100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как выращивают норок для шуб

Как коронавирус поставил под удар производство шуб и что будет c рынком в будущем

Натуральный мех в словаре фешен-терминов 2020 звучит как архаизм с сомнительной с точки зрения этики репутацией. Многие страны и бренды отказались от этого ретроградного материала в пользу экологичных заменителей, но до fur-free победы еще далеко. Свои коррективы в индустрию внесла пандемия: правительство некоторых стран приказало уничтожить всех норок на фермах, где был обнаружен ковид. Forbes Life рассказывает, что происходит с меховым рынком в 2020-м и какое будущее его может ждать.

Пушные ценности

Пионером антимехового движения был Кельвин Кляйн, который еще в 1990-х прекратил использовать этот материал. В том же десятилетии вышел знаменитый фотопроект для PETA (People for the Ethical Treatment of Animals — «Люди за этичное отношение к животным»), в котором Наоми Кэмпбелл, Кристи Тарлингтон и другие супермодели позировали обнаженными. Он гласил: I’d rather go naked than wear fur («Я лучше буду ходить голой, чем в мехах»). В то время это была не слишком популярная точка зрения, и разделяли ее разве что активисты-зоозащитники, регулярно прерывающие пикетами показы на Неделях моды. На новый виток антимеховая мода вышла в 2001 году: Стелла Маккартни только создала свой бренд и заявила, что в его ДНК натуральный мех не входит. Но настоящий бум на отказ от этого материала для брендов произошел недавно. За последние несколько лет крупные марки, включая Prada, Burberry, Gucci, Chanel, Versace, Armani и DKNY, полностью отказались от меха. Вслед за ними устремился и масс-маркет: Zara, H&M и Massimo Dutti также отказались от натуральных шуб в угоду экотрендам. Группа Yoox Net-a-Porter прекратила продажи меха в 2017 году, в прошлом году универмаги Bloomingdale’s и Macy’s заявили о своих намерениях сделать то же самое. Эти маленькие победы сподвигли Peta торжественно заявить, что fur-free движение победило, и свернуть свою антимеховую кампанию.

Закон и мех

Торговля мехом уже запрещена во многих странах Европы, включая Бельгию, Германию, Ирландию, Норвегию, Словакию и Великобританию. Ожидается, что Нидерланды, Польша и Дания поддержат подобную концепцию в следующем году, а Франция — в 2025-м. В 2018 году Британский модный совет заявил, что на подиумах Лондонской недели моды меха больше не будет, а правительство сейчас рассматривает вопрос о запрете продажи, хотя производство меха в стране было запрещено еще в 2000 году. Несмотря на то, что в Европе все еще существуют 6000 ферм, где выращивают пушных зверей, цифры говорят об упадке индустрии. По данным итальянской меховой ассоциации Associazione Italiana Pellicceria, розничные продажи меха в Европе сократились на 50% с 2006 года до примерно €800 млн в 2018 году. Чистая прибыль финского аукционного дома Saga Furs за год составила €45,7 млн, что на 13% меньше по сравнению с предыдущим годом.

Но до тотального мирового отказа от меха еще далеко. Чтобы понять масштабы производства, нужно обратиться к статистике. Международное общество защиты животных HSI сообщило, что в 2018 году по всему миру было выращено 60 млн норок для меха. При этом в Китае — 20,6 млн, на втором месте Дания с 17,6 млн, на третьем — Польша с 5 млн. Последние две, как говорилось выше, подумывают отказаться от этого рынка, Китай же только наращивает прибыль от пушных ферм, ему прогнозируют рост выручки с £6,6 млрд в прошлом году до £6,9 млрд в 2021 году. В 2019 году США рынок шкурок принес $466 млн. А общий объем продаж меха во всем мире за прошлый год составил около €22 млрд, что является небольшой, но все-таки долей рынка предметов роскоши с объемом в €281 млрд. Мировая модная индустрия сегодня взяла вектор на экологичные альтернативы натуральному меху, и это касается даже отделки. Но в том же Китае, который не отличается гуманным отношением к животным, помпоны, отделка для сумок и аксессуаров пользуются спросом. Организация ActAsia в своем отчете по поводу меховой индустрии в Китае заявила, что почти 43% опрошенных предпочитают именно меховую отделку, а не шубы (16,6%).

  • Объем мирового рынка роскоши рекордно упадет в 2020 году на 23%

Мягкий капкан

В 2020-м очередной удар по меховому бизнесу нанесли уже не экоактивисты, а пандемия коронавируса: норки, являющиеся самым важным активом мехового рынка, стали разносчиками вируса SARS-CoV-2, который вызывает COVID-19. В сообщении ВОЗ говорится, что новая вариация коронавируса Cluster 5 (которую обнаружили и у норок, и у сотрудников звероферм) опасна тем, что снижает способность организма вырабатывать антитела к коронавирусу, а значит, уменьшает эффективность будущих вакцин.

В Нидерландах на норковых фермах в Дерне весной началась вспышка коронавируса. Из 97 протестированных сотрудников 16 ферм 66 человек получили положительный тест на ковид (67% от общего количества). Возникло предположение, что как минимум два человека из них заразились от норок, так как их показатели SARS-CoV-2 были идентичны тем, что обнаружили у животных. Опасаясь серьезной вспышки и вероятности, что эти локации могут стать длительным источником заражения, Министерство сельского хозяйства приказало уничтожить более 600 000 животных. Также правительство закрыло все меховые фермы до 2021 года, а фермерам приказало либо уничтожить норок (если ферма заражена), либо пустить на мех. Сейчас в Нидерландах насчитывается около 150 меховых ферм, но с 2024 года выращивать норок для меха в стране будет запрещено.

Читайте так же:
Интересные факты о лесных животных: рассказываем подробно

До этого, еще в мае, норковую ферму временно закрывали на карантин в испанском городе Теруэле — после того, как у семерых ее сотрудников обнаружили коронавирус. После этого животных периодически тестировали на ковид. В июле Министерство сельского хозяйства, животноводства и окружающей среды Испании приказало уничтожить порядка 100 000 норок из-за вспышки коронавируса на пушной ферме в Арагоне. Следующей страной, где продолжили усыплять норок по тому же сценарию, стала Дания, занимающая второе место по объему выращивания норок в мире: в ноябре 284 фермы оказались заражены COVID-19, еще под подозрением находились 25 хозяйств. Всего планировали уничтожить около 17 млн животных, но пока уничтожено 10 млн. В итоге в стране предложили запретить разводить норок до 31 декабря 2022 года, чтобы остановить распространение вируса, а хозяйствам выплатить компенсации. Ситуация в Дании серьезно пошатнула будущее всей индустрии. Крупнейший в мире меховой аукцион Kopenhagen Fur, принадлежащий Датской ассоциации производителей меха, заявил, что будет использовать свои текущие акции, а также продавать 5 млн шкурок, которые он получит в ближайшее время от норковых ферм за пределами зоны заражения. После этого они планируют закрыться в течение двух-трех лет.

На этом история со вспышками коронавируса на пушных фермах не заканчивается. В Греции заражение выявлено на двух зверофермах в районах Козани и Кастория. Министерство сельского хозяйства страны приняло решение уничтожить 2500 животных. Инфекция обнаружена у десяти сотрудников. В Греции существует 90 хозяйств, которые ежегодно выращивают 1,2 млн молодых норок, в этой отрасли заняты более 800 семей, она приносит стране €60-70 млн в год. В ноябре стало известно, что в Ирландии норковым фермам следует готовиться к уничтожению животных, чтобы остановить возможное распространение мутировавшей формы COVID-19. Несмотря на то, что ни одного положительного теста на коронавирус у норок не было обнаружено, главный врач Ирландии Тони Холохан заявил, что все поголовье, которое выращивается в стране, должно быть уничтожено. Это, по сути, действия на опережение, связанные с тем, что ситуация, как у датских норок, может повториться и в Ирландии.

В середине ноября Франция тоже решила проверить четыре фермы в стране на наличие зараженных коронавирусом норок. И не ошиблась: в регионе Эр-и-Луара обнаружили больных животных. Министерство сельского хозяйства Франции заявило, что 1000 норок, которые там находятся, необходимо уничтожить. Второе хозяйство оказалось невредимым, а на остальных двух еще идут тестирования. Замыкает марафон уничтожения норок Польша, которая занимает второе место в Европе по производству меха. Польские ученые из Гданьского университета выявили восемь случаев заражения ковидом норок на ферме на севере страны, вызвав опасения, что для сдерживания заболевания понадобится уничтожить животных. Сейчас ведутся дальнейшие тестирования: пока что эксперты провели тестирование 91 норки на ферме.

Коронавирус у норок также обнаружили в США, Италии и Швеции, но там пошли гуманным путем и не стали уничтожать все поголовье, а ограничились наблюдением за ситуацией на фермах, так как нет доказательств, что именно норки играют значительную роль в распространении SARS-CoV-2 у людей. Примечательно, что у массового уничтожения пушных зверей появился побочный эффект — шубы становятся снова эксклюзивным продуктом, а из-за дефицита материалов — дорожают. Цены на произведенный в Китае мех за ноябрь уже увеличились вдвое, хотя по качеству он серьезно уступает европейским производителям.

Что происходит в России

В России тоже есть фермы, на которых разводят норок. Всего в стране 22 таких предприятия. Одно из крупнейших — «Лесные ключи» в Ставропольском крае с более 100 000 норок. По словам советника руководителя Россельхознадзора Юлии Мелано, ни на одной ферме в стране нет подтвержденных случаев заражения вирусом. Но, учитывая ситуацию на европейских норковых фермах, испытания вакцины для норок все же проводят.

В России пока нет культуры противостояния меховому бизнесу со стороны зоозащитников (хотя российский центр защиты прав животных «Вита» в конце 2019 года был признан одной из шести организаций мира, влияющих на рынок меха) — большинство россиян пока еще воспринимает шубу как необходимый предмет для выживания в суровом климате. Поэтому на рынок влияет погода: в аномально теплую зиму 2019 года продажи меха в России сократились почти на четверть по сравнению с предыдущим годом. Кроме того, с подачи западной модели осознанного потребления в последнее время натуральные шубы перестают быть мейнстримом даже в России. Об этом говорят продажи на топовых площадках. «Товарная категория шуб на Lamoda представлена в основном изделиями из искусственного меха, в том числе так называемыми моделями тедди («плюшевые шубы». — Forbes Life). Натуральный мех представлен только в отделке верхней одежды из других тканей. В этом вопросе нам важно отвечать на запрос покупателей на более осознанный и ответственный подход к моде», — рассказали в пресс-службе Lamoda и отметили, что спрос на искусственные шубы, наоборот, растет — плюс 115% за год. «Начиная с 2015 года покупатели чаще всего заказывают шубы в ноябре и декабре. Так, например, петербуржцы в январе этого года заказали на Lamoda в 2,5 раза больше шуб, чем в том же месяце годом ранее. В сентябре 2020-го жители Петербурга купили на Lamoda на 33% больше шуб, чем в 2019 году, и на 180% больше, чем в 2018 году».

Читайте так же:
Как багаж попадает на самолет

«Спрос на меховые изделия продолжает падать. Это связано с двумя факторами. Первый и самый главный — доходы населения. Второй — это, конечно, мода», — говорит дизайнер Эмиль Шабаев, который специализируется на меховых изделиях. Он уверен, что в России спрос на меховые изделия снижается в первую очередь именно из-за падения уровня доходов населения: «Люди выбирают в первую очередь необходимые вещи, продукты, лекарства, потом уже одежду, а после — дорогую одежду. Шуба даже в сегменте масс-маркета все равно стоит дорого для среднестатистического жителя». При этом, по словам Шабаева, ситуация с европейскими норками почти никак не сказывается на продажах в России — «розничный покупатель не бросится покупать шубу, потому что в Дании не будет ферм».

Как выращивают норок для шуб

Единственное за пределами Урала на востоке России звероводческое хозяйство «Валентиновское» в Лазовском районе разводит норок, мех которых весьма дорого ценится на мировом рынке. В хозяйстве содержится 30 000 животных.

Под катом, репортаж о животных, которым предначертано стать шубой.
Одним из самых популярных мехов во всем мире, бесспорно, является мех норки. Животное норка относится к семейству куньих, наряду с куницей и соболем, росомахой и горностаем. В настоящее время используют в основном мех норки тех животных, которых выращивают в неволе, в клетках. Мех норки такого разведения поставляется, в основном, из России, Северной Америки, скандинавских стран.
1.

Мех норки существует в природе разных цветов, что связано как с инструментами селекции, так и разнообразными технологиями окрашивания. Признано, что мех самок норки ценнее, чем мех самцов, и именно они используются для изготовления самых роскошных и дорогих манто.
2.

Директор ООО «ЗХВ» Сергей Фильчиков держит на руках двухмесячного детеныша норки
3.

В целом цены на мех норки зависят от качества шкурки, размера и цвета.
4.

Мех норки довольно короткий, гладкий, блестящий, он состоит из очень густого подшёрстка, на ощупь шелковистый, а так же обладает ещё одним ценным качеством – он не боится влаги.
5.

Норка — это хищный зверь. Маленький, юркий, с очень острыми зубами. Поэтому, чтобы взять его в руки, сотрудники одевают рукавицы.
6.

Зверотехники рассаживают по клеткам детенышей
7.

8.

У каждого зверька свой номер
9.

Хозяйство реализует шкуру норки 3-х цветов: перламутр, серо-голубая и стандартная темно-коричневая.
10.

11.

12.

13.

Месячные малыши
14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

Склад готовой продукции
37.

38.

39.

40.

Репортаж с частной зверофермы: как заготавливают шкурки норок, песцов и лис

Норковые шубы, полушубки из лисицы и песца — дорогие и красивые вещи, вокруг которых постоянно кипят страсти. Одни мечтают о приобретении такой роскошной одежды; другие уверены, что возможность красиво выйти в свет не стоит жизней десятков животных. Как бы то ни было, пушной бизнес в Беларуси есть, и занимаются им не только государственные предприятия, но и частники.

Звероферма в деревне Литусово, что в Оршанском районе, была построена более 20 лет назад. Все это время ее хозяева — супруги Владимир Борисенок и Екатерина Клицова — занимаются разведением пушного зверя. По сравнению с другими зверофермами, сегодня это не самое большое предприятие. На момент, когда мы приехали в Литусово, большую часть животных уже забили, в клетках остались «дозревать» 600 голов песца и лисы, 1000 голов норки. Раньше поголовье доходило до 17 тысяч, но предприниматели отказались от таких больших объемов, предпочтя количеству качество.

Мы выращиваем скандинавскую черную и жемчужную короткошерстную норку, серебристо-серого песца, черно-бурую лису и рыжую огневку, — рассказывает Екатерина, показывая нам длинные ряды клеток, большинство из которых уже пустые. — Оставшихся зверей будем забивать через 7—10 дней — мех должен дозреть. Останутся только самцы и самки, необходимые для дальнейшего разведения.

В условиях дикой природы норки живут около 10 лет. На звероферме самок, которые дают потомство, и самцов-оплодотворителей держат до 3 лет, после чего животное идет на убой, так как из-за интенсивной кормежки у него «садится» печень. Основная же масса норок живет лишь 8 месяцев — они рождаются в апреле, а на убой идут в ноябре. Такой же недолгий срок жизни и у песцов с лисами. Правда, песца-оплодотворителя используют 7—8 лет, но для этого ему приходится немало поработать — некоторые самцы кроют до 30 самок за сезон.

Скажу честно, я никакой жалости к животным, когда идет забой, не испытываю, — признается Екатерина. — Наверное, это профессиональная деформация. Наоборот, чувствую глубокое удовлетворение, понимаю, что долгий и трудный рабочий процесс подходит к окончанию. Я радуюсь, что удалось вырастить хороший мех, я его продам и заработаю деньги.

Хозяйка фермы рассказывает, что самый тяжелый характер у лис, — они почти всегда агрессивны, своенравны. Норки по природе своей любопытны и позволяют человеку многое. Самые добродушные и покладистые — песцы. Причем чем светлее окрас животного, тем оно будет добрее. Это касается также и норок, и лисиц.

Читайте так же:
Почему гудят высоковольтные провода? Причины, фото и видео

Обывателю кажется — ничего сложного: посадил зверушку в клетку, насыпал ей корму и жди, пока вырастет, — говорит Екатерина. — На самом деле звероферма — это адский труд. Корм надо найти, привезти, хранить, правильно готовить, вовремя животным давать… И каждый этап напрямую влияет на качество меха. К примеру, в июле, когда еще животные маленькие совсем, было жарко, а на выходе, когда идет забой в ноябре, качество меха из-за этого уже не то. Для того чтобы контролировать процесс, необходимо предвидеть развитие событий хотя бы на полгода вперед. Например, весной родились маленькие щенки, размером они поначалу — 2,5 см. Вроде все хорошо, провели первую вакцинацию, и тут резко — жара 28 градусов. Животные к этому просто не готовы, 30—40 голов в день может умереть, не выдерживает сердце.

Когда приходит время, животных усыпляют смертельной инъекцией. Они засыпают, останавливается сердце. Снятые шкурки обезжиривают, сначала вручную, после — в специальном барабане с опилками. После этого их натягивают на деревянные доски и сушат. На заключительном этапе обработки уже готовые шкурки вновь бросают в барабан, заполненный опилками, слегка смоченными бензином (чтобы мех распушился, стал мягким и принял товарный вид). С момента, когда животное усыпили, до того времени, когда мех готов к продаже, проходит двое суток.

Шкурка норки стоит 50 долларов, песца — 100—120 долларов, лисы — от 150 до 170 долларов. На норковую шубу идет около 60 шкурок норки, на полушубок — около 30—35. Если полушубок делают из песца или лисицы, на него идет около 12 шкурок.

Уже много лет Екатерина работает с мехом, но своей шубы у нее до сих пор нет. Не то чтобы у нее нет возможности ее пошить, просто она не видит смысла в таком приобретении.

Я считаю, что деньги в шкафу висеть не должны, лучше я их вложу в производство, — говорит хозяйка фермы.

— Наверняка после публикации будет немало нелестных комментариев в ваш адрес со стороны защитников животных.

— Люди искусственно выращивают цветы, убивают их и продают. Я выращиваю норок, лис и песцов, продаю мех. Благодаря тому что мы занимаемся этим бизнесом, пушных зверей, живущих на воле, стреляют меньше. Это жизнь. Искусственный мех никогда не сможет сравниться с натуральным. Норковая шуба — это статусная вещь. Женщина, надевшая норку, молодеет лет на 10, ловит на себе взгляды окружающих. И я горжусь, что помогаю ей в этом.

kak_eto_sdelano

Как это сделано, как это работает, как это устроено

Самое познавательное сообщество Живого Журнала

Несмотря на все старания зоозащитников, новая норковая шуба остается заветной мечтой большинства российских женщин. В последнее время цены на меха упали — во многом из-за дешевого китайского товара, заполнившего рынок. По словам специалистов, мех из Китая выглядит красиво, но не выдерживает суровой русской зимы.

Между тем в России есть свои фермы, где занимаются пушным зверем. До конца 90-х их было более 500. Теперь осталось 22. Единственная кавказская находится близ села Пелагиада Ставропольского края.

Американский зверь

В звероводческом хозяйстве «Лесные ключи» живут десятки тысяч норок. В ноябре пушистые хищники станут материалом для шуб, а пока тычутся любопытными красными носами в прутья клеток. В этом году «Лесным ключам» исполнится 50 лет. Норок, которых тут вырастили за это время, хватило бы, чтобы пошить шубы всем женщинам Ставрополя.

— Никто не будет делать бизнес, если он не приносит прибыль. В меховой отрасли очередной кризис с 2014 года. Тогда цены на норку упали почти на 70 процентов. У нас были запасы, подкожный жирок, поэтому предприятие выжило, — говорит Мухадин Хапсироков, генеральный директор хозяйства.

Ферма пережила трудные времена и смогла сохранить генофонд норок. Уникальность здешней стаи в том, что их праотцы прибыли на Кавказ из Америки. В России — от Кавказа до Урала — обитает норка европейская. Она имеет небольшое юркое тельце. Но из-за скромных размеров для шубного дела не очень подходит. Поэтому в начале 30-х годов прошлого века в страну завезли норок американской породы — они гораздо крупнее европейских. Правнуки тех зверьков стали базой для «Лесных ключей». Мех американской норки созревает к ноябрю, когда зверь готовится к зиме. Звероводы еще говорят — «цветет».

— Важно поймать этот период и в короткие сроки забить зверей, чтобы на шкурках не появилось пороков. Они же хищники, могут и цапнуть друг друга. Шкурки мы снимаем, помещаем в холодильник, затем обезжириваем, выправляем и сушим. Цвета «созревают» в разные сроки. Раньше всех — сапфир, позже всех — черная норка, — рассказывает Хапсироков.

Читайте так же:
Стюардесса, которая выжила — рассказываем обстоятельно

Червячки и Любовь

Мы проходим по огороженному двору с рядами клеток — шедами. Мех пока и не думает цвести. Норки весной поджарые, сосредоточенные на любовных утехах. В каждой клетке они сидят по парочкам. К самкам подсаживают самцов, те прикусывают партнершу за холку и не оставляют ей выбора. Зверьки кричат и словно плачут, хотя ближайшие восемь месяцев никто не собирается их убивать.

На пять самок приходится один самец. В шедах 25 тысяч зверей, летом их станет в пять раз больше. Щенятся самки в мае-июне. В одном помете обычно от семи до десяти детенышей, а бывает и пятнадцать. Весят они десять граммов, голые и слепые («червячки» — называют их на ферме).

— Если у норки пропадает молоко, она может съесть или затоптать своих червячков, — говорит директор. — Поэтому в таких случаях мы забираем приплод. Малышей выхаживаем сами. В карман фуфайки их — и с собой, кормить молоком из пипетки… Деваться некуда. Любознательные норки встречают гостей и немного отвлекаются от процесса зачатия, чтобы обнюхать пришельцев. Век их короток, всего два года жизни в клетке, и каждый чужак — событие.

— Не вздумайте совать палец в клетку, — предупреждает работница фермы, по имени Любовь. — У норки очень острые, загнутые внутрь зубы, прокусит до кости. Останетесь без пальца. Любовь приходит к норкам каждый день, управляется с ними, спрятав руки в суровые перчатки. Зверя женщина берет за хвост, но и так он легко может выгнуться и цапнуть. Непоглаженная норка отворачивается и идет умывать мордочку в миске с водой.

Побег в курятник

Во времена СССР в окрестных деревнях во дворах держали норку, песца, лисицу. Зверей забивали и шили шапки. — Естественно, из хозяйства воровали корм. Как тогда это называли — «брали», — говорит директор. — Теперь та история закончилась. Норка может стать и домашним животным. Но ее надо приручать совсем юной и каждый день проводить с ней много времени. А еще сразу попрощаться с занавесками, проводами, да и сном — хищник очень активен в темное время суток.

— Случается, у нас их берут, чтобы держать дома как кошку. Но не справляются и возвращают. У норки есть очень пахучая железа. Если зверь чувствует опасность, отреагирует как скунс. А амбре крайне едкое, ничем не выведешь. Говорят, в советские годы экстракт из этой железы добавляли в духи — чтобы запах был стойким. В хозяйстве норки живут на огороженной территории, но порой сбегают из клеток. Тогда они направляются в соседнее село — и начинается «дискотека».

След хищника выдают задушенные курицы. Норкой движет охотничий интерес: задушить птицу она способна, а вот утащить — нет. Местные жители отлавливают грабителей и возвращают на ферму. Курятина — гастрономическое разнообразие. Обычно норок кормят отходами переработки рыбы, мяса и птицы плюс злаковые — смесь на конвейере распределяет между клетками специальная система.

За день зверь съедает до 350 граммов пищи. Раньше кормили и мясом, но выходило неприлично дорого. Норки живут скученно, поэтому поголовье постоянно проверяют на инфекции. Особенно опасна алеутская болезнь. — Это иммунодефицит у норок, — объясняет директор. — Пробы крови мы отправляем в Новосибирск, там есть специальная лаборатория. Подозрительных животных держим в карантине.

Смертельный укол

Здоровый молодняк селят по двое-трое, важно, что они — из одного помета. Иначе бы перегрызлись насмерть. Кстати, из этих же соображений между клетками оставлено небольшое расстояние — чтобы животные друг друга не покалечили и не испортили ценный мех. Светло-серая шерстка блестит на солнце, красный нос тычется в сторону камеры. Зверь уверен в своей неотразимости и охотно позирует. И так — все 25 тысяч. Словно это одна-единственная норка, меняющая окрас. Считается, у этих зверей одинаковый характер — любопытные холерики, они готовы все время метаться по полу и потолку своих темниц.

В некоторых странах норок на фермах душат газами. В России давно применяют другой способ. — Есть такой препарат, он используется для наркоза, а если превысить дозировку — убивает. Колется подкожно, и в течение 30 секунд зверь просто засыпает. Дыхание останавливается, — объясняет Хапсироков.

— Недавно в сети появились видео зоозащитников, якобы снятые в звероводческих хозяйствах. Там показано, что со зверей сдирают шкуру живьем — чтобы мех лучше блестел… — Зоозащитники придумают все что захотите. Я в этой отрасли работаю 40 лет и такой картины не видел нигде. Это представить страшно. Качество меха не зависит от способа убийства. Если мех хороший, то хоть как норку убивай. Животное чувствует приближающуюся гибель — в любом случае. Но это не влияет на шкурку… Когда у нас забивают норок, я стараюсь не появляться в цехах.

Сколько норок в одной шапке?

Мы приезжаем в цех. Недавно здесь поставили датскую линию по первичной обработке меха. После того, как зверь навсегда засыпает, его тушку погружают в специальную центрифугу. Там она крутится 15 минут, затем отправляется на станок, где шкурка разрезается и снимается. На следующем станке мех обезжиривают и снова отправляют в барабан — так с мездры удаляются остатки жира. Через полчаса верчения шкурку вытряхивают и передают на правку — растягивание. Затем натягивают на колышки и сушат. Шкурку самца — 76 часов, самку — 48. За день цех может обработать три тысячи норок.

Читайте так же:
Как создают гидромолоты

Звероводческое хозяйство работает и по советским технологиям — в старых цехах пол заляпан засохшей кровью, и узнавать, как тут разделывают зверей, совсем не хочется.
— Жалко, а что сделаешь? — говорит главный зоотехник предприятия.

В природе норки, как правило, коричневые, с палевыми пятнышками, разнообразием цветов не отличаются. На звероферме занимаются выведением новых окрасов. В тренде норка цвета сапфир, есть и белые, серебристо-голубые, черные, кремовые. Мех можно покрасить в любой цвет. На складе лежат и розовые шкурки — даже они найдут своего покупателя.

Датская технология дороже, но именно ее выбирают зарубежные клиенты. Российские покупатели чаще берут шкурки, обработанные по старинке. В целом после выделки и у тех, и у других получается одинаковая площадь. На складе с выделанным мехом (его приводят в порядок на одной из фабрик Краснодарского края, красят и возвращают в хозяйство) сумрачно и тихо. Мягкие шкурки свисают хвостами вниз. Любопытные красные носы стали дырками на иссушенных мордочках.

— Тридцать шесть хвостов — одна женская шапка, — рассказывает директор. — Это если делать дешево и скромно, не из цельных шкурок. Вообще, на производстве все идет в ход: и хвост, и лапки. Но бывает и так, что шубу шьют только из спинок норки — они смотрятся богаче.

Куда уходят шкурки

Шкурки реализуют на международных европейских аукционах. Черная норка стоит от 37 евро. Самый дорогой мех — цвета сапфир (средний тон между голубым и серым). Цена на одну шкурку самца с короткой шерстью, так называемый вельвет, доходит до 60 евро. Шкурка самки в два раза меньше, чем шкурка самца, соответственно, ценится ниже. По словам Хапсирокова, 80 процентов аукционных покупателей — китайские предприниматели. И они же экспортируют норку собственного производства в Россию и Украину.

— В страну приезжает китайская норка. По качеству она гораздо хуже, чем наша. Вы наверняка слышали эти рекламные ролики, где сулят полушубок за 20 тысяч рублей? Так вот, себестоимость одной шкурки самки норки — около 1,5 тысячи рублей. На это изделие нужно примерно 30−40 самочек. Вам только материал обойдется в 50−60 тысяч. Плюс пошив. Продавцы рассказывают, что китайская норка — хорошая. А потом шубы расползаются по швам и не выдерживают снег.

Взять, например, пятигорский шубный рынок — один из самых крупных в стране. Он наводнен китайским мехом. Там построен огромный пятиэтажный склад, забитый товаром. И это не отечественный мех — российская норка не может стоить так дешево. Мех китайский от российского отличит только специалист. Блестит он так же, зато после дождя со снегом покажет себя. — В Китае на выделке шкурку максимально сильно вытягивают, выжимая из нее все, что можно выжать. — Мухадин проводит рукой по шкурке. — Себе они закупают наш мех, а свой продают в Россию.

Как выбрать шубу из правильного меха
Мех надо помять и продуть — у нормальной норки мездра (кожа) не будет видна. Если видна — значит, мех некачественный.
Мездра не должна хрустеть или быть слишком сухой — это говорит о некачественной выделке. Для проверки сожмите мех изнутри. Слышите неприятный звук? Ищите другое изделие. Пересушенная норка со временем будет терять ворс.
Если мех неприятно пахнет, шкурка была обработана неправильно.
Если мездра слишком серая или слишком желтая (у неокрашенного меха), вам пытаются продать изделие из престарелой норки.

Вечером Любовь снова приходит к норкам. После многих лет на ферме у нее выработался иммунитет к зоозащитным вопросам.
— Знаете, вам не жалко курицу, не жалко корову и не жалко свинью. А вот пушистых зверей — жалко. Вам не кажется это лицемерием?

Я смотрю на юрких зверей и вспоминаю мертвые шкурки с пустыми глазницами. Идея пошить шубу и стать женщиной-женщиной навсегда остается в цехах зверохозяйства. Хотя на скромный полушубок их бы ушло всего тридцать штук. Своих норки словно узнают и как-то по-особенному вытягивают мордочки.

Источник
Автор — Екатерина Филиппович

Жми на кнопку, чтобы подписаться на "Как это сделано"!

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану (shauey@yandex.ru) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Как это сделано

Подписывайтесь также на наши группы в фейсбуке, вконтакте, одноклассниках, в ютюбе и инстаграме, где будут выкладываться самое интересное из сообщества, плюс видео о том, как это сделано, устроено и работает.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию