100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как снимали фильм «Джанго освобожденный»

От блэксплуатейшна до Эннио Морриконе Из чего сделан «Джанго освобожденный» Квентина Тарантино

В прокат выходит «Джанго освобожденный» Квентина Тарантино — помесь спагетти-вестернов с эксплуатейшн-фильмами 70-х про то, как черный раб мстит белым плантаторам за свой народ. «Афиша» составила словарь отсылок и терминов, встречающихся в «Джанго» (осторожно, спойлеры).

Блэксплуатейшн/Слейвсплуатейшн

Поджанры, сформировавшиеся в 1970-е, разновидность эксплуатейшна; изначально считались исключительно «фильмами для черных». Первым блэксплуатейшн-фильмом обычно называют «Шафт», основной темой — борьбу с расистскими предрассудками; однако вместо того, чтобы победить предрассудки, блэксплуатейшн-фильмы навсегда их увековечили. Со слейвсплуатешном похожая история — в фильмах об ужасах рабства часто было столько секса и насилия, что они проходили скорее по разряду провокации. Помимо нижеперечисленного, в «Джанго» есть отсылки к, пожалуй, самым жестоким фильмам жанра «Прощай, дядя Том», «Легенде ниггера Чарли» и «Шанго».

«Великое безмолвие»

Один из самых любимых фильмов Тарантино (другой известный фанат — Михаэль Ханеке), своего рода ответ Серджо Леоне («За пригоршню долларов»), раскритикованный за нетипичную для спагетти-вестернов четко сформулированную позицию относительно американской политики 1960-х. Немой герой по прозвищу Безмолвие (Трентиньян, которого, кстати, Ханеке недавно снял в «Любви») пытается защитить угнетенных от охотника за головами Локо (Клаус Кински). В знаменитой финальной сцене, выйдя в одиночку против аморальных представителей закона, Безмолвие падает их жертвой, так и не сумев никого спасти. Режиссер картины Серджо Корбуччи сравнивал своего героя с Иисусом, Мартином Лютером Кингом и, разумеется, Че Геварой, а его смерть считалась убедительной демонстрацией невозможности революции. Тарантино, помимо общих тем (расизм, классовые отношения, защита угнетенных, закон и порядок) заимствует у Корбуччи беспринципного, но свято чтущего закон негодяя Локо (тоже, кстати, сыгранного немцем). Красноречие, более традиционные представления о добре и зле и имя одного из героев вестерн-комедии Берта Кеннеди «Поддержи своего стрелка» превращают Локо в вальцевского доктора Шульца. А больше всего в «Великом безмолвии» Тарантино нравился снег — действие фильма Корбуччи происходит в Юте и именно поэтому в «Джанго освобожденном» появились сцены в горах.

См. также: Серджо Корбуччи, Дантист, Фриц

Дантист

Прикрытие доктора Шульца, взятое из комедийного вестерна Боба Хоупа «Бледнолицый» про двух агентов, которые, притворившись мужем и женой, ищут бандитов, которые продают оружие индейцам. Мужа, впрочем, быстро убивают, и решительная жена берет на его место дантиста-неудачника, пытавшегося сбежать с опасного Запада на тихий Восток, а в результате столкнувшегося с тем, от чего бежал, — бандитами и перестрелками. Кроме того, тут есть и внутренняя, гораздо более плоская шутка — зловещая плантация, с которой должен разобраться дантист Шульц, называется Кэндиленд.

См. также: «Великое безмолвие», Ли Ван Клиф, Фриц

«Джанго»

Как несложно догадаться — одна из главных референций фильма Тарантино. Поставленный в 1967 году спагетти-вестерн Серджо Корбуччи про защитника слабых (Франко Неро), который носит за собой на веревочке гроб с сюрпризом и спасает жителей Дикого Запада от бандитов (гроб в тарантиновском фильме тоже есть, но в эпизодической роли). «Джанго» побил все рекорды по жестокости в те времена, когда еще было принято считать количество трупов на экране, не получал прокатного удостоверения в Великобритании до 1993 года, поднял жанр спагетти-вестерна на новый уровень и породил целый культ псевдосиквелов с названиями вроде «Джанго, прощай», «Джанго, готовь гроб» или «Джанго убивает нежно» (из них только один официальный — «Джанго снова наносит удар»). Именно из фильма Корбуччи Тарантино позаимствовал сцену с отрезанием уха для своего режиссерского дебюта — «Бешеных псов» — и даже снялся в его предыдущем вольном пересказе, поставленном Такаси Миике.

См. также: Квентин, Серджо Корбуччи, Франко Неро

«Земля Миннесоты»

Еще один вестерн Серджо Корбуччи, про убийство продажного шерифа вольным стрелком. Так в «Джанго» называется салун, куда Шульц приводит Джанго в неурочный час, чем привлекает внимание городских властей для того, чтобы — внимание, неожиданность — застрелить у порога продажного шерифа.

См. также: Серджо Корбуччи

Квентин

Тарантино появлялся в эпизодических ролях во всех своих фильмах, кроме двух частей «Убить Билла». Если в «Сукияки вестерн Джанго» Миике он наряжался Клинтом Иствудом, то своем фильме — бандитом, который пять минут разговаривает с австралийским акцентом, а потом грандиозно взрывается в кадре. Почему именно австралийским — неясно; существует мнение, что это еще одна референция к фильму «Мандинго» и акценту Джеймса Мэйсона.

Ли Ван Клиф

Американский актер. Спагетти-вестерны с его участием развивали внутри жанра систему отношений «учитель-ученик», которую Тарантино использует в случае с Шульцем и Джанго (см. «Смерть скачет на лошади», «День ярости», «Незнакомец и стрелок»).

См. также: Дантист, Фриц

«Мандинго»

Знаменитый эксплуатейшн Ричарда Флейшера 1975 года, также нежно любимый Тарантино. Отсюда он позаимствовал любимое развлечение Кельвина Кенди (персонажа Леонардо Ди Каприо) — проведение боев между чернокожими рабами. Кроме того, победителя драки в «Джанго» Кенди называет Черным Геркулесом — это настоящее боксерское прозвище Кена Нортона, сыгравшего главную роль в «Мандинго».

См. также: Блэксплуатейшн/Слейвслплуатейшн, Квентин

«Рождение нации»

Один из самых знаменитых фильмов Дэвида Гриффита, откуда Тарантино почти дословно (хоть и в пародийном ключе) цитирует сцену с куклуксклановцами: Джона Хилл (ему, к слову, предлагали в «Джанго» более серьезную роль, но он отказался из-за конфликта расписаний) долго жалуется на то, что дырки в мешке, который он надел на голову, прорезаны не в том месте. В то же время тут двойная референция — в оригинальном «Джанго» Франко Неро тоже борется с метафорическим ку-клукс-кланом (они убивают мексиканцев и носят красные шапки с прорезями для глаз).

См. также: Серджо Корбуччи

Саундтрек

Как известно, Тарантино крайне дотошно подходит к выбору музыки для своих фильмов, и «Джанго» — не исключение. Песня на вступительных титрах позаимствована из оригинального «Джанго», есть еще одна композиция из фильма Корбуччи — тема из вестерна «Жестокие». А также — мелодии из «Двух мулов для сестры Сары» Дона Сигела, из «Города насилия» Серджо Соллимы, одноименная песня из «Его звали Король» Джанкарло Ромителли и «I Got a Name» Джима Кроче из (еще одного) любимого фильма Тарантино «Последний американский герой».

Читайте так же:
Почему 19 век называют золотым веком? Причины, фото и видео

См. также: Эннио Морриконе

Серджо Корбуччи

None

Выдающийся итальянец, наравне с Серджо Леоне — основоположник жанра спагетти-вестерна. Один из особенно любимых авторов Тарантино, снимавший жестокие, сюрреалистические и политически ангажированные фильмы, такие как «Профессиональный стрелок», «Великое безмолвие», «Навахо Джо» (самый жестокий фильм в истории Голливуда до «Дикой банды», и, собственно, «Джанго» с Франко Неро). Герои Корбуччи — беспринципные садисты, он сам — убежденный нигилист, персонажи в его фильмах не делятся условно на «хороших» и «плохих», они все плохие, просто есть охотники, а есть жертвы. Самый, казалось бы, справедливый персонаж носит кличку Безмолвие, не может разговаривать и, по задумке Корбуччи, символизирует абсолютное бессилие (впрочем, по легенде, сыгравший его Трентиньян просто поставил условие, что снимется в спагетти-вестерне, только если ему не придется произнести ни одной реплики). Одной из магистральных тем Корбуччи всегда был расизм — так, например, в «Джанго» герой сражается с метафорическим ку-клукс-кланом, убивающим мексиканцев, а Навахо Джо сталкивается с охотниками за скальпами, убивающими индейцев.

Спагетти-вестерн

Поджанр (также известный как «итальянский вестерн») популяризированный в середине 1960-х Серджо Леоне и сошедший на нет менее чем за десятилетие. Если попытаться в двух словах объяснить, чем (кроме страны производства) спагетти-вестерны отличались от классических американских, то придется сказать, что эти фильмы были жестче, злее и беспринципнее, поражали отсутствием выводов и морали и показательно издевались над американской верой в торжество справедливости, в верховенство закона и отказом признать капитализм как систему, а не как прецедент. И да, еще к ним писал музыку Эннио Морриконе.

См. также: Серджо Корбуччи, Эннио Морриконе

«Сын стрелка»

Вестерн Пола Ландреса 1965 года про то, как Джонни Кетчум (Расс Тэмблин), сын стрелка Эйса Кетчума, разыскивает убийц своей матери. Появляющийся в «Джанго» со схожей историей безымянный герой Тэмблина в титрах проходит под именем «сын стрелка», а его дочь — как «дочь сына стрелка».

См. также: Эдвин Портер

«Унесенные ветром»

Фильм, помимо прочего, рассказывающий о том, как была устроена жизнь на южных хлопковых плантациях, — отсюда Тарантино взял знаменитые титры, выплывающие на экран перед тем, как герои, собственно, приезжают в мир этих самых хлопковых плантаций.

Франко Неро

Джанго из оригинального «Джанго», прототип героя Джейми Фокса и всех остальных защитников справедливости, носящих его имя. Появляется в фильме на две минуты в роли хмурого человека в белой шляпе, чтобы выпить рюмку текилы в гостях у Леонардо Ди Каприо, спросить у Фокса: «Как тебя зовут?», потом попросить повторить по буквам и хмуро резюмировать: «Да, я знаю».

См. также: Эдвин Портер, Квентин, Эннио Морриконе

Лошадь доктора Шульца, вежливо кивающая людям при знакомстве. Кивает она не просто так — этот и другие трюки Фрица Тарантино позаимствовал у еще одного своего любимого автора — Уилльяма Уитни, снимавшего фильмы с Роем Роджерсом, хозяином Триггера, «самой умной лошади кинематографа». Роджерс и Триггер — звезды вестернов 1930–1950х, снявшиеся вместе почти в сотне фильмов и одном сериале (собственно, поставленном Роджерсом «The Roy Rogers Show»). У Триггера, умершего в 1965 году в возрасте тридцати двух лет, есть не только музей, памятник и два фильма с его именем в заголовке («Мой приятель Триггер» и «Триггер-младший»), но и собственная страница на IMDb. Это, возможно, самая известная лошадь на свете, и уж точно — главная лошадь в вестернах. Более того, лошадей Шульца и Джанго — Фрица и Тони — тоже зовут так не случайно, а в честь лошадей двух главных актеров немых вестернов — Уилльяма Харта и Тома Микса.

Блэксплуатейшн 1971 года про чернокожего детектива, который разыскивает дочь чернокожего же гангстера. Во всех интервью Тарантино говорит, что Джанго и его жена Брумхильда — пра-пра-пра-прародители Джона Шафта, о чем заботливо напоминает зрителю полным именем Брумхильды — Брумхильда фон Шафт.

См. также: Блэксплуатейшн/Слейвсплуатейшн

Эдвин Портер

None

Этот человек, объявленный в розыск, — не кто иной, как режиссер «Великого ограбления поезда», самого первого вестерна в истории.

См. также: Франко Неро

Эннио Морриконе

Великий итальянский композитор, автор музыки, ставшей неотъемлемой составляющей эстетики спаггети-вестернов, в оригинальном «Джанго» тоже выступил в камео, написав для него вот эту композицию.

kak_eto_sdelano

Как это сделано, как это работает, как это устроено

Самое познавательное сообщество Живого Журнала

Работать над «Джанго освобожденным» Квентин Тарантино начал в 2007 году. Тогда режиссер впервые поделился с журналистами идеей проекта о рабстве в США в XIX веке. Тема хоть и трагическая, но выбрал для нее Тарантино развлекательную форму спагетти-вестерна. При этом история должна была разворачиваться накануне Гражданской войны не на просторах Дикого Запада, а в Глубоком Юге. По этой причине Тарантино даже характеризовал свою картину как «спагетти югстерн» (Spaghetti Southern).

Как это обычно бывает у Тарантино, источником вдохновения для него послужили другие фильмы. Из «Джанго» итальянского кинематографиста Серджио Корбуччи он позаимствовал имя главного героя. Из исторической драмы «Мандинго» — мотив боев между рабами. По словам оператора Роберта Ричардсона, перед началом съемок группа также смотрела «Великое молчание» Корбуччи, «Суспирию» Дарио Ардженто, «Маску Сатаны» Марио Бавы, «Мадам де…» Макса Офюльса, «Кэрри» Брайана Де Пальмы, «На несколько долларов больше» Серджио Леоне, «Рио Браво» Говарда Хоукса и другую классику. Как видим, картины очень разные, но отголоски каждой из них, так или иначе, присутствуют в «Джанго освобожденном».

Читайте так же:
Идет ли зимой фотосинтез у хвойных?

Драматургия: традиция или эксперимент?

Как это снято: «Джанго освобожденный» Джанго, Квентин Тарантино, Съемки, длиннопост, видео
«Джанго освобожденный» — фильм одновременно и традиционный, и экспериментальный в плане драматургии. С одной стороны, он укладывается с обычную трехактную композицию. В первом часовом акте доктор Шульц и Джанго выступают охотниками за головами, во втором (примерно час двадцать минут) — пытаются забрать жену Джанго у рабовладельца Кэнди, а в третьем, самом коротком, получасовом — Джанго уже в одиночку спасает возлюбленную. Композиция несколько усложняется привычными для Тарантино флэшбеками, сюжетными ответвлениями и продолжительными диалоговыми сценами, сделанными исключительно ради самих диалогов. И если подобные приемы привычны для стилистики режиссера, и приняты зрителем и критиками, то один момент остается спорным.

Еще когда картина только вышла, многие отмечали, что последний ее акт кажется лишним, а драматургические акценты расставлены своеобразно. Дело в том, что второй акт заканчивается на вполне напряженной, кульминационной ноте — перестрелка в особняке Кэнди. И далее истории не добавляется ничего нового, более напряженного эпизода не возникает, а сцены кажутся повторами (вновь перестрелка в той же локации). Впрочем, не будем столь категоричны, а решение вопроса, что это — досадный просчет в драматургии или дерзкий эксперимент — предоставим читателю.

Кастинг: любимец Вальц, зловещий ДиКаприо и настоящая кровь

Как и всегда у Тарантино, «Джанго освобожденный» примечателен звездным актерским составом. Едва ли не самым сложным оказался выбор актера на главную роль. У Тарантино был целый список кандидатов, включавший Идриса Эльбу, Криса Такера, Терренса Ховарда и Уилла Смита. Последний был ближе всего к тому, чтобы сыграть роль, но все-таки видение образа Джанго у режиссера и актера разошлись. В итоге героя сыграл другой чернокожий певец — Джейми Фокс.

Кристоф Вальц после «Бесславных ублюдков» стал одним из любимых актеров Тарантино, так что его появление в «Джанго освобожденном» неудивительно. Но режиссер решил как бы перевернуть амплуа Вальца. Если в «Ублюдках» он предстал одним из самых злодейских персонажей мирового кино (как гласят результаты опросов), то в «Джанго» его герой скорее положительный, хоть и не менее кровожадный. О верности решения режиссера и многогранности таланта актера свидетельствуют «Оскары» за обе роли. И Фокс, и Вальц прошли довольно серьезную подготовку перед съемками, в том числе несколько месяцев учились правильно сидеть в седле и обращаться с оружием.

Схожим образом Тарантино подошел и к выбору другого актера, и это, пожалуй, самое интересное кастинговое решение картины. Речь о Леонардо ДиКаприо. В «Джанго освобожденном» он впервые предстал на экране в откровенно злодейском образе. Причем актер сам буквально напросился на роль рабовладельца Кэнди и явно играл его с удовольствием. Об этом свидетельствует хотя бы такой эпизод со съемок. В эмоциональной сцене, где Кэнди объявляет своим гостям, что раскусил их обман, ДиКаприо ударил рукой по бокалу, порезав руку. Не обращая внимания на кровь, актер продолжил играть, а дубль вошел в фильм, добавив сцене долю настоящего адреналина. Другой впечатляющий актерский поступок совершила Керри Вашингтон, исполнительница роли Брумхильды. Специально для картины она довольно неплохо освоила немецкий язык.

Выделим еще один кастинговый выбор, примечательный тем, что в очередной раз характеризует Тарантино, как постмодерниста и киногика. Эпизодическую роль владельца мандинго в фильме исполнил итальянский актер Франко Неро. Его участие в картине было для режиссера особенно важно, ведь Неро играл главную роль в «Джанго» Корбуччи, ключевом источнике вдохновения для «Джанго освобожденного». Актер, таким образом, выступил в качестве своего рода очередной изящной аллюзии.

Локации, декорации и костюмы: от Эндрю Уайета до Томаса Гейнсборо

Съемки фильма продолжались 120 дней и проходили с января по июль 2012 года. География при этом была довольно приличной. Несколько идеальных для вестерна интерьеров нашли на калифорнийских ранчо «Мелодия» и «Большое небо». Например, на последнем снималась сцена нападения куклуксклановцев на повозку Шульца. Сцена была, кстати, одной из самых сложных организационно, потому что снималась ночью и в ней участвовало более трех десятков лошадей.

Открывающая сцена встречи доктора Шульца и Джанго снималась в городе Лоун Пайн тоже в Калифорнии. Место это примечательно тем, что из-за специфической географии там очень холодно и ветрено, особенно по ночам. Такая атмосфера как раз и была нужна Тарантино, но полуголые актеры в кадре были не очень рады. Впрочем, погодные условия бывали и тяжелее. Например, над зимними сценами группа работала в красивом заснеженном, но тоже прохладном национальном парке Гранд-Титон в Вайоминге.

Квинтэссенцией американского Юга для второй половины фильма был выбран Новый Орлеан, штат Луизиана. Неподалеку от города авторы нашли исторические места, где были созданы рабовладельческие плантации «Эвергрин» и «Кэндилэнд». Фасад последней с 9-метровыми греко-римскими колоннами имел размеры 27 на 14 метров и возводился пять месяцев. Интерьеры «Кэндилэнда» создали в павильоне студии Second Line в Новом Орлеане.

Художник-постановщик Джон Майкл Рива (его не стало посреди съемок) замечал, что при подготовке декораций и интерьеров вдохновлялся кадрами плантации в фильме Терренса Малика «Дни жатвы» и образами картин Эндрю Уайета. Интересно, как через интерьеры Рива старался подчеркнуть характеры и динамику действия. Фоном персонажа ДиКаприо, как правило, служит пространство красных тонов, намекающих на его дьявольскую натуру. В это же время Джанго и Шульца сопровождает «героический» янтарный цвет.

Еще один важный аспект фильма — костюмы. И вновь здесь сильное влияние оказывали другие любимые Тарантино ленты. Прежде всего, режиссер и художник по костюмам Шэрен Дэвис вдохновлялись вестерн-сериалом 1950-70-х годов «Бонанца». Авторы даже пригласили на картину того же самого человека, что делал в «Бонанце» шляпы. Пожалуй, самый эксцентричный костюм фильма — небесно-синий костюм Джанго, изображающего камердинера Шульца. Этот образ авторы буквально перенесли с картины Томаса Гейнсборо «Мальчик в голубом». Причем, когда художник по костюмам предложила сделать одежду чуть более героической, Джейми Фокс настоял на максимально детской версии.

Читайте так же:
Почему болят мышцы после тренировок? Причины, как избавиться, фото и видео

Визуальное решение: анаморфот, ночные сцены и кровавые «гейзеры»

«Джанго освобожденный» стал третьим опытом совместной работы Тарантино и оператора Роберта Ричардсона после дилогии «Убить Билла» и «Бесславных ублюдков». Тарантино, в присущей ему манере, объясняет, что визуальное решение картины диктовалось двумя стилистиками. Натурные съемки — это вариации приемов Серджио Леоне и Серджио Корбуччи. А интерьерные — Макса Офюльса. В частности, Ричардсон отмечает, что от режиссеров спагетти-вестернов в «Джанго освобожденном» появились резкие переходы с общего на крупный план с помощью зума. От Офюльса были позаимствованы длинные кадры и плавное панорамирование камеры на тележке, с помощью крана и, реже, стедикама. На площадке, как правило, была только одна камера. В редких случаях (обычно в экшн-сценах) подключали вторую, причем на нее снимал сам Тарантино.

Для усиления масштабности действия применялся анаморфотный формат с соотношением сторон 2,40:1. Ричардсон использовал оптику Panavision Primo, на которую уже снимал «Бесславных ублюдков». При этом основными объективами были 40-мм и 50-мм. Помимо них использовались объективы с переменным фокусным расстоянием: Panavision Primo 48-550-мм, 40-80-мм и 70-200-мм.

По словам Ричардсона, самым большим вызовом для него были ночные сцены. В картине их довольно много, но, поскольку действие разворачивается в середине XIX века, драматургических оправданий для света в кадре было мало. В натурной сцене набега куклуксклановцев такими оправданиями были лунный свет и внутрикадровые источники в виде факелов. Для имитации лунного света Ричардсон использовал четыре подвешенных 15-ламповых прибора Bebee Night Lights и три фермы с рамой 40’ на 40’. В интерьерных сценах внутрикадровыми источниками были свечи, керосиновые и масляные лампы и горелки на пропане, создававшие приглушенный, мягкий свет.

Важный и необычный визуальный элемент фильма — гипертрофированные огнестрельные ранения. Тарантино так и ставил задачу перед специалистами по практическим эффектам: он хотел видеть не просто пулевые отметины, а целые кровавые гейзеры с «мясом и плотью». Для этого использовались капсулы с большим количеством бутафорской крови и внушительной взрывной силы петардами. Тело актера при этом защищали металлические пластины, которые, впрочем, не всегда помогали. «Крови» расходовалось очень много. Специалист по практическим эффектам Джон МакЛеод отмечает, что все то впечатляющее обилие «крови», которое мы видим на декорациях в сцене перестрелки в Кэндилэнде, пролилось исключительно из «выстрелов» — художникам даже не приходилось ничего добавлять.

Музыка: от Бетховена до RZA

В русле еще одной привычной для Тарантино традиции режиссер не стал привлекать для «Джанго освобожденного» композитора, а собрал саундтрек из любимых композиций. Особенность, правда, в том, что это, пожалуй, самый эклектичный в плане музыки фильм режиссера. Мелодии из спагетти-вестернов (в том числе из того же «Джанго») здесь соседствуют с фолк-роком 1970-х годов, а классические сочинения Бетховена и Верди — со свежими рэп-композициями Рика Росса и RZA.

Последнее решение кажется несколько спорным — рэп вроде бы не очень сочетается с антуражем середины XIX века. Но Тарантино таким образом хотел подчеркнуть связь того времени и современности. Далеко не все это оценили. Например, Эннио Морриконе заявлял, что никогда не станет работать с режиссером, который так возмутительно относится к музыке в кино. Однако уже для «Омерзительной восьмерки» всего лишь спустя пару лет именно Морриконе сочинял саундтрек, первый в фильмографии Тарантино. И, кстати, великий композитор получил за эту работу «Оскар».

Жми на кнопку, чтобы подписаться на "Как это сделано"!

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану (shauey@yandex.ru) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Как это сделано

Подписывайтесь также на наши группы в фейсбуке, вконтакте, одноклассниках, в ютюбе и инстаграме, где будут выкладываться самое интересное из сообщества, плюс видео о том, как это сделано, устроено и работает.

«Джанго освобожденный»: «Мертвые души» Квентина Тарантино

«Джанго освобожденный»: «Мертвые души» Квентина Тарантино

Вслед за циничными «Бесславными ублюдками», переиначивающими историю Второй Мировой под слоганом: «Они мстят бодро, весело, со вкусом», режиссер-киноман Квентин Тарантино, мастер оригинальных диалогов и жанра экшн взялся наводить справедливость в американской истории.

За пару лет до начала гражданской войны в США чернокожего Джанго (Джейми Фокс Джейми Фокс) по счастливому стечению обстоятельств освобождает из рабства экстравагантный немецкий дантист и по совместительству охотник за головами Кинг Шульц (Кристоф Вальц Кристоф Вальц). Джанго становится напарником Шульца и быстро осваивает его зубодробительное мастерство — убивать плохих белых парней и получать за это вознаграждение. Однако главная цель Джанго — найти и спасти из рабства свою жену Брунгильду, в чем его немецкий наставник, обладающий бескомпромиссными представлениями о гуманности, берется ему помочь.

«Джанго освобожденный»: «Мертвые души» Квентина Тарантино

В «Джанго освобожденном» есть все, за что мы так любим Тарантино: фирменные пространные диалоги и юмор, замешанный на эстетизированной жестокости, эффектные перестрелки и разножанровый саундтрек, как всегда лихой и запоминающийся, и, конечно, целый сборник цитат из вестернов всех мастей. Квентин Тарантино мечтал снять фильм в жанре спагетти-вестерна уже давно. Свой новый героический экшн он посвятил Франко Неро Франко Неро, сыгравшему заглавную роль в оригинальном «Джанго» 1966 года. Этот фильм Серджио Корбуччи Серджо Корбуччиоказался столь популярным, что по его следам было снято около 40 сиквелов, а имя Джанго стало нарицательным для героя спагетти-вестерна. Из уважения к «старому бойцу» Тарантино предоставил Франко Неро небольшую роль и в новом «Джанго». Успевшие посмотреть фильм западные киноманы уже с увлечением выглядывают в нем одну за другой отсылки к классическим спагетти-вестернам: здесь бутоньерка, как у одного из злодеев «Наемнике» Корбуччи, там салун с названием в честь его же фильма «Земля Миннесоты». Даже сюрреалистический огромный зуб на повозке Кинга Шульца, тоже своего рода парафраз знаменитого гроба из оригинального «Джанго».

Читайте так же:
Как производят фронтовой бомбардировщик Су-34

«Джанго освобожденный»: «Мертвые души» Квентина Тарантино

Вместе с Джанго и Шульцем мы движемся по сюжету как по перечню злодеев из розыскного листа охотника за головами, впору будет и сравнение с чичиковским списком помещиков из «Мертвых душ»: от сельских злодеев, высекающих рабов и читающих при этом вслух Библию до нелепых куклуксклановцев, запутавшихся в собственных капюшонах. В самой сердцевине этой «оси зла» оказываются инфантильный злодей-самодур (Леонардо ДиКаприо Леонардо ДиКаприо), измывающийся над рабами ради того, чтобы разогнать скуку, а также его верный раб-управляющий (Сэмюэл Л. Джексон Сэмюэл Л. Джексон), учиняющий насилие над «своими» в интересах белого хозяина.

Как правило в фильмах Тарантино актёры утрируют яркие черты характеров своих героев, такой эффект театрализации и способствует возникновению предельно насыщенной, увлекающей магии повествования Квентина Тарантино. Будто бы режиссёр очень простым языком, нарочито проговаривая отдельные детали, объясняет детям смысл истории, попутно поучая их о Добре и Зле. Тарантино признается, что в жанре вестерна его привлекла именно это, присущее самому жанру, аллегорическое отображение баланса между Добром и Злом. Вместе с тем, в этом театральном проговаривании Тарантино как будто выворачивает наизнанку тупые диалоги штампованного голливудского кино. В результате, вместе с чудесной работой скончавшегося во время съёмок художника-постановщика Майкла Рива Дж. Майкл Рива, сделавшего всё, чтобы от изображения невозможно было оторвать глаз, благодаря такой актёрской игре и аналитическому расчленению морали в диалогах, в фильм входит что-то брехтовское. В довершение этого метода Тарантино сам появляется в кадре с совсем небольшой, но очень комичной ролью.

«Джанго освобожденный»: «Мертвые души» Квентина Тарантино

Во второй раз Тарантино берется за тему праведного возмездия в реальных исторических декорациях. Несмотря на то, что фильм как будто весь состоит из гипербол и «сильных ходов», сыгравшие в нем актеры в один голос, называют Тарантино апологетом реальности: «Это часть нашей истории, которую часто приукрашивают. Но только не в этом фильме!», — поясняет Сэмюэл. Л. Джексон. Любопытно, что сыгравший в предыдущем фильме Тарантино эсэсовского охотника на евреев и отменного злодея австрийский актер Кристоф Вальц, здесь появляется в положительной роли, просвещённого и по-своему гуманного (насколько это возможно в вестерне) немца. Его персонаж говорит анахронизмами, транслируя во вторую половину XIX века представления о гуманности, сложившиеся уже после Второй Мировой Войны и американского движения за равноправие чернокожего населения. Создаётся впечатление, что Тарантино взял на себя роль коллективного психотерапевта, сначала в «Бесславных ублюдках» избавляющего немцев от угрожающего перейти в извращённые формы чувства вины, а теперь, в «Джанго освобожденном», напоминающего белым американцам об их родных, домашних зверствах.

«Джанго освобожденный»: «Мертвые души» Квентина Тарантино

«Это мой мир и в нем надо быть жестоким — я становлюсь жестоким!» — говорит Джанго, и эти слова олицетворяют метод, который избрал Тарантино для воплощения своей моральной установки. Примечательно, что в ключевой сцене этого изобилующего насилием фильма, главный драматический узел бескомпромиссно завязан на теме рукопожимаемости злодея. Остается мечтать, чтобы теперь Тарантино снял фильм и о российском крепостном праве, желательно что-нибудь по мотивам Некрасова, либо представил свой вариант второго тома «Мертвых душ».

Джанго Освобождённый :

Джанго Освобождённый

Итак, вслед за оммажами гонконгским боевикам, грайндхаусу и европейскому довоенному романтическому реализму, Квентин Тарантино из огромного списка своих анонсированных, но нереализованных проектов добрался и до спагетти-вестерна. Причём, как всегда бывает у Мистера Q, не стоит преувеличивать роль отсылок к чему-то конкретному в финальном продукте — точно также как от Пабста осталась речуга экранного британца-киноведа, к оригинальному «Джанго» Серджио Корбуччи 1966 года в фильме Тарантино отсылают лишь песня под титры, сцена бичевания да минутное появление в кадре Франко Неро.

Квентину скучно просто подражать сюжетной канве, тем более что и сам сюжет из вестерна так или иначе к концу первой трети фильма окончательно становится «саусерном» с заметной долей жанра «блэксплуатэйшн», повествующим скорее о довоенном американском Чёрном Юге, чем послевоенном американском Диком Западе. Джанго же становится тем, чем он, по воспоминаниям Кристофа Вальца, был в начале семидесятых в Германии — знаковым именем, которое старались вставить в название импортного фильма чуть более чем все, точно также как в российских видеосалонах начала девяностых мелькали неразличимые гонконгские боевики со Стивеном Сигалом, каждый из которых почему-то назывался «Нико».

По какой причине из всей плеяды культовых спагетти-вестернов в качестве опорного был выбран именно «Джанго», а не, например, «За пригоршню долларов» Серджио Леоне, вышедший на два года раньше да и просто куда более ценный в художественном смысле, это вопрос к личному психоаналитику Тарантино, который всегда не искал очевидных путей. С другой стороны, у урождённого Квентина Тонивеча Заступила-Макхью все творческие планы очень зыбки и полны сиюмоментных случайностей, потому, несмотря на длинные цитаты в пресс-релизах про «десятилетиями вынашиваемый проект», можно смело предположить, что попросту Иствуд бы в камео не захотел сниматься, а Франко Неро снялся, вот и весь сказ. А не то назывался бы фильм «Хороший, плохой, черномазый» или ещё как-нибудь. Без малейших подвижек в сюжете, что любопытно.

Джанго Освобождённый

В роли Хорошего всё так же был бы Вальц с мерно покачивающимся зубом на пружинке, в роли Плохого ничуть не хуже бы смотрелся Ди Каприо с безумной сестрицей и не менее безумным Сэмьюэлом Л. Джексоном, ну а на роль Черномазого, в свою очередь, последовательно претендовали: Уилл Смит, Идрис Эльба, Крис Такер, Терренс Ховард, Тайриз Гибсон, и это только те имена, которые светились в официальных коммюнике для профильной прессы. В итоге на момент официального начала работы над проектом только у Джейми Фокса не было ближайших творческих планов, зато была лошадь, на которой он в итоге и гарцует в финале , традиционно олицетворяя собой твёрдую уверенность, что автор снял шедевр.

Читайте так же:
Создан мягкий робот, способный погружаться в Марианскую впадину

Джанго Освобождённый

Точно также и дозировка в «Джанго» вестерна, рабовладения или слова «ниггер»: Тарантино по мере написания сценария постоянно меряет себе пульс, и как только ему становится скучно, тут же совершается очередной манёвр, и сюжет уже несётся вскачь в новом направлении. Захотел, устроил самому себе видовой отпуск (а заодно и поминки) в виде абсолютно вставного эпизода с динамитом. Захотел, в три минуты закруглил так долго раскочегариваемую историю с поимкой троих зловредных братьев задолго даже до середины. Захотел, очередной раз скромно процитировал Корбуччи в сцене, где Шульц остаётся с Брумгильдой один на один. Только вместо пулемёта у него Джейми Фокс.

Джанго Освобождённый

К чёрту сюжет, говорит зрителям Тарантино и бросается во все тяжкие — то обрядит Джанго в синенький кафтанчик, то иного негра собаками затравит. Я же против рабовладения вообще и Ку-Клукс-Клана в частности, вы же видите! — подмигивает он, и политкорректная публика благосклонно кивает. До сих пор слово «ниггер» произносить в кадре такое количество раз сподобливались разве что братья Уэйанзы в «Не грози Южному централу». Чернокожие рабыни бродят по фазенде Дона Джонсона во французских кринолинах и качаются на качелях в тени Трёх дубов, кель шарман! Такого не позволяла себе даже главная певица рабовладения Маргаретт Митчелл . А такого нарочито циркового «рабовладения» не приснилось бы и в кошмарном сне никакой Гарриет Бичер-Стоу с её «Хижиной дяди Тома».

Джанго Освобождённый

Однако за всем этим ехидством у Тарантино скрывается куда более глубокое следование канонам спагетти-вестерна, наследовавшим классикам итальянского неореализма и модернизма , а именно — не в сюжетной, но в визуальной составляющей своего нового фильма, в его киноязыке. И речь идёт, конечно, не об обилии и точности кровавых фонтанов. Тарантино как тонкий, и в основном подсознательный, ввиду огромной насмотренности, знаток жанра играет с картинкой подобно опытному коллажисту, точно применяя присущие именно тому времени визуальные приёмы — искусственные задники, специфический свет и грим, «двойной фокус», активная работа трансфокатором и прочие штучки так плотно живут на экране, что местами эпизоды превращаются в современную буквально реконструкцию некоего никогда не снятого фильма того же Корбуччи. Так и кажется, что вот сейчас из-за кадра появится быстрый стрелок с лучистым взглядом, который тащит за собой на верёвке гроб.

А вот что касается режиссуры, то в своём следовании канонам Тарантино совершенно по недосмотру оказался рядом с такими постмодернистскими наследниками всё того же итальянского неореализма как Томас Винтерберг. Манера возведения конфликта в абсолют начиная со встречи двух протагонистов и негодяя Кэнди заставляет Тарантино буквально заново изобретать для себя «Догму 95» за исключением, может быть, идиотских правил про звук, свет и трясующуюся камеру, которые, к слову, быстро надоели и самим датским «догматикам».

Джанго Освобождённый

Как раз отточенная, даже пафосная звукорежиссура нагнетает в кадре напряжение почище затяжных винтерберговских трясущихся «крупняков». Она достигает такой величины, что обычных для Триера и Винтерберга финальных истерик уже мало. И тут Тарантино снова вспоминает, что у нас вестерн, и открывает пальбу. Так в фонтанах кетчупа и итоговом бада-буме забывается не только внезапно сваливший из сюжета Шульц («извини, не смог сдержаться», наверное, потому во всех номинациях его роль внезапно стала «второго плана»), но даже вся предыстория про чернокожего охотника за головами. Главное, чтобы плохого Эл Джексона покарал хороший Джанго. Ну, и остальных заодно.

И последний штрих спагетти-вестерна это конечно не финальный «отъезд в закат», что задолго до того умели и герои Джона Уэйна, а именно небанальность мотиваций главного героя, который может совершать и подлости, и глупости, и вообще вести себя некрасиво. Чего герои вестернов классических себе не позволяли и в чём главный конфликт между этими поджанрами. Именно таков оказался стервец Джанго в исполнении Джейми Фокса, в чём и состоит главная вкусность от просмотра предмета сегодняшнего обсуждения.

Интересно, что бы эдакое Тарантино мог бы снять на основе творческого наследия Гойко Митича? Страсть как любопытно. До встречи в кино.

Джанго Освобождённый

ВечныеДом ГуччиПадение ЛуныПоследняя дуэльОхотники за привидениями: наследникиЗверопой 2Спенсер: Тайна принцессы ДианыФранцузский вестник

ОЙ. давненько я с таким наслаждением от просмотра не выходил из кинотеатра. Безусловным шагом вперед по сравнению с Ублюдками было то, что Квентин смог предложить в кадре конкурентов Вальцу. Ведь в БУ его Ганс Ланда порвал весь остальной актерский ансамбль и самого Пита в клочья. А здесь. если изначально одеяло плотненько лежит на Кристофе. далее

А меня кринолины с качелями не смутили. Фильм в части отношения к рабству и его показа считаю правильным. Раба можно хоть в золото одеть, хоть рябчиками откармливать и латыни обучать. А потом его же живьем зажарить. Ибо хозяин право имеет на все. далее

Совсем недавно нам довелось наблюдать весьма любопытный факт: буквально сразу после избрания первого чернокожего президента США на второй срок в прокат выходят две картины, словно отображающие одного и того же главного героя с разных ракурсов – «Джанго Освобожденный» Квентина Тарантино и «Линкольн» Стивена Спилберга. далее

Отделяйте абзацы одним переносом строки. Перед цитируемым абзацем поставьте >

Если ты это читаешь, значит, это написано специально для тебя:

Парсер для этого робота писали рукожопые дебилы, которые не в состоянии нормально забрать анонс хотя бы из поля og:description, про RSS мы вообще не слышали, это же так охрененно высокотехнологично, правда? Зато мы тупо берём последний абзац текста, или хотя бы похожий на таковой, и так же тупо херачим из него анонс, и нас не волнует, что этот кусок текста например может быть закомментарен. Нам пофигу, что получается херня, мы же такие клёвые, что нас даже собственная рукожопость не колышит.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию