100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как стирали в XIX веке

Стирка и хранение одежды

Нам, счастливым обладателям стиральных машин, трудно вообразить, каким кошмаром была стирка в XIX веке. Начиналась она в понедельник и могла растянуться на несколько дней, поэтому в домах среднего класса предпочитали стирать через неделю. Первые стиральные машины, которые начали пользоваться популярностью только в 1880-х годах, рвали ткань и оставляли на ней ржавые отметины. Так что даже в конце XIX века женщинам приходилось стирать вручную. В усадьбах стирка осуществлялась в отдельной прачечной, в городских домах – в подвале, где располагались все хозяйственные помещения, включая кухню, чуланчик для угля и кладовые. Несладко приходилось жителям маленьких коттеджей или квартирок, в которых чан с горячей водой занимал почетное место на столе в общей комнате. Дети боязливо жались к стенам, пока матушка, стиснув зубы и засучив рукава, полоскала груды белья.

Как и в наши дни, перед стиркой белье сортировали по цвету и по степени загрязнения. Наиболее грязную одежду замачивали в щелочи, после чего кипятили. Грязь отскребали с помощью стиральной доски, но ее нельзя было применять, например, для платьев из легкого шелка – иначе от них ничего не останется. Одежду стирали в большом ведре или в лохани, используя валек или мешалку для белья (т. е. деревянную палку с медным конусом или «ножками» на конце). Ее опускали в ведро с бельем и крутили, как примитивную центрифугу.

Чтобы одежда не выцвела, в воду добавляли уксус (для розовых и зеленых цветов), буру (для красных), щелочь (для черных) или отруби (для прочих цветов). Мыло в начале XIX века изготовляли в домашних условиях из воды, золы и жира, а сельские жители так и вовсе заменяли его мыльнянкой, или сапонарией, из тертых корней которой можно было взбить пену. Массовое производство мыла в середине XIX веке пришлось как нельзя кстати, но оставалась проблема глубоких пятен. Домохозяйка XIX века дала бы фору любому химику. Вот лишь краткий список домашних моющих средств: для выведения жирных пятен – мел, пятен от воска – винный спирт или скипидар, пятен от травы – спирт, кофейных пятен – желток, взболтанный в теплой воде, винных брызг – соль, чернил – молоко, ржавчины – лимонный сок с солью, кровавых пятен – крахмал или керосин. В журналах по домоводству встречаются довольно причудливые советы: к примеру, «Кэсселлс» предлагал неосторожным дамам, пролившим на скатерть портвейн, сразу же плеснуть туда же стаканчик хереса. Подразумевалось, что более светлый херес разбавит темный портвейн, но гостью, которая выплескивает на чужую скатерть второй бокал вина – гулять, так гулять! – вряд ли бы снова пригласили на обед.

В селе выстиранное белье иногда раскладывали на изгороди, в городе развешивали на веревке на улице или, в зимнее время, сушили дома. Города в XIX веке не отличались чистотой – взять хотя бы дым из заводских труб или каминную золу, которую выбрасывали прямо за порог. Сохнущее белье могло быстро запачкаться, поэтому прачки старались отжать белье получше, чтобы оно просохло как можно быстрее. К середине века на помощь им пришел пресс для отжимания белья, мокрую одежду клали между двумя валиками и вращали ручку.

Когда белье высыхало, можно было приниматься за глажку. Никто и мечтать не мог об утюге, который включается в розетку и не остывает, пока его не выключишь. В XIX веке утюг мог весить, как хорошая гантель. Чтобы нагреть такой утюг, его прислоняли к кухонной плите, а поскольку утюги быстро остывали, для глажки брали сразу несколько. Помимо заурядных и многофункциональных утюгов, существовало еще много разновидностей – например, утюги для глажки галстуков и лент или утюги для рюшей, похожие на щипцы для завивки.

Любая женщина мечтала сдать грязное белье в прачечную и провести понедельник как-нибудь иначе. В прачки шли старухи, вдовы или те же домохозяйки, которым требовался дополнительный доход. Мужья последних были сезонными рабочими с непостоянным доходом, инвалидами или алкоголиками, так что жене волей-неволей приходилось впрягаться в лямку (в других семьях рабочих и ремесленников, даже беднейших, жены сидели дома – только так они могли претендовать на респектабельность). Изо дня в день прачки склонялись над лоханью, получая в придачу к заработанных грошам боль в спине, красное от пара лицо и цыпки на руках из-за постоянного соприкосновения с щелочью.

Тщательно отглаженную одежду надевали сразу же или откладывали на потом. Удивительный факт – в XIX веке англичане практически не пользовались вешалками! Господа попроще развешивали одежду на крючках и складывали в коробки и сундуки, тогда как в зажиточных домах наряды хранились в шкафах с полками и выдвижными ящиками. Нижнее и постельное белье, скатерти и полотенца лежали в большом бельевом шкафу. Чтобы не запутаться, где чье, и чтобы сестры не передрались из-за сорочки, нижнее белье помечали инициалами владельцев. Хранение одежды вызывало не меньше опасений, чем стирка. Об этом свидетельствует разговор Маргарет Хейл, героини романа «Север и Юг», с ее беспокойной маменькой. Миссис Хейл скептически относится к идее дочери надеть белое шелковое платье:

«—…Оно могло пожелтеть, пока лежало.

– Как хочешь, мама. На худой конец, у меня есть очень красивое, розовое, из газа, которое тетя Шоу подарила мне за два-три месяца до свадьбы Эдит. Оно не могло пожелтеть.

– Нет! Но оно могло выцвести».

Месяцами хранясь на полках, вещи сминались, покрывались плесенью и превращались в трапезу для моли. Чтобы предотвратить ущерб, хозяйки распарывали пышные складки юбок и аккуратно заворачивали платья в бумагу (главное, не в газетную, иначе на спине бального наряда может отпечататься статья об убийстве).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Стирка белья

Стирка белья Ахенский собор 817 года постановил, что монахи сами должны стирать и чистить свою одежду. Для этого предусматривались специальные помещения, емкости, мыло, щелок, горячая вода. В картезианском монастыре Дижона изготовили два корыта: одно для кухни, а другое,

За хранение и распространение Сионских протоколов полагалась смертная казнь без суда и следствия

За хранение и распространение Сионских протоколов полагалась смертная казнь без суда и следствия «В Советской России, согласно декрету Совнаркома 1918 года и разъяснению Наркомюста, за хранение и распространение Сионских протоколов полагалась смертная казнь без суда и

Читайте так же:
Самые полезные грибы – список, названия, описание, фото и видео

Окрашивание тканей и стирка

Окрашивание тканей и стирка Цвета окраски тканей упомянуты только в Библии: это пурпур, индиго, лазурь, разноцветные одежды из поэмы Деворы[41]71. Вероятно, простые процедуры производили прямо в доме, для выполнения более сложных работ обращались к специалистам, которые

ФОРМА ОДЕЖДЫ

ФОРМА ОДЕЖДЫ Основная масса ткани для пошива униформ производилась на российских мануфактурах, хотя заметное количество и поставлялось из Австрии и Голландии. Если не считать материала, шедшего на мундиры офицеров и гвардейцев, ткань была очень грубой, а ее качество, как

Переписывание и хранение рукописей

Переписывание и хранение рукописей Историю общины зороастрийцев того периода можно, разумеется, лишь предположительно реконструировать, ведь начиная с этого времени мусульманские историки не упоминают о зороастрийцах, численность которых уменьшилась до того, что они

Хранение продуктов и пути сообщения

Хранение продуктов и пути сообщения Обладание богатыми источниками энергии приносит мало пользы, если ресурсы расходуются неэкономно Недостаточно произвести ценности – их надо сохранить и доставить до потребителя. В Центральных Андах, как и повсюду, огромное значение

Хранение и передача информации

Хранение и передача информации Формы управления зависят от числа людей, вступающих друг с другом в регулярные контакты. Интенсивность контактов при прочих равных условиях пропорциональна плотности населения. Крайне важной переменной величиной является, однако,

Хранение продуктов и пути сообщения

Хранение продуктов и пути сообщения Обладание богатыми источниками энергии приносит мало пользы, если ресурсы расходуются неэкономно Недостаточно произвести ценности — их надо сохранить и доставить до потребителя. В Центральных Андах, как и повсюду, имело огромное

Хранение и передача информации

Хранение и передача информации Формы управления зависят от числа людей, вступающих друг с другом в регулярные контакты. Интенсивность контактов при прочих равных условиях пропорциональна плотности населения. Крайне важной переменной величиной является, однако,

Правила о формах одежды для нижних чинов Морского ведомства[276] Береговая форма одежды

Правила о формах одежды для нижних чинов Морского ведомства[276] Береговая форма одежды В летнее время (с 15 мая по 15 сентября)ПараднаяМундир Белые брюки Круглая шляпа Палаш Шинель Обыкновенная Мундир, белые брюки Фуража с белым чехлом Поясной ремень Вместо мундира шинель

6. ПРИСВОЕНИЕ ЯПОНСКИМИ ИНТЕРВЕНТАМИ ЦАРСКОГО ЗОЛОТА, ОТДАННОГО ИМ НА ХРАНЕНИЕ ГЕНЕРАЛОМ П. ПЕТРОВЫМ

6. ПРИСВОЕНИЕ ЯПОНСКИМИ ИНТЕРВЕНТАМИ ЦАРСКОГО ЗОЛОТА, ОТДАННОГО ИМ НА ХРАНЕНИЕ ГЕНЕРАЛОМ П. ПЕТРОВЫМ Некоторые эпизоды печальной хроники расхищения “царского” золота японскими интервентами были похожи на кадры остросюжетных приключенческих или детективных фильмов.

§ 8. Белые одежды

§ 8. Белые одежды Если довериться рассказу путешественника Абу Хамида ал-Гарнати, посетившего Дербент в 1154 г., дождь и ветер начинали бушевать, когда к святилищу, где находился меч Масламы. направлялись в цветных, а не в белых одеяниях. Кажется, как всегда, Абу Хамид

Устные архивы: хранение и использование документов устной истории

Устные архивы: хранение и использование документов устной истории Проблемы сохранения и оптимизации устноисторической информации (сохранение аудио-и видеозаписи, документированного интервью). Особенности хранения документов устной истории (формирование архивных

Стирка в 19-20 века

Статья опять же из раздела «Как хорошо что мы здесь а не там.» А конкретней — про стирку, отравлявшую существование любой викторианской домохозяйке. Хотя если задуматься, в этом плане мы ушли совсем не так далеко. Если не наши родители, то уж бабушки точно стирали именно так.

Первые стиральные машинки стали пользоваться популярностью только в 1880х годах, но многие домохозяйки враждебно приняли этот столь необходимый предмет домашнего обихода. Первые стиральные машинки рвали ткань или же оставляли на ней ржавые отметины. Так что в конце 19го века женщинам приходилось стирать, используя бабушкины методы. А методы эти были очень трудоемкими. Зато они здорово развивали мускулатуру – еще бы, ведь стирка занимала целый день (в Америке это обычно был понедельник). Для викторианской домохозяйки стирка была воплощением ночных кошмаров, поэтому женщины старались стирать как можно реже – раз в неделю или же раз в несколько недель, просто складируя грязное белье. Разумеется, это относится к тем, кто мог себе позволить много перемен одежды. Но опять же, те дамы, что часто меняли платья, могли потратиться и на прачечную.

Почему стирка была адом на земле? Ну, для начала требовалось раздобыть воду. Если вы жили в сельской местности, где нет водопровода, то пришлось бы идти за водой на колодец, а потом тащить ведра обратно а-ля Аксинья из правильного «Тихого Дона.» Впрочем, некоторые крестьянки предпочитали стирать прямо на реке или озере, если таковое было поблизости и если погода позволяла (в проруби особенно не постираешь). В таких случаях они зачастую обходились без мыла и отскабливали грязь, ударяя бельем о камни. Но не всем женщинам приходилось брать воду в колодце, у многих были колонки во дворе или, если они проживали в городе, водопроводная вода.

Итак, воду мы принесли и даже подогрели, теперь настало время задуматься о мыле. В начале 19го века мыло часто изготовляли в домашних условиях, из воды, золы и жира. В пособиях по домоводству можно найти много рецептов различных видов мыла для кружев, для шерсти, для тонкой ткани. Но с середины 19го века мыло начали изготавливать в промышленных масштабах. Например, популярным было мыло компании Пирс — для его рекламы Джон Эверетт Милле написал известную картину «Пузыри», для которой позировал его внук. Массовое производство мыла пришлось к нельзя кстати, но оставалась еще проблема грязных пятен. Их мылом не возьмешь. Но хорошая английская домохозяйка знала много способов, как справится с самыми противными пятнами. Для выведения жирных пятен использовали мел, для пятен от травы – спирт, для кровавых пятен – всем вампирам на заметку! — керосин. В качестве отбеливателя долгое время использовали человеческую мочу или свиной навоз, но самым лучшим отбеливателем считался лимонный сок (увы, он стоил дороже мочи). Чтобы одежда не выцвела, в воду добавляли уксус (для розовых и зеленых цветов), буру (для красных), щелочь (для черных) или отруби (для прочих цветов). Шелк советовали стирать в керосине.

Читайте так же:
Почему Италия называется Италией, а Лихтенштейн: Лихтенштейном?

Как и в наши дни, перед стиркой белье сортировали по цвету и по степени загрязнения. Наиболее грязную одежду замачивали в щелочи, потом кипятили. Грязь и пятна отскребали с помощью стиральной доски, но ее нельзя было применять, например, для платьев их легкого шелка – иначе от них просто ничего не осталось бы. Одежду стирали в большом ведре или в лохани, часто используя валек или мешалку для белья. Это деревянная палка, на конце которой находится медный конус или несколько «ножек». Мешалку опускали в ведро с бельем и крутили – фактически, это примитивная центрифуга.
Покончив со стиркой, женщины раскладывали белье на траве или развешивали его на веревке, на улице или, в зимнее время, на чердаке. Поскольку города в 19м веке не отличались особой чистотой – взять хотя бы дым из заводских труб или каминную золу, которую выбрасывали прямо на улицу – то сохнущее белье могло быстро запачкаться. Поэтому прачки старались отжать белье получше, чтобы оно просохло как можно быстрее. В начале 19го века женщины отжимали белье в ручную, но к середине века на помощь им пришел пресс для отжимания белья. Мокрое белье клали между двумя валиками и вращали ручку.

Когда белье высыхало, можно было приниматься за глажку. Разумеется, никто и мечтать не мог об утюге, который включается в розетку и не остывает, пока его не выключишь. В 19м веке утюг мог весить как хорошая гантель. Чтобы нагреть такой утюг, его нужно было прислонить к кухонной плите. Для глажки требовалось несколько утюгов, потому что они быстро остывали. Помимо основных утюгов, существовало еще много разновидностей – например, утюги для глажки галстуков и лент или утюги для рюшек.

Поскольку стирка и глажка были такими изнурительными упражнениями, каждая домохозяйка мечтала просто сдать грязное белье в прачечную. В прачки шли пожилые женщины, вдовы или же домохозяйки, которым требовался дополнительный доход. Мужья последних зачастую были сезонными рабочими с непостоянным доходом, инвалидами или алкоголиками, так что жене приходилось брать на себя функцию добытчика. Работы прачки была крайне неприятной, даже хуже чем профессия швеи. Изо дня в день нужно было наклонятся над лоханью, получая в придачу к заработанных грошам боль в спине, красное от пара лицо и цыпки на руках из-за постоянно соприкосновения с щелочью. Но по крайне мере, работа прачкой приносила хоть какой-то доход. Хотя и не для всех. Да-да, некоторым женщинам приходилось горбатиться над лоханью бесплатно.

В 19м веке в Англии и Ирландии предпринимались попытки реабилитации проституток, подыскав им другое, менее порочное занятие. Стирка подходила как нельзя кстати – если рассматривать ее как метафору, то отскребая грязь с белья, женщина так же очищала скверну со своей души. В Ирландии такие организации называли в честь Марии Магдалины, которая, согласно традиции, была блудницей, раскаявшейся в грехах. Приюты первоначально организовывали как краткосрочные пристанища для падших женщин — научившись честному труду, проститутка могла покинуть приют и жить честной жизнью на свободе. Но мало помалу Magdalene Laundries превращались в тюрьмы. Попав в такую прачечную, женщина уже не могла ее покинуть, как бы сильно ей не хотелось. Кроме того, помимо проституток в приюты Св. Магдалины стали помещать женщин, родивших детей вне брака, умственно отсталых, жертв насилия и даже девочек, чье поведение казалось опекунам слишком распущенным. Условия их содержания в некоторых случаях были невыносимыми. Работа с утра до вечера, запрещение разговаривать, частые телесные наказания – вот та реальность, с которой многие «пансионерки» сталкивались постоянно. О жизни в этих прачечных рассказывается в очень тяжелом фильме The Magdalene Sisters.

Стихотворение, приведенное ниже, повествует о типичной стирке в начале 19го века. Оно примечательно в первую очередь тем, что описывает вполне заурядную процедуру с псевдогероическим пафосом- например, в самом начале поэтесса взывает к Музе, чтобы ты вдохновила ее на описание ужасного дня. Так же в стихотворении перечисляются все треволнения, связанные со стиркой – мокрый кот, которого спугнули из кухни, так что теперь он наведается в гостиную; завтрак, проведенный в гробовом молчании; встревоженные взгляды на небеса, ведь если пойдет дождь, то белье сушить негде; и, наконец, нежеланные гости, которым может приспичить наведаться к вам именно в этот день.

«Washing-Day.» by Anna Lætitia Barbauld (1743 — 1825)

The Muses are turned gossips; they have lost
The buskin’d step, and clear high-sounding phrase,
Language of gods. Come, then, domestic Muse,
In slip-shod measure loosely prattling on
Of farm or orchard, pleasant curds and cream,
Or drowning flies, or shoe lost in the mire
By little whimpering boy, with rueful face;
Come, Muse, and sing the dreaded Washing-Day.
–Ye who beneath the yoke of wedlock bend,
With bowed soul, full well ye ken the day
Which week, smooth sliding after week, brings on
Too soon; for to that day nor peace belongs
Nor comfort; ere the first grey streak of dawn,
The red-arm’d washers come and chase repose.
Nor pleasant smile, nor quaint device of mirth,
E’er visited that day: the very cat,
From the wet kitchen scared, and reeking hearth,
Visits the parlour, an unwonted guest.
The silent breakfast-meal is soon dispatch’d
Uninterrupted, save by anxious looks
Cast at the lowering sky, if sky should lower.
From that last evil, oh preserve us, heavens!
For should the skies pour down, adieu to all
Remains of quiet; then expect to hear
Of sad disasters–dirt and gravel stains
Hard to efface, and loaded lines at once
Snapped short–and linen-horse by dog thrown down,
And all the petty miseries of life.
Saints have been calm while stretched upon the rack,
And Guatimozin smil’d on burning coals;
But never yet did housewife notable
Greet with a smile a rainy washing-day.
–But grant the welkin fair, require not thou
Who call’st thyself perchance the master there,
Or study swept, or nicely dusted coat,
Or usual ‘tendance; ask not, indiscreet,
Thy stockings mended, tho’ the yawning rents
Gape wide as Erebus, nor hope to find
Some snug recess impervious: should’st thou try
The ‘customed garden walks, thine eye shall rue
The budding fragrance of thy tender shrubs,
Myrtle or rose, all crushed beneath the weight
Of coarse check’d apron, with impatient hand
Twitch’d off when showers impend: or crossing lines
Shall mar thy musings, as the wet cold sheet
Flaps in thy face abrupt. Woe to the friend
Whose evil stars have urged him forth to claim
On such a day the hospitable rites;
Looks, blank at best, and stinted courtesy,
Shall he receive. Vainly he feeds his hopes
With dinner of roast chicken, savoury pie,
Or tart or pudding:–pudding he nor tart
That day shall eat; nor, tho’ the husband try,
Mending what can’t be help’d, to kindle mirth
From cheer deficient, shall his consort’s brow
Clear up propitious; the unlucky guest
In silence dines, and early slinks away.
I well remember, when a child, the awe
This day struck into me; for then the maids,
I scarce knew ***, looked cross, and drove me from them;
Nor soft caress could I obtain, nor hope
Usual indulgencies; jelly or creams,
Relique of costly suppers, and set by
For me their petted one; or butter’d toast,
When butter was forbid; or thrilling tale
Of ghost, or witch, or murder–so I went
And shelter’d me beside the parlour fire:
There my dear grandmother, eldest of forms,
Tended the little ones, and watched from harm,
Anxiously fond, tho’ oft *** spectacles
With elfin cunning hid, and oft the pins
Drawn from *** ravell’d stocking, might have sour’d
One less indulgent.–
At intervals my mother’s voice was heard,
Urging dispatch; briskly the work went on,
All hands employed to wash, to rinse, to wring,
To fold, and starch, and clap, and iron, and plait.
Then would I sit me down, and ponder much
*** washings were. Sometimes thro’ hollow bowl
Of pipe amused we blew, and sent aloft
The floating bubbles, little dreaming then
To see, Mongolfier, thy silken ball
Ride buoyant through the clouds–so near approach
The sports of children and the toils of men.
Earth, air, and sky, and ocean, hath its bubbles,
And verse is one of them–this most of all.

Читайте так же:
Почему желтеет орхидея?

Стирка в 19-20 века

Прачечная с разными прибамбасами

Стирка в 19-20 века

Мешалки для белья

Стирка в 19-20 века

Доска для стирки

Стирка в 19-20 века

Мыло (прямо как наше родное, хозяйственное)

Стирка в 19-20 века

В центре — вальки, которыми колотили белье. Справа- приспособление для сушки носков, чтобы они не садились.

Как стирали в XIX веке

В наше время стиральные порошки заметно упростили процесс стирки. А наличие стиральной машинки свело это занятие к элементарным действиям. А вот нашим прабабушкам было не так легко.
Стирка белья в XIX века занимала почти 3 дня и была тяжелым физическим трудом. Те хозяйки, у которых была возможность, отдавали вещи прачкам. В поместьях это было сделать сложнее, поэтому там стирала прислуга под зорким контролем хозяйки. Ведь, если что-то неправильно сделать весь «успех стирки» пойдет насмарку. Ну а семьи победнее стирали сами.

Первые стиральные машины

Оценить масштабность этого действа нам поможет «Подарок молодым хозяйкам». Эта книга переиздавалась в конце 19-го и начале 20-го века более 30 раз. В большинстве изданий содержится только кулинарные рецепты. В двухтомнике 1894 года, который передается из поколения в поколение в нашей семье, половина книги посвящена другим вопросам, актуальным для женщины конца XIX века. Несколько разделов посвящены отношениям между мужем и женой, воспитанию детей, шитью, вопросам здоровья и ведению быта.

Вот раздел про стирку.

Дореволюционная орфография сохранена.

Бѣлье должно класть въ котелъ по утру накануне стирки. Размѣщенiе бѣлья надлежащимъ образомъ составляетъ существенную часть стирки, отъ которой зависитъ веси ея успѣхъ. Класть бѣлье въ котелъ должно повѣрять лицу, заслуживающему полное довѣрие. Сперва обложить всеь котелъ толстою простынею, такъ, чтобъ она выходила наружу на нѣсколько пальцѣвъ выше его краѣвъ; потомъ наложить на нее простыни, сложенныя въ несколько разъ. Сложенныя простыни уравниваются въ котлѣ, не оставляя пустаго мѣста; отъ этого мелочнаго обстоятельства зависит успѣхъ стирки. Точно также и остальные ряды бѣлья должны укладывать сколь возможно правильнѣе и ровнѣе. На простыни кладутся скатерти, а на нихъ тонкое бѣлье: платки, кофточки, платья батистовыя и миткальное бѣлье; потом сверху нихъ рубашки; ворота мужских рубашек должны быть обращены къ серединѣ котла; на рубашки можно положить салфетки, платки и чулки и т.д.

Размѣстивъ такимъ образомъ бѣлье в котлѣ, кладутъ сухаго мыла, изрѣзанного въ малые куски, по 30 золотниковъ на котелъ с ½ аршина въ поперечникѣ и ¼ аршина глубинною. Мыло размѣщается равномѣрно по всему бѣлью и обливается понемногу водою; при этом бѣлье прижимается рукою, а если оно разбухнетъ неодинаково во всѣхъ мѣстахъ, то тамъ, гдѣ останется свободное место, кладутся туалетныя салфетки и полотенца, фартуки (тонкие внизъ), наконецъ тряпки и т.п., и на них нливается мыльная вода изъ сѣраго мыла. Намоченное бѣлье покрывается простынею, сложенною въ четверо и достаточно большою, что бы заходить за края котла.

На эту простыню положить дубовой золы съ яичною скорлупою. И наливать воду по-немногу, давая время ей впитываться. Когда воды наберется такое количество, что избыток ея будетъ переливаться через край, должно заткнуть шейку, идущую отъ дня котла, и оставить бѣлье до другаго дня. Утромъ должно ототкнуть шейку, наполнить другой котелъ водою, положить въ него золы и поставить на огонь; когда онъ станетъ закипать, то воду изъ него должно вычерпывать ковшомъ и, размѣшавъ съ холодною, наливать въ котелъ до тѣхъ поръ, пока вода не будетъ стоять надъ золою на вершокъ или болѣе. Такое наливание продолжается до вечера. При этом нужно чтобъ вода наливалась постепенно теплѣе. Въ полдень температуа ея должна быть еще такова, чтобы ее могла терпеть рука, а къ вечеру можно наливать почти кипятокъ.

Как были изобретены вещи, которыми мы пользуемся каждый день

По окончанiи этого, вечеромъ. Затыкаютъ шейку, накрываютъ котелъ одѣяломъ и оставляютъ такъ на ночь.

Читайте так же:
Каракал – описание, питание, образ жизни, враги, фото и видео

Утромъ, на другой день, оттыкаютъ шейку, чтобы спустить воду, и вынимаютъ бѣлье для споласкиванiя.

Лучше наливать на золу холодную воду вопреки принятому обыкновению обдавать ее варомъ, отъ чего сожигается бѣлье весьма замѣтно; холодная же вода дѣлаетъ щелокъ гораздо мягче, такъ что въ ночь онъ растворяетъ на бѣльѣ весь жиръ и сало.

К концу XIX столетия появился следующий тип стиральных машин, которые уже в чем-то напоминали старые советских времен образцы типа «Волга» — напоминающих бочку, в том числе и наличием механизма для отжима.

Как были изобретены вещи, которыми мы пользуемся каждый день

В данном типе стиральных машин для приведения механизма в действие также использовался ручной труд. Человек за ручку вращал колесо, которое через шестерни передавало движение в бак с водой в котором находилось стираемое бельё. Стиральная машина данного типа создавала волнения воды внутри бака, за счет чего бельё терлось друг о друга, и таким образом происходил процесс стирки.

Как были изобретены вещи, которыми мы пользуемся каждый день

Использование электромоторов, вместо мускульной силы, с одной стороны сильно облегчило и улучшило качество стирки с другой стороны приводило к разрушению бака стиральных машин выполненных из дерева. Замена дерева железом позволила в скором времени внести ещё одно усовершенствование. Ранее домохозяйкам приходилось вручную нагревать воду на печи, оттуда нести и выливать нагретую воду в стиральную машину. Теперь железные электрические стиральные машины имели собственный нагревательный элемент.

File:OurHoliday 031.JPG

Первая стиральная машина, запущенная в серийное производство, была создана в 1874 году Уильямом Блэкстоуном, у неё был ручной привод. В Европе первые стиральные машины начали производить немцы в 1900 г. Современные машины с электрическим приводом появились в 1908. Механизация труда практически привела к исчезновению профессии прачки.

File:Miele 100.jpg

В 1949 в США появилась первая автоматическая стиральная машина.
Одна из первых машин автоматов начало 50-х

Как стирали и гладили в старину на Руси (12 фото)

стирка в старину

Сейчас со стиркой справится даже ребенок — загрузить стиральную машину, нажать пару кнопок и развесить уже почти сухое белье не сложно. А вот что делали, когда не то что горячей воды, а и мыла-то толком не было?

Предлагаю небольшую экскурсию в прошлое

Некоторые еще знают, что такое стиральная доска («у моей бабушки такая в деревне»), но мало кто видел ее в действии. А ведь она появилась только в начале 19 века и больше употреблялась в тесных городских условиях, лишенных простора и близкого соседства озера, реки или ручья.
Предшественниками такой ребристой доски были предметы, один внешний вид которых повергает человека непосвященного в ступор. Но – по порядку.

стирка в старину

Чем стирали

Еще сто лет назад хозяйкам не надо было прицениваться к моющим средствам – не было нужды. Для стирки использовались мыльные растворы, которые получали в домашних условиях. Это был щелок и мыльный корень.

Щелок, давший название целому классу химических соединений, щелочам, получали из раствора золы, бесплатно поставлявшейся русской печью ежедневно. Щелок еще называли «бук, буча», а сам процесс стирки – «бученье».

стирка в старину

Как и где стирали

Стирать с ним можно было следующим образом – в кадушку с бельем клали мешочек с просеянной золой, заливали водой и кидали туда раскаленные «бучные каменья», чтобы вода кипела. Но можно было получить щелок в виде раствора.

Для этого золу смешивали с водой, настаивали несколько дней и получали мыльный на ощупь раствор – концентрированный настолько, что его приходилось дополнительно разводить водой. Иначе одежда при стирке таким сильным щелоком могла быстрее изнашиваться.

стирка в старину

Другой источник средства для стирки, растение мыльнянку (или мыльный корень) мельчили, замачивали, процеживали, и полученным раствором стирали, стараясь весь израсходовать, так как он быстро портился.

Никогда не стирали в бане, это считалось грехом. Бучить белье могли в доме или около бани, а значит, рядом с водоемом. Для стирки использовались чугуны, глиняные корчаги, корыта, ступы, песты, вальки…

стирка в старину

Хозяйка замачивала белье, заливая его щелоком, в ведерном, то есть помещавшем в себя ведро воды, чугуне, и ставила в печь. Но не надо представлять себе женщину, мужественно вталкивающую тяжеленный чугун в устье печи – ей в этом помогал ухват и каток.

стирка в старину

Если ухват знаком всем, то назначение катка следует объяснить – это специальная гантелеобразная деревянная подставка, по которой ручка ухвата вкатывала тяжелую емкость в жаркое нутро печи. Итог бученья белья – белоснежные скатерти и рубахи из домотканого полотна.

Еще одним орудием для стирки служил ВАЛЕК. Этой небольшой деревянной лопаткой «валяли» или «клепали» выстиранное белье на камне или на доске на берегу. Если ни ступа, ни корыто, ни лохань обычно красотой не отличались, то вальки могли украшаться затейливыми орнаментами.

стирка в старину

Связано это было с тем, что их зачастую преподносили девушкам парни в качестве подарка, и тогда помимо обычной резьбы на поверхности валька могли оказаться и инициалы любимой и дата подарения. Эти вальки напоминали стилизованные женские фигуры: утолщение на конце рукояти служило головой, рабочая часть валька — туловищем, а перекрестие у основания – руками.

Красивым резным вальком, расписанным яркой краской, девице жалко было и работать… В Национальном музее есть валек, по которому видно – владелица берегла его и в работу не пускала.

Любая ответственная хозяйка знает: стирка – это еще полдела, надо еще выгладить то, что отбелили заботливые руки.

стирка в старину

Чем и как гладили одежду в старину

Какие приспособления имелись в домашнем хозяйстве наших бабушек и прабабушек, чтобы выгладить выстиранное?
в прежние времена не столько гладили, сколько «катали» белье. Чем ? знакомьтесь:

Рубель и скалка

Рубель представлял собой прямоугольную доску с рукоятью: на нижней стороне были вырезаны, вырублены поперечные скругленные зарубки, а верхняя, лицевая сторона зачастую украшалась резьбой.

стирка в старину

Для того, чтобы погладить, хозяйка складывала одежду, скатерть, полотенце вдоль, стараясь придать ей ту же ширину, что и у скалки.И обворачивали ими скалку, , образуя тугой сверток. Рубель клали сверху и от края стола прокатывали вперед, размягчая и разглаживая льняную ткань — катали . И это был механический способ глаженья.

стирка в старину

На Севере любимым приемом резьбы было «рытье», когда поверхность предмета покрывалась зубчатым узором, но могли и просто вырезать орнаменты тонкими контурными линиями. И опять на рубелях часто можно увидеть инициалы и даты – верные признаки того, что это подарок.

Читайте так же:
Удовольствия, полезные для здоровья — разбираемся детально

Катка белья требовала определенных физических усилий от женщины, но не стоит думать, что приход в деревенские дома металлического утюга сделал процесс глаженья более легким.

Первые утюги

Во-первых, такой утюг в деревенской жизни был вещью дорогой и редкой, и оттого служил зачастую показателем благосостояния (как и самовар, например). Во-вторых, технология глаженья по сравнению с катанием белья рубелем была даже более трудоемкой.

Различали два основных типа утюгов – портняжные и прачечные, хотя в ходу в домах были и те и другие. Портняжный утюг, по сути, был остроносым бруском из чугуна с ручкой.

Его накаляли на огне и осторожно брали прихваткой за ручку, чтобы не обжечься. Такие утюги были самых разных размеров – от совсем небольших, для глажения мелких складок на одежде, до гигантов, поднять которые мог только мужчина.

стирка в старину

Портными, как правило, и были мужчины, и работать им приходилось с очень плотными тяжелыми тканями (мне однажды пришлось прошить такое сукно – делать это пришлось, краснея и пыхтя от натуги, да и с риском сломать иглу). И инструменты для глаженья были соответствующие.

Прачечные утюги нагревались иным способом: они были полые внутри и имели подвижную задвижку в широкой части корпуса – туда вкладывалась чугунная тяжелая сердцевина, нагретая на огне.

Еще один вид утюгов, использовавшихся в быту – это углевые или духовые утюги. Верхняя часть корпуса у такого утюга откидывалась, и внутрь закладывались угли.

Остывающие угли хозяйки раздували или разогревали, раскачивая утюг из стороны в сторону. Поэтому важно было еще и не угореть при глажке! Углевой утюг мог быть снабжен трубой и внешним видом больше напоминал допотопный пароход.

стирка в старину

Представляя хозяйку, раскачивающую увесистое чугунное сооружение, убеждаешься – сноровка у наших «бабушек» был недюжинная, и сила – тоже. Естественно, современный пластмассово-тефлоновый красавец в разы легче своего чугунного литого предшественника.

Чтобы не быть голословной, я вооружилась безменом и взвесила несколько старинных утюгов в хранилище Национального музея

Самый легкий весил 2,5 килограмма, среднего размера утюги в пределах 4 кг – для нескольких часов глажки цифра внушительная. Ну а самый тяжелый – литой портняжный гигант – заставил безмен жалобно крякнуть и показать 12 килограмм…

А мы и не знали! Как стирали бельё в XIX веке

А мы и не знали! Как стирали бельё в XIX веке

До повсеместного использования стиральных машин было ещё далеко. В 19 веке они были диковинкой. О стиральных порошках и пятновыводителях тоже ничего не слышали, даже мыло изготавливали домашними способами. Стирка обычно начиналась в понедельник и могла длиться несколько дней. Бельё накапливали и старались стирать через неделю, иначе процесс стирки мог бы стать бесконечным.

Где обычно стирали бельё?

Стирка считалась тяжёлой, обременительной работой. У состоятельных господ этим занималась прислуга или нанятая прачка. В усадьбах бельё стирали в отдельной прачечной, а в городе – в подвалах, где находились все хозяйственные помещения, или прямо посреди комнаты, на обеденном столе. Развешивать влажное бельё можно было на улицах, но иногда это было рисковано, — cоседи могли ненароком вылить из окна помои или выкинуть золу из печки. В бане, кстати, никогда не стирали, считалось грехом.

Как ухаживали за пышными платьями?

Мода в 19 веке, как известно, сильно отличалась от современной. Уважающей себя женщине необходимо быо иметь в гардеробе утренние и домашние платья, платья для прогулок, а также вечерние (для выхода в театр или на званый вечер) и бальные. На платья могли уходить десятки метров ткани, как правило, использовались кружева и вышивка, сложная, а иногда и драгоценная отделка, которая на вечерних и бальных нарядах постоянно обновлялась. Платья часто перешивали, но с годами они всё-таки переходили из разряда вечерних в утренние, а затем и в домашние.

Некоторые платья стоили целое состояние, отделка и сложный фасон исключали стирку, к тому же, красители в те времена были не стойкими. Конечно, бальные платья никто не стирал, но их чистили. Грязи сначала давали высохнуть, а потом счищали её с подола щёткой. Процесс был сложным, зато ежедневным. Чтобы грязь с улиц меньше липла на подол, к нему пришивали специальную жёсткую оборку, которая собирала пыль и грязь. А от запахов избавлялись с помощью обычного проветривания или обкуривания наряда различными благовониями.

Что использовали вместо мыла и порошка для стирки?

Для каждого пятна был свой способ удаления. Жирные пятна выводили мелом, воск — скипидаром, а чернила — молоком. Иногда одежду из тёмных тканей чистили крепким чаем. Стирали, используя мыльный раствор, который делали в домашних условиях из щёлока (расвора золы) и мыльного корня. Щёлок также называли «бук, буча», а сам процесс стирки – «бученье».

Чтобы одежда не выцветала, в воду также добавляли уксус, буру или отруби. Но для каждого цвета ткани использовали своё средство. Сельские жители поступали проще, заменяли мыло растением мыльнянкой или сапонарией, из тёртых корней которой можно было взбить пену, и шли стирать на речку.
Стирали только повседневную одежду из хлопка и льна но очень осторожно, ведь краситель мог раствориться, а также нижнее бельё, подъюбники, сорочки, воротнички и манжеты, панталоны, постельное бельё, скатерти, платки и салфетки. Бельё долго накапливали и назначали стирку обычно на понедельник, чтобы не было ни приглашённых гостей, ни каких-либо приёмов и выходов в свет.

Как кипятили бельё?

Бельё замачивали и выжимали, замачивали снова и выводили грязь. После этого его вновь полоскали и только потом начинали кипятить. Всё бельё нужно было сложить утром в котёл. Делали это по особой схеме, поэтому работу доверяли не каждому. От метода закладки зависел во многом результат, и всем этапам уделялось особое внимание. Сначала котёл выстилался толстой простынёй, на неё складывали аккуратно сложенные простыни, затем скатерти, а сверху клали тонкое бельё: салфетки, платки кофточки, рубашки и чулки. Всё должно было лежать плотно. После кипячения бельё еще раз полоскали, а затем уже добавляли крахмал и синьку.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию