100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прозопагнозия: болезнь при которой люди не могут распознавать лица

Прозопагнозия ( Прозоагнозия )

Прозопагнозия

Прозопагнозия – это утрата способности к распознаванию знакомых лиц. Больные не узнают своих родственников, друзей, собственное отражение в зеркале и фотоизображение, не идентифицируют пол, возраст человека. Зрительные функции, память, интеллект, предметный гнозис зачастую остаются сохранными. Диагностика проводится с помощью нейропсихологических тестов, офтальмологических исследований, методов нейровизуализации (МРТ, ПЭТ церебральных структур). Лечение включает терапию основного заболевания, обучение компенсаторным стратегиям распознавания окружающих.

МКБ-10

Прозопагнозия

Общие сведения

Прозопагнозия, или прозоагнозия – нейропсихологический феномен, связанный с нарушением лицевого гнозиса, агнозия («слепота») на лица. Термин происходит от двух греческих слов: «prosopon» ‒ лицо и «agnosia» ‒ расстройство распознавания. Он был предложен немецким неврологом Й. Бодамером в 1947 г., хотя первые описания лицевой агнозии относятся к 60-80 г.г. XIX столетия. По некоторым оценкам, легкие формы прозопагнозии может иметь 2-10% населения. Лицевая агнозия представляет серьезную неврологическую и социальную проблему, поскольку влечет за собой психологические трудности, связана с ухудшением коммуникации пациента с окружающими.

Прозопагнозия

Причины прозопагнозии

Лицевая агнозия может быть вызвана врожденными особенностями функционирования головного мозга или его приобретенными повреждениями. Врожденная прозопагнозия, предположительно, может являться результатом генетических мутаций, нарушений внутриутробного развития нервной системы. «Слепота на лица» часто присутствует в клинике аутизма и синдрома Аспергера, являясь одним из факторов нарушения коммуникации и социального взаимодействия у данных пациентов.

Этиология приобретенной прозопагнозии связана с поражением нижнезатылочной области правого полушария с распространением патологического очага на височную и теменную доли. Нередко отмечается двустороннее повреждение названных зон. Причинами могут являться очаговые и диффузные процессы:

  • инсульт;
  • субарахноидальное кровоизлияние;
  • черепно-мозговая травма;
  • церебральные опухоли;
  • энцефалит;
  • энцефалопатии (алкогольная, ВИЧ-ассоциированная, токсическая);
  • дементирующие заболевания (болезнь Альцгеймера, Паркинсона, деменция с тельцами Леви);
  • нейрохирургические операции (резекция височной доли).

Патогенез

Узнавание знакомых лиц включает целый ряд когнитивных операций: зрительное восприятие черт индивида и расположения отдельных частей его лица, участие ВПФ (памяти, внимания, сравнительного анализа), соотнесение лица с биографическими данными и именем определенного человека, т. е. идентификацию личности.

Нейрофизиологическую основу гнозиса обеспечивают правые височно-теменно-затылочные отделы мозга. При взгляде на предмет импульсы от клеток сетчатки передаются по проводящим путям зрительного анализатора в зрительную кору затылочной доли. После первичной обработки информации к распознаванию лиц подключаются специализированные области ‒ веретенообразная (затылочно-височная) извилина, верхняя височная извилина, передневисочная область, предклинье теменной доли, нижняя лобная извилина.

Больные с прозопагнозией не в состоянии сравнить детали одного объекта (индивидуальные черты), отличающие его от другого объекта, что приводит к нарушению целостного восприятия и опознания. При повреждении затылочно-височных отделов утрачивается способность различать лица людей. В случае повреждения передневисочной области с сохранением затылочных нейрональных сетей возникает амнезия на лица.

Классификация

По времени и причинам развития прозопагнозии различают ее врожденный и приобретенный варианты. Кроме этого, в зависимости от области поражения и характера расстройства узнавания выделяют 2 формы лицевой агнозии:

  • апперцептивную – больной не дифференцирует между собой лица людей, не воспринимает отличительные признаки и черты;
  • ассоциативную (амнестическую) – больной не узнает знакомые лица, но при этом различает их между собой.

Симптомы прозопагнозии

Люди, страдающие лицевой агнозией, испытывают трудности в опознавании знакомых людей. Они не отличают лица близких родственников (родителей, супругов, детей), друзей, соседей, лечащего врача. Зачастую они не могут распознать по лицу пол человека, его мимику и эмоции. Все люди воспринимаются похожими друг на друга, не имеющими индивидуальных отличительных черт.

Больные не помнят, как выглядят сами, не могут мысленно представить внешность своих знакомых, они испытывают затруднения при просмотре кинофильмов, т. к. не узнают киногероев в разных кадрах. Тем не менее, они могут отличить другого человека по прочим признакам: тембру голоса, походке, жестам, прическе, одежде, запаху духов, особым приметам (родинкам, шрамам) и пр.

Распознавание других предметов, память на события, зрительная функция, способность к обучению у людей с лицевой агнозией остаются относительно сохранными. Прозопагнозия может сочетаться с цветовой, предметной, оптико-пространственной агнозией. Клиника прозопагнозии чаще развивается у левшей.

При тяжелой выраженности прозопагнозии пациенты не узнают свое лицо в зеркале, на фотографиях в семейном альбоме. Это явление носит название аутопрозопагнозии. Частным случаем аутопрозопагнозии служит синдром Фоли, при котором больные не идентифицируют только собственное зеркальное отражение, но различают других людей.

Осложнения

Несмотря на то, что люди с прозопагнозией со временем научаются использовать альтернативные способы узнавания, многие из них отмечают, что испытывают значимый дискомфорт при общении с другими людьми. Окружающие, не осведомленные о проблеме пациента, часто считают его невежливым, высокомерным, недружелюбным, поскольку тот не здоровается с ними при встрече, не обращается по имени. Расстройство лицевого гнозиса часто сопровождается сужением дружеских и родственных контактов, социальной изоляцией больного, ограниченностью профессионального выбора. При осознании своего недуга некоторые люди впадают в депрессию.

Диагностика

Многие случаи расстройства лицевого гнозиса списываются на природную рассеянность, забывчивость, старческую потерю памяти, поэтому больные не всегда получают необходимую диагностическую помощь. Для установления причины и механизмов феномена прозопагнозии необходима консультация врача-невролога и нейропсихолога. Проводятся следующие клинические и инструментальные исследования:

  • Методы нейровизуализации. С помощью МРТ головного мозга обнаруживаются очаговые либо диффузные изменения церебральных структур, расположенных в правом полушарии или билатерально. На ПЭТ-КТ у больных выявляется снижение метаболизма в затылочно-височной и передневисочной области. В научных целях используется ЭЭГ, позволяющая выявить активацию следов зрительной памяти на знакомые лица.
  • Офтальмологическая диагностика. Чтобы исключить зрительную дисфункцию, проводится комплексный осмотр офтальмолога с визометрией, периметрией, компьютерной рефрактометрией, тонометрией, офтальмоскопией.
  • Нейропсихологическое тестирование. Пациенту с прозопагнозией предъявляются задания на различение знакомых (родственников, знаменитостей) и незнакомых лиц на основании анализа индивидуальных черт. Для этих целей разработаны специальные тесты: Кембриджский тест восприятия лица, тест узнавания Бентона, тест на сопоставление и др.

Дифференциальная диагностика

Во время обследования необходимо разграничивать прозопагнозию и другие патологические процессы, приводящие к невозможности распознавания лиц:

  • общую потерю памяти – амнезию;
  • возрастную макулярную дегенерацию;
  • предметную агнозию (пациент не отличает человека от другого предмета/объекта).
Читайте так же:
Простой способ улучшить память и работу мозга: рассказываем по полочкам

Лечение прозопагнозии

Лечебный курс состоит из медицинских мероприятий, направленных на устранение последствий основного заболевания, и нейрореабилитации. Лечение церебральных патологий включает этиотропную фармакотерапию, лечебную гимнастику, аудиовизуальную стимуляцию, рефлексотерапию, массаж, психотерапию. В отдельных случаях требуется проведение нейрохирургической операции (удаления церебральных опухолей, аспирации внутричерепных гематом, эндоваскулярного клипирования аневризмы, транслюминальной ангиопластики со стентированием).

Вопросы нейрокоррекции пациентов с прозопагнозией разработаны слабо. В клинической нейропсихологии используется два противоположных подхода:

  • тренировки по восстановлению лицевого гнозиса: больных учат различать лица на основе анализа отличительных черт;
  • использование компенсаторных стратегий узнавания: распознавание людей по голосу, характерным манерам поведения, росту, фигуре, прическе и т.д.

Прогноз и профилактика

Возможность восстановления лицевого гнозиса определяется множеством факторов: причиной прозопагнозии, обширностью и локализацией очага, давностью поражения мозга, преморбидной ситуации, возрастом. Считается, что лучшие реабилитационные перспективы имеют люди с врожденной прозопагнозией, поскольку у них отсутствуют грубые структурные повреждения мозга, худшие – пациенты с нейродегенеративными заболеваниями.

Однако пациенты чаще просто приспосабливаются к своему состоянию, научаются жить со своей проблемой, используя альтернативные стратегии узнавания. Профилактика направлена на предупреждение факторов, вызывающих поражение ЦНС: травм головы, гипертонии, тромбозов, нейроинфекций, экзогенных нейроинтоксикаций.

Личный опыт«Я плохо различаю лица людей»: Как я живу
с прозопагнозией

«Я плохо различаю лица людей»: Как я живу с прозопагнозией — Личный опыт на Wonderzine

ПРЕДСТАВЬТЕ, ЧТО, ПРОСНУВШИСЬ ОДНАЖДЫ УТРОМ, вы не узнаёте лица членов семьи, друзей, партнёра или даже себя. Вы можете долго смотреть на человека, но не понимать, кто перед вами. Вам тяжело следить за сюжетом фильмов, потому что вы с трудом отличаете персонажей друг от друга. Примерно так живут некоторые люди с прозопагнозией, или лицевой слепотой. Это когнитивное расстройство, при котором нарушается способность распознавать лица. Людям с прозопагнозией сложно оценить, видели ли они чьё-то лицо раньше, несмотря на то, что они могли сталкиваться с этим человеком много раз. Некоторые люди с расстройством не могут узнать собственное лицо.

В зависимости от степени нарушения, такие люди могут испытывать трудности только с распознаванием лиц, другим тяжело также определять возраст, пол, эмоции. Прозопагнозия может воздействовать на способность человека ориентироваться, запоминать новые места и узнавать знакомые.

При этом прозопагнозия не влияет в целом на память, зрение, и интеллектуальные способности, но некоторые люди с этой особенностью избегают социальных взаимодействий из-за смущения, испытывают проблемы в личных или рабочих отношениях. В крайних случаях у человека с прозопагнозией развивается тревожное расстройство и боязнь людей.

Лицевая слепота бывает приобретённой и врождённой. Первая может возникнуть в результате инсульта, черепно-мозговой травмы или некоторых нейродегенеративных заболеваний. Врождённая прозопагнозия, по мнению учёных, имеет генетический характер и передаётся по наследству.

Специального лечения прозопагнозии нет, но человек с этой особенностью либо самостоятельно, либо с врачом вырабатывает так называемые компенсаторные стратегии — навыки, которые позволяют ему различать людей по голосу, одежде, походке, причёске. Однако и эти стратегии работают не всегда, например, когда человек с прозопагнозией встречает кого-то в незнакомом месте.

Исследователи считают, что у одного из 50 человек может быть какая-либо форма прозопагнозии. Анжелика Добровольская живёт с этим расстройством несколько лет, хотя запоминать некоторых людей ей сложно с детства. Она рассказала нам о том, что облегчает ей жизнь, в какие забавные ситуации она попадает и почему прозопагнозия может быть опасна.

Текст: Эллина Оруджева

Походка, причёска, стиль

Я плохо различаю только лица людей, это не распространяется на предметы или животных. Я понимаю, что за лицо передо мной, и в целом вижу его особенности, просто если человек покидает моё поле зрения, каким бы он ни был, — я его не запомню.

Плюс ко всему у меня плохое зрение, я не вижу человеческих лиц на расстоянии двух метров. Издалека для меня все лица как кукольная фарфоровая основа с тёмными кругами на месте глаз и рта.

Я не могу точно сказать, когда у меня началась прозопагнозия, потому что когда я была ребёнком, меня не очень волновало, что я кого-то не узнаю. В подростковом возрасте я упала с лестницы, у меня начались головные боли, а проблема с распознаванием лиц усугубилась. Потом я где-то услышала, что Брэд Питт не различает лица людей. Я поняла, что мне это очень близко, прочла про прозопагнозию, пошла к врачу. Сначала к терапевту, потом к психиатру, неврологу. Один из докторов предположил, что, может быть, всему виной удар головой, я рассказала, что это со мной давно. У нас не получилось установить, из-за чего развилась прозопагнозия — после удара или это наследственное. Моя мама отказывается идти к врачу, хотя у неё похожая проблема. Удивлённым доктор не выглядел, сказал, что если это будет развиваться, нужно будет снова обратиться к врачу. Вряд ли он сможет остановить прозопагнозию, но научит, на что обращать внимание.

Я уже давно к ней привыкла, смотрю на походку человека, причёску, стиль. У меня есть подруга, которая одевается минималистично: это однотонные, чаще всего чёрные или бежевые брюки, водолазки, шляпа, ничего яркого и броского, кроме того, я знаю её походку и тип фигуры, поэтому отличу от других. У другого моего друга очень необычный стиль одежды: он любит аляповатые вещи с ромбиками, цветочками, он может надеть штаны кричащего цвета в кружочек и какую-нибудь разноцветную рубашку, и уже издалека, завидев яркое пятно, я знаю, кто это идёт.

Но проблема возникает, если у человека происходит переосмысление жизни и он начинает одеваться как-то иначе, а если я его ещё и не видела несколько месяцев, он вообще для меня потерян. А если одежда у двух людей одинаковая или в одной цветовой гамме или у обоих яркая особенность, к примеру зелёные волосы, то в следующий раз после знакомства я уже не пойму, кто есть кто. Больше внимания я обращаю на звуки, голоса прямо очень для меня важны, я их запоминаю. Если я иду в толпе и слышу знакомый голос, могу повернуть голову и сопоставить: ага, одежда, похожая на одежду моего знакомого, стрижка тоже, значит, это он. Но первая никогда не подойду, потому что мне надоело попадать в нелепые ситуации.

Читайте так же:
Землетрясения и вулканы: описание, фото и видео

Если у человека есть татуировки на лице, я запомню его. У моей знакомой набит цветочек на лице, и вот благодаря ему я могу вспомнить, как она выглядит. А вот на очки, веснушки, родинки я не обращаю внимания. Я встречаюсь с молодым человеком два года и только недавно заметила, что у него веснушки.

Я знаю, что есть привлекательные для меня люди — могу идти по улице и восхититься красотой девушки. Хотя по большей части меня привлекает не внешность, а харизма, внешне мне нравятся совершенно разные типажи.

Когда смотрю в зеркало, я узнаю себя, но иногда мне хочется пофантазировать, а у меня не получается. Например, вы можете, себе представить, как танцуете с парнем? Я нет. Я пытаюсь, но на своём месте вижу какую-то другую девушку, потому что свои лицо и фигуру в памяти воспроизвести не могу.

Узнать незнакомца

Детство я плохо помню. Часто за провинности меня отправляли в ссылку — в деревню в Сибири к бабушке, а там людей не очень много, поэтому мне было довольно легко. В школе и университете тоже проблем не возникало, возможно, потому, что с этими людьми я проводила каждый день по несколько часов в одном помещении — голоса и одежда очень быстро и надолго запоминались. Мой страшный кошмар — встреча одноклассников, все они выросли и внешне изменились, и я никогда не смогу различить их между собой.

Особенно сложно с мужчинами. У женщин есть особенности: блондинка, брюнетка, длинные волосы, каре, стиль одежды, фигура. А мужчины, по-моему, в основном и стригутся, и одеваются одинаково. Помню очень стыдный случай. Около пяти лет назад у меня был молодой человек, и мы договорились идти друг другу навстречу по одной улице. Смотрю, он остановился и с кем-то разговаривает. Ну, думаю, сделаю ему сюрприз, подбежала, поцеловала, человек даже не сопротивлялся. Потом я вижу, что он смотрит на меня вопросительно, а я не понимаю почему, оборачиваюсь и вижу, что сзади стоит мой парень с очень удивлённым выражением лица.

С людьми, которые только приходят в мою жизнь, а потом через три дня появляются снова, у меня проблемы с самого детства. Сложно за одну встречу запомнить, как человек одевается, какой у него голос, и в следующий раз узнать его. Раньше я работала официанткой, и меня ужасно бесили люди, которые потусуются у нас вечер-два и потом приходят такие: «Нам как обычно». Я задавала гостю наводящие вопросы: «А вы, кажется, у нас в пятницу были?», «А во сколько?», «Пришли с девушкой?», «Пили водку?» и так потихоньку вспоминала его поведение, во что он был одет. И гостям было приятно, что я их помню, и я понимала, что им надо.

Одна из немногих, кого я всегда узнаю, — моя подруга Индира, с которой я дружу тринадцать лет. У неё очень особенное острое лицо, поэтому, несмотря на то, что она часто красит волосы и мы можем не встречаться по году, я её помню. У моего нынешнего молодого человека в отличие от того, с кем я раньше встречалась, очень запоминающаяся внешность: большие глаза и губы, он высокий и худой. Правда, я раздражаюсь, когда он меняет стрижки, тогда я могу перепутать его с кем-нибудь.

Есть люди, которые остаются в памяти навсегда. Если я через несколько лет приеду в свою сибирскую деревню, увижу там одного знакомого, то сразу пойму: «А, Илья, это же ты на речке обосрался!»

«Ты кто вообще такой?»

Время от времени со мной случаются странные ситуации. Я работаю менеджером в ресторане, поэтому мне нужно знать своих сотрудников в лицо, и в этом большая проблема. У нас были стажёры-бармены, и оказывается, их было два. А я думала, что каждый день приходил один и тот же мальчик. И потом, когда мне нужно было писать отчёт об их работе, я осознала, что их двое. Пришлось узнавать у коллег, кто когда был на смене.

Своего молодого человека я заставила купить красный пуховик, чтобы я могла хотя бы в «Ашане» его находить. Но оказалось, что у сотрудников «Ашана» тоже красные куртки, и в целом их все стали носить. Этой зимой я ходила за мужчиной в магазине минут двадцать, потому что думала, что это мой парень. И ещё злилась: «Я иду за тобой, куда ты бежишь?» Человек был явно удивлён, когда это заметил.

Я постоянно заново с кем-то знакомлюсь. Я работала в ресторане, и когда переезжала в Москву, привела себе замену — друга моего двоюродного брата. Мы какое-то время с ним пообщались, и я уехала. Полгода назад он написал мне «ВКонтакте», начал со мной общаться, а я не понимала: «Ты кто вообще такой? Как ты попал ко мне в друзья?» Потом он мне напомнил, оказывается, мы с ним и до того, как я устроила его на работу, были знакомы. То есть получается, я познакомилась с этим парнем три раза.

Раньше я жила в другом городе, и мама приезжала ко мне раз в полгода, соответственно, виделись мы не очень часто. И как-то я шла по улице, посмотрела на неё и подумала: «Ну женщина и женщина» И она мне: «Ты что, обалдела?» Последние года два мы живём вместе и проблем с узнаванием нет, но если мы идём в магазин, для меня это катастрофа и кошмар, я никогда не могу её найти.

Мой отец умер, когда мне было лет тринадцать, и до прошлого года, пока я не нашла альбом с фотографиями, я почему-то думала, что он выглядит примерно как Шварценеггер. У них есть схожие черты лица, но в моей памяти остался высокий крепкий мужчина с татуировками, а на фотографиях — нормальный человек, но не такой мачо, как мне казалось. А так я не помню никого из родственников, кого не видела лет пять.

Читайте так же:
10 приемов воспитания детей, от которых нужно срочно отказаться — описываем подробно

Путин, Ивлеева и Джонни Депп

Есть несколько знаменитостей, которых я узнаю всегда. Например, президента. У нас в школе по какой-то причине в каждом классе висел его портрет, и когда было скучно, я смотрела на него. И если я увижу его на улице, уверенно смогу сказать: «Да, это Путин!» Ещё я сто процентов узнаю Настю Ивлееву, потому что она везде: в интернете, телевизоре. И Элджея, потому что у него запоминающийся образ: необычные одежда, очки, причёска.

Несмотря на прозопагнозию, я хожу в кино, и у меня есть топ любимых актёров. Один из них — Джонни Депп. Если другие актёры не переоденутся как Джонни Депп, я точно его узнаю. Он с бородкой и усиками, у него карие глаза, характерное поведение и манерность Джека Воробья. В кино я ориентируюсь всегда на слух: запоминаю голоса. Плюс обращаю внимание на походку, поведение. И меня ужасно раздражают фильмы, где очень много героев. Сидишь в кинотеатре и появляется вереница людей: «Это я, это мой родной брат, а это троюродный брат, и у нас у всех есть жёны и дети, и все мы сейчас будем рассказывать историю». И ещё я не люблю детективы: там километр подозреваемых и нужно обращать внимание на мелкие детали, а я не успеваю, потому что пытаюсь запомнить персонажей.

Если я читаю книги и героев-мужчин не описывают как-то конкретно и подробно, они все у меня в голове какие-то одинаковые, почти всегда с лицом Брэда Питта. Его бы, кстати, я никогда не узнала. Зато женщин я представляю в больших деталях.

«Не смогу защитить ни себя, ни других»

Люди, которые мне неприятны, тоже быстро стираются из памяти. Ситуация, может, останется в голове, но кто это сделал и почему — нет. С одной стороны, это хорошо, а с другой — может быть опасно. Я поздно возвращаюсь с работы домой — в два-три часа ночи, и если на меня кто-то нападёт, я не смогу его опознать. Один раз меня ограбили, я пошла в полицию, и надо было составить фоторобот. А я вообще ничего не могла сказать про вора. Мямлила: «Ну, он был невысокий и в синей куртке». Полицейский очень удивлялся: «Ну как это вы не знаете, какое у него было лицо, вы же только утром его видели!» То есть я не смогу защитить ни себя, ни других.

Когда мне было 13–14 лет, я познакомилась с человеком, который тусил в компании косплееров, ему было тридцать пять лет. Мы общались целый год, устраивали вечеринки у него в квартире. Он подкатывал ко мне и к моей подруге, но мы сразу сказали: «Чувак, мы можем с тобой только дружить». А третью нашу подругу он склонил к сексу, ей было тринадцать лет — он покупал ей вещи для косплея. Но сейчас я не вспомню, как он выглядит, вообще. Знаю только, что больше всего ему нравился косплей на какую-то красную птицу и у него была кличка Рю.

«Я часто слышу, что высокомерная»

Раньше, когда я только осознала свою особенность, предупреждала людей: «Я сейчас с тобой познакомлюсь и потом не узнаю». Но со временем поняла, что людям всё равно, предупреждаешь ты их или нет, если они хотят обидеться на то, что ты их не узнал, они обидятся. Мне люди говорят: «Вот я мимо тебя по улице прошёл, а ты не поздоровалась». Я отвечаю: «А что же ты сам не поздоровался?» Из-за этого мне часто говорят, что я высокомерная.

Когда-то я комплексовала, что не запоминаю лиц, а сейчас мне всё равно. Если человек интересный и в моей жизни не на один день, я всё равно по каким-то особенностям запомню его. Единственное, из-за чего мне грустно: я не помню лица своей бабушки. Она умерла, когда я была маленькой, и с годами я почувствовала, как её образ начал размываться, и мне стало страшно, что я совсем забуду, как она выглядит. Если бы мне показали фотографии кучи бабушек, я бы не нашла там свою.

Ещё я уверена, что маму больно цепляет, что я её не узнаю. То есть я хотела бы избавиться от этого не столько для себя, сколько для окружающих.

Прозопагнозия или когда человек не различает лица

Прозопагнозия (1)

Прозопагнозия (от. др.-греч. πρόσωπον, prósōpon — лицо и ἀγνωσία, agnōsía — неузнавание) — это расстройство восприятия лица, при котором способность узнавать лица потеряна, но при этом способность узнавать предметы в целом сохранена. Обычно это состояние связывают с повреждением мозга в области правой нижнезатылочной области, но новые факты показали, что существует также врожденная форма этого расстройства.

Прозопагнозия (7)

Больной с прозопагнозией не узнает знакомые лица. Но это не дефект восприятия, поскольку такие больные легко определяют, одинаковы два лица или нет, – более того, они узнают человека, если смотрят на него и одновременно слышат его голос. Таким образом, прозопагнозия — это модально-специфическое нарушение, при котором зрительная информация не взаимодействует с информацией других модальностей и поэтому не может быть интерпретирована как тот или иной хранящийся в памяти образ.

Формы заболевания

Сегодня зарубежные врачи подтверждают, что прозопагнозия – явный признак невротического расстройства, при которой человек не запоминает лица.

Данное состояние сопряжено с травмами, приведшими к повреждениям мозга в правой нижнезатылочной зоне, а, кроме того, выявлены случаи врожденной формы расстройства. Выделяют две формы прозопагнозии:

Легкая — неспособность узнавать лица на портретах всемирно известных людей. Как правило, синдром прогрессирует, и человек перестает узнавать кого-то из своих коллег, и причина тому в большинстве случаев — сильное умственное переутомление.

Читайте так же:
Почему полярные животные не отмораживают лапы на льду?

Тяжёлая — неспособность узнавать лица и прочие предметы, относящиеся к одной категории. То есть больные считают, что лицо – это лицо, не отличая мужское от женского, а автомобиль воспринимают как автомобиль, не различая марки.

Отмечены случаи появления прозопагнозии после 1-2 бессонных ночей, проведенных за умственной работой. А также к группе риска относят людей, перенесших инсульт, энцефалит либо серьезные травмы головы.

Прозопагнозия (1)

Симптомы прозопагнозии

Прозопагнозия – основные симптомы:

  • Трудности при узнавании лиц людей;
  • Уверенность в отсутствии какой-либо конечности;
  • Невозможность узнать свое отражение в зеркале;
  • Невозможность различать пол человека по лицу;
  • Ошибочное восприятие незнакомцев за знакомых людей;
  • Человек не узнает собственные конечности;
  • Ошибочное ощущение наличия нескольких пар рук или ног;
  • Невозможность запомнить действующих персонажей фильма;
  • Ощущение фантомных болей.

Человек хорошо запоминает лица животных

Прозопагнозия (4)

Диагностика прозопагнозии

В клинической практике для диагностики ПА, как правило, используют тесты на узнавание знакомых лиц, т. е. проверяют способность человека осознавать тот факт, что он ранее уже видел демонстрируемое ему лицо. С этой целью широко применяются задания на узнавание лиц знаменитостей, для чего испытуемого просят назвать имя известного человека, лицо которого изображено на фотографии. Другой вариант: называют известное имя, после чего испытуемому показывают фотографии разных людей и просят указать того человека, чье имя ему сказали. Преимуществом такого рода тестов является простота применения, а недостатком – зависимость результатов от возраста, уровня образования испытуемого и от того, насколько часто он видел соответствующее знаменитое лицо в прошлом. В связи с этим в настоящее время стали применяться также тесты на запоминание новых лиц с их последующим узнаванием.

Прозопагнозия (5)

Лечение расстройства

Специального лечения этой патологии не существует. Текущие исследования направлены на понимание причин и основ прозопагнозии, в то время как другие исследуют эффективность некоторых программ, разработанных для улучшения распознавания лиц.

Лечение агнозии заключается в устранении ее причины, то есть заболевания, вызывавшего поражение коры головного мозга и его подкорковых структур. Врачи не называют каких-либо специфических методов лечения – в каждом случае метод медицинского воздействия определяется индивидуально, в зависимости от тяжести заболевания, его течения и возможных осложнений.

Терапия продолжается от 3 месяцев до 1 года, но полностью побороть болезнь не представляется возможным.

Похожие записи:

    Истерия – это психическое расстройство, проявляющееся в виде разнообразных функциональных.Фобии у детей и подростков – патологические, чрезмерно выраженные реакции страха.Панические атаки у детей – внезапные спровоцированные либо беспричинные приступы.Существует великое множество различных фобий человека. Начиная от страха хищных.

Автор: Левио Меши

Врач с 36 летним стажем работы. Медицинский блогер Левио Меши. Постоянный обзор животрепещущих тем по психиатрии, психотерапии, зависимостям. Хирургии, онкологии и терапии. Беседы с ведущими врачами. Обзоры клиник и их врачей. Полезные материалы по самолечению и решению проблем со здоровьем. Посмотреть все записи автора Левио Меши

Каково это — потерять способность распознавать лица людей Статьи редакции

Прозопагнозия лишает возможности узнать родных и друзей, часто обрекая человека на социальную изоляцию.

В 1947 году немецкий невролог Жоакин Бодамер (Joachim Bodamer) описал случай солдата, который после ранения в голову осколком снаряда советской артиллерией потерял способность узнавать лица родных, друзей и своё собственное. Это состояние специалист назвал прозопагнозией — расстройством восприятия, при котором человек перестаёт узнавать лица, хотя способен узнавать предметы.

Недуг проявляется после травмы головы или передаётся по наследству, а каждый человек страдает разными типами ухудшений. Но всех заболевших объединяет то, что им становится гораздо сложнее в социуме. Лишившись способности запоминать лица, при появлении человека они каждый раз вынуждены думать, как следует себя повести с незнакомцем: поприветствовать, улыбнуться, заговорить или пройти мимо.

В 2000 году жительницу Лондона Рут Миддлтон (Ruth Middleton) сбили мотоцикл и такси, пока она шла по Вестминстерскому мосту. Она впала в кому, а когда очнулась, то не узнала себя: ей ампутировали повреждённую ногу. «У меня появились проблемы с позвоночником, тазом и рёбрами», — рассказывает женщина. Но восстановление после этих травм далось ей гораздо легче, чем потеря способности узнавать лица.

С тех пор прошло 19 лет, и Миддлтон давно привыкла, что легко может запутаться в лицах главных героев фильмов или сериалов. Когда к женщине приходят гости, то её главная задача — не удивляться, когда с ней здоровается незнакомец. Даже если на деле это родственник. Чтобы этого избежать, она научилась отличать людей по голосу, привычкам и одежде. «Люди, которых я должна знать, решили, что я высокомерна или недружелюбна к ним. Правда в том, что я их не узнавала», — делится она.

Миддлтон — одна из немногих, кто приобрёл прозопагнозию после тяжёлой травмы, а не с рождением. Во втором случае расстройство постепенно набирает обороты, поэтому многие узнают о проблеме лишь к середине жизни, уже заведя семью и построив карьеру. С прозопагнозией сталкивается главный герой книги «Человек, который спутал свою жену со шляпой», узнававший супругу только по голосу. А порой расстройство называют «синдромом Шалтая-Болтая» — в «Алисе в Зазеркалье» он прощается с Алисой, говоря, что при следующей встрече уже не узнает её.

В 20-м веке прозопагнозия считалась редкостью, но современные исследователи полагают, что той или иной формой заболевания страдает до 2% населения США (мировой статистики нет). Просто большая часть из них принимает отклонение за банальную невнимательность или рассеянность. Например, так думали актёры Стивен Фрай и Брэд Питт, позже подтвердившие у себя прозопагнозию. В лёгкой форме она почти не влияет на жизнь, но в тяжёлых проявлениях выбивает человека из социума.

Человек с прозопагнозией забывает лицо близких друзей и родных, поэтому легко может проигнорировать их на улице или удивиться их появлению у себя дома. Порой с этим сталкиваются и родители, забывая, как выглядят их дети. Британка Бу Джеймс (Boo James) не знала о своём состоянии до 40 лет, списывая неспособность запомнить лица на свою застенчивость. Она заподозрила у себя расстройство после того, как случайно услышала о нём в новостях.

Читайте так же:
Разработана технология изготовления “металлической древесины”

В 2019 году, спустя 11 лет после диагноза, состояние Джеймс только ухудшилось. Когда она просматривала семейные фотографии на компьютере, то не узнала саму себя на одном из кадров. В борьбе с болезнью женщине помогает муж Деви. Он подсказывает ей, в каких отношениях она находится с собеседником, и помогает жене не терять нить сюжета в фильмах, напоминая, кто есть кто среди героев. «Иногда мы выключаем кино, потому что становится слишком сложно уследить за сюжетом», — говорит Джеймс.

Описать ощущения от жизни с прозопагнозией несколько сложно. Человек как бы видит не всё лицо, а его отдельные части. Мозг не способен соединить и удержать их в сознании, чтобы образовать цельный облик. Поэтому лучший способ запомнить человека — подметить его причёску, аксессуары, голос, фигуру или одежду. Этот способ не универсален, так как люди часто меняют облик, переодеваясь или пробуя новую стрижку.

Джеймс — одна из первых, кто в начале 2019 года согласилась поучаствовать в новом исследовании британского университета Свонси. Эта программа посвящена изучению тонкостей процесса узнавания лиц и помощи людям с прозопагнозией. Проект ставит в том числе задачу рассказать об этом расстройстве как можно большему числу людей.

Один из самых распространённых тестов на прозопагнозию доступен на сайте исследовательского учреждения Биркбек в Лондонском университете. Испытуемому показывают фотографии человека или нескольких людей, после чего просят найти знакомое лицо среди других кадров. При внимательном прохождении для обычного человека это довольно простой тест.

Всё благодаря веретенообразной извилине, которая расположена в затылочно-височной части, которая отвечает за распознавание лиц. Именно она ещё в утробе матери учит, что два глаза над носом и ртом формируют лицо. По этой же причине люди видят лица в электрических розетках или на передней части автомобилей. Механизм распознавания развивается по мере социализации человека и изучения лиц вокруг. Поэтому те, кто в основном общается с людьми из своей расовой группы, порой считают, что многие представители другой группы выглядят одинаково.

По этой же причине от прозопагнозии часто страдают те, кто родился незрячим и получил возможность видеть уже взрослым. Иногда это расстройство встречается у людей с другим отклонением — стереослеплением (Stereoblindness). Это неспособность видеть объекты в 3D с помощью стереопсиса, из-за чего мир выглядит слегка «плоским». Так это состояние описала американская журналистка Сэди Дингфельдер (Sadie Dingfelder), которая обнаружила прозопагнозию и у себя.

Хотя это расстройство активно исследуют, лекарства от него не существует. Некоторые пациенты начинали гораздо лучше различать лица своей расы после приёма гормона окситоцина, но им становилось сложнее различать людей другой расы. Пока же наиболее эффективный, хоть и не менее пагубный, рецепт жизни с болезнью — отказ от социума.

Люди, избравшие этот путь, редко выходят на улицу, а если такое случается, то они смотрят себе под ноги, чтобы не столкнуться со знакомым человеком, внешность которого они не помнят. Дингфельдер, сама того не подозревая, жила в таком состоянии до 19 лет. Она не могла заводить длительные дружеские отношения, потому что невольно игнорировала друзей, создавая впечатление, что ей с ними неинтересно.

Есть некоторые доказательства, что лица служат папкой с файлами мозга для всей остальной информации, которую мы собираем о людях: когда, где и как вы познакомились, их любимые музыкальные группы, имя их последнего партнёра и причина их расставания. Поскольку мой мозг не может создать хорошую папку с файлами, эти детали часто теряются. Некоторые люди с прозопагнозией могут связать биографические детали с голосами людей, но для меня неспособность увидеть лицо означает, что отчасти я не могу видеть и самих людей.

Поведение Дингфельдер изменилось после совета её отца: «Все просто хотят говорить о самих себе. Задавай много вопросов, и люди примут тебя за самого поразительного человека на Земле». Именно этой тактике она придерживалась в колледже, благодаря чему вскоре она завела много друзей. Помогало и то, что она хранила фотографии друзей и однокурсников с их именами на оборотной стороне и периодически просматривала, запоминая черты лица.

«Если кто-то смотрел в мою сторону, я улыбалась. Если они отвечали тем же, я подходила и заводила разговор», — вспоминает она. В результате девушку выбрали президентом дома (так в колледже Смита в Массачусетсе называют общежития).

В 2019 году Дингфельдер начала посещать в Бостоне исследовательский центр, в том числе занимающийся прозопагнозией. Она согласилась пройти компьютерный тест, который помогает людям с расстройством улучшить навык распознавания лиц. В нём испытуемому показывают подборку из 10 фотографий, разделённых на две группы. В первой глаза и рты у лиц отдалены друг от друга, а во второй имеют более компактные черты.

Программа продолжалась больше 10 недель, но Дингфельдер ощутила эффект лишь под конец исследования. «Я не заметила большую разницу, но если я кого-то узнаю, то теперь гораздо больше уверена, что это именно этот человек», — говорит женщина. Как позже сообщили специалисты, она страдает одной из самых тяжёлых степеней прозопагнозией: развитие её веретенообразной извилины находится на уровне 12-летнего ребёнка, а способность к распознаванию лиц как у среднестатистической макаки.

В июле 2019 года Дингфельдер исполнилось 40 лет. Благодаря тестам она стала лучше отличать лица, но эффект постепенно пропадает. Несмотря на неудобства, она не планирует дальше ходить на терапию.

Я лучше потрачу время на вещи, которые мне нравятся, вроде игры на скрипке или изучению птиц. Я люблю сидеть в парке возле своей квартиры, смотреть, как эти прекрасные создания живут своим днём. Узнавая их, я чувствую восторг.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию