100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как строили и восстанавливали церковь Frauenkirche в Дрездене.

Как строили и восстанавливали церковь Frauenkirche в Дрездене.

Саксонский курфюрст Август Сильный был не только сильным, но и упрямым. Когда городской совет Дрездена в 1722-м году решил построить новую церковь в честь Богоматери, курфюрст не разрешил строить стандартный (хотя и очень большой купол) с деревянным каркасом и внешней оболочкой из медного листа, а предложил построить его из каменных блоков, таких же, их которых строилась вся церковь. Формально: из-за дешевизны, а на самом деле — потому что ему очень нравился купол Санта-Мария-делла-Салюте, той самой, которая стоит на впадении в лагуну венецианского Большого Канала.

Легко захотеть чего-то, будучи курфюрстом. Георг Бэр, архитектор строительства, поддерживал идею цельнокаменной церкви, но опыта в строительстве подобных сооружений у него не было. Т.е нарисовал то он как и было заказано, но начались сложности.

падает нагрузка.jpg

Во-первых: камень — штука тяжелая. Купол церкви получался весом двенадцать тысяч тонн. При том, что опиралось всё это не на землю, а на достаточно тонкий подкупольный барабан — давление было очень значительным и передавалось на опоры очень неравномерно.

Во-вторых: местный камень, очень красивый белый песчаник — достаточно мягкий, пористый, и склонен к деформации под давлением.

В-третьих — как ни странно, в Дрездене бывают дожди, а каменные блоки сложной формы (для купола) изготавливать с нужной точностью не умели и между ними оставались значительные щели.

Это привело к тому, что уже на стадии постройки купольная часть церкви стала трескаться и протекать. Стройку приостановили, и городской совет долго колебался, продолжать ли работу по существующему проекту. Мнения расходились от «посмотрите какая получается красота, не забивайте себе голову мелкими техническими шероховатостями», до «снести, пока всё не посыпалось на голову». Совещались так долго, что архитектор Георг Бэр успел умереть. Однако в итоге решили, что красота важнее технологии, уменьшили и максимально облегчили надкупольный фонарь и сдали здание в эксплуатацию.

И дрезденская церковь Богоматери стала единственным купольным полностью каменным зданием к северу от Альп, визитной карточкой города Дрездена, венцом «саксонского барокко». Курфюрст Август добился впечатления, которого хотел добиться.

Но за производимое впечатление пришлось платить.

повреждения несущих 1932.jpgАнкеры 1930.jpg
(слева) Состояние несущей стены церкви без усиления, начало 1930-х годов. (справа) Состояние несущей стены с усилением металлическими анкерами, тогда же.

Непрерывные ремонты церкви начались, как я написал выше, еще до окончания стройки. Восемь основных несущих опор из мягкого песчаника не могли без деформаций удерживать здание. Более того, через несколько лет дефекты конструкции (ну как дефекты, не умели точнее камень резать) привели к тому, что центр купола отклонился от изначального положения почти на метр. В каменные блоки по всему зданию непрерывно закладывались металлические элементы для усиления. В 1820-х провели частичную перекладку конструкций купола с усилением связей, как между ними, так и и с несущей конструкцией барабана.

Самый большой ремонт в церкви произошёл после прихода к власти нацистов, через всё здание протянули арматуру для улучшения устойчивости.

6f3888c6f92866996df2f8775e561de2.jpg

А потом, 13 февраля 1945 года, прилетели американские бомбардировщики и проблема устойчивости самой большой в мире цельнокаменной купольной церкви была решена окончательно. Вопреки сложившемуся мнению, непосредственно в здание бомбы не попадали. Но центр города горел целиком, занялись деревянные конструкции внутри церкви (хоры, скамьи), плавились металлические части (орган, к примеру). Неравномерный нагрев, разное температурное расширение камня и металлических анкеров, укрепляющих стены… Через два дня после бомбёжки Фрауэнкирхе рухнула.

Немцы бы не были немцами, если бы попытались в этой ситуации сделать хоть что-то. На фото выше видно, что практически сразу после разрушения церкви началась ручная разборка завалов и сортировка разобранного. Но разобрать на энтузиазме голыми руками тысячи кубов камня не могут даже немцы. До 1947 года смогли вынести около тысячи каменных блоков, затем власти самодеятельность прикрыли. Часть уже вынесенных и складированных блоков использовали для ремонта зданий и мощения дорог. На разборку и даже на утилизацию всей груды обломков церкви вначале не было ресурсов, а когда они появились (где-то к началу 1960-х), то не стали делать этого из-за желания людей и протестантской церкви сохранить Фрауэнкирхе хотя бы в таком, разрушенном состоянии. Решили — пусть остаётся как есть, засадили развалины розовыми кустами и объявили их памятником жертвам войны.

Обратная ситуация начала складываться в середине 1980-х. Государство потихоньку восстанавливало разрушенное войной, и в 1985-м году впервые были оглашены планы восстановления Фрауэнкирхе. И снова люди, которые сорок лет ходили к развалинам вспоминать и молиться о погибших, были против, теперь уже против разрушения мемориала. (внизу) Траурный митинг, посвящённый сорокалетию бомбардировки.

Потом ГДР кончилась, и практически сразу идея восстановить Фрауэнкирхе стала реализовываться. Организующей силой была церковь, с одной стороны, и влиятельные граждане Дрездена, собравшие инициативную группу, с другой. Был объявлен сбор средств и нужные деньги были собраны неожиданно быстро. При этом именно государственного финансирования не было: немного дала федеральная земля Саксония, немного город Дрезден, бОльшую же собрали частными пожертвованиями со всей Германии, да и из-за границы.

Собранные в сороковых годах сотни камней привели к общей мысли, что хорошо бы в рамках преемственности старой и новой церкви использовать максимальное количество материала старой церкви в новой. Но легче было сказать, чем осуществить это в реальности.

В начале собирались объять необъятное и использовать чуть ли не всё.

Обломки, которые казались более-менее сохранившимися и имели какие-то зацепки по внешнему виду аккуратно отделяются от груды…

…замеряются, фотографируются с разных сторон и заносятся в каталог.

Камни отправляются на склад, а специалисты начинают думать, куда и какие из них можно использовать.

Читайте так же:
Как научиться нравится окружающим?

Составляются такие вот схемы. От руки, а как же.

Однако очень скоро стало понятно, что ручная разборка займёт очень много времени. Удалось собрать около девяти тысяч камней, каталогизировать и найти место — менее чем трём тысячам, а была проведена лишь ничтожная часть работы. Решили, что для символической преемственности этого количества в целом достаточно, и приступили к механизированной уборки развалин. Начиная с этого момента лишь отдельные наиболее хорошо сохранившиеся куски подвергаются сортировке.


Всё вычищено (выше). Видно, что подвал церкви в плане представляет собой греческий равносторонний крест. Для того, чтобы инсталлировать в строящееся здание все современные сети (воздух, вода, электричество), в стенах фундамента были пробиты отверстия, а вокруг старого подвала с наружной стороны стен сооружён новый, современный подвал (около тысячи трёхсот квадратных метров), где всё оборудование и было расположено (на фото снизу его как раз роют).

Проверка георадаром уцелевших стен. Нужно было понять, способны ли они будут нести новое здание, нет ли незаметных снаружи неисправимых дефектов.

Куски металла на переднем плане — как раз та арматура, которую заложили в купол в ходе ремонта 1930-х годов.

Схема расположения на площадке самых больших извлечённых блоков показана на схеме ниже. Там же указаны места, где они находились до обрушения и где, соответственно придётся находиться после восстановления.

Вот такие блоки, по нескольку десятков тонн каждый. Их было немного, около сорока штук.

К вопросу о сравнительной точности каменотёсных работ в середине XVIII и конце XX веков. Современная техника позволила изготавливать каменные блоки так, что зазор между ними при кладке составил около шести миллиметров. Опять же, не было тех проблем с логистикой, блоки можно было делать значительно более крупных размеров и сильно уменьшить количество швов.

Самый большой из старых блоков (95 тонн) и его установка на место.

Для того, чтобы иметь возможность работать не оглядываясь на погоду, над зданием возводят временную крышу, которая на гидравлических домкратах по мере роста стен поднимается всё выше и выше.

Пример использования старых блоков (более тёмные) при строительстве внутри здания. Часть, как мне кажется повторно обработана.

Вообще, из-за того, что новые блоки изготавливались прецизионно (допуск до 1мм), меня не оставляет ощущение игрушечности. Просто народ строит домик из больших-больших кубиков. Вот на следующих фотках сборка центральных колонн. Кубик на кубик на кубик на кубик.

Внутренние опорные конструкции, которые в старой церкви были деревянными, в новой изготавливаются из металла (на фото снизу каркас для хоров). Мне эта фотка больше всех нравится, это ж надо так хитро балки гнуть. Ну и вообще атмосферно.

Основной объём готов, началась отделка, строители переходят к самому сложному, к куполу.

Как я писал выше, все неприятности Фрауэнкирхе возникли из-за того, что её гордость, купол, был очень ненадёжен. Для того, чтобы избежать проблем в будущем, купол в новом зданий изготавливался из бОльших блоков (меньше швов), сами блоки были более точно изготовлены (меньше зазоры); проводилась гидроизоляция подкупольного пространства.Поскольку остановить фильтрацию через поры песчаника возможности не было, был организован сток просочившейся воды. Блоки из старой церкви было решено на куполе не применять, слишком велика ответственность. Ну и, наконец, купол тщательно усилили стальными растяжками и анкерами. Фирма, проводившая работы, пишет, что устойчивость конструкции повысилась в четыре раза по сравнению со старой.

На строительство прибыл директор местного дома дружбы СССР-ГДР.

800px-Frauenkirche_um_1897.jpg

Ну и одно единственное фото того, что получилось в результате. Фотографий в сети лежит очень много, снятых как снаружи, так и внутри церкви, если кто-то вдруг не видел, не поленитесь посмотреть, там и правда очень красиво. А если есть возможность — смотрите живьём, курфюрст саксонский Август Сильный был прав, что не согласился на банальный медный купол.

Источник

Дрезден. Церковь, которую собирали по кирпичикам..

Фраункирхе

Фрауэнкирхе – церковь Богоматери – была построена в 1726-1743 годах по проекту архитектора Георга Бэра. Дрезденская Фрауэнкирхе считалась самой большой протестантской церковью в Европе, чем саксонцы очень гордились. Строительство храма обошлось Августу Сильному в 288 тысяч золотых талеров.
Предшественницей Фрауэнкирхе была одноименная церковь, которая была построена на этом месте в 1472-1539 годах. К 1722 году эта церковь настолько обветшала, что для безопасности с нее даже сняли колокола. Новый храм, размером, намного превосходящим прежний, возводил по своему проекту архитектор Георг Бэр. Монументальное 95-метровое сооружение, рассчитанное на 3500 мест и увенчанное громадным и в то же время грациозным куполом, отличалось элегантной внешней простотой и великолепным внутренним убранством.

Отличительной чертой собора был его огромный 12-тонный купол, в высоту достигавший 95 м. Хотя купол не имел дополнительных опор внутри здания, тем не менее вся конструкция оказалась на удивление прочной и устойчивой. По свидетельству очевидцев, в 1760 г., во время Семилетней войны, в купол попало более ста пушечных ядер, выпущенных прусской артиллерией (прусскую армию возглавлял Фридрих II). Ни один из этой сотни снарядов не причинил храму ни малейшего вреда — ядра просто отскакивали от купола. Два столетия колоколообразный купол храма украшал знаменитую панораму саксонской столицы.

Фрауэнкирхе была разрушена во время бомбардировки Дрездена британской авиацией. 13 февраля 1945 стоявший на площади Неймаркт памятник Мартину Лютеру снесло с постамента взрывной волной. Оторванные бронзовые ноги вождя немецкой реформации валялись отдельно. А огромный собор Богоматери каким-то чудом устоял. Но никто не удивлялся, ведь напасти всегда обходили эту церковь стороной. Она уцелела во время семилетней войны, когда столицу Саксонии расстреляла из пушек и сожгла прусская армия Фридриха Великого; убереглась и весной 1849 года, в пору разрушительного Дрезденского восстания, спалившего полгорода. Но на этот раз "каменный колокол" Фрауэнкирхе пережил старый Дрезден всего на два дня. В полдень 15 февраля, к ужасу разбиравших завалы горожан, собор с невероятным грохотом обрушился. Символ Дрездена стал грандиозной кучей строительного мусора с сиротливо торчащими к небу обломками двух галерей.

Читайте так же:
Абсолютный слух — разъясняем тщательно

После окончания Второй мировой войны этот памятник архитектуры эпохи барокко, около полувека простоял в руинах. В официальных туристических справочниках времен ГДР говорилось, что руины храма служат напоминанием об ужасах войны, хотя на самом деле бездействие властей, скорее всего, объяснялось отсутствием средств. Сразу после объединения Германии было создана некоммерческая организация, которая поставила себе целью восстановить этот памятник архитектуры. В январе 1993 году начались работы по разбору руин и археологические работы: архитекторы и реставраторы аккуратно разбирали развалины церкви на камни, фрагменты, осколки… Рядом с развалинами Фрауэнкирхе на длинных стеллажах было размещено более 8 тысяч пронумерованных фрагментов стен и перекрытий и более 90 тысяч камней стеновой кладки.

При разборке развалин применяли тонкую компьютерную технологию, с помощью которой определяли точное местоположение каждого "кирпича" в храмовом здании, сверяясь с детальным фотоописанием собора, составленном в 1942 году при последнем капитальном ремонте Фрауэнкирхе. Все, что очистили и признали годным к повторному употреблению (примерно треть материала) вновь пустили в дело. Фраунэкирхе так и собирали из фрагментов и кусочков, словно гигантский "паззл", вот собор и получился "рябым": старые "кирпичи" — темно-серые, цвета пыли; новые — светло-бежевые.

Уже в 1994 году был заложен первый камень в основание церкви, которую дрезденцы решили возродить в первозданном виде "как Феникса из пепла". Все сохранившиеся камни и фрагменты разбомбленного здания были "тщательно интегрированы в новые стены, так что восстановленная церковь на треть состоит из исторического материала".

На восстановление храма было собрано 180 млн. евро (218 млн. долларов), из которых две трети составляли честные пожертвования. Часть средств поступила из Великобритании, страны, чьи самолеты сбрасывали на город бомбы. Под патронатом герцога Кентского, кузена английской королевы Елизаветы II, одна из общественных организаций собрала на восстановление Фрауэнкирхе 1,5 млн. евро. А новый крест для головной башни Фрауэнкирхе подарили священники из Ковентри – британского города, который во время войны германская авиация сравняла с землей. У немецких летчиков даже появился термин "coventrieren" – разбомбить, стереть с лица земли. Ударом на удар — две трагических истории и впрямь похожи, так что не к чему удивляться тому, что новый позолоченный крест для Фрауэнкирхе отливали в Великобритании под руководством сына пилота британских ВВС, бомбившего Дрезден в феврале 45-го.

В октябре 2005 года состоялось торжественное открытие вновь рождённой Фрауэнкирхе. Во время праздничной церемонии на площади перед собором собрались 100 тысяч горожан. Внутрь смогли попасть только полторы тысячи VIP-гостей, среди них президент Германии Хорст Келер, канцлер Герхард Шрёдер, новый глава правительства Ангела Меркель, послы Великобритании, США, Франции, а также герцог Кентский, активно участвовавший в восстановления храма. Многие участники торжеств не только давали средства на восстановление, но и сами участвовали в строительстве и реставрации, поэтому отцы города с согласия церковных властей приняли решение сделать Фрауенкирхе духовно-культурным центром для этих людей: теперь здесь проходят не только богослужения и другие культовые мероприятия, но и концерты церковной и классической музыки.

История строительства и восстановления дрезденской церкви Богородицы (Frauenkirche)

падает нагрузка.jpgСаксонский курфюрст Август Сильный был не только сильным, но и упрямым. Когда городской совет Дрездена в 1722-м году решил построить новую церковь в честь Богоматери, курфюрст не разрешил строить стандартный (хотя и очень большой купол) с деревянным каркасом и внешней оболочкой из медного листа, а предложил построить его из каменных блоков, таких же, их которых строилась вся церковь. Формально: из-за дешевизны, а на самом деле — потому что ему очень нравился купол Санта-Мария-делла-Салюте, той самой, которая стоит на впадении в лагуну венецианского Большого Канала.

Легко захотеть чего-то, будучи курфюрстом. Георг Бэр, архитектор строительства, поддерживал идею цельнокаменной церкви, но опыта в строительстве подобных сооружений у него не было. Т.е нарисовал то он как и было заказано, но начались сложности.

Во-первых: камень — штука тяжелая. Купол церкви получался весом двенадцать тысяч тонн. При том, что опиралось всё это не на землю, а на достаточно тонкий подкупольный барабан — давление было очень значительным и передавалось на опоры очень неравномерно.

Во-вторых: местный камень, очень красивый белый песчаник — достаточно мягкий, пористый, и склонен к деформации под давлением.

В-третьих — как ни странно, в Дрездене бывают дожди, а каменные блоки сложной формы (для купола) изготавливать с нужной точностью не умели и между ними оставались значительные щели.

Это привело к тому, что уже на стадии постройки купольная часть церкви стала трескаться и протекать. Стройку приостановили, и городской совет долго колебался, продолжать ли работу по существующему проекту. Мнения расходились от «посмотрите какая получается красота, не забивайте себе голову мелкими техническими шероховатостями», до «снести, пока всё не посыпалось на голову». Совещались так долго, что архитектор Георг Бэр успел умереть. Однако в итоге решили, что красота важнее технологии, уменьшили и максимально облегчили надкупольный фонарь и сдали здание в эксплуатацию.

И дрезденская церковь Богоматери стала единственным купольным полностью каменным зданием к северу от Альп, визитной карточкой города Дрездена, венцом «саксонского барокко». Курфюрст Август добился впечатления, которого хотел добиться.

Но за производимое впечатление пришлось платить.

повреждения несущих 1932.jpgАнкеры 1930.jpg
(слева) Состояние несущей стены церкви без усиления, начало 1930-х годов. (справа) Состояние несущей стены с усилением металлическими анкерами, тогда же.

Читайте так же:
8 психологических приёмов как стать богатым (советы психолога)

Непрерывные ремонты церкви начались, как я написал выше, еще до окончания стройки. Восемь основных несущих опор из мягкого песчаника не могли без деформаций удерживать здание. Более того, через несколько лет дефекты конструкции (ну как дефекты, не умели точнее камень резать) привели к тому, что центр купола отклонился от изначального положения почти на метр. В каменные блоки по всему зданию непрерывно закладывались металлические элементы для усиления. В 1820-х провели частичную перекладку конструкций купола с усилением связей, как между ними, так и и с несущей конструкцией барабана.

Самый большой ремонт в церкви произошёл после прихода к власти нацистов, через всё здание протянули арматуру для улучшения устойчивости.
6f3888c6f92866996df2f8775e561de2.jpg

А потом, 13 февраля 1945 года, прилетели американские бомбардировщики и проблема устойчивости самой большой в мире цельнокаменной купольной церкви была решена окончательно. Вопреки сложившемуся мнению, непосредственно в здание бомбы не попадали. Но центр города горел целиком, занялись деревянные конструкции внутри церкви (хоры, скамьи), плавились металлические части (орган, к примеру). Неравномерный нагрев, разное температурное расширение камня и металлических анкеров, укрепляющих стены. Через два дня после бомбёжки Фрауэнкирхе рухнула.

Немцы бы не были немцами, если бы не попытались в этой ситуации сделать хоть что-то. На фото выше видно, что практически сразу после разрушения церкви началась ручная разборка завалов и сортировка разобранного. Но разобрать на энтузиазме голыми руками тысячи кубов камня не могут даже немцы. До 1947 года смогли вынести около тысячи каменных блоков, затем власти самодеятельность прикрыли. Часть уже вынесенных и складированных блоков использовали для ремонта зданий и мощения дорог. На разборку и даже на утилизацию всей груды обломков церкви вначале не было ресурсов, а когда они появились (где-то к началу 1960-х), то не стали делать этого из-за желания людей и протестантской церкви сохранить Фрауэнкирхе хотя бы в таком, разрушенном состоянии. Решили — пусть остаётся как есть, засадили развалины розовыми кустами и объявили их памятником жертвам войны.

Обратная ситуация начала складываться в середине 1980-х. Государство потихоньку восстанавливало разрушенное войной, и в 1985-м году впервые были оглашены планы восстановления Фрауэнкирхе. И снова люди, которые сорок лет ходили к развалинам вспоминать и молиться о погибших, были против, теперь уже против разрушения мемориала. (внизу) Траурный митинг, посвящённый сорокалетию бомбардировки.

Потом ГДР кончилась, и практически сразу идея восстановить Фрауэнкирхе стала реализовываться. Организующей силой была церковь, с одной стороны, и влиятельные граждане Дрездена, собравшие инициативную группу, с другой. Был объявлен сбор средств и нужные деньги были собраны неожиданно быстро. При этом именно государственного финансирования не было: немного дала федеральная земля Саксония, немного город Дрезден, бОльшую же собрали частными пожертвованиями со всей Германии, да и из-за границы.

Собранные в сороковых годах сотни камней привели к общей мысли, что хорошо бы в рамках преемственности старой и новой церкви использовать максимальное количество материала старой церкви в новой. Но легче было сказать, чем осуществить это в реальности.

В начале собирались объять необъятное и использовать чуть ли не всё.

Обломки, которые казались более-менее сохранившимися и имели какие-то зацепки по внешнему виду аккуратно отделяются от груды.

. замеряются, фотографируются с разных сторон и заносятся в каталог.

Камни отправляются на склад, а специалисты начинают думать, куда и какие из них можно использовать.

Составляются такие вот схемы. От руки, а как же.

Однако очень скоро стало понятно, что ручная разборка займёт очень много времени. Удалось собрать около девяти тысяч камней, каталогизировать и найти место — менее чем трём тысячам, а была проведена лишь ничтожная часть работы. Решили, что для символической преемственности этого количества в целом достаточно, и приступили к механизированной уборки развалин. Начиная с этого момента лишь отдельные наиболее хорошо сохранившиеся куски подвергаются сортировке.

Всё вычищено (выше). Видно, что подвал церкви в плане представляет собой греческий равносторонний крест. Для того, чтобы инсталлировать в строящееся здание все современные сети (воздух, вода, электричество), в стенах фундамента были пробиты отверстия, а вокруг старого подвала с наружной стороны стен сооружён новый, современный подвал (около тысячи трёхсот квадратных метров), где всё оборудование и было расположено (на фото снизу его как раз роют).

Проверка георадаром уцелевших стен. Нужно было понять, способны ли они будут нести новое здание, нет ли незаметных снаружи неисправимых дефектов.

Куски металла на переднем плане — как раз та арматура, которую заложили в купол в ходе ремонта 1930-х годов.

Схема расположения на площадке самых больших извлечённых блоков показана на схеме ниже. Там же указаны места, где они находились до обрушения и где, соответственно придётся находиться после восстановления.

Вот такие блоки, по нескольку десятков тонн каждый. Их было немного, около сорока штук.

К вопросу о сравнительной точности каменотёсных работ в середине XVIII и конце XX веков. Современная техника позволила изготавливать каменные блоки так, что зазор между ними при кладке составил около шести миллиметров. Опять же, не было тех проблем с логистикой, блоки можно было делать значительно более крупных размеров и сильно уменьшить количество швов.

Самый большой из старых блоков (95 тонн) и его установка на место.

Для того, чтобы иметь возможность работать не оглядываясь на погоду, над зданием возводят временную крышу, которая на гидравлических домкратах по мере роста стен поднимается всё выше и выше.

Пример использования старых блоков (более тёмные) при строительстве внутри здания. Часть, как мне кажется повторно обработана.

Читайте так же:
14 привычек хронически несчастливых людей — разбираем суть

Вообще, из-за того, что новые блоки изготавливались прецизионно (допуск до 1мм), меня не оставляет ощущение игрушечности. Просто народ строит домик из больших-больших кубиков. Вот на следующих фотках сборка центральных колонн. Кубик на кубик на кубик на кубик.

Внутренние опорные конструкции, которые в старой церкви были деревянными, в новой изготавливаются из металла (на фото снизу каркас для хоров). Мне эта фотка больше всех нравится, это ж надо так хитро балки гнуть. Ну и вообще атмосферно.

Основной объём готов, началась отделка, строители переходят к самому сложному, к куполу.

Как я писал выше, все неприятности Фрауэнкирхе возникли из-за того, что её гордость, купол, был очень ненадёжен. Для того, чтобы избежать проблем в будущем, купол в новом зданий изготавливался из бОльших блоков (меньше швов), сами блоки были более точно изготовлены (меньше зазоры); проводилась гидроизоляция подкупольного пространства.Поскольку остановить фильтрацию через поры песчаника возможности не было, был организован сток просочившейся воды. Блоки из старой церкви было решено на куполе не применять, слишком велика ответственность. Ну и, наконец, купол тщательно усилили стальными растяжками и анкерами. Фирма, проводившая работы, пишет, что устойчивость конструкции повысилась в четыре раза по сравнению со старой.

На строительство прибыл директор местного дома дружбы СССР-ГДР.
800px-Frauenkirche_um_1897.jpg

Ну и одно единственное фото того, что получилось в результате. Фотографий в сети лежит очень много, снятых как снаружи, так и внутри церкви, если кто-то вдруг не видел, не поленитесь посмотреть, там и правда очень красиво. А если есть возможность — смотрите живьём, курфюрст саксонский Август Сильный был прав, что не согласился на банальный медный купол.

kak_eto_sdelano

Как это сделано, как это работает, как это устроено

Самое познавательное сообщество Живого Журнала

Саксонский курфюрст Август Сильный был не только сильным, но и упрямым. Когда городской совет Дрездена в 1722-м году решил построить новую церковь в честь Богоматери, курфюрст не разрешил строить стандартный (хотя и очень большой купол) с деревянным каркасом и внешней оболочкой из медного листа, а предложил построить его из каменных блоков, таких же, их которых строилась вся церковь. Формально: из-за дешевизны, а на самом деле — потому что ему очень нравился купол Санта-Мария-делла-Салюте, той самой, которая стоит на впадении в лагуну венецианского Большого Канала.

Легко захотеть чего-то, будучи курфюрстом. Георг Бэр, архитектор строительства, поддерживал идею цельнокаменной церкви, но опыта в строительстве подобных сооружений у него не было. Т.е нарисовал то он как и было заказано, но начались сложности.
падает нагрузка.jpg

Во-первых: камень — штука тяжелая. Купол церкви получался весом двенадцать тысяч тонн. При том, что опиралось всё это не на землю, а на достаточно тонкий подкупольный барабан — давление было очень значительным и передавалось на опоры очень неравномерно.

Во-вторых: местный камень, очень красивый белый песчаник — достаточно мягкий, пористый, и склонен к деформации под давлением.

В-третьих — как ни странно, в Дрездене бывают дожди, а каменные блоки сложной формы (для купола) изготавливать с нужной точностью не умели и между ними оставались значительные щели.

Это привело к тому, что уже на стадии постройки купольная часть церкви стала трескаться и протекать. Стройку приостановили, и городской совет долго колебался, продолжать ли работу по существующему проекту. Мнения расходились от «посмотрите какая получается красота, не забивайте себе голову мелкими техническими шероховатостями», до «снести, пока всё не посыпалось на голову». Совещались так долго, что архитектор Георг Бэр успел умереть. Однако в итоге решили, что красота важнее технологии, уменьшили и максимально облегчили надкупольный фонарь и сдали здание в эксплуатацию.

И дрезденская церковь Богоматери стала единственным купольным полностью каменным зданием к северу от Альп, визитной карточкой города Дрездена, венцом «саксонского барокко». Курфюрст Август добился впечатления, которого хотел добиться.

Но за производимое впечатление пришлось платить.

повреждения несущих 1932.jpgАнкеры 1930.jpg
(слева) Состояние несущей стены церкви без усиления, начало 1930-х годов. (справа) Состояние несущей стены с усилением металлическими анкерами, тогда же.

Непрерывные ремонты церкви начались, как я написал выше, еще до окончания стройки. Восемь основных несущих опор из мягкого песчаника не могли без деформаций удерживать здание. Более того, через несколько лет дефекты конструкции (ну как дефекты, не умели точнее камень резать) привели к тому, что центр купола отклонился от изначального положения почти на метр. В каменные блоки по всему зданию непрерывно закладывались металлические элементы для усиления. В 1820-х провели частичную перекладку конструкций купола с усилением связей, как между ними, так и и с несущей конструкцией барабана.

Самый большой ремонт в церкви произошёл после прихода к власти нацистов, через всё здание протянули арматуру для улучшения устойчивости.
6f3888c6f92866996df2f8775e561de2.jpg

А потом, 13 февраля 1945 года, прилетели американские бомбардировщики и проблема устойчивости самой большой в мире цельнокаменной купольной церкви была решена окончательно. Вопреки сложившемуся мнению, непосредственно в здание бомбы не попадали. Но центр города горел целиком, занялись деревянные конструкции внутри церкви (хоры, скамьи), плавились металлические части (орган, к примеру). Неравномерный нагрев, разное температурное расширение камня и металлических анкеров, укрепляющих стены. Через два дня после бомбёжки Фрауэнкирхе рухнула.

Немцы бы не были немцами, если бы попытались в этой ситуации сделать хоть что-то. На фото выше видно, что практически сразу после разрушения церкви началась ручная разборка завалов и сортировка разобранного. Но разобрать на энтузиазме голыми руками тысячи кубов камня не могут даже немцы. До 1947 года смогли вынести около тысячи каменных блоков, затем власти самодеятельность прикрыли. Часть уже вынесенных и складированных блоков использовали для ремонта зданий и мощения дорог. На разборку и даже на утилизацию всей груды обломков церкви вначале не было ресурсов, а когда они появились (где-то к началу 1960-х), то не стали делать этого из-за желания людей и протестантской церкви сохранить Фрауэнкирхе хотя бы в таком, разрушенном состоянии. Решили — пусть остаётся как есть, засадили развалины розовыми кустами и объявили их памятником жертвам войны.

Читайте так же:
Признаки, которые выдают вашу низкую самооценку — разбираемся по порядку

Обратная ситуация начала складываться в середине 1980-х. Государство потихоньку восстанавливало разрушенное войной, и в 1985-м году впервые были оглашены планы восстановления Фрауэнкирхе. И снова люди, которые сорок лет ходили к развалинам вспоминать и молиться о погибших, были против, теперь уже против разрушения мемориала. (внизу) Траурный митинг, посвящённый сорокалетию бомбардировки.

Потом ГДР кончилась, и практически сразу идея восстановить Фрауэнкирхе стала реализовываться. Организующей силой была церковь, с одной стороны, и влиятельные граждане Дрездена, собравшие инициативную группу, с другой. Был объявлен сбор средств и нужные деньги были собраны неожиданно быстро. При этом именно государственного финансирования не было: немного дала федеральная земля Саксония, немного город Дрезден, бОльшую же собрали частными пожертвованиями со всей Германии, да и из-за границы.

Собранные в сороковых годах сотни камней привели к общей мысли, что хорошо бы в рамках преемственности старой и новой церкви использовать максимальное количество материала старой церкви в новой. Но легче было сказать, чем осуществить это в реальности.

В начале собирались объять необъятное и использовать чуть ли не всё.

Обломки, которые казались более-менее сохранившимися и имели какие-то зацепки по внешнему виду аккуратно отделяются от груды.

. замеряются, фотографируются с разных сторон и заносятся в каталог.

Камни отправляются на склад, а специалисты начинают думать, куда и какие из них можно использовать.

Составляются такие вот схемы. От руки, а как же.

Однако очень скоро стало понятно, что ручная разборка займёт очень много времени. Удалось собрать около девяти тысяч камней, каталогизировать и найти место — менее чем трём тысячам, а была проведена лишь ничтожная часть работы. Решили, что для символической преемственности этого количества в целом достаточно, и приступили к механизированной уборки развалин. Начиная с этого момента лишь отдельные наиболее хорошо сохранившиеся куски подвергаются сортировке.

Всё вычищено (выше). Видно, что подвал церкви в плане представляет собой греческий равносторонний крест. Для того, чтобы инсталлировать в строящееся здание все современные сети (воздух, вода, электричество), в стенах фундамента были пробиты отверстия, а вокруг старого подвала с наружной стороны стен сооружён новый, современный подвал (около тысячи трёхсот квадратных метров), где всё оборудование и было расположено (на фото снизу его как раз роют).

Проверка георадаром уцелевших стен. Нужно было понять, способны ли они будут нести новое здание, нет ли незаметных снаружи неисправимых дефектов.

Куски металла на переднем плане — как раз та арматура, которую заложили в купол в ходе ремонта 1930-х годов.

Схема расположения на площадке самых больших извлечённых блоков показана на схеме ниже. Там же указаны места, где они находились до обрушения и где, соответственно придётся находиться после восстановления.

Вот такие блоки, по нескольку десятков тонн каждый. Их было немного, около сорока штук.

К вопросу о сравнительной точности каменотёсных работ в середине XVIII и конце XX веков. Современная техника позволила изготавливать каменные блоки так, что зазор между ними при кладке составил около шести миллиметров. Опять же, не было тех проблем с логистикой, блоки можно было делать значительно более крупных размеров и сильно уменьшить количество швов.

Самый большой из старых блоков (95 тонн) и его установка на место.

Для того, чтобы иметь возможность работать не оглядываясь на погоду, над зданием возводят временную крышу, которая на гидравлических домкратах по мере роста стен поднимается всё выше и выше.

Пример использования старых блоков (более тёмные) при строительстве внутри здания. Часть, как мне кажется повторно обработана.

Вообще, из-за того, что новые блоки изготавливались прецизионно (допуск до 1мм), меня не оставляет ощущение игрушечности. Просто народ строит домик из больших-больших кубиков. Вот на следующих фотках сборка центральных колонн. Кубик на кубик на кубик на кубик.

Внутренние опорные конструкции, которые в старой церкви были деревянными, в новой изготавливаются из металла (на фото снизу каркас для хоров). Мне эта фотка больше всех нравится, это ж надо так хитро балки гнуть. Ну и вообще атмосферно.

Основной объём готов, началась отделка, строители переходят к самому сложному, к куполу.

Как я писал выше, все неприятности Фрауэнкирхе возникли из-за того, что её гордость, купол, был очень ненадёжен. Для того, чтобы избежать проблем в будущем, купол в новом зданий изготавливался из бОльших блоков (меньше швов), сами блоки были более точно изготовлены (меньше зазоры); проводилась гидроизоляция подкупольного пространства.Поскольку остановить фильтрацию через поры песчаника возможности не было, был организован сток просочившейся воды. Блоки из старой церкви было решено на куполе не применять, слишком велика ответственность. Ну и, наконец, купол тщательно усилили стальными растяжками и анкерами. Фирма, проводившая работы, пишет, что устойчивость конструкции повысилась в четыре раза по сравнению со старой.

На строительство прибыл директор местного дома дружбы СССР-ГДР.
800px-Frauenkirche_um_1897.jpg

Ну и одно единственное фото того, что получилось в результате. Фотографий в сети лежит очень много, снятых как снаружи, так и внутри церкви, если кто-то вдруг не видел, не поленитесь посмотреть, там и правда очень красиво. А если есть возможность — смотрите живьём, курфюрст саксонский Август Сильный был прав, что не согласился на банальный медный купол.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию