100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как создают адыгские национальные инструменты. Шикапшина.

kak_eto_sdelano

Как это сделано, как это работает, как это устроено

Самое познавательное сообщество Живого Журнала

Этот репортаж я снимал больше 4 лет назад, но не собирался выкладывать, потому что фото делал на мыльницу. У меня была надежда переснять все позже на зеркалку, но никак не получалось и я забыл о нем на несколько лет. Но сейчас наткнувшись опять на почти готовый пост не мог оставить его и решил дописать и выложить в блог. Надеюсь рассказ компенсирует не самые лучшие фото.

В мой приезд в Нальчик под Новый год, мне удалось сходить в гости в мастерскую Зубера Еуаза, которую он сам называет лабораторией. Здесь он не просто строгает из деревянных чурок инструменты, а воссоздает национальный черкесский щипковый инструмент — шикапшину, под которую века назад (да и сейчас тоже) музыканты воспевали о славе, любви и горестях адыгского народа, как о простых людях, так и о героях Нартского эпоса.

Сейчас на праздниках черкесов в качестве музыкального инструмента главенствует ноутбук — загрузил в плей-лист нужные треки и колонки рвут барабанные перепонки битом национальных мелодий. До ноутбука был синтезатор, до синтезатора гармошка (чаще всего аккордеон), а вот до гармошки была это самая шикапшина с тихим, кажущимся заунывным звуком, который извлекается смычком. С виду она похожа на скрипку, но скорее родственница виолончели — она зажимается коленями и играют на ней смычком таким же образом. Зубер говорит, что культура черкесов тяготеет больше к скромности, потому и звук шикапшины тоже такой — скромный, тихий.

Знакомство Зубера с шикапшиной началось в начале 90-х, во времена его учебы в музыкальной школе, где он учился играть на скрипке. Как-то услышав вживую игру на народном инструменте, он заинтересовался им, а чуть позже ему удалось познакомиться с мастером Владимиром Григорьевичем Ойберманом, у которого заказал шикапшину. Ойберман попал в Нальчик еще в 1974 году по приглашению, для воссоздания народных инструментов для этнических ансамблей. После изучения инструментов, которые сохранились в местном музее, он стал делать свои, которые позже разошлись по народным музыкальным коллективам и стали попадать в руки любителей черкесской музыки. Он смог заинтересовать Зубера и вскоре передал ему все, что знал о производстве черкесских музыкальных инструментов.

Зубер не только мастер по изготовлению шикапшин, но и музыкант-исполнитель. Он пишет стихи на черкесском языке, сочиняет музыку и участвует в этнических проектах. Также важным для него остается преподавание: он обучает детей и взрослых игре на шикапшине.

Перейдем в мастерскую, она небольшая, занимает всего одну комнату размером в 15 кв.м. Здесь на стеллажах хранятся материалы для будущих инструментов, как готовые разделанные доски, так и необработанные чурки, порой случайно найденные по дороге. На самом деле шикапшину или апапшину нельзя делать из попавшего под руку куска дерева. Перед тем, как выбрать подходящий кусок, мастер проверяет нет ли на нем сучковины, трещин и прочих дефектов, чтобы при обработке дерево не треснуло. К тому же подбирается нужная фактура, Зубер следит за тем, чтобы на деталях полосы от годовых колец были симметричными, красиво выглядели на готовом инструменте.

Эта заготовка, которая вскоре станет корпусом шикапшины, изготовлена из груши. Деревянная заготовка для нее до этого сушилась несколько лет, не под солнцем и дождями, а при комнатной температуре, на стеллажах.

На этом фото две шикапшины. Обе сделаны Зубером. Нижняя представляет собой "старую" модель, сейчас она на починке у мастера, и как он сам говорит о ней, она не так хороша, как последние инструменты.

Читайте так же:
Откуда археологи знают, где вести раскопки?

На этом стеллаже хранятся заготовки. Некоторые уже готовы к обработке, время других еще не подошло.

На этом фото можно видеть, две разные модели шикапшины. Корпус правого инструмента в будущем будет цельный (вместе с грифом), а ко второму инструменту гриф будет приклеен.

Нужной литературы по которой можно узнать все азы создания инструментов не так много, хорошо, что с советских времен остались книги, из которых можно почерпнуть знания.

Однако, как говорит Зубер, не каждый, кто когда-то выстрогал табуретку сможет сделать звучащий правильно инструмент. Для этого недостаточно быть столяром, нужно любить это дело, знать, что должно получиться в конце и иметь музыкальный слух.

В этой книге конечно не описано как создаются адыгские музыкальные инструменты, многие моменты мастеру приходится додумывать самому. Как говорит Зубер сколько б инструментов он не создал, невозможно привыкнуть к первому звуку нового инструмента.

На создание одной шикапшины может уйти несколько месяцев. Несмотря на внешнюю простоту, это совсем не простой инструмент: натяжение 1 струны — 15-16 кг, дека толщиной около 2 мм, местами 3 мм. Шикапшина — тонкий инструмент, который может адаптироваться 3 месяца, пока строится звук. За все время мастером было создано до 100 инструментов, и ни один из них не залежался, все нашли своих хозяев.

Существует много технологий сборки, к каждому инструменту, свой подход, включая сорта дерева и их комбинации. Есть цельные и собираемые из многих деталей. Нельзя сказать какой вид дерева лучше, потому что все инструменты звучат по разному.

Если на переднюю деку взять к примеру вишню, то бока лучше взять из груши, на верхнюю деку взять ель, а если корпус из ореха, то лучше гриф делать также из ореха, и так далее. На звук влияют особенности подготовки древесины: сколько времени она сушилась, сушилась ли вообще и в каких условиях сохла. Можно взять ценную породу, 300-400 евро за одну доску и не получить никаких гарантий по качеству будущего инструмента, если не знать как сушили древесину. Буквально все эти детали влияют на звук, включая даже краску.

Свой элемент неожиданности есть в любом инструменте. Все получаются тембрально разными, несмотря на то, что делаются они практически идентичными друг другу.

В мастерской Зубера есть все нужные для производства шикапшины инструменты.

Количество заготовок говорит о том, что работы еще много.

Это кусок черного дерева, который славится своей прочностью. Из него делаются колки — держатели для струн.

На этом фото можно видеть части будущего инструмента: два бруска которые станут грифом, доска для деки и почти обработанный корпус.

Корпус зажимается струбцинами и из него выдалбливается все лишнее.

Здесь уже практически готовые детали.

Можно сказать, что до рождения шикапшины осталось совсем немного.

Но сегодня мы не увидим завершающих штрихов создания инструмента, это делается без посторонних.

На последнем этапе производства "черкесской скрипки", как еще называют шикапшину, инструмент покрывается льняным маслом, а после высыхания лаком.

Так выглядит готовый корпус.

Здесь можно видеть как апапшины так и шикапшины с разными видами корпусов

А этот инструмент — пшынадыкъуакъуа был воссоздан по фотографиям из архивов. Сейчас никто точно не знает, как должен звучать этот инструмент, потому что уже нет тех, кто слышал в последний раз звуки этого инструмента. В качестве струн пробуются как конский волос, бараньи жилы, так и металлические струны предназначенные изначально для гитары. В принципе, для игры на ней могут подойти все виды струн, но как говорит Зубер, здесь нет "лучшего варианта", каждый музыкант выбирает то, что ему ближе.

Читайте так же:
Почему осенью выпадают волосы? Причины, как остановить, фото и видео

На этом видео можно услышать как звучит шикапшина в руках Зубера

Спасибо что дочитали!

Жми на кнопку, чтобы подписаться на "Как это сделано"!

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану (shauey@yandex.ru) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Как это сделано

Подписывайтесь также на наши группы в фейсбуке, вконтакте, одноклассниках, в ютюбе и инстаграме, где будут выкладываться самое интересное из сообщества, плюс видео о том, как это сделано, устроено и работает.

Мелодия для лесного бога

На самом первом концерте в музыкальной школе с учеником Зубером Еуазом произошел странный случай. Из рук, словно сам собой, вылетел смычок. Но не упал, а прочертил пространство над всем зрительным залом и ударился о противоположную стену. Удивленные зрители подхватили его и, передавая из ряда в ряд, вернули юному музыканту.

Зубер давно вырос, у него теперь свои ученики и мастерская, но чудеса не исчезли. Они стали другими. В его руках адыгская шикапшина, отдаленно напоминающая скрипку, превращается то в джазовый инструмент, то в классический. Но при этом не утрачивает связи с традициями народа, для которого музыка — не просто развлечение. С ее помощью можно молиться, собирать единомышленников и даже лечить.

Фото: Владимир Севриновский

— В старину адыги врачевали музыкой оспу, переломы костей. Я сам это испытал на себе. Однажды мастерил инструмент, заготовка выскочила из рук, и ладонь попала в станок. Я быстренько вытащил, прибрался, смотрю — на двух пальцах полфаланги не хватает. Шок прошел, появилась боль. Тогда я непроизвольно запел ту самую исцеляющую музыку. Удалили мне остатки костей, зашили рану, и все, по моей просьбе, без анестезии. Я сам прошел через это с помощью песен.

— И все же, вы намеренно отказываетесь от копирования того, что было раньше. Уходите в джаз, нью-эйдж, добавляете инструменту новые струны. Почему бы не попытаться восстановить то, что было 200 лет назад?

— Мы плохо помним, что было 50 лет назад, не говоря уже о двух веках. Записи тех времен не сохранились, только истории о профессиональных музыкантах, передававших знания из поколения в поколение. Старики рассказывали, что в определенный день стар и млад собирались под деревом послушать такого мастера. Сейчас они, к сожалению, исчезли.

В народных инструментах есть две тенденции. Первая — делать так, как это было в далеком прошлом. Смычки из кишок или волос, корпус из бычьего пузыря. Шикапшина так и переводится — «инструмент из конского хвоста». Дома на них играть шикарно. А вот выносить на большую сцену сложнее. Живой материал малейший перепад температуры чувствует. Поэтому сыграть песню от начала до конца в одной тональности почти невозможно. В итоге таким подходом нередко прикрываются исполнители, которых в советское время называли художественной самодеятельностью. Делают инструменты на коленке, фальшивят и называют это аутентичностью.

Мне ближе другая тенденция — осовременивать, развивать, импровизировать. Переносить старинную музыку в ХХI век, с электричеством и новыми технологиями. Знать самое важное из того, что было в прежних веках, но идти вперед. Так, для джазовой импровизации мне катастрофически не хватало возможностей старой шикапшины, и я сделал шестиструнный инструмент. Теперь на концертах играю только на нем.

Сделай шичепщин

Любой музыкальный инструмент, на котором играет адыг, сделан его руками. Потому что сделан для себя. Камыль, пхачич, пшинекап, шичепщин… Инструментов, способных звучать, у адыгов достаточно. Мастеров, способных их сделать, — единицы.

Читайте так же:
Разработано носимое устройство для сбора энергии с кончиков пальцев

Словарь адыгских музыкальных инструментов

апепшин — деревянная домбра.
камыль — продольная флейта.
пхачич — трещотка.
пшинекап — тыквенная домбра.
пшинетарко — арфа.
шичепщин — скрипка.

Лидеры акустики Кленовый шичепщин — предел мечтаний любого мастера (у клена — самые высокие акустические показатели). Ясень, любимый адыгами за солнечно-золотистый цвет, и серебристая ель входят в пятерку лидеров. Самшит предпочтительнее для трещоток — звук получается более звонким и насыщенным.

Музыка шашек и кинжалов. Многие адыгские инструменты по форме напоминают холодное оружие. Смычки повторяют форму лука с тетивой или напоминают шашку, особенно когда рука мастера венчает смычок головой птицы (сокола, орла или голубя). Шичепщин внешне похож на кинжал, отчасти поэтому его основной репертуар — военная тематика.

Мужское занятие. Заставить инструмент «петь» — сложная задача. Особенно шичепщин, древнюю адыгскую скрипку. Но терпение и труд помогут почувствовать себя настоящим мужчиной и прикоснуться к наследию предков. Издревле изготовлением музыкальных инструментов у адыгов занимаются только мужчины.

Февральский промысел. Чтобы изготовить шичепщин, потребуется месяц кропотливой работы и твердые породы древесины. Клен, ясень, груша, самшит, серебристая ель, грецкий орех определяют звучание инструмента. Возраст — от 10 лет (чем моложе дерево, тем больше в нем соков и неокрепших клеток). Заготовку делают зимой, в крепкие февральские морозы. В идеале сырье должно «отлежаться» несколько лет на хорошо обдуваемом ветром пространстве, без попадания прямых солнечных лучей. Так «выветривается» лишняя влага и соли, значительно снижается процент хрупкости будущего инструмента.

Экспресс-метод. Если приступить к работе хочется быстро, применяется экспресс-метод. Как только подходящий экземпляр обнаружен, срублен и доставлен по адресу, древесину варят. Перед этим ствол раскалывают на чурки нужной длины и объема с запасом в несколько сантиметров. Размер рассчитывается по правилу: чем больше инструмент, тем громче его звучание. Ясень — лидер по «продольным расколам»: стукнул молотом — он раскололся на две равные части. Два будущих шичепщина. В большой чан заливается вода, полностью покрывающая древесину, и доводится до кипения. Потом огонь нужно убавить до минимума и протомить «варево» 2–3 часа. После варки вода обязательно должна стечь. На это уходит пара дней. «Экспресс-метод, — подчеркивает мастер по изготовлению адыгских народных инструментов, — влияет на звучание инструмента: вываренная древесина становится чуть „глуше“».

Топорно-трафаретная работа. Размер будущего инструмента определяется при помощи бумажного трафарета. Снятие мерок требует гладкой, ровной, хорошо обработанной деревянной поверхности — в ход идут топор и рубанок. До появления карандашей форма выцарапывалась стеклом, а трафареты были кожаными. Корпус шичепщина — «лодочку» с длинным продолговатым носом — топором вырубить сложно. Еще сложнее специальным скребком, мини-тяпкой или стамеской «выбрать» древесную внутренность «лодочки». Затем наступает черед деки. Так же, по трафарету, вырезается крышечка, на ней — круглое резонансное отверстие для звука по центру или два резных симметричных по обеим сторонам. «Особенно красивы деки из серебристой ели, — говорит мастер. — Но ее рисунок линий, не идеально параллельных, не соответствует официальным правилам скрипичного изготовления».

На стук и наугад. Чтобы инструмент звучал, а не мычал, его стенки и верхняя крышка не должны превышать в толщину 2–3 мм (!). Толщина стенок определяется мастером на просвет, наощупь, на стук и наугад. После достижения нужного размера происходит воссоединение корпуса и деки при помощи по-домашнему приготовленного клея — столярного костного или рыбного. Его же используют и для закрепления на грифе колышков для струн в предварительно проделанных углублениях.

Читайте так же:
Как и из чего делают жвачку? Описание, фото и видео

Песком и стеклом. Шероховатости и неровности шлифуются наждачной бумагой. Раньше поверхность намазывалась клеем и посыпалась чистым песком. После высыхания слой аккуратно снимали стеклом или ножом. Для защиты от влаги и придания глянца инструменты натирали жиром, теперь — прозрачным лаком. Заключительный этап — натяжка струн исключительно под руководством интуиции и слуха. Для этого требуется крученный конский волос породистого жеребца (на одну струну — 20, на другую — 35), для смычка — волос пучком обязательно с хвоста.

Финишная прямая. Чтобы услышать музыку, ради которой продолжалась вся эта работа, нужно правильно расположить корпус инструмента относительно тела музыканта: нос «новорожденной» скрипки должен упираться в колени под углом к телу примерно в 45 градусов. Если, закрыв глаза, провести смычком по струнам, можно услышать чарующую музыку гор, мелодию того дома, куда возвращаются с военного похода лихие джигиты…

Исходный материал. Для камыля («камыль» — по-русски «камыш») требуется стебель камыша, тростника или борщевика — растения, похожего на гигантский укроп с большими «зонтиками». Для пшинетарко нужен «исходник» рогатинкой: одна ветвь станет корпусом, вторая, с изгибом — «шейкой», а между ними натягиваются струны. Для пшинекапа — тыква-«горлянка», напоминающая круглую бутылку с длинным горлышком.

Журнал "Небо Кубани" благодарит за предоставленную информацию Замудина Гучева, народного мастера по изготовлению адыгских музыкальных инструментов

Page Header

The article examines the history of the existence of the folk musical chordophone the shikapshina (a group of
string necked lutes), its functional role and meaning in the traditional culture of the Adyghes, its revival and the stages
of its modernization in the changing sociocultural conditions of the 19th and 20th centuries. In the past the sphere of
functioning of the shikapshina in the life and fate of the people was multifaceted. It fulfilled a peculiar function of
a communicative channel of inter-generation transmission of the ethnic culture of the people, and the active bearer of
folklore traditions, the sage, the poet, the song creator and performer (dzheguakIue) enjoying indisputable authority
and genuine love in society, who held the shikapshina in his hand, identified the inherently valued folk culture and its
social status. The shikapshina was used both as a solo and an ensemble instrument in the genres of instrumental and
dance music, and was also capable of accompanying ritual, epical (Nart), historical-heroic songs; for the most part the
shikapshina was concordant with lamentation songs and purifying songs.

Keywords: ethnic culture, the Adyghes (Circassians), musical instruments of the Adyghes, the shikapshina as
a type of bowed necked lutes.

Full Text:
References

Ashkhotov B. G. The Unfading Values of Traditional Culture. Problemy muzykal’noj nauki/Music Scholarship. 2014. No. 3 (16), pp. 25–29.

Ashkhotov B. G. On the Ontological Foundations of the Adyghe Genre of Nart Pshinatley. Problemy muzykal’noj nauki/Music Scholarship. 2010. No. 1 (6), pp. 41–49.

Ashkhotov B. G. Traditsionnaya kul’tura i tsivilizatsiya. Istoricheskiy rakurs oppozitsionnogo rassmotreniya [Traditional Culture and Civilization: Тhe Historical Perspective of an Oppositionary View]. Sotsiokul’turnye problemy kavkazskogo regiona v kontekste globalizatsii: materialy Vserossiyskoy nauchno-prakticheskoy konferentsii 14–16 maya 2007 g. [The Sociocultural Issues of the Caucasus Region in the Context of Globalization: Proceedings of the Russian Scholarly and Practical Conference May 14–16, 2007]. Nalchik, 2007, pp. 98–107.

Ashkhotov B. G. Formy i funktsii vzaimodeystviya pesennogo tvorchestva i instrumental’noy muzyki [Forms and Functions of Interaction of Song Creativity and Instrumental Music]. Ashkhotov B. G. Adygskoe narodnoe mnogogolosie: fenomen podvizhnogo burdona [Adyghe Folk Polyphony: the Phenomenon of a Mobile Bourdon]. Saarbrucken, Deutschland: Palmarium Academic Publishing, 2015. 453 p.

Читайте так же:
Как во Владимире пиво делают.

Bell Dzh. Dnevnik prebyvaniya v Cherkesii v techenie 1837, 1838, 1839 gg. [Bell J. Diary of My Sojourn in Circassia During 1837, 1838 and 1839]. Adygi, balkartsy i karachaevtsy v izvestiyakh evropeyskikh avtorov XIII–XIX vv. [The Adyghes, Balkars and Karachayans in the Reports by European Authors from the 13th to the 19th Centuries]. Edited by V. K. Gardanov. Nalchik, 1974, pp. 329–352.

Vil’gel’m de Rubruk. Puteshestvie v vostochnye strany Vil’gel’ma de Rubruk v leto blagosti [Wilhelm de Rubrouck. Journey to the Eastern Countries of Wilhelm de Rubrouk in the Years of Goodness]. Adygi, balkartsy i karachaevtsy v izvestiyakh evropeyskikh avtorov XIII–XIX vv. [The Adyghes, Balkars and Karachayans in the Reports by European Authors from the 13th to the 19th Centuries]. Edited by V. K. Gardanov. Nalchik, 1974, pp. 329–352.

Gellanik Mitilenskiy. O narodakh [Hellanicus of Mytilene. About Peoples]. Antichnye istochniki o Severnom Kavkaze [Ancient Sources about the North Caucasus]. Compiled by B. M. Atalikov. Nalchik, 1990, p. 16.

Matsievskiy I. V. Adygskoe narodnoe mnogogolosie (Ob issledovanii B. G. Ashkhotova) [Adyghe Folk Polyphony (About the Study of B. G. Ashkhotov)]. Matsievskiy I. V. V prostranstve muzyki [In the Space of Music]. Volume 2. St. Petersburg, 2013, pp. 103–108.

Nikolai Damasskiy. Svod strannykh zakonov [Nicolaus Damascenus. A Code of Strange Laws]. Antichnye istochniki o Severnom Kavkaze [Ancient Sources about the North Caucasus]. Compiled by B. M. Atalikov. Nalchik, 1990, p. 56.

Rudichenko T. S. Traditional Musical Culture in the Modern World. Problemy muzykal’noj nauki/Music Scholarship. 2013. No. 2 (13), pp. 23–28.

Sokolova A. N. Traditsionnaya instrumental’naya kul’tura zapadnykh adygov: sistemno-tipologicheskoe issledovanie: avtoref. dis. . d-ra iskusstvovedeniya [The Traditional Instrumental Culture of the Western Adyghes: a Systemic-Typological Study: Thesis of Dissertation for the Degree of Doctor of Arts]. St. Petersburg, 2006. 41 p.

Taneev S. I. O muzyke gorskikh tatar [About the Music of Mountain Tatars]. Pamyati S. I. Taneeva [In Memoriam Sergei Taneyev]. Moscow: Muzgiz, 1947, pp. 195–211.

Thebu de Marin’i E. Poezdki v Cherkesiyu [Taitbout de Marigny E. Trips to Circassia]. Compiled and translated from the French by C. A. Malbakhov. Nalchik: Ehl-Fa, 2006. 208 p.

Kharaeva F. F. Traditsionnye muzykal’nye instrumenty i instrumental’naya muzyka adygov: avtoref. dis. . kand. iskusstvovedeniya [Traditional Musical Instruments and Instrumental Music of the Circassians: Thesis of Dissertation for the Degree of Candidate of Arts]. Moscow, 2000. 29 p.

Khashba I. M. Abkhazskie narodnye muzykal’nye instrumenty [Abkhaz Folk Musical Instruments]. Suhumi: Alashara, 1967, 239 p.

Shu Sh. Adygskie narodnye muzykal’nye instrumenty [Circassian Folk Musical Instruments]. Kul’tura i byt adygov [The Culture and Way of Life of the Circassians]. Issue 1. Maykop, 1977. 158 p.

Jordania Joseph M. Who Asked the Fust Question? Origins of Human Choral polyphony, Intelligence, Language and Speech. Tbilisi state University, International Research for Traditional Polyphony. Tbilisi, 2006, pp. 134–142.

Sokolova A. Zhu – Vocal Part of Adyghe Traditional Instrumental Polyphony. The Fourth International Symposium on Traditional Polyphony. Ed. by R. Tzurtzumia, J. Jordania. Tbilisi, 2010, pp. 267–291.

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

alt=»Creative Commons License» width=»» />
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию