100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как в Беларусии производят черную икру

Как и где производится белорусская черная икра — репортаж с осетровой фермы

Можно сколько угодно смеяться над словосочетанием «белорусская черная икра», но, судя по всему, «золотые» баночки разлетаются у белорусского производителя, как горячие пирожки.

Производству менее трех лет, а география поставок — от США, Франции и Италии до «колыбели черной икры», стран Каспийского региона. Еще в активе — положительные отзывы именитых «мишленовских» поваров и скачкообразный в последнее время спрос на продукцию.

То есть деньги сами просятся в руки, но наращивать производство здесь принципиально не планируют. Не хотят терять в качестве.

Корреспондент Sputnik Вера Дашкевич не нашла нужной суммы денег, чтобы попробовать уникальный продукт, но с большим интересом расспросила управляющего осетровым хозяйством ЗАО ДГ-Центр Владимира Довгялло, в чем особенность белорусской черной икры, кто ее покупает и, на всякий случай, (а вдруг когда-нибудь появятся лишние 400 евро) — как и с чем правильно ее есть.

Чистый продукт

«Мы делаем мало, но хорошо», — говорят на производстве. Качества добиваются за счет чистой воды, отказа от всех консервантов, кроме соли (да и ее добавляют по минимуму), и забойного метода производства. Это когда рыбу убивают и затем бережно потрошат.

В Фаниполе производят «забойную» икру, которой на рынке не очень много

Метод, конечно, не самый гуманный, но именно он, утверждает производитель, позволяет получить безопасный для здоровья продукт.

«Есть еще доильная икра, или же гормональная. У нее много наименований — но сути это не меняет. Икра производится от одной рыбы много лет — не один раз, как у нас, а до девяти. В этом случае рыбу подвергают инъекции гормонов, которая, естественно, оставляет гормональный след и в икре. Затем получают перезревшую икру, которую путем особой магии доводят до, скажем так, внешне приемлемого вида. Поэтому хоть и одна, и вторая икра — по виду черная, но по органолептике это два совершенно разных продукта. И на вкус, соответственно, тоже», — говорит управляющий.

Управляющий осетровым хозяйством ЗАО ДГ-Центр Владимир Довгялло

Технологию производства и рынок белорусы изучали около пяти лет — во Франции, Германии, Польше, балтийских и в прикаспийских странах. Поняли, что так называемой «забойной» икры мало, и решили побороться за эту нишу.
Как сливочное мороженое

Первую партию сибирского осетра завезли из-за границы. Сейчас на открытых водоемах растят уже свое стадо. Насколько большое, кстати, не говорят, ссылаются на коммерческую тайну. И опять подчеркивают, что дело не в объеме, а в особом качестве белорусского продукта.


В специальных резервуарах с очищенной водой из тканей рыбы вытягивается вся тина

«Секрет — в воде. Если бы мы выращивали рыбу на открытой воде, опять получили бы среднего качества икру, как у всех. Мы же на последние 2-3 месяца помещаем рыбу в специальные резервуары с очищенной водой, которая вытягивает из тканей рыбы всю тину. Мы же создали целую систему очистки воды. В итоге после нахождения в этой воде рыба по вкусу становится как сливочное мороженое. То же самое происходит с черной икрой. Она очищается на молекулярном уровне», — говорит Довгялло.

Манипуляции с водой, выстроенную систему очистки белорусы называют своим ноу-хау, которое, в конечном счете, и позволяет им утверждать, что их черная икра — в буквальном смысле чистый продукт.

«Без консервантов, без гормонов, без пастеризации, вообще без ничего — только с добавлением соли производим традиционную экологически чистую белорусскую черную икру», — рассказывает управляющий.

УЗИ для рыбы и видеоконтроль для клиента

В резервуары самок осетра переселяют, когда они достигают определенной зрелости. На каждую здесь есть паспорт, где указаны физиологические и биологические параметры. Изменение состояния самок отслеживают в том числе с помощью аппарата УЗИ.


Метод не самый гуманный, но именно так можно получить безопасный для здоровья продукт

«На УЗИ смотрим и структуру, икра ведь выстраивается в ряды, и диаметр икринок — компьютер позволяет оценить пропорции. После этого можем принять решение — ждать еще или извлекать икру. Проводится также биопсия, когда мы достаем икринку и изучаем ее, в том числе разрезаем пополам, и далее под микроскопом смотрим скорость движения ядра. Это позволяет определить идеальную стадию зрелости», — приоткрывает секреты технологического процесса управляющий хозяйством.

Большинство резервуаров, где осетры проходят очистку, прикрыты сеткой. «Они же прыгают», — объясняют на предприятии. Один, расположенный прямо под видеокамерой, открыт. Это для того, чтобы потенциальные заказчики могли в любой момент через сайт компании наблюдать за своим осетром.

На предприятии утверждают, что часть рыб растят под конкретные заказы.

«Наши восточные партнеры, азиатские и русские клиенты зачастую заказывают индивидуальную рыбу. На нее вешается индивидуальный чип. И тогда они могут наблюдать за своей рыбой. Кроме того, мы высылаем им, если требуется, оперативную информацию, на какой стадии зрелости икра, как себя чувствует рыба, как набирает вес. И главное — когда под Новый год им ждать полтора килограмма икры», — рассказывают на предприятии.


Осетры чипованы, на каждого есть паспорт

Саму рыбу тоже продают — в охлажденном, замороженном, копченом и даже консервированном виде.

Читайте так же:
Кровать своими руками

«В силу того, что рыбу мы убиваем, у нас остается деликатесная осетрина, которая уходит в Москву по цене, умноженной на два. В сегменте HoReCa (ресторанный и гостиничный общепит — Sputnik) готовы переплачивать за идеально чистый вкус осетра, который в России сейчас в принципе сложно найти. А наша система позволяет этого вкуса добиться», — говорит управляющий.

Кому по вкусу и кошельку белорусская икра

Проект изначально создавали как экспортоориентированный. Таким он в итоге и получился. Львиная доля продается за рубеж.

Половина экспортных поставок уходит в дальнее зарубежье. Причем закрепиться там оказалось легче, чем зарекомендовать себя на российском рынке, признается производитель.


Восточные партнеры, азиатские и русские клиенты зачастую заказывают индивидуальную рыбу, за которой они могут наблюдать через сайт

«В Российской Федерации постоянно приходится сталкиваться с предвзятым отношением, с непониманием. Зачастую смеются над белорусскими креветками или белорусской красной икрой, «а вот уже есть и белорусская черная икра». Хотя никто не знает, что все-таки в белорусских прудах обитает креветка. Никто не знает, что существует глубина переработки, что все можно вырастить, если создать условия», — объясняет Владимир Довгялло.

Тем не менее, медленно, но российский рынок все-таки покоряется. Белорусскую черную икру поставляют и в Казахстан, и в Армению, и в Азербайджан.

«Наши потребители — это те лица, которые давно работают с черной икрой и знают, что икра бывает разная, что бывает разная рецептура, но нет той самой экстра-малосольной (2,6% соли) икры, произведенной забойным методом, которую после употребления не нужно ни запивать, ни заедать. Единственное, чего после нее хочется: улыбнуться и съесть еще ложечку. Иными словами, наши потребители — это те, кто ищет этот нишевый продукт для клиентов, которые готовы платить любые деньги, чтобы поесть экологически чистое и «то самое», — рассказывает управляющий хозяйством.


Резервуары, где осетры проходят очистку, прикрыты сеткой

Стограммовая баночка белорусской черной икры для конечного потребителя может стоить от 140 до 400 евро. При этом недостатка в желающих платить такие суммы, утверждают на предприятии, нет. Более того, в последнее время, заказов столько, что с ними становится сложно справляться. Но наращивать производство здесь категорически не хотят.

«Мощности наращивать не хотим. Этот проект направлен на нишевое производство небольшого количества того продукта, за который в Швейцарии платят и 4 тысячи евро за килограмм. Хотя из такого вида рыбы можно купить икру и за 900 долларов, за 1200, 1300 в эквиваленте в зависимости от ситуации. А за нашу готовы платить в три раза больше», — говорит Владимир Довгялло.


«Золотые» баночки разлетаются у белорусского производителя, как горячие пирожки

Сколько сейчас икры производит предприятие, управляющий не признался — опять коммерческая тайна. Но сказал, что, если государство все-таки попросит увеличить объемы производства, наращивать их будут за счет расширения линейки — станут делать икру для среднего класса.

Разговор об увеличении производства черной икры зашел во время недавнего визита в осетровое хозяйство президента Беларуси Александра Лукашенко. Его угостили икрой, а вице-премьер Михаил Русый тогда сказал, что Беларусь должна начать производить 2-3 тонны черной икры в год.

С чем ее едят

Если планы правительства осуществятся и черная икра станет доступнее, не лишним будет знать, как и с чем ее есть. «Нашу — ложками», — говорят в осетровом хозяйстве.

«Правильная икра — вкусная — это для тех, кто не особенно разбирается в технологиях производства. Все-таки язык не обманешь. Во-вторых, не надо стремиться этот вкус спрятать. Лучше употребляйте икру в чистом виде. Поэтому, если получается, лучше всего есть так: ложка икры в одной руке, а в другой руке прекрасным «аккомпанементом» может выступить алкоголь. Но опять же тот, который не оттеняет вкуса икры. Это или хорошее сухое французское шампанское правильной температуры, или крепкие алкогольные напитки а-ля дистилляты, которые не имеют агрессивного вкуса, или водка», — советует Владимир Довгялло.

Как в Беларуси производят черную икру

«Человек, который вкушает черную икру, ощущает свою внутреннюю силу. Ощущает настолько, что даже самоутверждается психологически и чувствует, что заслужил это». Так рассуждает управляющий нового белорусского производителя черной икры.

Сегодня мы узнаем как в Беларуси делают деликатес по 1000 евро за килограмм, почему его нельзя есть металлической ложкой, что общего между любовью к икре и любовью к искусству.

В конце июня в модном столичном заведении Bistro de Luxe стали подавать самый дорогой завтрак в стране — блинчики с крем-фрешем и 30 граммами икры под бокал ледяного шампанского. Стоит блюдо 100 рублей (миллион старыми). Такова цена за возможность самоутвердиться и ощутить свою внутреннюю силу.

— У нас есть две линейки икры — Original и Premium. Вкус линейки Original отличается некоторой терпковатостью и пряным оттенком, который, тем не менее, не вяжет рот. Мне Original представляется наиболее классическим продуктом, правильным для джентльменов и для ценителей. Линейке Premium присущ бархатный и кристаллизованный чистый вкус. Она предпочтительнее для леди или для тех, кто никогда не пробовал черную икру.

Управляющий Admiral Husso Владимир Довгялло рассуждает о нюансах вкуса икры c таким же вдохновением, с каким парфюмеры говорят о своих ароматах, а художники — о своих полотнах. Обыватели, слушая их, обычно в недоумении почесывают затылок.

Читайте так же:
Как в Бразилии добывают каучук и делают из него презервативы

Зато знатокам эти рассуждения понятны. Например, «мишленовскому» шеф-повару Фабрицио Джирасоли белорусская икра так полюбилась, что он написал рекомендательное письмо, в котором посоветовал коллегам использовать ее в своих блюдах и пообещал делать это сам.

Осетриный санаторий

Черная икра — синоним роскоши. Даже в цехе, где ее производят, ищешь глазами мраморные фонтанчики и позолоту. Но это обычное технологическое помещение на окраине Фаниполя. Основное место в нем занимают ванны с осетрами. Сейчас рыбины живут в «санаторных» условиях: озонированная вода, трехразовая кормежка и полумрак (осетровые не любят прямого солнечного света) — а через несколько месяцев их превратят в икру, балык, стейки горячего копчения и суповой набор.

В производственном цехе шумно, как у водопада. Это наполняются ванны с гигантскими (самый большой экземпляр весит 17 кг!) осетрами

Осетриный век примерно равен человеческому, а половая зрелость у самок наступает в возрасте от 8 лет до 21 года. Производство растит свои стада в Евросоюзе, а в Фаниполь завозит их на передержку. Здесь рыбы находятся по 3−6 месяцев, пока не достигнут нужной стадии зрелости.

Осетр агрессивно бьет хвостом, когда его достают из воды. Девушка среднего телосложения вряд ли бы его удержала
Рыбу привозят в специальной живорыбной машине. Первый месяц осетры проведут в «карантине» под наблюдением рыбоводов. После их пересадят в обычные ванны и устроят «санаторно-курортные» условия.

— Самое главное — добиться качества в каждой баночке, чтобы ее можно было поставить хоть в Лувр. Рядом с произведением художественного искусства положить произведение гастрономического, — фантазирует Владимир Довгялло.

Вода такая чистая, что очищает рыбу

Именно ради качества продукта производитель наладил сложную систему фильтрации воды. Изначально она поступает из городского водопровода, но перед попаданием в рыбные ванны насыщается озоном. Эта процедура очищает осетрину от посторонних привкусов и запахов.

— В воде присутствует остаточный озон в концентрациях, которые рыба нормально переносит. Получается, она живет в такой чистой воде, что и сама становится чистой, — объясняет главный рыбовод Сергей Свенторжицкий.

Уходящая из ванн вода снова очищается. Сначала в отстойнике, где остаются самые крупные частички грязи. Затем барабан с тончайшей металлической сеткой отсеивает механические взвеси. В конце идет очистка биоэлементами. Это пластмассовые колесики, на ребрах которых живут особые бактерии. Они разлагают азотную группу элементов и фосфаты — продукты жизнедеятельности рыбы. Затем вода идет во второй отстойник и, очистившись, снова озонируется и наполняет ванны. И так по кругу.

Биофильтр. Аналогичные установки работают на станциях очистки сточных вод, только там «колеса» гораздо больше

— Генератор озона — сердце производства. Важнее только насосы. Они никогда не должны останавливаться, чтобы продолжалась циркуляция воды. Если вдруг они станут, наша рыба проживет час, потому что не будет кислорода. Без озона она протянет несколько суток, — говорит Сергей Свенторжицкий.

Емкость, куда поступает вода из водопровода и откуда насосы откачивают сначала ее в генератор озона, а потом — в ванны

Сейчас в ваннах плавают около 300 осетров, каждый весом примерно 8 кг. У них полноценная трехразовая кормежка. В сутки обитатели ванн поглощают 50 кг корма. Он сделан на основе рыбной муки и содержит много протеина. Такая комбинация питательных веществ ускоряет метаболические процессы в организме рыбы и формирует икру.

Каждая рыба имеет бирку с номером. У рыбоводов есть база данных, в которой все осетры поставлены на учет.

Забойный метод получения икры

Раз в 2−3 недели осетрам делают УЗИ, чтобы определить их стадию зрелости.
— Чем ближе к нересту, тем богаче икринка питательными веществами. Нам надо поймать момент, чтобы она не перешла в стадию нереста и оказалась непригодна для еды, но чтобы обладала максимальной пищевой зрелостью для человека, — Сергей Свенторжицкий водит сканером по брюху рыбы.

Когда рыбоводу нужно достать рыбину из ванны, он надевает специальные пупырчатые перчатки. Дело в том, что у осетров нет чешуи, их тело покрыто слизью

Если икринки крупные, их контуры хорошо просматриваются на мониторе и они выстроены в ряды, то осетр «созрел». Специальным щупом — длинная толстая игла — у рыбы берут образец икры. Рыбовод изучит его под микроскопом и определит, пора ли готовить осетра к убою.
Есть два метода заготовки икры осетровых рыб. Первый — «дойный». Он сохраняет жизнь рыбе и позволяет получить от одной особи икру до 6 раз. Однако при этом осетру делают гормональные инъекции, что ухудшает вкус продукта и его питательные свойства. При «забойном» методе гормоны не используют. Икру можно получить только раз, но она будет вкуснее, полезнее и дороже.

Чтобы изучить икринки, рыбовод разрезает их по «полюсу» на две половинки. Внутри черная икра — белая

— Это было, есть и будет. Есть хищник и есть жертва. Есть бык — есть колбаса. Мы не вылавливаем рыбу из дикой природы и не истребляем популяцию. Если бы мы природу уничтожали, вот это было бы плохо, — приводит аргументы в пользу забойного метода Владимир Довгялло.

«Святой» суповой набор

На двери убойной приклеена голубая бабочка. Не ради красоты — она отгоняет мух. Внутри всего 8 градусов тепла и полная стерильность. Мастер по убою Александр Гурщенков одет в полиэтиленовые бахилы, халат, перчатки и шапочку. На шапочке поблескивают очки.

Читайте так же:
Как делают ирландский виски

В убойную рыба обязательно должна поступить живой. Для этого ее заранее оглушают небольшой кувалдой. Александр вешает рыбину на крюк и перерезает артерию, чтобы спустить кровь. Затем вскрывает брюхо, чтобы достать ястык — пузырь с икрой. Весит он в среднем 700−800 граммов.

Кувалда для оглушения рыбы

Затем тушка осетра отправляется в морозильную камеру. Потом из нее приготовят балык, осетрину горячего копчения или сформируют суповой набор. Кстати, в ближайшее время цех производства будет освящен по православному обычаю, и деликатесы от бренда станут «святыми».

— Не у всех есть деньги, чтобы купить икру и сказать, что он царь, русский царь. Не у всех даже хватит денег купить балык или стейк горячего копчения, потому что он будет денежку стоить. Чтобы приблизиться, даже психологически, к уровню элиты, можно начать с супового набора, — рассуждает Владимир Довгялло.

Емкости для икры в стерилизаторе

1000 евро за килограмм — крайне дешево

Процесс приготовления икры довольно прост. Ястык протирают через сито в миску. Затем икру надо промыть стерильной водой, взвесить и добавить соль.
— Наш продукт полностью натурален, без каких-либо добавок и консервантов. Только соль и отборная икра, — говорит управляющий.

Инструмент для приготовления черной икры

Икринки некоторое время будут просаливаться — и деликатес готов. Теперь его название : : IKRA, а цена — 1000 евро за килограмм.
Это крайне дешево, считает Владимир Довгялло.

— Есть уровень контрабандной цены — 1000 долларов. Нашу икру нельзя даже сравнивать по качеству с контрабандной, но наша цена недалеко ушла, потому что психологически людям страшно переплачивать, если они не разбираются в этом.
Покупателем Владимир видит «человека, у которого есть частный самолет». Это бизнесмен, который может позволить себе деловые перелеты, у которого есть автомобиль премиум-класса и загородный дом. Но уровень доходов — не единственный отличительный признак потребителя белорусской икры.

Владимир Довгялло не называет объем инвестиций, но говорит, что срок окупаемости проекта не меньше 2 лет

— Это человек, который стремится к прекрасному. Он может увлекаться живописью, он наверняка увлекается здоровым образом жизни. Это образованный, культурный человек. У него есть семейные ценности. Именно традиция определяет класс элиты. Кого я считаю элитой? Законы перераспределения денег Карла Маркса никто не отменял. Даже если деньги перераспределились, есть люди, которые любят вещи ручной работы, с почтением относятся к реликвиям. Именно их мы и видим своим потребителем.

Самая дорогая икра в мире стоит около 100 тысяч долларов за кг. Ее называют «золотой» из-за светло-золотистого, почти белого цвета. Такую икру мечут редкие осетры-альбиносы

Проще говоря, покупатель продукции — обеспеченный, образованный эстет. Эстетичным должно быть и потребление черной икры, настаивает управляющий. Ее нужно охладить и запивать сухим французским шампанским или ледяной водкой, очень качественной. Есть черную икру ведрами — признак безвкусицы, а не роскоши, уверяет Владимир Довгялло. Но цедить ее по грамму он тоже не советует.

— У нас есть представление, что и 20 граммов икры хватит для хорошего ужина. Но есть нормы гастрономического этикета, которые не мы придумали. Буду ссылаться на знаменитый икорный дом Армена Петросяна в Париже. 50 граммов — это подходит для одного человека на один прием. Вы можете вкусить эти 50 граммов, поймете вкус икры и даже перекусите. 50 граммов для двух или трех человек — только подразниться. 125 граммов считается нормой для трапезы на двоих.

Икра элитарная, экспортная

Проектная мощность предприятия — около 25−30 тонн деликатесов из осетрины и 4 тонны черной икры в год. Уже сейчас черно-золотые «пудреницы» от белорусского производителя можно найти в duty free и некоторых минских магазинах. Но это продукт не массовый, предупреждает Владимир Довгялло, и ориентированный на экспорт.
Поставлять свою икру белорусский производитель планирует по всему миру. Для начала — в Швейцарию и Австрию, «где люди перемещаются между замками». Переговоры по этому вопросу уже прошли. Есть интерес к продукту и в Шанхае. На Востоке подарки деловым партнерам — часть бизнес-этикета. Баночка икры может стать достойным презентом для солидного человека, поэтому на азиатский рынок у Admiral Husso большие планы.

— Что касается России, то люди там не стремятся к качеству, им нужно подешевле. У нас очень дорогостоящая технология производства, наш продукт стоит своих денег. Но, безусловно, и в России есть 0,5% людей, которые заботятся о своем здоровье, разбираются в произведениях искусства, ходят в филармонию, с педантизмом относятся к мелочам. Они наша аудитория, — говорит управляющий.
Экспортная цена белорусской икры будет вдвое выше внутренней — 2000 евро за килограмм.

Если вы заплатили 50 евро за 50 граммов такой икры, вот вам бесплатный совет от Владимира Довгялло — купите правильную ложку. Она может быть каменной, деревянной или даже пластмассовой. Не стоит наворачивать черную икру обычным металлическим прибором: металл окисляет икринку и портит вкус. Приятного аппетита.

У Беларуси есть шанс стать известным на весь мир производителем осетровой икры

YouTube Instagram

Живого осетра компания может продать, как дорогое выдержанное вино, за 500 евро.
фото аlimentarium.org

Читайте так же:
Как делают самогон в США (видео)

• Пища для эстетов

Среднестатистический белорус черную икру ложками не ест, это факт: продукт довольно дорогой, да и слишком много тонкостей нужно знать, чтобы купить настоящий товар, а не искусственный заменитель. Точную емкость внутреннего рынка определить непросто: например, еще несколько лет назад его оценивали по объему среднегодового импорта. Получалось, белорусы съедали 200—250 кг заморского деликатеса. Однако в последние годы мы стали сами добывать черную икру, импорт резко сократился: по данным Белстата, в первом полугодии на прилавки завезли всего 60 кг «черного золота» из России, Китая и Германии, в прошлом году и того меньше – всего 37 кг из России (за 6 месяцев). Белорусские же хозяйства в 2017-м сообща добыли около тонны икры осетровых. Правда, сами компании не признаются, сколько килограммов продают внутри страны, ссылаясь на коммерческую тайну. Говорят только, что объемы эти постоянны и не меняются. Впрочем, можно не сомневаться: спрос со стороны сограждан на деликатес они удовлетворяют в полном объеме. И делают ставку на экспорт: не зря ведь осетровую икру, как и нефть, называют «черным золотом». Заработать на ней можно неплохо: эксперты говорят, в правильно организованном осетровом хозяйстве зрелая рыба может дать до 2 кг икры, цена на которую держится на уровне 1000—4000 евро за килограмм. Однако икорный бизнес довольно сложный: продукт мало добыть, основная задача – продать.

• Мальдивы для осетров

Цех по выращиванию осетровых в хозяйстве Admiral Husso в Фаниполе называют Мальдивами для рыб, которых привозят сюда на передержку из европейских и белорусских рыбхозов. Управляющий компании «ДГ-Центр» Владимир Довгялло проводит экскурсию и подробно рассказывает, как в 30 километрах от Минска в течение 2—3 месяцев самки осетров вольготно плавают в просторных ваннах с очищенной и обогащенной озоном водой постоянной температуры и получают трехразовое «диетическое» питание, которое не позволяет набрать лишний вес и жир.

Путь в икорном бизнесе получился довольно длинный: в свое время компания закупила четырехлетних самок осетров и более 5 лет инвестировала немалые деньги в их содержание, дожидаясь возраста, когда рыба сможет давать икру. Сегодня такую живую особь компания может уже и продать, как дорогое выдержанное вино, за 500 евро. Каждая осетровая самка зарегистрирована в международной системе CITES (Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения) и имеет собственный чип с полной информацией («имя», порядковый номер, результаты анализов, фотографии УЗИ, место происхождения). Технические условия позволяют здесь содержать одновременно 10 тонн рыбы и добывать едва ли не 10 тонн икры в год. Однако количество далеко не всегда равно качеству. Именно поэтому в рыбном «санатории» в Фаниполе сейчас плавает около 250 осетров.

Владимир Довгялло говорить об икре может часами. По его словам, на качество и вкус продукта влияют три основных фактора: способ производства (забойный или доильный), чистота воды и кормовая база.

— Экономически дешевый способ производства икры – «доить» рыбу. Продукт можно добывать раз в год от одной самки, обкалывая гормональными препаратами. Метод забоя, безусловно, не только жестокий, но и дорогой: от одной особи мы получаем икру только один раз. Зато у такого продукта совершенно другой вкус. И цена, разумеется.

В хозяйстве также установили сложную систему очистки воды, в которой рыба проводит 2 месяца перед забоем: в озонированных ваннах полностью очищается организм самки. Дорогие импортные корма — еще одна составляющая качества икры, которая на выходе имеет нежный сливочный вкус и не пахнет тиной. Дополнительная особенность икры из Фаниполя – никакой пастеризации и консервантов. Единственное, что есть в банке, — пониженное содержание соли. Продукт хранится всего 2 месяца, зато теперь 250-граммовая баночка стоит более 300 евро, в несколько раз дороже конкурентов на внешних рынках.

Владимир Довгялло: «Икорный бизнес очень сложный, чтобы говорить о нем как о бизнесе».
Фото Антонины ХОТЕНКО

• От Канады до Австралии

Еще несколько лет назад скептики наверняка бы удивились, узнав о том, что в Беларуси добывают черную икру. После распада СССР мировым лидером в экспорте деликатеса стал Иран – единственная страна, которой в ограниченных количествах разрешен вылов осетровых в Каспийском море. По прогнозу местных властей, экспорт черной икры в нынешнем 1397 иранском году, который завершится 21 марта 2019 года, достигнет 2,5 тонны. Кстати, только за три месяца этого года иранские производители заработали на деликатесе 10 млн долларов.

Разумеется, тягаться с мировыми лидерами икорного рынка Беларусь не будет. Тем не менее мощности фанипольского хозяйства уже сейчас позволяют добывать ежегодно до 1,5 тонны черной икры. В ближайшие годы эту цифру планируют увеличить вдвое. Задача вполне реальная. Правда, признается Владимир Довгялло, произвести икру – это одно, а продать ее – совсем другое. Дело в том, что платить слишком высокую цену за качественный товар готовы только настоящие эстеты и гурманы, разбирающиеся в деталях. Чаще всего люди просто смотрят на цифры на этикетке. Рынок некачественной черной икры – это отдельная и большая тема, и ситуация в мире меняется с каждым годом. Крупные производители черной икры в разных регионах «обваливают» цены на рынке. Тем не менее белорусский деликатес нашел своего потребителя. Например, баночки с икрой из Фаниполя продаются в Канаде, странах Европы, в Шри-Ланке и Маврикии, России, Казахстане, Азербайджане, совсем скоро первая партия отправится в Австралию. Цены разные: от 1200 до 4000 евро за килограмм.

Читайте так же:
Как делали грим Гэри Олдмана для фильма «Тёмные времена»

— Это очень сложный бизнес, чтобы говорить о нем как о бизнесе, — уходит от вопроса о конкретных коммерческих показателях Владимир Довгялло. — Но когда есть уверенность, что ты производишь натуральный и очень качественный продукт, все получится. Например, завоевывать тот же российский рынок довольно непросто: у многих потенциальных потребителей есть предвзятое отношение к тому, что наша страна не может выпускать этот продукт, тем более по такой высокой цене.

Сегодня самые высокие сертификаты качества позволяют производителю быть единственной в СНГ компанией, которая имеет разрешение на поставку черной икры в Европу и Америку. В то же время в икорном бизнесе нет какого-то конкретного рынка сбыта, на который можно сделать ставку. Процесс продаж довольно медленный, сложный и построен на личных контактах. Правда, белорусский предприниматель уверен: в скором времени о нашей икре будут говорить еще громче.

«Говорят, что мы оснащены не хуже, чем МКС» Показываем, как в Беларуси производят чёрную икру

Трасса Минск-Брест. Дзержинский район. Легендарное королевское угощение, оказывается, тоже делают в Беларуси!

Признанные икорные сомелье лучших французских ресторанов высоко ценят белорусскую чёрную икру, а самые дорогие гастрономы мира закупают огромные партии люксовой продукции из Синеокой. Такое производство требует строгого соблюдения технологий.

Бизнесмен Владимир Довгялло делится главным секретом производства деликатеса. На вооружении – собственная технологическая разработка: идеально чистая вода, циркулирующая по замкнутому кругу.

Владимир Довгялло, управляющий осетровым хозяйством:
Как бы технологически сложно всё это не выглядело, нас называют белорусскими Мальдивами. Вода! Потрясающе чистая вода! Люди, которые сюда приезжают, говорят, что: «Вы оснащены не хуже, чем МКС», – Международная космическая станция.

Никаких гормональных добавок, а чтобы вырастить икру, нужно целое десятилетие. Осетров разводят в специальных водоёмах, а на последние месяцы жизни привозят в этот «санаторий» на очистку.

Владимир Довгялло:
Люди немного в шоке от того, что Беларусь производит чёрную игру. Но это всё только от нехватки информации о том, что необходимо для производства чёрной икры.

Специальный чип на плавниках, веб-камера над аквариумом для наблюдений в онлайн-режиме, и заграничное спецменю – таков режим дня пресноводных.

Владимир Довгялло:
С одной стороны мы взяли историю каспийских производств, технологию выращивания, которая десятилетиями там взращивалась. С другой стороны – мы взяли передовой европейский опыт.

На выходе получают элитную икру без единого консерванта. Дорогостоящий деликатес может храниться до 2 месяцев при температуре ниже нуля, поставки королевского продукта расписаны на месяцы вперед.

Новости Беларуси. Такой хозяйский подход, как в Устье, далеко не везде. «Коров по ночам режут и вывозят в Россию» – эта фраза главы государства, прозвучавшая на недавнем совещании с правительством, сразу обратила на себя внимание и создала определенную интригу, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Госконтроль уже озвучил некоторые факты (подробности здесь). Пока ту самую бойню, на которой по ночам вершились темные дела, журналистам не показали. Но исходя из предоставленной информации, желающих подзаработать на белорусских бычках предостаточно. Вместо отечественных мясокомбинатов поголовье уходит частникам, не имеющим отношения к переработке, зато знающим, как хорошо заработать на живом весе.

Александр Добриян ознакомился с материалами проверок.

Аккуратные загоны, запас кормов, новенький санпропускник и весовая. Управляющий не без гордости говорит о хороших привесах. Ни дать ни взять – примерно-показательное хозяйство. Но есть у этого лоска и теневая сторона.

В Россию отправляем. Я собираю пакет документов, еду в нашу районную ветстанцию с ним, отснимаю пакет документов, отправляю на гомельский комитет. Гомельский комитет дает разрешение. Сразу лоевская ветстанция мне выписывает ветсвидетельство. Я приезжаю на базу, загружаю скот. Даю водителю ветсвидетельство, опись – он с этими бумагами поехал в Россию. Все возили по документам. Без документов скот отсюда не уходил.

Как выяснили сотрудники Комитета госконтроля, фермер скупал скот по всей стране. Для этого использовал подконтрольные белорусские фирмы. Животных свозили на базу в Лоевском районе, здесь их откармливали и формировали партии для поставок в Российскую Федерацию. На первый взгляд, вполне легальный бизнес. Однако, как это бывает, жадность.

Александр Добриян, корреспондент:
Чтобы зарабатывать больше, предприимчивый гомельчанин создал подконтрольную коммерческую структуру в Российской Федерации. Для наглядности назовем ее «Рога и копыта». По документам белорусские бычки отправлялись именно в адрес этой фирмы. А уже она, перепродавая на российском рынке скот, накручивала по максимуму. Сверхприбыль от «Рогов и копыт» поступала в распоряжение белорусского фермера.

По этой схеме всего за два года в Россию уехало порядка 13 тысяч голов крупного рогатого скота на сумму более 10 миллионов рублей. Таким образом, крупнейший экспортер оказался крупным налоговым уклонистом.

Что об этом говорит представитель УДФР КГК Беларуси? Читайте здесь.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию