100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как снимали фильм «Рокки»

Как снимали фильм «Рокки»

Первый «Рокки» появился в нужное время в нужном месте, и в этом главный секрет его оглушительного успеха. К 1976 году простой американский зритель изрядно подустал от критического реализма Нового Голливуда и хотел вместо очередной ленты, вскрывающей общественные нарывы, увидеть на экране олдскульную сказку о стране безграничных возможностей и равноправия, где каждый трудяга из низов может рассчитывать на мгновение триумфа.

Сильвестр Сталлоне, который в середине 70‑х сам находился в полушаге от утраты веры в мечту и упорство, как никто другой чувствовал, что такая история США просто необходима, да еще и в юбилейный год двухсотлетия со дня подписания Декларации независимости.

1

Драматургия: Американская мечта с неожиданным финалом

Подходящий материал третьеразрядный на тот момент актер, которому мать-астролог напророчила больший успех на сценарном поприще, нашел в реальном поединке великого Мохаммеда Али и списанного со счетов боксера Чака Уэпнера. Бой, состоявшийся 24 марта 1975 года, продлился 15 раундов. Это несмотря на прогнозы, утверждавшие, что абсолютный чемпион мира нокаутирует профессионала средней руки в первой же схватке.

Стойкость Уэпнера поразила закаленного чередой личных и карьерных неудач Сталлоне, и он сделал боксера одним из прототипов своего Рокки, а парафраз памятного поединка — кульминацией сценария, основная часть которого, по сути, является подготовкой к ключевому эпизоду. Финальный бой никому не известного Итальянского жеребца из Филадельфии с чемпионом мира Аполло Кридом Слай композиционно зарифмовал со вступительной сценой фильма, в которой Бальбоа побеждает слабого противника.

Дополнительные оттенки истории придает любовная линия, которая вновь метафорически перекликается с кульминацией. В своем стремлении добиться расположения застенчивой продавщицы зоомагазина Рокки демонстрирует ту же непоколебимую настойчивость, что и в битве с Кридом. Герой интуитивно понимает, что отношения с Эдриан должны стать поворотным моментом его непутевой жизни, и не намерен пасовать перед трудностями. Конечно, такое упорство вознаграждается — любовь неприступной девушки помогает ему поверить в себя, вдохновляет на изнуряющие тренировки перед судьбоносным боем, дает силы держаться в неравном поединке до последнего и, в общем-то, становится главной победой Рокки в финале, ведь формальным победителем из битвы выходит все-таки Крид. Последнее обстоятельство, в свою очередь, добавляет оригинальности стандартной истории триумфа аутсайдера, делая сказку о «Золушке в трусах-боксерах» более реалистичной. К тому же нешаблонный финал намекает на возможность продолжения, в котором американская мечта Итальянского жеребца реализуется в полной мере.

Кастинг: итальянцы вместо ирландцев, новичок вместо боксера-профи и все же Сталлоне

Конечно, в далеком 75‑м Сталлоне мог лишь смутно предчувствовать, что успех фильма по его сценарию позволит создать множество продолжений. Главной задачей Слая тогда было убедить продюсеров, что лучше него Бальбоа сыграть никто не сможет. К слову, Роберт Чартофф и Ирвин Уинклер («Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?»), взявшие в работу сценарий «Рокки», были согласны, что такое решение логично и оправданно: автор, писавший протагониста «с самого себя», да еще и актер — самый очевидный кандидат на главную роль.

Загвоздка заключалась в том, что кинокомпания Unit­ed Artists, финансировавшая проекты продюсерского тандема, настаивала на звезде рангом повыше. Например, студийных воротил устроил бы Роберт Редфорд, Райан О’Нил, Джеймс Каан или, на худой конец, «тот парень из «Лордов Флэтбуша»», но только не Сталлоне. Однако Слай был «по-рокковому» непреклонен и угрожал продюсерам закопать свой сценарий в саду, даже несмотря на отступные в 350 тысяч долларов, которые студия предлагала ему за согласие отдать роль другому актеру.

Понимая, что без участия Сильвестра Сталлоне «Рокки» попросту не будет, Чартофф и Уинклер указали Unit­ed Artists на пункт контракта, по которому при бюджете проекта менее миллиона долларов кинокомпания не имеет права вмешиваться в кастинг и другие творческие вопросы. Достигнув таким образом согласия со студией, продюсеры стали искать подходящего режиссера и пригласили на эту должность не самого очевидного постановщика Джона Г. Эвилдсена, в фильмографии которого «Рокки» стал первой жизнеутверждающей картиной. Специалист по мрачному остросоциальному кино Эвилдсен сначала удивился, что ему предлагают спортивную драму, но, прочитав сценарий, обнаружил в нем свой излюбленный мотив маленького человека и небанальную любовную линию. Оригинальность ее заключалась в том, что герой боролся не за сердце писаной красотки, а за внимание так называемого «синего чулка», в котором он видел родственную душу. При этом Эдриан предстояло под действием чувств Рокки раскрыться и превратиться в привлекательную женщину, а значит, роль любовного интереса Бальбоа должна была исполнить актриса одинаково убедительная и в амплуа серой мышки, и в образе модной современной девушки.

Данным требованиям идеально соответствовала сестра Фрэнсиса Форда Копполы Талия Шайр (Конни в «Крестном отце»), тем более что идею сделать дружественную Бальбоа семью ирландской из-за скромного бюджета пришлось отмести и заменить их итальянцами. Поэтому брата Эдриан Поля Пеннино сыграл Берт Янг.

Читайте так же:
Лайтбокс своими руками

Еще одну важную роль — бывшего тренера Рокки Микки Голдмилла — создатели в угоду студии, желавшей заполучить в проект хотя бы одно звездное имя, предложили Берджессу Мередиту (Пингвин в телесериале «Бэтмен» 60‑х). В качестве исполнителя другого ключевого персонажа, Аполло Крида, продюсеры мечтали видеть реального боксера, но по финансовым соображениям им пришлось обойтись таким же новичком, как Сталлоне, — Карлом Уэзерсом. Чтобы достойно выглядеть в финальном поединке, спарринг-партнеры совершили своего рода актерский подвиг. Несколько месяцев они не вылезали из тренажерного зала, чтобы научиться основным приемам бокса и привести свои тела в надлежащую физическую форму. В итоге Сталлоне овладел боксерскими навыками так, что смог самостоятельно расписать сценарий хореографии кульминационного боя, сделав ее посильной для них с Уэзерсом и в то же время убедительной. Позже Слай с улыбкой вспоминал, что это были 30 страниц текста, почти полностью состоящего из слов «хук слева» и «хук справа». К тому же во время репетиций Сталлоне и Уэзерс частенько ошибались с хуками и нанесли друг другу не одну настоящую физическую травму, пострадав не меньше, чем иные профи. Впрочем, один профессиональный боксер все-таки согласился принять участие в фильме. Им стал Джо Фрейзер, единственный из чемпионов мира в тяжелом весе, обещавший прийти на съемки поединка Бальбоа и Крида. Символично, что Фрейзер, как и Рокки, был уроженцем Филадельфии, поэтому его камео особенно ценно. Кроме того, в эпизодах можно разглядеть культового треш-кинематографиста Ллойда Кауфмана (пьяный в таверне «Счастливая семерка»), брата Слая поп-певца Фрэнка Сталлоне (участник бэнда, поющего на угловой улице), их отца Фрэнка-старшего (судья-хронометрист) и симпатягу-бульмастифа Баткиса, сыгравшего «собаку мечты» Рокки Бальбоа.

Места съемок

С мечтами главного героя ассоциируется и лестница, ведущая в Музей искусств Филадельфии. После выхода фильма на экраны 72 ступени, которые Бальбоа удается преодолеть после изнуряющих тренировок, стали символом победы человека над собой и получили название Rocky Steps. Вблизи них был даже установлен памятник Рокки в позе триумфатора. Снимать картину в Филадельфии было принципиально важно не только из-за наличия киногеничной лестницы. Сталлоне сделал своих персонажей жителями «города братской любви» потому, что именно в нем приняли Декларацию независимости (1776) и Конституцию (1787) США. Кроме того, в Филадельфии прошли самые счастливые юные годы самого Слая: она была для него (а следовательно, и для Рокки) той самой «землей надежды». Тем не менее продюсерам в условиях скромного бюджета было куда выгодней снимать ленту в Лос-Анджелесе, а не платить филадельфийским властям за разрешение на уличные съемки. Ситуацию разрулил Джон Г. Эвилдсен, убедивший Чартоффа и Уинклера, что сможет осуществить задачу в сжатые сроки и в обход профсоюзов. Режиссеру, привыкшему работать в малобюджетном кино, это удалось — большинство уличных сцен были сняты в Филадельфии за 10 дней.

Визуальное решение: стедикам, пластический грим, символизм и мизанабим

Со сжатыми сроками связано и визуальное решение картины, снятой по большей части «документальной камерой», следующей по типичным маршрутам героя, а также при помощи стедикама. Примечательно, что «Рокки» стал одним из первых фильмов, созданных с использованием данной системы. Оператором эпизодов, в которых задействован стедикам, выступил его непосредственный изобретатель Гарретт Браун. В частности, он снял едва ли не самые ключевые сцены фильма — пробежки Бальбоа и его поединок с Аполло Кридом. Невероятная реалистичность кульминационного эпизода — заслуга не только оператора, но и художника-гримера. Пластический грим, имитирующий гематомы и прочие боксерские травмы, был создан Майклом Уэстмором. Любопытно, что сцену снимали в обратном порядке — от финала боя к его началу, а обезображивающий лица противников грим постепенно облегчался. Визуальное решение поединка не только интересно с технической точки зрения, но имеет и ряд особенностей, обладающих символическим значением. Так, сцена начинается с показа боксерской арены с крайней верхней точки («взгляд Бога»), а завершается сверхкрупным планом обнимающихся Рокки и Эдриан. Таким образом, фильм подчеркивает идею, что истинной победой героя является обретение родной души. Кроме того, в картине символически обыгрываются архетипические представления об итальянцах. Так, например, их набожность подчеркивается то и дело мелькающими в кадре иконами (вступительная сцена боя) и распятиями — в том числе над кроватью в холостяцкой берлоге Рокки. Присутствует в фильме и неотъемлемый элемент гангстерских фильмов об итальянской мафии — мясные туши, которые вводятся в киноповествование благодаря профессии Поля Пеннино и приобретают совсем уж ироничное значение, когда Бальбоа применяет их как боксерскую грушу. Любопытно, что одну из таких «мясных тренировок» мы наблюдаем в ходе телевизионного репортажа об Итальянском жеребце — одном из многочисленных примеров использования в пространстве кадра телевизора. У него в фильме несколько функций. Во-первых, это важнейший элемент американской культуры и быта. Во-вторых, телевизор помогает обыграть идею, что гражданин, еще вчера бывший рядовым, сегодня может стать звездой экрана. И наконец, он указывает на время действия — например, когда Рокки и Эдриан смотрят рождественский фильм, мы понимаем, что на дворе у героев канун Рождества 1975 года, а значит, не за горами и поединок, намеченный на 1 января 76-го.

Читайте так же:
Онкология — мифы и реальность

Саундтрек: Билл Конти и Фрэнк Сталлоне

Мотивирующий эффект «Рокки», покоривший не одно поколение кинозрителей, отчасти заслуга основной музыкальной темы фильма, композиции Gonna Fly Now, написанной Биллом Конти. Остальной инструментальный саундтрек — также его рук дело.

Я прогулялся по культовым местам из «Рокки». А также встретился с одним из создателей фильма

Сильвестр СталлонеСильвестр Сталлоне

От редакции: привет! Вы в блоге «Будни интроверта». Автор любит спорт, гоняет по всему миру и радует отличными репортажами. Подписывайтесь и не жалейте плюсы!

Фильм «Рокки» стал неотъемлемым символом бокса, а Сильвестра Сталлоне даже включили в зал боксерской славы за вклад в популяризацию этого спорта. Филадельфия у многих ассоциируется именно с этим произведением кинематографа. Места, которые посещает Рокки Бальбоа, стали точками притяжения всех тех, кто что-либо слышал о фильме. Лестница, по которой герой Сильвестра Сталлоне забегает во время тренировок, теперь является вторым по популярности местом среди гостей города – после Зала независимости (здание, в котором были подписаны Декларация о независимости и Конституция США).

Я тоже пробежался по знаменитой лестнице, а заодно посетил другие значимые места из фильма «Рокки».

Дом Рокки

Дом Рокки находится в районе Kingston. Сейчас, как и в 70-е годы, это не самый благополучный район Филадельфии. Местные жители шутят, что здесь могут ограбить даже самого Рокки. Контраст с вылизанным центром города ощущается сразу после выхода из метро: вокруг такие же горы мусора, которые в фильме окружали Рокки, когда он возвращается домой, на тротуарах сидят бездомные и просят милостыню, по дороге проносятся мотоциклы – местные пацаны устроили гонку.

Поворачиваю в переулок, где должен находиться тот самый дом. Из соседних квартир слышны ссора и латиноамериканская музыка – типичный атрибут бедных районов. Подхожу к заветной двери, бросаю взгляд на дом и немею: я как будто оказался в фильме, все выглядит практически так же.

Спортивный зал Mighty Mick’s Boxing

Mighty Mick’s Boxing находится примерно в десяти минутах ходьбы от дома Рокки. Вообще-то в нем никогда не было какого-либо спортивного зала. Сцены, якобы проходящие внутри, снимались в Лос-Анджелесе.

Здание было построено в начале XX века и за эти годы сменило множество хозяев. В 2000-х там находился супермаркет Dollar Plus, сейчас же здание закрыто, а на дверях висит табличка: «Не входить. Частная собственность».

зал майти мик

Зоомагазин, в котором работает Адриана

В течение многих лет это действительно был зоомагазин – J&M Tropical Fish. В середине 2000-х он был закрыт, а после здание было разрушено. Сейчас о нем напоминает только пространство между двумя соседними домами.

зоомагазин

Итальянский рынок

Включайте Gonna Fly Now – Рокки выходит на пробежку. Во время ее создания съемочная группа ездила по всему городу и снимала сцены в любом понравившемся режиссеру месте. Жители Филадельфии даже насчитали, что Бальбоа пробегает около 30 километров. Одна из локаций, по которой бежит Рокки – «Итальянский рынок».

Когда снимали первую часть «Рокки», Сильвестр Сталлоне еще не был известен, и его забег не привлекал внимания зевак, а некоторые торговцы даже не понимали, что идет съемка фильма. Так сцена, в которой Рокки ловит апельсин, получилась случайно: продавец просто кинул фрукт бегуну в странной серой одежде. Создателям фильма момент понравился: они оставили его в финальной версии.

Я оказался на рынке под вечер, поэтому большинство прилавков пустовало. Обычно там продают фрукты, овощи, морепродукты, а рядом находится множество пиццерий.

Арочный мост

Другое место, где Рокки совершает пробежку – Арочный мост, который виден, когда Бальбоа пробегает вдоль реки Скулкилл. Это железнодорожный мост, который был построен в 1866 году. В XIX веке он был популярным объектом для художников, рисующих пейзажи Филадельфии.

Пространство практически не изменилось: мост все так же используют, дорожка была обновлена, а по центру нарисована разделительная желтая линия. Это действительно замечательное место для пробежки, в настоящее время пользующееся популярностью среди любителей бега и велосипедистов.

Дорожка, по которой герой Сильвестра Сталлоне пробегает под арочным мостом, ведет к той самой лестнице.

Читайте так же:
Как делают твэлы для ядерного реактора

Лестница у художественного музея Филадельфии

Самая знаменитая локация из всех фильмов про Рокки, ныне известная как «ступеньки Рокки». Здание, к которому введут 72 ступени – Художественный музей Филадельфии. Рядом начинается парк Fairmount, вокруг здания музея расположено множество статуй, одна из них – статуя Рокки. В третьем фильме она располагается наверху лестницы, в действительности же она находится у ее подножия. Здесь я обнаруживаю очередь из желающих сфотографироваться, а рядом стоит бездомный, который за вознаграждение рассказывает истории о фильме, лестнице и статуе.

статуя рокки

Наверху же лестницы сделаны надпись Рокки и отпечатки кроссовок, в которых он бегал.

отпечатки кроссовок

Почти каждый, кто подходит к «ступенькам Рокки», делает одно и то же: забегает по ним и в конце подпрыгивает, поднимая руки вверх, воображая, что он легендарный боксер. Я не исключение: всегда, когда смотрел этот фильм, мне хотелось пробежаться по данной лестнице.

Арена Spectrum

Арена, на которой проходит бой между Рокки Бальбоа и Аполло Кридом. Стадион, открытый в 1967 году, был домашней ареной для «Филадельфии Флайерз», «Филадельфии Севенти Сиксерс» и других спортивных команд, типа клуба по лакроссу. В 2009 году стадион был закрыт, а позже снесен. Эта территория сейчас – большой спортивный комплекс, включающий в себя стадионы для американского футбола и бейсбола, а также арену для баскетбола и хоккея.

На следующий день я стоял на выезде из Филадельфии и ловил попутку. Минут через 20 меня соглашается подвезти пожилой мужчина по имени Гарретт. Во время разговора мы, конечно же, обсуждаем знаменитый фильм. Я рассказываю, как посещал места из фильма и бегал по лестнице.

– Хочешь, расскажу забавную историю? – Гарретт прерывает меня.

– Конечно, – соглашаюсь я.

Тут я оказываюсь в шоке и немного выпадаю из реальности.

– Серьезно? – переспрашиваю его.

– Да. В то время было проблематично снимать сцены в движении. Я изобрел систему стабилизации съемочной камеры, ныне известную как Steadicam. Она гасит любую тряску и обеспечивает плавное движение камеры.

Мы сняли демо-ролик, в котором моя жена забегает на ту самую лестницу из «Рокки». Этот ролик увидели создатели фильма: так родилась идея того, что Рокки будет забегать по этим ступенькам, а меня пригласили снимать эту сцену.

Также я изобрел Skycam. Камеру, которая крепится к конструкции стадиона и может летать над полем.

– Это же камера-паук? – уточняю я.

– Да, в России это камера-паук, но технология, по которой ее делают, была скопирована уже после того, как была запатентована Scycam.

В дальнейшей беседе Гарретт рассказывал, как сейчас ездит по всему миру (в том числе и в Россию) и проводит курсы для операторов. Честно говоря, разговаривая с ним, я не до конца осознавал, что нахожусь рядом с настолько крутым человеком.

гарретт браун

Позже, когда у меня появился доступ к Wi-Fi, я нашел страницу Гарретта Брауна в Википедии и понял, насколько весомый вклад он внес в развитие телевидения и кинематографа. Также Гарретт изобрел DiveCam (позволяет снимать соревнования прыгунов в воду) и MobyCam (подводная камера, снимающая соревнования по плаванию), получил «Оскар» за «научные или технические достижения» и является членом «Национального зала славы изобретателей США». Пожалуй, я до сих пор в шоке от того, с кем меня свел американский автостоп.

«Лучше я закопаю сценарий в саду, и пусть Рокки играют гусеницы». История величайшего спортивного фильма

На днях в нашем инстаграме прошло голосование на лучший спортивный фильм всех времен. При всем уважении к «Легенде №17» и «Чуду на льду» «Движению вверх», победитель был известен с самого начала. Все-таки остальные фильмы соревнуются в «спортивной» категории, а «Рокки» – один из лучших фильмов XX века.

«Рокки» – кино, которое обросло легендами.

В 1975 году Сильвестру Сталлоне исполнилось 29 лет. Нормальных ролей Слаю тогда не предлагали (он даже успел сняться в порнофильме), в банке осталось всего 106 долларов, а жена Саша была беременна. Дошло даже до того, что актеру пришлось отдать любимого пса Баткиса в другую семью – он не мог его прокормить. Сталлоне решил, что раз ему не дают нормальную роль, то он напишет ее сам.

Повезло: в кинотеатре Слай попал на показ боя между Мохаммедом Али и малоизвестным боксером Чаком Уэпнером. В 9-м раунде Чак отправил Али в нокдаун – это уже была сенсация, ведь ставки на победу Уэпнера перед боем были 40 к 1. Али все равно поднялся и в 15-м раунде победил техническим нокаутом, но история малоизвестного бойца, давшего бой лучшему боксеру современности, вдохновила Сталлоне.

Читайте так же:
Могут ли птицы и рыбы зевать?

Слай на 3,5 дня заперся в комнате без окон, курил дешевые сигареты и написал черновую версию сценария, из которой потом вывел еще три вариации. Позже он рассказывал, что изначальные версии были гораздо более мрачными – Рокки могли убить в уличной драке или он мог сдать бой и на полученные деньги вместе с Эдриан открыть зоомагазин.

Сценарий был готов и отправлен продюсерам. Идея фильма о боксерах им очень понравилась, а когда им показали фотографию Сталлоне, они уже были готовы предложить ему главную роль. Смущало только то, что «Итальянского жеребца» будет играть голубоглазый блондин. Оказалось, что продюсерам показали фото Перри Кинга – партнера Слая по фильму «Лорды Флэтбуша». Снимать фильм со Сталлоне в главной роли продюсеры не захотели.

Перри Кинг – крайний справа

Сценарий хотели купить за 150 тысяч и пригласить Джеймса Каана, Берта Рейнолдса, Роберта Редфорда или Райана О’Нила. Сталлоне был непреклонен – или он, или никто. Жене он даже сказал: «Лучше я закопаю сценарий в саду, и пусть гусеницы играют Рокки».

Снимать кино с ноунеймом в главной роли согласились, только уменьшив бюджет вдвое. В итоге за сценарий заплатили 20 тысяч, а режиссером поставили Джона Эвилдсена – мастера поднимать малобюджетные фильмы. Слаю выписали минимальную недельную зарплату в 350 долларов. Можно было готовиться к роли.

Получив первый гонорар, Сталлоне отправился к семье, которой отдал бульмастифа Баткиса, и уговорил отдать его назад. В итоге пес сыграл в фильме и даже попал в титры.

Слай понимал, что от «Рокки» зависит вся его карьера. На протяжении пяти месяцев он тренировался каждый день. Когда Сталлоне впервые пришел на съемочную площадку, его спросили, готов ли он: «Я – нет, но Рокки готов».

На съемках было много травм. Костяшки Сталлоне до сих пор плоские из-за боксирования с ледяным куском мяса, а на съемку одной из тренировок главный герой пришел с температурой – за день до этого снимали сцену поцелуя с Талией Шайр. У актрисы был грипп, и Сильвестр заразился.

Фильм был снят всего за 28 дней в режиме строжайшей экономии. Даже сцену свидания на катке решили по сценарию провести на закрытой площадке, просто чтобы не платить массовке. Изначально Рокки должен был вообще позвать Эдриан в ресторан, но режиссер решил добавить сцене движения. Сталлоне не умел кататься на коньках, поэтому просто бегал рядом с партнершей.

Дольше всего снимали финальный поединок Рокки и Аполло – четыре недели. После неудачного первого дня съемок боя Эвилдсен расписал каждый удар и каждое движение актеров. Получилось 14 страниц сценария со словами «хук правой» и «хук левой». Сталлоне и Карл Уэзерс (сыгравший Крида) разучивали все как танец, а потом еще и доснимали некоторые сцены после просмотра ошибок на повторе.

Во время боя Сталлоне получил трещину в ребре, а Уэзерс – перелом носа. В фильме все наоборот: нос сломали как раз Рокки.

Кстати, сцена поединка принесла фильму «Оскар» за лучший монтаж. Ее снимали в обратном порядке с 15-го раунда, когда актеры были в полном гриме. С каждым раундом с актеров снимали накладные синяки, разбитые носы и разбухшие брови.

Кстати, на съемки матча позвали много звездных боксеров, но пришел только Джо Фрейзер. Ничего удивительного – он живет в Филадельфии, да и, по словам Сталлоне, персонаж Рокки отчасти списан с него.

Слай и Эвилдсен воевали со студией даже по поводу места съемок – несмотря на экономию, фильм выбивался из бюджета и снимать отдельную сцену пробежки в Филадельфии не хотели. Режиссер и автор сценария убедили продюсеров, что в фильме про итальянского боксера из Филадельфии не может не быть пейзажей города.

Знаменитую пробежку снимали чуть ли не в последний день – без вагончиков, без еды и даже без туалетов для команды. Зато была техническая новинка Steadicam – переносная камера, гасящая любую тряску. Всего за год до этого оператор Гаррет Браун разработал эту систему, и «Рокки» стал третьим фильмом, в съемках которого она поучаствовала.

Джон Эвилдсен увидел рекламное видео Брауна, снятое с помощью Steadicam: жена оператора взбегает по ступенькам Музея Искусств в Филадельфии. Режиссер позвал Гаррета снять такую же сцену и для «Рокки». Сейчас Steadicam используется при съемках большинства кинолент и спортивных событий.

Из миллионного бюджета «Рокки» все-таки выбился. Продюсерам пришлось даже заложить собственные дома, чтобы достать недостающие 100 тысяч долларов. Но все окупилось. В кинотеатрах «Рокки» собрал 225 млн долларов – в пересчете на нынешние деньги это все 500 млн. Бонусом шли «Оскары» для лучшего режиссера, за лучший монтаж и лучшую картину (в соперниках были «Таксист» с Де Ниро и «Вся президентская рать» с Хоффманом и Редфордом).

Читайте так же:
Когда на одежде появились пуговицы?

Продолжения «Рокки» снимал уже сам Сталлоне, но они не были такими успешными. Зато в третьей части появилась легендарная «Eye Of The Tiger» группы Survivor, а в четвертой – Дольф Лундгрен в роли Ивана Драго (фильм получил три «золотых малины», но собрал в прокате больше всех остальных частей).

В январе 2019 года выйдет «Крид II» – последний фильм, в котором появится Рокки Бальбоа. Хотя Дольф Лундгрен считает, что Слай не готов отпустить своего любимого персонажа. Да и Джон Эвилдсен как-то сказал, что Рокки как Бэтмен или Джеймс Бонд – такие герои не умирают.

Просто пересмотрите сцену той самой пробежки Рокки и убедитесь, насколько это великий фильм (и великая музыка Билла Конти).

Как создавался «Рокки 4» – классика и набор злых штампов об СССР. Фильм раскритикован даже в США, а удары Лундгрена чуть не убили Сталлоне

«Рокки 4» вышел в мировой прокат 21 ноября 1985 года. За два дня до этого Горбачев и Рейган встречаются в Женеве и договариваются о недопустимости ядерной войны – пока без конкретики, но чуть ли не впервые после Второй мировой в отношениях СССР и США намечается долгосрочное потепление.

Четвертая часть «Рокки» попадает под запрет в советском прокате. Посмотреть – только на нелегальных VHS-кассетах. Причина цензуры – антагонистом стал суровый русский боксер. Просто воплощение всех шаблонов о тоталитарном СССР.

Двухметровый бугай с капитанскими погонами (они, кстати, показаны неправильно) прилетает в Америку и говорит, что побьет всех чемпионов. Друг Рокки Аполло Крид рвется на ринг после завершения карьеры, но получает от Драго смертельный нокаут.

Рокки винит себя за смерть Крида и назначает бой мести – на Рождество в Москве. Перед боем он готовится в вымышленном Красногурбинске: в деревне, с камнями, телегами и бегом по горам под надзором приставленной охраны. В это время на тренировки Драго работает вся советская система, которая колет ему стероиды и предоставляет технологичные базы.

Сам бой – это 15 раундов с привычной для таких фильмов схемой. Сначала у Рокки не получается, но потом вспыхивает перелом: монструозный Драго не справляется с техничным Рокки и даже теряет симпатии в московском зале.

За бой Рокки не получает чемпионских поясов и денег. Зато он защитил честь друга и в конце толкнул речь за весь мир с такой фразой: «Этот бой лучше, чем заставить двадцать миллионов людей убивать друг друга». Ведущий ринга перевел это как «Это лучше, чем двадцать миллионов долларов».

Фильм закончился на позитивной ноте, которая случайно зарифмовалась с началом дружбы Горбачева и Рейгана. Но все же большая часть четвертого «Рокки» смутила критиков топорными идеями и представлениями об устройстве СССР.

Из-за штампов фильм не зашел даже в США. Итог – пять «Золотых малин»

Культуролог Хоакин Саравиа пишет, как даже визуально «Рокки 4» обращается к христианской дихотомии о добре и зле:

«Крид появляется на ринг откуда-то сверху, как будто на землю прибыл ангел. Публика красиво и цветасто одета, радостно танцует и приветствует народного героя в костюме Дядя Сэма. Крид в этом бою – солдат США, где даже его цвет кожи не имеет значения. Ради борьбы с мировым злом американцы готовы преодолеть все внутренние противоречия».

А вот Драго в Москве показан как вселенский ужас – сначала его огромная тень, а потом кровавое море советских флагов в зале. Завершает адский образ гигантский плакат Драго (отсылка к большим полотнам со Сталиным и Лениным на съездах КПСС) и его фраза «Я тебя сломаю».

Кинокритик Дэйв Кехр сравнивает такие приемы с кинопропагандой Гитлера:

«Фильм набит приемами Лени Рифеншталь, он создает патриотическое безумие. И все же безумное размахивание флагом было бы намного легче принять, если бы это не был явно коммерческий расчет».

Ругает фильм и Катя Лычева. В 1986-м она приехала в Штаты с «миссией мира» и случайно наткнулась по ТВ на «Рокки 4»:

«Зверское лицо актера, который играл роль так называемого советского боксера сначала испугало меня, а когда он убил на ринге американского спортсмена-негра, я убежала в спальню, бросилась на кровать и заплакала.

На следующий день в телеинтервью я сказала: «В фильме «Рокки IV» нет ни слова правды о Советском Союзе. У нас даже лиц таких не бывает. Мне стыдно за тех взрослых, которые сделали этот фильм».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию