100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как снимали фильм «Белое солнце пустыни»

Трагедии и паника: как снимали «Белое солнце пустыни»

По просьбе космонавта Алексея Леонова (30 мая 1934 — 11 октября 2019) одну копию фильма выдали для закрытого показа в центре подготовки космонавтов до его выхода в прокат. Российские космонавты до сих пор смотрят этот фильм перед полетом в космос’ data-author=’Мосфильм/Ленфильм/РИА «Новости»’ class=»item-image» >
По просьбе космонавта Алексея Леонова (30 мая 1934 — 11 октября 2019) одну копию фильма выдали для закрытого показа в центре подготовки космонавтов до его выхода в прокат. Российские космонавты до сих пор смотрят этот фильм перед полетом в космос’ class=»item-image-front» loading=»eager» >

Актеры Анатолий Кузнецов (слева) в роли Сухова и Спартак Мишулин (справа) в роли Саида в фильме «Белое солнце пустыни».

По просьбе космонавта Алексея Леонова (30 мая 1934 — 11 октября 2019) одну копию фильма выдали для закрытого показа в центре подготовки космонавтов до его выхода в прокат. Российские космонавты до сих пор смотрят этот фильм перед полетом в космос

Мосфильм/Ленфильм/РИА «Новости»

Путь к зрителю одного из главных фильмов для понимания советской культуры «Белое солнце пустыни» оказался более чем тернист — худсовет требовал вносить правки в сценарий, на съемках погиб один из каскадеров, а техническое оснащение съемочной группы было крайне скудным, так как основные ресурсы кинематографа СССР в тот момент были задействованы на съемках военной эпопеи «Освобождение».

Проблемы возникали и на стадии подбора актеров, который начался в январе 1968 года. Из всех кто, пробовался на главную роль красноармейца Федора Сухова, режиссер Владимир Мотыль отобрал двух претендентов — Анатолия Кузнецова и Георгия Юматова, сделавшего себе имя еще в 1950-х годах. И если Кузнецов, испытывавший пресыщенность от «положительных» ролей, сначала скептически отнесся к предложению принять участие в съемках, то для Юматова «Белое солнце пустыни» могло стать возвращением в большое кино.

Мотыль всерьез склонялся к выбору в пользу Юматова, с которым они много работали перед началом съемок. По словам постановщика, тот часто принимал деятельное участие в работе над фильмом. Так, в ходе обсуждения сцены пленения Сухова именно Юматов предложил драматургическое решение, которое могло показать, каким образом его герою удалось выбраться от врагов.

«Мы ломали голову, и я сказал Георгию: «Вот как?». Георгий, смекнув несколько секунд, говорит: «Дай мне свои часы». Он их надел на руку и дальше сказал все точно: «Этот бандит не может не быть падким на часы». Мы сами становимся участниками мизансцены, которую Жора решил нам продемонстрировать. Он снимает эти часы, кричит: «Лови». Бросает условному бандиту, носком бьет по руке, и часы вылетают. Он падает и говорит: «Я снизу их всех расстреляю». Эта мизансцена, конечно, дорого стоит», — рассказывал он.

Юматов был уже утвержден на роль, однако в ночь перед первой съемкой произошло событие, поставившее крест на его участии в фильме.

«Для Юматова это была трагедия. Были похороны, поминки какого-то человека, которого знал, видимо, Юматов, и там случилась драка. Сейчас я понимаю, что Юматов с его чувством справедливости, с его мужеством, когда завязалась драка, ввязался. Я уверен, что он как боец одолел бы любого противника, если бы это был один, но на него навалились, вероятно, несколько человек. Его лицо было сплошь в кровоподтеках, в опухоли», — вспоминал Мотыль о тех событиях.

По его словам, ждать выписки актера из больницы и возвращения в форму означало отложить съемки фильма на месяц, чего его команда никак не могла себе позволить в условиях скромного бюджета и пристального внимания со стороны комитета кинематографии. Поэтому режиссер дал телеграмму Кузнецову в Москву, и роль Сухова досталась ему.

Часть съемок проходила в Дагестане и Туркменистане

Кадр из фильма «Белое солнце пустыни» режиссера Владимира Мотыля, 1970 год Режиссер Владимир Мотыль (26 июня 1927 — 21 февраля 2010) Павел Верещагин в исполнении Павла Луспекаева стал символом таможенной службы в России — в 2014 году был открыт его памятник в штаб-квартире Федеральной таможенной службы в Москве. Скульптор Екатерина Коваль Памятник товарищу Сухову из кинофильма «Белое солнце пустыни», установленный на набережной Волги между Некрасовским и Ленинградским спусками в Самаре Плакаты к кинофильму «Белое солнце пустыни» (1970) работы художников Мирона Лукьянова и Василия Островского (слева направо) на выставке «История советского кино в киноплакате. 1919-1991»

Трудности возникли и с исполнителем роли Павла Верещагина.

«В съемочной группе «Белое солнце пустыни» царила паника. Кончилось лето, а поиски исполнителя на роль Верещагина безбожно затягивались», — говорил постановщик фильма.

Специально для этой роли у Мотыля был на примете Павел Луспекаев, однако в начале 1960-х у актера обострилась болезнь ног и ему пришлось ампутировать пальцы на ступнях. Однако после провала на пробах всех претендентов режиссер все же решился предложить ему роль. К тому моменту актер прошел курс лечения и чувствовал себя значительно лучше.

«Первое, что меня удивило — Луспекаев был на ногах! Если мне не изменяет память, двери он открыл сам. Никаких костылей. Только в руке палка. И с ходу разговоры — о роли, о сценарии, который он уже прочитал. Я тогда пообещал, что часть сцен на баркасе мы перенесем в павильон, чтобы ему не мучиться в штормовую качку. Однако Луспекаев с этим не согласился», — делился Мотыль впечатлениями от встречи с ним.

Актер считал, что его герой должен предстать перед зрителями сильным и здоровым, и наотрез отказывался от любых «послаблений по здоровью».

«Я сыграю то, что ты придумал. А инвалида успею в другой какой-нибудь картине», — отвечал он на подобные предложения постановщика.

Непросто проходил также отбор актера, который должен был сыграть Петруху. Из сценария была не до конца понятна природа персонажа, и на эту роль пробовались как актеры трагического жанра, так и звезды комедий. В частности, для участия в пробах в Ленинград приехал Савелий Крамаров, однако через две недели после этого Мотыль обратил внимание на актера Николая Годовикова, который сыграл в небольшом эпизоде его предыдущего фильма. Это стало первой крупной ролью для начинающего актера.

Поначалу не хотела сниматься в фильме и Галина Лучай, исполнившая роль Катерины Матвеевны. До знакомства с ней Мотыль отсмотрел два десятка профессиональных актрис и жительниц деревень в окрестностях Ленинграда, однако, только увидев Лучай в монтажной комнате «Ленфильма», он сделал окончательный выбор.

«Сниматься не буду. У меня телевизионные циклы, очерки, к тому же ребенок грудной и муж вдобавок», — сказала она.

Лучай не имела опыта съемок в кино и работала редактором в «Останкино». Но путем уговоров и обещаний режиссеру удалось убедить ее сыграть бессловесную, но знаковую для фильма роль.

Однако даже после того, как актерский ансамбль был укомплектован, съемочную группу продолжали преследовать проблемы — от нехватки технического оборудования, большая часть которого была задействована на съемках военной эпопеи «Освобождение», до обвинений режиссера в профнепригодности и отказа директора «Мосфильма» принимать готовый фильм.

Читайте так же:
Скальный город в Иордании — разъясняем основательно

Судьбу картины, как это не раз бывало в СССР, решил глава государства. Будучи большим поклонником вестернов, генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев дал высокую оценку фильму во время специального закрытого показа. После этого чинить дальнейшие препятствия выходу в широкий прокат «Белого солнца пустыни» было уже невозможно, и 30 марта 1970 года фильм вышел на экраны, став одним из самых популярных и знаковых киноработ своего времени.

«Белое солнце пустыни»: культовый фильм, который спас Брежнев

«Белое солнце пустыни»: культовый фильм, который спас БрежневФото: kinopoisk.ru

Ровно 50 лет назад на экраны вышел фильм «Белое солнце пустыни», ставший классикой советского кинематографа. Культовую ленту разобрали на цитаты, которые повторяет не одно поколение зрителей. А между тем сразу после завершения картина попала на полку 1-го отдела Госкино, подведомственного КГБ. Это было хранилище идеологически невыдержанных фильмов и западной продукции со сценами эротики, насилия и прочей антисоветчиной. Такое кино было доступно для просмотра лишь членам Политбюро и министрам, которые крутили его на своих дачах. Подробнее о фильме — в материале «Реального времени».

Мотыля взяли режиссером фильма от безнадеги

Идейными вдохновителями «советского вестерна» были известный режиссер Григорий Чухрай и Владимир Познер (отец популярного российского телеведущего), которые хотели повторить сумасшедший успех вышедших тогда в прокат «Неуловимых мстителей».

Проект доверили Андрею Кончаловскому — он в соавторстве с Фридрихом Горенштейном за несколько недель написал сценарий под названием «Басмачи». Но материал не вдохновил руководителей киностудии, и текст переписывали Валентин Ежов («Баллада о солдате») и Рустам Ибрагимбеков. Вскоре Кончаловскому, охладевшему к проекту, предложили экранизировать «Дворянское гнездо» к 150-летию Тургенева.

Снимать историю про гарем, который охраняет красноармеец, предлагали многим маститым режиссерам, включая Андрея Тарковского, но все они неизменно отказывались. Очередь дошла до Владимира Мотыля, который после выхода фильма «Женя, Женечка и «Катюша», якобы очерняющего образ солдата Великой Отечественной войны, сидел без работы и без денег. Заказчики думали, что в таком положении режиссер не будет привередничать. Однако и Мотыль отказался, несмотря на все уговоры Чухрая. И только после того, как ему позволили изменить сценарий, режиссер приступил к съемкам. У фильма было новое рабочее название — «Спасите гарем».

Трогательные письма Сухова к Катерине Матвеевне принадлежат перу Марка Захарова. Кадр из фильма с сайта kinopoisk.ru

Мотыль серьезно переработал сценарий, ввел туда любовную линию. Кстати, трогательные письма Сухова к Катерине Матвеевне принадлежат перу Марка Захарова, который в то время писал для радио остроумные скетчи. А песню «Ваше благородие, госпожа удача» сочинил Булат Окуджава, и она мгновенно стала хитом.

Федор Сухов — не супермен

Главную роль Федора Сухова предложили популярному Георгию Юматову. Однако в первый же день съемок случилось непредвиденное. За Юматовым заехали в гостиницу, он долго не открывал дверь, и ее пришлось выламывать. Актера застали лежащим на кровати, все его лицо было в синяках. Накануне на поминках своего друга, режиссера Никиты Курихина, он ввязался в драку. Курихин погиб в автокатастрофе, на машине, которую ему помог приобрести Юматов. И когда кто-то из гостей обвинил его в смерти режиссера, актер не сдержался.

Ждать, когда сойдут синяки, Мотыль не мог — время поджимало, и он отбил срочную телеграмму Анатолию Кузнецову, своему давнему товарищу, кандидатуру которого тоже рассматривали на эту роль. Тот приехал на следующий же день.

«Юматов был бы более «суперменистым» Суховым, а Сухов Анатолия Кузнецова ближе к герою русской сказки…» — говорил потом Владимир Мотыль.

На съемках фильма «Белое солнце пустыни». Фото mozgopit.com

Ноги Катерине Матвеевне искали в подвале

На роль молодого красноармейца Петрухи пробовались многие актеры: Савелий Крамаров, Юрий Чернов, а утвердили слесаря Николая Годовикова. Правда, у него был опыт работы в кино — в юности он снялся в «Республике ШКИД», где его заметил Мотыль и задействовал в эпизоде своей картины «Женя, Женечка и «Катюша».
Дальнейшая судьба Годовикова сложилась неудачно: в 1979 году его за тунеядство посадили в тюрьму. Выйдя из нее, он бомжевал, мыкался по подвалам и чердакам. Связался с ворами и получил новый срок. В общей сложности Годовиков отсидел 8 лет. В кинематограф он вернулся только в 1999 году — играл небольшие роли в «милицейских» и «бандитских» сериалах.

Непрофессиональной актрисой была и исполнительница роли Катерины Матвеевны. Режиссер долго не мог найти подходящий образ, хотя перепробовал многих звезд советского кино. Ту, которая поразила его в самое сердце, он встретил в коридорах «Останкино». Галина Лучай работала редактором, у нее был грудной ребенок, и перспектива сниматься в кино ее не манила. Однако Мотыль ее уговорил, пообещав, что весь процесс займет несколько дней.

Единственное, что не устраивало режиссера в молодой женщине — это ноги. Они были слишком худыми для кустодиевской красавицы, а в фильме задумывалась эротическая сцена — Катерина Матвеевна должна переходить ручей, высоко подоткнув подол. За «ногами» ассистент режиссера отправился в подвал дома на многолюдном Кировском проспекте. Завидев подходящие, кидался к их обладательнице, но не все дамы на это адекватно реагировали. Имя же обладательницы «пышных» конечностей не вошло в историю кинематографа. К тому же чиновники от кино узрели в этой сцене «порнографию», и длину подола Катерины Матвеевны в конечном варианте пришлось подкорректировать.

Имя обладательницы «пышных» конечностей не вошло в историю кинематографа. Фото mozgopit.com

Девушка с пониженной социальной ответственностью и криминальный авторитет

Но больше всего непрофессионалок было в гареме Черного Абдуллы — из девяти жен только три девушки имели диплом актрисы. Остальных сыграли филолог, баскетболистка, продавец, искусствовед, инженер, студентка и даже… девушка легкого поведения из ленинградской гостиницы «Астория». Последняя, кстати, по своему происхождению была единственной по-настоящему восточной барышней. Мотыль вспоминал: «Однажды она сказала, что за ночь зарабатывает больше, чем мы платим ей в месяц за съемки, и посереди съемочного процесса отправилась восвояси, «на заработки». Еле уломали возвратиться. Согласилась нехотя, со словами: «Ладно, хоть отдохну…»

Для большинства «наложниц» это был единственный опыт в кино. А самой известной «женой» стала Зухра — актриса Татьяна Ткач, которая сыграла множество театральных и киноролей, наиболее яркой из которых была любовница Фокса в фильме «Место встречи изменить нельзя».

Читайте так же:
Чем отличается дырка от отверстия?

Свою «минуту славы» получил и дагестанский криминальный авторитет Али. К нему режиссер обратился после того, как в Каспийске ночью был украден ценный реквизит. Вещи вернули в целости и сохранности, а Али появился на экране дважды, сыграв практически самого себя — одного из бандитов Черного Абдуллы.

Больше всего непрофессионалок было в гареме Черного Абдуллы — из девяти жен только три девушки имели диплом актрисы. Фото mozgopit.com

Верещагина сыграл актер, победивший наркозависимость

Роль таможенника-пьянчуги Верещагина была эпизодической, в середине фильма его должны были убить басмачи. Но актер Павел Луспекаев так вжился в образ и был настолько колоритен, что для него стали придумывать новые сцены. Таможеннику даже поменяли имя — по сценарию его звали Александром, а в итоге он стал Павлом.

К началу съемок актер уже имел инвалидность — на фронте отморозил ноги и ему ампутировали пальцы. Мотыль предлагал Луспекаеву сниматься на костылях, тем более что роль это позволяла. Но актер отказался, заявив, что сначала попробует отработать все по сценарию. Он даже придумал спецсапоги с металлическими упорами внутри. Луспекаев категорически отказался от дублера, стоически сыграв все сам. Только в одном трехсекундном кадре его вынуждены были подменить каскадером. Сапоги Верещагина требовалось показать крупным планом, когда он ногами спихивает бандитов за борт. А носки сапог Луспекаева при упоре прогибались, и это было бы видно на экране.

Когда боль становилась невыносимой, актер отходил в сторону и опускал натертые протезами культи в таз с холодной водой, либо в прохладное Каспийское море.

— Это был подвиг, равный подвигу Алексея Маресьева, — отметил потом режиссер.

Но к подвигам Луспекаеву было не привыкать. После ампутации пальцев его мучили фантомные боли, заглушал которые только сильнодействующий наркотический препарат. Когда актер понял, что без него он уже не может жить, твердо решил избавиться от зависимости. Неделю Луспекаев находился в полубессознательном состоянии, отказывался от пищи. Помогла ему министр культуры Екатерина Фурцева, распорядившаяся раздобыть нужные лекарства за границей и протезы из Франции. В своем дневнике актер тщательно записывал часы, а потом и дни, прожитые без наркотиков.

Луспекаев умер спустя полмесяца после премьеры, мгновенно сделавшей его знаменитым. Он не дожил до своего 43-летия трех дней.

Луспекаев умер спустя полмесяца после премьеры, мгновенно сделавшей его знаменитым. Фото mozgopit.com

Павел Верещагин стал символом работников таможни. Ему установлены памятники в Москве, Кургане, Череповце и нескольких городах Украины, а в Южно-Сахалинске в 2019 году была открыта скульптурная композиция Верещагину и Петрухе. На могиле же самого Луспекаева стоит монумент от благодарных петербургских таможенников.

Талисман космонавтов

Комиссия Госкино, принимавшая фильм, отметила 27 эпизодов, которые нужно было либо переснять, либо подкорректировать. Мотыль отказался «резать» ленту. В результате ей, как идеологически невыдержанной, была уготована «полка». Но случилось чудо. Генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев, отдыхая на даче в Завидово, где у него был оборудован личный кинотеатр, затребовал очередную порцию киноновинок. Он был известный киноман, но больше всего любил американские вестерны. Как на грех, фильмы не успели подвезти, и тогда Леониду Ильичу отправили на просмотр «Белое солнце пустыни». Лидеру СССР фильм настолько понравился, что он тут же позвонил председателю Госкомитета по кинематографии Алексею Романову, чтобы выразить благодарность, и удивился, почему фильм не в прокате.

Романов, конечно, ленту не смотрел, и на следующее утро, приехав на работу, тут же ее затребовал. В итоге он сделал три поправки, что по сравнению с 27-ю — сущая мелочь! После этого картина, наконец, получила прокатное удостоверение, и ее посмотрели миллионы. Тем не менее официальное признание фильм получил только в 1998 году, став лауреатом Государственной премии Российской Федерации.

«Белое солнце пустыни» стало талисманом и для наших космонавтов. После крушения корабля «Союз-11» экипаж «Союза-12» посмотрел его перед стартом, и полет прошел благополучно. С тех пор это стало доброй традицией. У нее есть и прикладное значение — по этому фильму космонавты изучают азы операторской работы, поскольку в невесомости им приходится самим много снимать.

Проклятье «Белого солнца пустыни»: актеры пили, дрались и гибли, а режиссер едва не стал изгоем

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

Это сейчас «Белое солнце пустыни» – часть золотой коллекции советского кино и признанный шедевр. Но история картины – настоящая драма. С самого начала никто из режиссеров не хотел это снимать, а тот, кто решился-таки взяться, очень пожалел об этом.

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

В конце 60-х, глядя на «загнивающий» Запад, в котором киноиндустрия процветала и приносила доход, в СССР решили поставить эксперимент. При «Ленфильме» и «Мосфильме» была создана еще одна студия, призванная опробовать зарубежную модель кинопроизводства. Режиссерам позволяли делать фильмы так, как им хочется, но и гонорар зависел от сборов в кинотеатрах. Во главе новой структуры встал Григорий Чухрай, чьи работы к тому моменту были отмечены Ленинской премией.

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

Снимать, понятное дело, нужно было что-то массовое и потенциально популярное. Оглядываясь на колоссальный успех «Неуловимых мстителей», решено было сделать нечто похожее, историко-приключенческое, про Гражданскую войну. Сценарий поручили Андрею Кончаловскому и Фридриху Горенштейну. Они написали историю про диверсантов, перешедших на сторону басмачей, вооруженных бандитов Туркестана, но потом одумавшихся и вновь вставших на сторону Красной Армии. История не понравилась. Команду усилили двумя новыми авторами – Рустамом Ибрагимбековым и Валентином Ежовым. Последний когда-то слышал историю, как в Гражданскую войну басмачи, спасаясь от победившей советской власти, бросали свои гаремы в пустыне, и красноармейцы не знали, что делать с красавицами в парандже. Решено было взять этот факт за основу и развить в нужном направлении. Рабочее название у фильма было «Спасите гарем», позднее переформулированное в «Пустыню».

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

Снимать новое коммерческое кино кому только ни предлагали, но режиссеры как будто чувствовали, что ничего хорошего из этого не выйдет, – отказались многие. Мотыль тоже сначала сказал «нет», он тогда грезил кино о декабристах. Но Чухрай надавил, он знал, что режиссеру вместе с мамой негде жить, а снимать ему не давали. После «Жени, Женечки и «катюши» имя Мотыля попало в списки неблагонадежных. В итоге он все-таки уговорил режиссера и даже пообещал, что вмешиваться в процесс создания кино никто не будет. Тот поверил, согласился, даже не представляя, каким кошмаром для него это обернется.

Читайте так же:
Чтобы мозг быстрее почувствовал сытость: познаем вопрос

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

С пробами тоже не заладилось. Георгий Юматов , звезда конца 50-х, очень хотел воплотить красноармейца Сухова и в принципе подходил по всем параметрам. Но прямо накануне запуска производства не пришел на студию. За ним послали гонцов, – те выломали дверь в номере гостиницы и обнаружили полупьяного актера с полностью разбитым лицом. Оказалось, Юматов похоронил друга, разбившегося на машине. Естественно выпивали, и кто-то вдруг заявил, что именно артист виноват в трагедии, так как помог купить этот злосчастный автомобиль. Случилась драка. Врачи дали месяц на восстановление, а со съемками и так сильно затянули, – лето кончалось. На роль пробовался еще Анатолий Кузнецов , но он как раз не особо хотел сниматься, – положительные герои ему надоели. Однако сроки горели, а Кузнецов был не занят, – он тогда сильно выручил группу.

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

Претендентов на роль Верещагина тоже было немало, но режиссеру больше всего нравился Павел Луспекаев . Правда, актер был не в лучшей форме, – ему ампутировали пальцы на второй стопе. На первой это произошло раньше, но артиста это не сломило. Он терпеть не мог жалости к себе и готов был продолжать работать во что бы то ни стало. Луспекаев позвал Мотыля в гости, встретил сам, на ногах, – держался только за палочку. Показал самодельные протезы и продемонстрировал умение ходить на пятках. В итоге договорились, – режиссер знал, что лучшего Верещагина ему все равно не найти.

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

Съемки начались 24 июля 1968 года. Первыми были отсняты сны красноармейца, – в роли родины Сухова выступила деревня Мистолово в Ленинградской области. После группа уехала в Дагестан, на берег Каспийского моря, а оттуда в Туркмению. Несколько месяцев они провели в Каракуме, в 65-градусной жаре под палящим солнцем. Нормального оборудования не было, операторский кран и прочие приспособления пришлось мастерить из подручных материалов. Зато на свою беду привлекли кавалеристов-каскадеров для постановки вооруженных стычек на лошадях. Через несколько дней один из трюкачей по неосторожности погиб. И что самое обидное, для финальной версии эти кадры вообще не пригодились.

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

Однажды украли реквизит. Понимая, что ворам противопоставить нечего, и они придут снова, Мотыль сделал ход конем и привлек в фильм местного авторитета, – так в картине оказался бандит в красной рубашке, он появляется в двух эпизодах. Но главное, с площадки больше ничего не пропадало. Однако съемки все равно шли трудно, ресурсов не хватало, – люди выматывались и снимали стресс привычным способом. Изрядно выпив, мужчины ввязывались в драки с местными. Рассеченная бровь у Верещагина на баркасе – как раз последствия одного из визитов как-то вечером в ближайший кабак.

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

С ноября и до конца года снимали в павильоне, записывали музыку. В январе 1969 году материал показали Чухраю. Тот остался дико недоволен, – как-то не так он представлял себе новый хит в стиле «Неуловимых». К тому времени кончились деньги, – оказалось, что на картину истратили 300 тысяч рублей, а результата нет. Будущего автора «Звезды пленительного счастья» и обладателя госпремии России обвинили в профессиональной непригодности, – подобное случалось крайне редко. На студии решили передать отснятые материалы другому режиссеру. Но все открещивались от «Пустыни», как от какой-то заразы.

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

Режиссер был в отчаянии. Он знал, что поставит крест на своем будущем, если отдаст фильм кому-то другому, и у этого кого-то получится лучше. И будет еще хуже, если картину закроют, а к этому все и шло. Понимая, что терять ему нечего, Мотыль позвонил своему приятелю Вадиму Спицыну, тот воевал вместе с заместителем председателя Госкино, – они до сих пор дружили. Спицын разговаривал с боевым товарищем несколько часов. Он под свою ответственность выбил разрешение для Мотыля самому переделать фильм с учетом всех требований и замечаний. Еще одним обязательным условием было сменить название, – тогда и придумали романтичное «Белое солнце пустыни».

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

Весной группа снова отправилась в Туркмению, а затем вновь на побережье Каспия. Переснимали ключевые сцены, – финальную схватку главных антагонистов, смерть Абдуллы, реакцию Настасьи на гибель мужа (изначально она от горя сходила с ума). Спицына обязали следить за действиями Мотыля. Тот однажды все же появился на площадке. Пробыл около получаса, пожаловался на жару и благополучно отбыл в столицу. В конце концов, они были друзьями, а Мотыль, хоть и обвиненный в профнепригодности, снял уже не один фильм.

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

В сентябре группа вернулась в Москву. Фильм смонтировали и озвучили, наложили музыку. Но Чухраю снова все не нравилось, – он требовал переделать то одно, то другое. Мотыль внес более 30 исправлений, но работал уже фактически на автомате. Хотелось просто закончить то, что начал, – и забыть, как страшный сон. Он уже не верил, что картину вообще когда-либо выпустят. Да собственно никто уже в это верил. И были правы, так как директор «Мосфильма» Владимир Сурин в день сдачи не подписал акт о приемке картины. Это был конец!

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

Существует легенда, что советские зрители увидели «Белое солнце пустыни» только благодаря личному вмешательству Леонида Брежнева, большого любителя кино. Ему якобы показали фильм взамен не пришедших из Америки новых вестернов. Тот пришел в восторг и дал команду руководству Госкино выпускать фильм на большой экран. Так или иначе, картина все-таки вышла в кинотеатрах, но. не приобрела особой любви у зрителя. Признание пришло гораздо позже. А тогда, в 1970 году фильм оказался в прокатном рейтинге только десятым. По опросу «Советского экрана», только 4% зрителей оценили историю по достоинству и готовы были назвать «Белое солнце пустыни» фильмом года. Да, его цитировали, да, музыку часто передавали по радио. И на этом все.

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

В 1971 году случилась трагедия с российскими космонавтами. «Союз-11» не смог пристыковаться к МКС, и, возвращаясь на Землю, экипаж погиб. Следующая миссия спустя два года готовилась особенно тщательно. Обычно летали втроем, но в этот раз решили не рисковать еще одной жизнью. Перед стартом Василий Лазарев и Олег Макаров попросили посмотреть «Белое солнце пустыни». Никто не знал, вернутся ли они в полном здравии домой, поэтому отказа не было ни в чем. Миссия прошла на удивление гладко. При этом космонавты все время шутили, что с ними все время находился красноармеец Сухов как третий член экипажа. Так зародилась традиция. Каждый раз накануне полета космонавты смотрят кино, и, тьфу-тьфу-тьфу, больших аварий больше не случалось.

Читайте так же:
Как мегаполисы влияют на здоровье

«Белое солнца пустыни», реж. Владимир Мотыль, фото

Владимир Мотыль после съемок еще долго приходил в себя. Следующий фильм про декабристов, о которых давно мечтал, он снял только пять лет спустя. А еще через четыре год что-то поменялось, и в 1979-м Рустаму Ибрагимбекову дали премию Ленинского комсомола, в том числе и за сценарий «Белого солнца. ». Однако настоящая, народная слава пришла уже в 90-е, – потребовалось 20 лет, чтобы кино было признано классикой советского кинематографа, его создатели получили заслуженные награды, а герои – памятники. В конце концов, шедевры часто рождаются в муках.

«Белое солнце пустыни» (сенсационные подробности съемок легендарного фильма)

Сенсационные подробности съемок легендарного фильма «Белое солнце пустыни», о том как сложилась дальнейшая судьба актеров, исполнивших главные роли в картине рассказывает ассистент оператора этой культовой ленты саратовец Игорь Клебанов

Коньяк за «Белое солнце пустыни»

— Вы знаете, что изначально фильм назывался «Спасите гарем»? — поинтересовался Игорь Лазаревич. — Но в Москве такое название раскритиковали: как это спасите гарем, верните, что ли? Вот тогда-то режиссер Владмир Яковлевич Мотыль и бросил клич нашей съемочной группе по-новому окрестить фильм. Тому, кто придумает подходящее название обещал приз — две бутылки коньяка. Но «Белое солнце пустыни» — это коллективное творчество.

Съемки фильма длились два года. В Дагестане и Таджкистане. — Когда приехали в Таджикистан, там стояла страшная жара — 45 градусов в тени, — вспоминает Клебанов. — Кругом песок: скрипел на зубах, попадал в глаза, даже в тарелки с едой. На лица мы одевали марлевые полумаски. Нам местные жители посоветовали пить воду только тогда, когда становится невтерпеж. Чтобы потом меньше потеть. Многие, особенно девчонки — жены Абдулы, часто после съемок валялись с мокрыми полотенцами на головах и валидолом. Кстати, весь «гарем» — это непрофессиональные актрисы. Помню как-то режиссер говорит нам, мужикам: «11 человек в гареме должно быть, помогите». Я согласился перевоплотиться в женщину. Нарядили меня в туфельки и чадру. Мне-то сквозь нее все видно, а моего лица — никому. Ну, идем мы себе, а впереди шагает Гюльчатай, которую играла Таня Федотова. Я и спрашиваю: «Тань, ты, что ль?» А из-под чадры бас нашего плотника: «Какая я тебе Таня? Нацепили на меня все бабье, как на дурака».

Мишулина в песок закапывали в ящике

— Саида, закопанного в песок мы снимали в Махачкале, — рассказывает Игорь Лазаревич. — Там температура песка была плюс 75 градусов. Закопай яйцо — оно испечется. А тут в такую «жаровню» надо человека закапывать! Но мы нашли выход из положения. Вырыли здоровенную яму, поставили в нее специально сделанный ящик из двухдюймовых досок. В него-то потом и сажали Спартака Мишулина, который играл Саида. У шеи присыпали его влажным песком. А он нам потом кричит: «Мужики, дайте покурить!» Нам приходилось держать ему сигарету. После того, как некоторые сцены фильма были сняты, повезли мы пленку в Ленинград проявлять. И что вы думаете? Аккурат там, где голова Саида — брак. Вызывает Спартака режиссер. Говорит, так, мол, и так. Надо тебя снова зарывать. Мишулин обматюкался как мог. Даже со злости и досады дал кому-то в морду. Но делать нечего, переснялся заново.

Натуральный бандит в роли бандита

— Кстати, как только мы приехали на съемки в Махачкалу, как местные обворовали нас начисто. Увели костюмы, сабли, пистолеты. Что делать? Не прекращать же работы. Мы тогда нашли главного мафиози Махачкалы. Спросили его: хочешь сниматься в фильме, сыграть самого себя? У нас только одно условие: верни все, что у нас украли. Представляете, через пару дней весь реквизит был на месте. Пришлось нам сдержать слово. Мафиози сыграл того бандита, которого «убили» у баркаса, помните? Мужик отлично справился с ролью. У него и типаж был хоть куда: лицо благородное, мужественное. После роли в «Белом солнце пустыни» наш бандит стал чуть ли ни национальным героем. Почти вся Махачкала ломилась в кинотеатры, чтобы посмотреть на него.

Юматова не взяли на главную роль из-за синяков

— Изначально на роль Сухова был приглашен Георгий Юматов, — продолжает Клебанов. — Но Георгий в то время был дружен с водочкой. Режиссер ему поставил условие: запьешь — сниму с фильма. Перед самыми съемками Юматов напился и ввязался в потасовку. Все лицо Георгия было изрядно побито. Как потом мы узнали, Юматов просил своих обидчиков не бить его по лицу. Никакой грим не поможет «убрать» бланши. Но те, как назло, били именно по «портрету». Ни о какой главной роли после этого не могло быть и речи. Тут и пригласили сниматься Кузнецова. Его срочно вызвали из Москвы.

Петруха и Гюльчатай

— Играл Петруху парень, делающий первые шаги в кинематографии — Николай Годовников. До «Белого солнца пустыни» он снимался в «Республке Шкид» и в фильме «Женя, Женечка и Катюша». В первый же день наших съемок Коля упал и разбил себе нос. Мы долго думали как быть с его болячкой. Оторвать ее не рискнули. Режиссер сказал, что будем снимать его прямо так. А потом Николаю просто придется гримироваться под эту болячку.

Дальнейшая судьба Николая сложилась неудачно. После «Белого солнца» он ушел в армию. Именно там впервые и увидел картину. После армии Коля получил проникающее ранение в область сердца. Устроился работать грузчиком. Но раны давали о себе знать. Пришлось ему уволиться. Через некоторое время его обвинили в тунеядстве и посадили в тюрьму. Это было в 1980 году, накануне Олимпиады. После тюрьмы он бомжевал, мыкался по подвалам и чердакам. Связался с ворами. Как-то, когда те воровали, Коля стоял на «шухере». Его поймали. Получил новый срок — за кражу. Отсидел он в общей сложности восемь лет.

— Гюльчатай в фильме играла Таня Федотова. На съемки она попала совершенно случайно. Прогуливала занятия в балетном училище и попалась на глаза киношникам. А они как раз искали девочек для гарема Абдулы. Танечке в ту пору было всего 16 лет. Ее вся съемочная группа любила, оберегала как могла. После окончания балетного училища Таня работала в танцевальном ансамбле. Вышла замуж за композитора Геннадия Кузьмина. Родила двоих детей — Сережу и Машеньку. Знаю, что несколько лет назад она работала уборщицей в музее.

Читайте так же:
Как работает барьер Темзы

— Абдулу играл красивый грузин — Кахи Кавсадзе. Знаете, а ведь это я придумал, как лучше убить Абдулу в фильме. По сценарию, Абдула раненый плывет под водой. Но вода оказалась такой мутной, что снимать в ней было невозможно. Затем решили, что Сухов его просто убьет. Тот упадет и все. А я подумал: ну не может такой злодей просто так умереть. Пусть он сначала сползает раненый по лестнице, стреляет от своего бессилия в воздух из маузера. А кровь его перемешивается с нефтью. Сказал об этом нашему оператору — Эдуарду Александровичу. Он эту идею одобрил. Затем и режиссеру она пришлась по душе.

Кстати, в фильме были кадры, которые потом не вошли в картину. Например, Абдула поджигает бак, где прячутся его жены. Задумано было так: женщины, спасаясь от огня, скидывают с себя одежду и лезут наверх, к Сухову. А тот их гонит: «Куда вы? Здесь же пули!» Но наши девчонки отказались сниматься обнаженными. И никакие уговоры режиссера сначала не помогли. Потом одна все-таки согласилась, ради искусства-то. Но «жены» поставили два условия: подавай им прозрачные наклейки на грудь — вроде как имитацию одежды. И второе — чтобы на съемочной площадке не было мужиков. А ведь вокруг сплошные мужчины: режиссер, операторы, осветители и дядя Ваня, наш плотник. Его-то мы за мужика и выгнали: нечего тебе тут делать. Бери, мол, свой молоток и прогуляйся к морю.

Сухов — Стенька Разин

— Кстати, сняли мы материала на две серии, но высокое руководство разрешило только одну. Планировалось, что во второй части Сухов вновь приедет на Восток и вместе с бывшими женами Абдулы будет строить там социализм. Но особенно запомнился мне один эпизод, не вошедший в фильм. Сухов плывет на ладье под парусом. А на нем, вместо солнца красуется лицо его жены Екатерины. Нахмурился товарищ Сухов, как Стенька Разин, и давай из ладьи весь гарем, который плыл с ним, в воду выкидывать. Снимали мы эти кадры уже осенью. Мужики-то все в телогрейках (съемочная группа), а девчонки только в «гаремных» нарядах. Да еще летят в ледяную воду. Там рядом катер спасателей дежурил. Они и вылавливали «жен» из воды. Тут же каждой из них наливали полстакана коньяка. Девочки согрелись, разрумянились и заявляют нам: «А мы совсем не против дубля!»

— Легендарного Верещагина сыграл в картине талантливейший актер Павел Луспекаев. Знаете, каждый раз, как мы всей нашей командой смотрели «Белое солнце пустыни», всегда смеялись до слез над одним эпизодом. Помните, как жена предлагает Верещагину черную икру, а он отказывается от нее? Эти кадры мы снимали глубокой ночью. Еле-еле нашли эту самую злополучную икру — купили два килограмма этого деликатеса в ресторане. Наш плотник специально для кадров с икрой сделал плошку с углублением. Чтобы ложка в ней «тонула» и складывалось впечатление, что икры там немеряно. Пока мы настраивали аппаратуру, Верещагин, войдя в образ, съел несколько ложек редкого продукта. Как только режиссер это «безобразие» увидел, скомандовал: «Все, снимаем, безо всяких репетиций и дублей!» Самое обидное же в этой истории то, что икра никому из съемочной группы после работы так и не досталась. Все так устали и измотались, что не сообразили поставить ее в холодильник. Наутро, кинулись к икре — а она вся протухла. Кстати, роль Верещагина стала для Павла последней. Уже тогда он чувствовал себя неважно. Давали о себе знать его болячки. У Луспекаева были ампутированы ступни ног, он ходил на протезах. Ему, конечно, было трудно, но он старался этого не показывать. Когда шел на съемочную площадку, за ним всегда следовала его супруга (бывшая жена Владимира Мотыля) и несла алюминевый стульчик. Павел через каждые 20 метров говорил ей: «Подставь». После съемок он всегда садился у моря, опускал ноги в воду. И у него в глазах аж слезы стояли. Он чувствовал, что жизнь его подходит к концу. Именно поэтому старался как можно чаще быть в кругу людей. За свой счет покупал выпивку и приглашал посидеть всех — от режиссера до плотника. Рядом всегда сидела жена и девочки из «гарема». Он брал кого-нибудь из них на колени и читал отрывки из пьес. Очень любил петь под гитару, особенно песню «Степь, да степь кругом». Пьяным этого человека я никогда не видел. Он был крепкий, мощный мужик, очень любил Николая Годовникова, как собственного сына.

Его «песенка до конца не спета»

— Под конец нашей встречи разговор с Игорем Лазаревичем перешел на его собственную судьбу. После «Белого солнца пустыни» Клебанов снимал фильмы «Дожить до рассвета», «Пятерка за лето», «Пятая четверть» и другие. Казалось бы, все хорошо. Но. Сейчас Игорь Лазаревич живет за чертой бедности. Вдвоем со своим верным псом по кличке Чап. Родители оператора давно умерли. Жены и детей нет. Клебанов — инвалид третьей группы, у него больные ноги. В прошлом году он перенес еще и четыре операции на глаза, безуспешно лечил катаракту. Как говорит Игорь Лазаревич, схлопотал на память о больнице порядка 300 уколов во все части тела: начиная от попки и заканчивая глазами. Но несмотря на все житейские трудности этот человек продолжает жить под девизом слов из известной песни Верещагина:

Ваше Благородие, Госпожа Победа,

Значит моя песенка до конца не спета!

Саратовский еженедельник «ЖИЗНЬ»

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию