и зарплату американских солдат, воюющих в Ираке ($50 тыс. в год). Тогда цена жизни из «Русской правды» оказывается значительно выше — от 2 млн до 30 млн современных рублей.

Еще один контраст с нынешними реалиями: жизнь женщины «Русской правдой» оценивалась выше жизни мужской. За убийство холопа его господину платили возмещение 5 гривен, а за убийство рабыни — 6 гривен. То есть чуть больше 1 тыс. современных долларов — примерно столько в современной России иногда платят наемным убийцам.

Стоимость крепостного в начале XIX века соответствовала примерно 120 тыс. современных рублей. Так, в мемуарах адмирала Чичагова говорится: «За каждую душу мужского пола, кроме женщин, мне выдали по 150 руб., цена была назначена самим правительством. Желая в то же время избавиться от конского завода, устроенного в моем имении, я продал английских маток за 300-400 руб. каждую, то есть больше нежели вдвое против стоимости людей». Один тогдашний рубль — это 4 золотника 21 доля серебра (18 г в более привычных единицах измерения), то есть примерно 800 руб. 2011 года.

В США, где к 1860 году насчитывалось около 4 млн рабов, к началу Гражданской войны раб стоил около $1800. В пересчете через цену золота это соответствует примерно 4 млн современных рублей — значительно дороже крепостного в царской России.

Сколько стоит жизнь россиянина по сравнению с жизнью американца

Пандемия коронавируса в очередной раз поставила перед нами вопрос о ценности человеческой жизни. Это, пожалуй, один из самых спекулятивных вопросов в современной истории — что есть понимание жизни как высшей ценности, является ли человеческая жизнь бесценной и можно ли пытаться ее оценить хотя бы для решения узких задач. Разбираемся, сколько стоит человеческая жизнь и как определяется эта цена в России и за рубежом.

С чего все началось: точка в работорговле

Представление о жизни любого отдельного человека как о высшей ценности окончательно сформировалось только во второй половине XX века. Человечество прорывалось к этой истине через череду бесконечных войн. Апофеозом стала Вторая мировая война, оглушившая мир количеством жертв: по разным оценкам в ней погибли от 50 до 80 миллионов человек.

В 1948 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. Статья 3 гласит: «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность». Этот же документ объявил незаконной работорговлю.

Спустя 33 года, в 1981-м, Мавритания последней из стран официально отменила рабство, как бы поставив жирную точку: отныне человеческая жизнь не может продаваться, покупаться и оцениваться в денежном эквиваленте. Она бесценна.

Элеонора Рузвельт с Всемирной Декларацией о Правах Человека, 1948 год, Википедия

В комментариях к современной Конституции России статья о праве на жизнь поясняется следующими словами: «Жизнь человека в любом цивилизованном обществе представляет собой высшую ценность и первейшее право индивидуума».

Казалось бы, вопрос решенный. Но нет. Даже с этической точки зрения он продолжает оставаться дискуссионным. Военные конфликты продолжаются, доступ к качественной медицине есть далеко не у всех, а взгляды на жизнь как ценность не совпадают в разных культурах. Не меньшие споры вызывает этот вопрос и в экономическом разрезе.

Кто первым стал оценивать человеческую жизнь

Как только возникло понятие «бесценный», появилось и опасение, что не имеющее цены может быть понято как бесплатное. Что государства не будут осознавать полную ответственность за жизнь отдельного человека, представляя себе лишь абстрактную ценность.

Первыми рассчитывать стоимость человеческой жизни начали США и Великобритания еще в 50-х для оценки издержек от ДТП. Об этом упоминает в статье с провокационным названием «Жизнь — не бесценна» старший научный сотрудник института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ Екатерина Решетова.

В СССР понятие «среднестатистическая стоимость жизни человека» ввел академик Валерий Легасов (тот самый, который расследовал Чернобыльскую аварию), разбирая тему ядерной безопасности. Считается, что первые методики были далеки от совершенства, но обозначили проблему. Экономическую ценность жизни начали вычислять для самых разных целей: выплат страховок и государственных компенсаций погибшим, для разработки мероприятий по безопасности, в том числе и для расчета ущерба от различных эпидемий.

Как ведется расчет стоимости жизни

На сегодняшний день разработано семь основных методов, основывающихся на различных вводных данных: на размере дохода, вычислении среднедушевого ВВП, расчете общественных издержек на одного человека, исследовании рынка труда и даже на основании опросов, которые выявляют собственную оценку человеком своей жизни.

Читайте так же:
Ученые обнаружили признаки грядущего столкновения Млечного Пути с соседней галактикой

Все они условны и дают различные результаты. Возьмем, например, США. Различные ведомства в Соединенных Штатах оперируют разными расчетами: Министерство транспорта США дает цифру $9.4 млн, Министерство здравоохранения — $9.6 млн, а Агентство по охране окружающей среды США — $9.7 млн.

Методики постоянно совершенствуются, так как от точности оценки зависит эффективное расходование средств на мероприятия по безопасности, в том числе при строительстве, дорожных работах и организации техники безопасности на предприятиях.

Сколько стоит жизнь человека в России

В России, по разным подсчетам, жизнь оценивается в суммы от 70 тысяч рублей до 60 млн рублей. Эти цифры были озвучены два года назад на круглом столе Федеральной палаты адвокатов. Юристы регулярно поднимают этот вопрос, так как единых стандартов оценки в России не существует, а необходимость расчетов возникает постоянно.

Нижняя планка — 70 тысяч рублей — это судебная практика. Медианный размер компенсации морального вреда в случае смерти человека. Очевидно, что это мизерная сумма, никак не отражающая стоимость жизни или «монетизацию» моральных страданий. Принимая решения о размерах выплат, суды отталкиваются от абстрактных критериев «разумности и справедливости», а не от конкретных методик расчетов.

Совершенно другие цифры мы увидим, когда речь идет о гибели людей в масштабных катастрофах, особенно получивших широкую огласку. Родственникам жертв авиакатастроф авиакомпании выплачивают по 2 млн рублей. Жизни погибших во время пожара в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» в 2018 году оценили в 5 млн.

Значительные компенсации выплачиваются пострадавшим в терактах, погибшим от наводнений. Таким образом, как бы цинично это ни звучало, стоимость жизни человека в случае внезапной смерти будет зависеть от того, как именно он умер.

Аналогичная ситуация за рубежом. Жертвам терактов 11 сентября 2001 года СМИ американские власти назначили компенсации от 250 тысяч до $7 млн. Эти цифры были озвучены через СМИ спустя три года после трагедии. А родственникам афганцев, расстрелянных штаб-сержантом армии США Робертом Бейлсом 11 марта 2012 года, Америка выделила в качестве компенсаций по $46 тыс.

Семьи погибших в теракте 11 сентября 2001 года поддерживают друг друга на третьей годовщине в 2004 году

Также различные ведомства устанавливают размеры компенсаций, которые тоже можно считать оценкой стоимости жизни. Минобороны, МВД, Государственная противопожарная служба, например, в случае гибели сотрудника выплачивают более 5 млн рублей.

Сколько стоит жизнь по расчетам теоретиков

Принципиально другие цифры дают расчеты «теоретиков». Проректор Финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец опубликовал исследование, в котором стоимость жизни россиянина достигает 61 млн рублей. В своих расчетах Зубец учитывал удовлетворенность населения жизнью, ожидаемую ее продолжительность и размер душевого потребления в домохозяйствах. К слову, применительно для США расчет по этой методике показывает общую сумму $4,7 млн. И если в Штатах, на практике, среднестатистическая жизнь оценивается дороже, в России — наоборот.

Например, опрос Центра стратегических исследований компании «Росгосстрах» показал, что средняя оценка жизни, основанная на опросах самих россиян, составила в 2015 году 4.5 млн рублей. Интересно, что самую высокую цифру называли жители Екатеринбурга (Москва на втором месте), а самую низкую — саратовцы. Подобные опросы проводят для своих нужд и другие страховые компании. Один из последних опубликовал Сбербанк — стоимость жизни в 2019 году оказалась равна 5.8 млн рублей.

Расчеты на основании затрат на поддержание жизни за весь ее период показывают другую цифру. Такой расчет несложно сделать самостоятельно. Берем показатель средней зарплаты в России (47468 рублей за 2019 год), умножаем на 12 месяцев, а затем умножаем на показатель ожидаемой продолжительности жизни (73 с половиной года в 2019 году). Получаем среднестатистическую стоимость жизни 41.9 млн рублей.

Еще один принципиально иной метод расчетов — вычисление ущерба от потери человеческой жизни. Это и недополученные выгоды, и страховые выплаты, и непосредственные расходы, связанные с похоронами, и другие потери. Этот метод еще раз демонстрирует условность расчетов: у разных исследователей выходят совершенно разные цифры. Самой дорогой жизнь россиянина посчитал профессор экономики парижского Института изучения политики (Sciences Po) Сергей Гуриев. В опубликованной в 2010 году работе «Мифы экономики: заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики» он назвал сумму от 80 до 120 млн рублей.

Расчеты для коронавируса

«Мы исходим из того принципа, что человеческая жизнь бесценна», — заявила главный санитарный врач России Анна Попова на брифинге, посвященном карантинным мероприятиям в Тюмени в феврале этого года.

Однако экономисты уже схватились за калькуляторы. Пандемия коронавируса заставила рассматривать ценность человеческой жизни под новым углом. Сначала робко, затем слышнее мир начал задаваться вопросом о соразмерности жестких мер и огромных затрат, направленных на борьбу с новой напастью.

Первыми свои расчеты озвучили американские прагматики. Профессор Школы бизнеса им. Бута Чикагского университета Луиджи Зингалес взял за основу стоимость среднестатистической жизни американца $14.5 млн. Эта цифра вычислена на основе методики оценки жизни, предложенной в научно-исследовательской работе профессоров Университета Клермонт-Грэдуэйт и Vanderbilt University Law School, опубликованной в 2019 году.

Отталкиваясь от этого Зингалес посчитал, что экономический ущерб от возможной гибели людей во время пандемии составит $66 триллионов. Если вкратце, он считал следующим образом: если будет инфицировано до 70% американцев (а это 200 млн человек), то 5% из них понадобятся аппараты ИВЛ; если система здравоохранения не справится, то количество жертв составит 7.2 млн человек. Таким образом, любые затраты на карантинные мероприятия становятся оправданными не только с этической, но и с экономической точки зрения.

Используя эту схему, профессор экономики Sciences Po Сергей Гуриев сделал аналогичный расчет для России, взяв за основу оценку жизни в 5.8 млн рублей (из упомянутого выше исследования Сбербанка, отражающего справедливую стоимость, по мнению россиян). В итоге получилась сумма 12 триллионов (или 11% ВВП). Таким образом, затраты на борьбу с пандемией Гуриев считает экономически оправданными даже при жестком экономическом кризисе, который могут спровоцировать карантинные мероприятия. Насколько верны эти прогнозы, мир узнает в скором будущем.

Читайте так же:
Почему перед началом движения поезд сдает назад?

Сколько стоит человеческая жизнь? Эксперты обсудили справедливую сумму компенсации морального вреда

Практикующие юристы и ученые обсудили проблемы определения размера компенсации морального ущерба за причинение вреда жизни и здоровью на состоявшемся вчера круглом столе. Организатор дискуссии – Комитет гражданских инициатив, Общероссийский гражданский форум и Ассоциация юристов России.

Проблемы с подсчетом размера компенсаций можно свести к трем основным:

  • размеры присуждаемых компенсаций различаются в сотни раз (от 5 тыс. до 15 млн руб. за человеческую смерть);
  • суммы компенсаций являются абсолютно непредсказуемыми даже для профессиональных участников подобных судебных разбирательств, что порождает сомнения как в обоснованности присуждаемых сумм, так и в том, что суд оценивал все обстоятельства, важные для определения степени моральных страданий;
  • при этом компенсации, как правило, совершенно мизерные, не отвечающие представлениям о справедливости. В частности, по данным автора соответствующего исследования, управляющего партнера ЮО «Гражданские компенсации» Ирины Фаст, «средний» размер компенсации морального ущерба за смерть близкого человека по стране в 2015-2017 годах составлял 111 тыс. руб., а медианный – еще ниже: 70 тыс. руб.

Сопоставим это с размером в 2 млн руб., который – по результатам социологических исследований – представляется россиянам справедливой оценкой моральных страданий в связи с потерей близкого человека. А по оценкам экономистов, средняя суммарная «цена» ущерба, связанная с потерей члена семьи, находится на отметке около 61 млн руб. Кстати, средний размер компенсации, по данным участников круглого стола, за смерть близкого в США равен $3-4 млн, что в пересчете на рубли составляет даже больше 61 млн руб. – 192-256 млн руб.

Добавим к последнему соображению и то, что во многих случаях компенсация морального ущерба – это вообще единственный платеж, который «причитается» близким погибшего человека. А что касается компенсации морального ущерба в уголовном деле, то потерпевшие зачастую видят в нем «дополнительное» к уголовному наказание для преступника, и их разочарование размером присужденной компенсации оборачивается недоверием к системе уголовного судопроизводства и охраны правопорядка в целом.

Все это вкупе приводит к тому, что «бесценность человеческой жизни превращается в ее бесплатность», по замечанию Ирины Фаст: нормы о присуждении компенсации хотя и действуют, но не обеспечивают с эффективностью ни компенсирующей, ни превентивной, ни карательной функции. В связи с этим, по мнению участников дискуссии, назрела необходимость в утверждении либо методики подсчета размера компенсаций морального вреда, либо даже системы минимальных такс и шкал. Впрочем, последнее соображение довольно дискуссионно, – часть юристов полагают, что в таком случае суды всегда будут ограничиваться минимальными размерами, их оппоненты же указывают, что даже в таком случае размер компенсаций вырастет по сравнению «с текущими». При этом все сошлись во мнении, что оптимальным вариантом будет одобрение методики (минимальных такс) постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Отметим, что правоведы уже имеют продвинутые «разработки» в этой области; нельзя не отметить методику определения размера презюмируемого морального вреда, автором которой является профессор РЭУ им. Плеханова Александр Эрделевский. Он же обратил внимание участников дискуссии на три важных момента:

  • во-первых, согласно ст. 151 Гражданского кодекса, размер компенсации определяется судом. Однако ГК РФ не требует, чтобы этот размер определял исключительно тот суд, который рассматривает конкретное дело. Таким образом, ГК РФ допускает и предполагает определение, скажем, ВС РФ как и ориентировочных сумм, в том числе минимальных, так и методики подсчета размера компенсации. Более того, ВС РФ уже с 2014 года рекомендует ориентироваться на те размеры компенсаций, которые присуждаются ЕСПЧ (например, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 августа 2018 № 78-КГ18-38). Следовательно, уже сейчас есть вполне твердая основа для применения в конкретных делах «базисных» размеров компенсаций, присужденных ЕСПЧ. Нужно просто хорошо изучить его практику;
  • во-вторых, профессор обратил внимание на необходимость правильного формулирования предмета иска по делам о компенсации в случае смерти близкого человека. Из конструкции ст. 150-151 ГК РФ очевидно следует, что нравственные страдания проистекают при нарушении нематериальных благ. Жизнь – это нематериальное благо. Однако при нарушении права на жизнь исчезает и обладатель этого блага, то есть исчезает тот субъект, который вправе был бы требовать компенсации за посягательство на свое нематериальное благо – жизнь, если бы он, подобно Лазарю, воскрес из мертвых. Таким образом, обосновывать право на компенсацию моральных страданий в связи со смертью нужно не тем, что было нарушено право другого (умершего) человека на жизнь, а тем, что смертью этого близкого человека было нарушено такое нематериальное благо истца, как семейная связь. Данный подход уже отражен и в практике ВС РФ (например, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 февраля 2019 г. № 71-КГ18-12, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 февраля 2019 г. № 69-КГ18-22);
  • в-третьих, ученый указал на целесообразность более широкого применения положений ч. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ: если нарушитель получил доходы вследствие своего деликта, то потерпевшая сторона вправе требовать возмещения – наряду с другими убытками – упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы. Что это значит применительно к проблеме компенсации морального вреда? Что если, скажем, право на жизнь автолюбителя было нарушено из-за того, что нарушитель – производитель автомобилей решил «сэкономить» на безопасности, то все недостойно сэкономленное на этом нужно взыскивать с нарушителя сверх возмещения морального вреда; это – справедливо! Подобную же тактику, вероятно, можно ожидать в делах о выплате компенсаций родным погибших в «Зимней вишне» – кроме, собственно, компенсаций моральных страданий можно заявить требования о взыскании неосновательного сбережения имущества, которое имело место из-за неисполнения требований пожарной безопасности.

Кроме того, очень интересные идеи были высказаны другими участниками дискуссии о:

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию