100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как готовят самолеты к полету?

Как готовят самолеты к полету?

Что такое подготовка самолета к вылету? Это пит-стоп в формуле1 и квартира после вечеринки за полчаса до приезда родителей в одном флаконе. Десятки специалистов, служб, агрегатов и механизмов всего за считанные минуты успевают заправить лайнер топливом и водой, почистить салон, погрузить багаж и еду и проверить техническое состояние. И все это называется хэндлинг.

Хэндлинг (от англ. ground handling) – наземное обслуживание авиарейсов.

Такая спешность в работе не прихоть, а экономическая предопределенность. Самолет зарабатывает деньги, когда он в воздухе, когда он на земле — он эти деньги тратит. Чем меньше времени борт проводит на земле, тем больше он в воздухе, а значит приносит бОльшую прибыль. Время, между посадкой и взлетом, затраченное на подготовку судна называется временем разворота. Согласно стандартам западных операторов, время разворота воздушного судна типа Airbus A320 между взлетом и посадкой составляет не более 30 минут. Вот такая вот не справедливость — вначале в течении нескольких часов двести человек усердно крошат печеньки, засовывали фантики в щели, лепят жвачки на подлокотники и проливают кофе, а потом бригада наземного обслуживания из нескольких хрупких женщин опять наводит шик, блеск и красоту.

Необходимое уточнение: для разных рейсов выполняются разные виды наземного обслуживания, например, обслуживание самолета, который только прилетел и никуда не летит сразу (прилет), обслуживание самолета, который какое-то время находился на стоянке и готовится к рейсу (вылет) и разворотный рейс, т.е. самолет прилетел и сразу же готовится к новому вылету и необязательно в то же место, из которого он прилетел.

Главным действующим лицом на перроне является супервайзер.

*Супервайзеры – специалисты, координирующие процесс наземного обслуживания, являясь при этом связующим звеном между авиакомпанией и соответствующими службами аэропорта.

Всего в списке обязанностей супервайзера 36 пунктов — это полный цикл наземного обслуживания рейса, в том числе: осуществление контроля загрузки и центровки ВС, заполнение и контроль перевозочной документации, организация обслуживания рейсов деловой авиации, и т.д. и т. п.

Как только борт причаливает на стоянку его тут же заземляют. Вот для чего нужны эти красные мишени на бетоне.

Глушатся двигатели и к их осмотру приступает техническая служба, вдруг какой нибудь нелегал спрятался.

Когда все пассажиры покинут салон, а бортпроводники проверят его на наличие забытых вещей, в дело вступают менеджеры клининговой службы, они же уборщики. Сажусь «хвост» к парню с навороченным пылесосом Nilfisk GD930.

Электричество в самолете ресурс дефицитный, а значит при возможности используют энергию с «большой земли». Модный пылесос включили в розетку в тамбуре телетрапа. Я же стараюсь пройти дальше в салон. А там… если скажу, что там дикая движуха, то значит ничего не скажу.

«Куда по мытому!!» — этот окрик заставляет вздрогнуть и первоклассника в школе, и президента в Кремле.

Уверяю, что у меня даже в мыслях нет погрызть печеньки, а семки я на дух переношу. Отношение ко мне меняется на благосклонное и даже позволяют пройти дальше в салон.

На задней «кухне» плотность обслуживающего персонала на эти четыре квадратных метра просто зашкаливает, я насчитал семь человек. Все чего-то двигают, переставляют и перекладывают, и главное все на позитиве!

Как оказалось — в разгаре приемка бортпитания и напитков. Все это считается, проверяется и заносится в журнал.

Сиденья чистят, ковровые покрытия пылесосят, сафетикарточки проверяются на наличие.

И все это с фирменной уральской улыбкой. Алена — красавица!

За бортом, тем временем, кипит не менее напряженная работа. Топливо нужно заправить, воду залить, багаж загрузить, касалетки… тоже загрузить.

Вот через этот штуцер всего за минуту в бак попадает почти тысяча литров керосина.

Багажное отделение уже готова принять то, что еще совсем недавно заботливо обматывали скотчем и пищевой пленкой.

Не удержался от соблазна и заглянул во внутрь… ничего необычного.

По другую сторону крыла автолифт грузит борт питание, напитки, журналы, пледы и подушки.

Напутственный взгляд напоследок и дверь закрывается.

В черных мешках лишь малая часть того, что оставляют после себя пассажиры в салоне.

Все, подготовка закончена, наземные службы покидают салон. У меня же есть возможность забраться в соседний борт, который встал на C-check. Си-чек, это тоже обслуживание, но уже с большим погружением в материал. Тут со временем по свободней, и с атмосферой на борту поспокойней.

Вместо уборщиц и супервайзеров на борту техники-инженеры. Вдумчиво и не торопясь они проверяют, как общее технической состояние лайнера, так и работу всех его систем.

Читайте так же:
Как дублируют фильмы

На мой вопрос — что же доставляет наибольшее беспокойство в самолете, техники дружным хором ответили — кресла. Прыгают на них пассажиры, что ли не знаю — Андрей Николаевич был преисполнен недовольства — а один блок кресел для бизнес-класса стоит, между прочим, больше миллиона рублей! То ли дело, когда у нас были Ту-154. Там кресла конечно попроще стояли, зато неубиваемые.

А вот с печками ситуация наоборот. Тут Эйрбас полностью переигрывает старенькие Туполя. Единственное, что досаждает, так это срабатывающие автоматы перегрева. Что бы их привести обратно в рабочее состояние нужно пол кухни развинтить.

Конечно же техники руководствуются не только своей интуицией, опытом и Наставлениями по технической эксплуатации и ремонту авиационной техники (НТЭРАТ ГА-93), но и журналом технического состояния судна. После каждого полета экипаж вносит туда все свои хотелки и ябеды на самолет. Что где скрипит, не горит и не закрывается. Буковки NIL означают, что замечаний нет.

Видимо так положено по инструкции но борт запитан не с земли, а от собственной вспомогательной силовой установки. Вот тут на дисплее мне показывают из какого бака, каким насосом и через какие вентили идет топливо к ВСУ. Так же можно узнать, что в крайнем полете борт скушал 3510 кг керосина, и баках еще осталось 2380, температура топлива +4, а его плотность 0.7.

Вот все это пилотское хозяйство и предстоит проверить инженеру. Дело это ответственное, о потому я решил больше не злоупотреблять гостеприимством и откланялся.

Как это устроено. Подготовка пассажирского авиалайнера

Аэропорт «Южно-Сахалинск» — крупнейший на островах. Его услугами пользуются все жители и гости области. На летном поле можно встретить самолеты ведущих мировых и отечественных авиакомпаний. В том числе и дальневосточного перевозчика — авиакомпании «Аврора».

Как готовят самолеты к полетам, какие службы работают над тем, чтобы полет прошел комфортно и безопасно, кто стоит за чистым салоном и накачанными шинами? Sakh.com побывал в аэропорту Южно-Сахалинска и увидел, что скрыто от глаз пассажиров.

Летать безопаснее, чем ездить

Прямой рейс из Южно-Сахалинска в Токио авиакомпания «Аврора» открыла 1 мая. Борт 737-500 вместимостью 111 пассажиров летает дважды в неделю — по вторникам и четвергам. Время в пути — чуть больше двух часов, расстояние в одну сторону — 1450 км.

По регламенту предполетную подготовку начинают за два часа до старта. За это время надо полностью проверить все системы лайнера, убедиться, что все положенное лежит на местах, навести чистоту и лоск повсюду. Подготовкой судна к полету занимаются в среднем 10-15 человек — это количество колеблется в зависимости от габаритов самолета. Технический персонал, сотрудники летного контроля, команда уборщиков и заправщиков — обычный состав «стартовой бригады».

Расчехляемся!

Спят самолеты укутанными в брезент — прикрывают обычно кабину и двигатели. Поэтому перед началом всех подготовительных операций судно лишают защитных покровов и осматривают — не случилось ли чего за ночь. После этого к авиалайнеру подгоняют «розетку» — источник наземного питания, к которому подключают железную птицу. Так экономят ресурс силовой установки — автономного источника питания самолета.

Когда электричество подано, начинается главное таинство — проверка оборудования в кабине пилотов. Этим занимается авиационный инженер-радиоэлектронщик Сергей Кириченко. На заграничных рейсах он входит в состав экипажа и вместе с пилотами «ведет» борт вплоть до аэропорта прибытия, где тоже оказывает техподдержку.

— Загружаю координаты в инерциальную систему, — не отрываясь от кнопок, переключателей и тумблеров, сообщает Сергей Кириченко. — Так здесь — на земле — мы и проверяем навигационное оборудование самолета.

Тенью на борт проскальзывают самые молчаливые специалисты. Они появляются в начале каждого летного дня, чтобы снять показания с тех самых ящиков — в народе черных, а на деле — оранжевых. Приборы хранят «вчерашние» данные обо всех параметрах двигателей и других летных систем. Информацию анализируют и при малейших отклонениях от нормы сообщают в специальный отдел, который вырабатывает комплекс мероприятий для их устранения.

Тем временем начался тщательный осмотр самолета — подозрения у инженеров вызывают даже малейшие царапины фюзеляжа.

— Вообще у пассажиров нет причин для беспокойства, — рассказывает ведущий инженер отдела поддержки летной годности Александр Азаренко. — Вот моя жена тоже волнуется, когда я улетаю. И зря! Мы здесь все трижды перепроверяем, у нас строгая отчетность. Мы сами отвечаем за безопасность и наверняка знаем — летать безопаснее, чем ездить.

Читайте так же:
Как делают бронированные автомобили в Эстонии

Ловкие руки — острый глаз

Заступила на смену бригадир команды мойщиков Оксана Матвеева. Она в авиации 12 лет. От ее работы зависит чистота и комфорт в салоне. Моет, чистит, драит — все должно быть идеальным. Снует между рядами, меняет подголовники и проверяет ремни — каждый из 111. Комфорт и безопасность — основной закон на борту. Кроме тряпочек, щеточек и пылесоса, главные инструменты Оксаны — ловкие руки и острый глаз. Забывчивые пассажиры — головная боль бортпроводниц и уборщиц.

— Стюардессы не всегда успевают все осмотреть и вернуть. Но мы находим и возвращаем. А забывают много и постоянно. Кольца с бриллиантами, часы золотые, — начала занимательное перечисление Оксана Матвеева, — а уж телефонов, айпадов и паспортов с кредитками — просто море. Даже ноутбуки умудрялись оставлять. Все это мы передаем в службу находок — они приезжают и забирают прямо с борта.

Тем временем Александр Азаренко принялся за спасательное оборудование. Жилеты, плоты, огнетушители и кислородные баллоны — все должно быть на месте и в рабочем состоянии. Проверяет и аптечку — здесь необходимый минимум. Основной и обширный запас медикаментов — настоящую аптеку на колесах привозят на каждый рейс бортпроводницы. В воздухе они — главные агенты безопасности.

На «кухне» висит четыре ящика — картинка, а потом и Александр поясняют, что это противопожарные пакеты на голову — специально для стюардесс. В случае задымления, бортпроводницы смогут выводить пассажиров без опасения за свою жизнь.

В салоне постоянное движение. Одни специалисты сменяют других, мастерски лавируя в узком проходе. Где-то слева Оксана Матвеева с помощником раскладывает свежие номера журнала «Аврора». На первом ряду у окна (там, где можно вытянуть ноги) с целым ворохом документов устроился инженер смены Алексей Казаковцев.

Каждая произведенная в рамках подготовки процедура заносится в главный технический документ — карту-наряд на обслуживание. Так инженеры подтверждают готовность самолета к вылету. Другой обязательный к заполнению документ — бортовой журнал. Своеобразный паспорт воздушного судна. Здесь написано все: от номера карты-наряда за каждый конкретный день до количества и марки масла и даты даже самого мелкого ремонта.

— Если вы уже летите, это значит, что мы, инженеры, до этого все внимательно осмотрели — колеса, тормозные диски, шланги, цилиндры, гидравлику — записали и поставили подпись в бортовом журнале, что самолет полностью исправен. Так мы его пилотам «сдали». А командир корабля, поставив свою подпись, самолет «принял», — растолковывает свою важную работу с бумагами Алексей Казаковцев.

На борт поднялся представитель авиационной безопасности Юрий Жуйков. На инспекторе — ядовитого цвета жилет со светоотражающей надписью — такой видно издалека. Придают серьезности седина и очки. Юрий Викторович вообще очень собран и деловит. Оно и понятно — не в игрушки играет, а взрывчатку ищет. И так уже 21 год.

Оставляем инспектора по безопасности почти в одиночестве и выходим из самолета.

Застаем нашего проводника Александра Азаренко в большой задумчивости. Ведущий инженер отдела поддержки летной годности внимательно слушает двигатель. Точнее его интересует «ход лопаток», который должен быть плавным, без заеданий и посторонних шумов.

Все в порядке — понимаем по лицу. Хотя, складывается впечатление, что по-другому здесь и быть не может. Улучаем момент и спрашиваем про загадочную закорючку в центре турбины.

— Это опознавательный знак «Боинга». Что он означает — не знаю. Но выглядит очень эффектно, особенно, когда двигатель работает. Хорошо они придумали.

После двигателей — шасси. Перед полетом обязательно проверяют давление в баллонах. Для задних колес в норме оно составляет 190 фунтов на квадратный дюйм — что-то около 13 атмосфер. Это в 7 раз больше, чем в шине легковушки.

Но не одним давлением живо шасси, инженеры следят и за исправностью тормозов. Все гидравлические системы самолета собраны там, куда обычно забираются авиазайцы — в нише задних колес.

— Тут три дублирующие друг друга системы: A, В и standby. Если не дай бог одна гидрашка сдохнет, — рассуждает Александр Азаренко, — то ее заменит следующая. Вероятность, что откажет все сразу — почти равна нулю.

Авиарифметика

Сколько нужно взять с собой топлива, обычно решают во время предполетного брифинга. Количество зависит от загрузки рейса и дальности полета. Бак «Боинга 737-500» вмещает 11 тонн топлива. До Токио нужно всего 4 тонны 400 кг. В литрах это около 5,5 тысячи.

Примечательно, приборное оборудование самолета считает топливо в килограммах. А заправщики в аэропорту керосин меряют литрами. Поэтому каждая заправка становится гимнастикой для ума — соотнеси одно, посчитай другое, вычисли третье.

Читайте так же:
Медицинские интересности: рассмотрим в общих чертах

Но хитростей здесь хватает и помимо арифметики. Перед тем, как хотя бы капля керосина попадет в бак стальной птицы, ее тщательно заземляют — цепляют от автомобиля с топливом к шасси тонкий провод с «крокодилом» на конце. После того, как лайнер сбросил напряжение, можно приступать к главному — для этого к панели централизованной заправки на правой плоскости крыла (ведь крыло у самолета, на самом деле, одно) прикрепляют шланг.

В «Боинге 737» три бака — по одному в каждой из плоскостей крыла (их заправляют в первую очередь) и центральный внизу фюзеляжа.

«Диете» птички уделяется отдельное внимание — керосин проверяют минимум дважды: перед тем, как залить в бак, и уже непосредственно после заправки — небольшую партию «отстоя» сцеживает один из работников заправочной бригады.

Капитан умелого пилотирования

Пока самолет заправляли — подъехал экипаж. Стюардессы проверяют салон и ждут бортпитание, а летная дирекция — командир и второй пилот — совершает визуальный осмотр самолета. Это последний этап перед тем, как пассажиры зайдут на борт и приготовятся к полету.

По очереди пилоты заныривают в нишу под стойку переднего шасси — видны только ноги. Ноги совершают поворот на 360 градусов. И замерев в каком-то особенном напряжении через секунду выталкивают хозяина обратно на свет.

Командир корабля Дмитрий Коркин, широко улыбаясь, отходит от стальной машины.

— Это наша стандартная работа. Осматриваем стойки, проверяем гидросистему под давлением. Если какая-то утечка из манжетов, будет сразу видно, — с удовольствием рассказывает первый пилот. — Стойка, как и у машины, должна быть чистая, сухая, без подтеканий. И определенной высоты. Если стойка потеряла гидрожидкость — она будет просажена. Все эти моменты надо визуально оценить.

Перевариваем техническую информацию, а Дмитрий Коркин продолжает:

— Птицы в самолет врезались, молнии ударяли — это вообще постоянно происходит, довольно неприятно — ослепляет. Такое природное, да, бывает. Но ЧП из-за технической неисправности из-за того, что на земле что-то недоглядели, в моей практике не было. А я в небе уже 20 лет.

С утробным гулом раскручиваются две авиатурбины, напружиниваются под весом пассажиров шасси, разгораются бортовые огни и оживают десятки радиоканалов. Сотня с небольшим человек оживленно готовится к чему-то необычному, важному и, возможно, неповторимому — отпуску, деловой поездке или долгожданной встрече с родными и друзьями. Пишут смски, борются за места поудобней, требуют внимания бортпроводниц. Часто даже не догадываясь, что их будущий полет — будничная и в какой-то мере однообразная, приземленная и не слишком романтичная, незаметная работа десятка людей, сплоченных команд по предполетной подготовке железных птиц.

kirill_kvs

С точки зрения аэропорта взлёт самолёта — это результат. Результат слаженной работы множества людей и наземных служб, составляющих единый механизм, который без сбоев работает 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Диспетчеры и техники, операторы заправки, клининговая и багажная службы, служба авиационной безопасности, цех бортового питания — вне зависимости от погоды и времени суток эти люди трудятся для того, чтобы ваш полёт прошел комфортно и безопасно.

Что же происходит вокруг самолёта за несколько часов до того как вы, уважаемые пассажиры ступаете на перрон? А давайте посмотрим.
Мне довелось присутствовать при подготовке к вылету одного из Boeing 737-800NG авиакомпании NordStar, о чем предлагаю небольшую фото-зарисовку.
Репортаж будет интересен прежде всего тем, кто видел ранее перрон аэропорта исключительно поднимаясь по трапу в самолёт.
Все фотографии традиционно кликабельны.

Итак, весь процесс подготовки самолёта к очередному вылету — это строго регламентированная последовательность операций, объединенная под единым термином — "Ground Handling". Хэндлинг.

В зависимости от того, когда прилетел самолёт, и когда ему предстоит лететь снова, процедуры подготовки различаются. Бывает, что по прилёту из рейса самолёт остается на перроне и в ближайшее время никуда не полетит. Либо наоборот, самолёт уже "переночевал" в аэропорту и его необходимо подготовить к вылету. Ну и самая жесть, конечно, это разворотный рейс, когда от посадки до взлёта от силы час, и нужно максимально быстро подготовить машину к вылету.

Сегодня нам "достался" Boeing 737-800NG с бортовым номером VQ-BQT, который уже находится на перроне некоторое время. По прилёту с крайнего рейса его встретили, отбуксировали на стоянку, заглушили двигатели, техники совместно с экипажем произвели осмотр и сделали соответствующие записи в бортовой журнал, сотрудники клининговой службы убрали и почистили салон. Таким образом мы имеем "чистый" самолёт в состоянии cold and dark.

Читайте так же:
Как и из чего делают шоколад? Описание, фото и видео

У меня не было при себе широкоугольного объектива, gisman , alexei_astr , спасибо, ребят, за вступительные фотки!

Первым делом демонтируются и снимаются всевозможные ремувки и фиксаторы, защищающие антенны и датчики самолёта на стоянке.
Снимаются чехлы и заглушки с двигателей.

Авиационный инженер первым поднимается по трапу, открывает самолет и приступает к подготовке борта к прибытию экипажа

Самолёт начинает понемногу оживать

Тем временем сотрудники Службы авиационной безопасности (САБ) осматривают салон. Безопасность в авиации — не пустой звук.
Для удобства заглядывания под сидения и в другие труднодоступные уголки используются зеркала на телескопических рукоятках.

Штурвал в ожидании своего Командира

На каждый борт ведется свой логбук — участник всевозможных авиационных анекдотов и баек. В логбуке экипаж и техники обмениваются информацией о выявленных неисправностях и их устранении. Ни одна сгоревшая лампочка не уйдет от ответственности!

Вернемся на перрон

Здесь начинается одна из самых ответственных операций — заправка самолёта авиационным топливом

Обязательной процедурой перед началом заправки является заземление автозаправщика и самолёта. В полёте поверхности самолёта электризуются, и при подсоединении заправочного штуцера к горловине разность потенциалов может вызвать искру, что нам совсем неинтересно. Для реализации заземления на автозаправщике установлены вот такие рулетки

Тросы-антистатики из рулеток крокодилами подсоединяются к соответствующим точкам на шасси и фюзеляже самолёта.
Еще один такой трос соединяет самолёт с точкой заземления на перроне.

Штуцер подсоединен к заправочной горловине в крыле. Видимая громоздкость обусловлена наличием в нем обратного клапана, чтобы попадающее в бак топливо не уходило обратно в систему . Весь процесс заправки — сухой, никаких разливов и подтеков не допускается, клапан открывается только при подаче в систему давления

Процесс заправки начался, ежеминутно в крыльевые кессоны поступает свыше тысячи литров керосина марки ТС-1.

А что там на шпаргалке?
К заправке предписано 14020 литров или 11300 килограммов топлива. Плотность керосина 0,8 г/см3, плюс-минус.

Командир воздушного судна производит визуальный осмотр самолёта

Кейтеринговый автолифт тем временем прибыл с грузом бортового питания.
Boeing 737 оборудован двумя кухнями: в носовой и кормовой частях самолёта. Обслужить нужно обе.

Бортовое питание попадает в самолет уже в тележках, которые устанавливаются на кухнях и фиксируются защелками

Вот в такие цвета традиционно окрашен пассажирский перрон аэропорта "Емельяново". Аэрофлота, правда, не хватает.

Параллельно с продолжающейся заправкой топливом..

. осуществляется заправка водой.
Емкость бака для воды на этом типе самолёта — около 150 литров. Вода используется, прежде всего, в санузлах.

Пришло время погрузки багажа. У Boeing 737-800 два грузовых отсека: в передней и задней части самолёта, суммарной вместимостью почти 8,5 тонн.
Особенностью самолёта является то, что погрузка производится "внавал", без использования специальных поддонов и паллет. Уложенный в отсеки багаж фиксируется сетками.

Для ускорения и упрощения процесса используется ленточный погрузчик

На борту кипит работа: экипаж готовится к запуску двигателей и предстоящему многочасовому полёту, бригада бортпроводников принимает бортпитание, проверяет работоспособность оборудования кухонь и санузлов, громкой связи, систем оповещения, связи с кабиной пилотов, контроллирует наличие safety card на каждом пассажирском месте, и многое, многое другое.
Вот и для встречи пассажиров бизнес-класса уже все готово

Наземная работа близится к завершению. Наконец, пассажиры приглашаются на борт

Еще 15-20 минут — ручная кладь будет водружена на багажные полки, пассажиры рассядутся по местам, Командир поприветствует своих подопечных, произнесет заветное "Бортпроводникам — двери в положение "А", проверить двери напротив".

Запросили запуск двигателей, и покатились..

Ежедневно "Емельяново" встречает и провожает в различные точки на карте России и Мира десятки авиарейсов. Над обеспечением полётов трудятся сотрудники аэропорта, авиакомпаний, обслуживающих организаций. Это круглосуточная, ответственная, кропотливая и порой очень нелегкая работа.
И когда вы в очередной раз соберетесь в Полёт и приедете в родной аэропорт — вспомните об этих людях и отнеситесь к их труду с уважением.

За помощь в организации съемки благодарю пресс-службу авиакомпании "NordStar" (Таймыр) и лично Ирину Воробьеву и Полину Чернову.

Fresher

Сегодня я покажу вам то, что обычный авиапассажир НИКОГДА не видит. Мы проведём с вами час предполётной подготовки, увидев всё глазами пилотов! Как пилоты и самолеты готовятся к полету «Полетим» сегодня рейсом Москва–Санкт-Петербург вместе с экипажем S7 Airlines: командиром воздушного судна (КВС) Владимиром Омельяненко и вторым пилотом Максимом Татаровым. Итак. Привычный вид московского аэропорта «Домодедово»: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Но здесь пути пассажиров и пилотов расходятся – экипажи воздушных судов идут через специальный служебный проход. Здесь так же, как и для пассажиров, проводится досмотр: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Как пилоты и самолеты готовятся к полету Забавно, насколько подробно видно всё содержимое чьей-то сумки. Так, что там у нас: ключи, ключи, два мобильника, ещё ключи, ложка(?), ещё ключи… Так и хочется спросить: точно всё закрыл? Как пилоты и самолеты готовятся к полету Следующий этап – медкомиссия: Как пилоты и самолеты готовятся к полету В кабинетах сидят врачи, которые проводят осмотр членов экипажа, измеряют давление и температуру, оценивают в целом состояние пилотов – если есть какие-то хоть малейшие отклонения, пилотов не допустят к полёту. Дальше – комната брифинга: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Как пилоты и самолеты готовятся к полету Здесь каждый пилот чекинится (регистрируется) на рейс с помощью вот такого электронного терминала (на фото наш сегодняшний КВС Владимир Омельяненко): Как пилоты и самолеты готовятся к полету Распечатывается полётное задание: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Пилоты знакомятся с аэропортами вылета, прилета и возможными запасными аэродромами на пути следования: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Раньше ещё нужно было сходить в авиаметеоцентр за сводкой погоды, но сейчас и эта информация поступает в брифинговую комнату. С собой на борт пилоты возьмут вот такую, скажем прямо, АВИАБИБЛИЮ: Как пилоты и самолеты готовятся к полету В ней есть ВСЁ. От списка всевозможных радиочастот для переговоров: Как пилоты и самолеты готовятся к полету … до подробнейших схем-описаний взлётно-посадочных полос аэропортов (вот, например, Домодедово): Как пилоты и самолеты готовятся к полету В брифинговой комнате происходит также встреча пилотов со старшим бортпроводником (на фото наш сегодняшний второй пилот Максим Татаров и старший бортпроводник Ирина): Как пилоты и самолеты готовятся к полету По регламенту старший бортпроводник докладывает о готовности к вылету и численности кабинного экипажа на рейсе, но зачастую эта встреча – и просто знакомство друг с другом, так как экипажи постоянно меняются. Как пилоты и самолеты готовятся к полету Ну, что – пошли на перрон! Как пилоты и самолеты готовятся к полету Самолёт к этому моменту уже готов: Как пилоты и самолеты готовятся к полету И заправлен топливом: Как пилоты и самолеты готовятся к полету На перроне экипаж проводит проверку воздушного судна перед полётом. Сначала борт осматривает второй пилот: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Полностью обходя самолёт по периметру, Максим оценивает, всё ли в порядке: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Техники потрудились, всё проверили, но и такой – визуальный осмотр воздушного судна пилотами – тоже важен. Как пилоты и самолеты готовятся к полету Как пилоты и самолеты готовятся к полету Это и как дополнительный контроль, так и в конце концов – им же на нём лететь! Пока Максим осматривает борт, КВС Владимир Омельяненко готовит кабину. Потом они меняются, и происходит вторичный осмотр самолёта – теперь уже командиром воздушного судна. А мы пока отправляемся в салон. До прихода пассажиров ещё минут пятнадцать. Салон полностью готов, бортпроводник Александра готова попозировать: Как пилоты и самолеты готовятся к полету А вот и уже знакомая нам старший бортпроводник Ирина: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Ну, что? Пошли в святая святых? Кокпит (кабина) Airbus 319-111 за сорок минут до вылета! Как пилоты и самолеты готовятся к полету Второй пилот заполняет документы, ещё раз происходит сверка маршрута и особенности аэродромов вылета и прилета: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Готовятся и проверяются системы: Как пилоты и самолеты готовятся к полету А в это время снаружи всё готово, чтобы загрузить наши с вами чемоданы в пока ещё пустой багажный отсек: Как пилоты и самолеты готовятся к полету И вот по ленте транспортёра в недра самолёта отправляются сумки: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Вот чей-то забавный клетчатый ридикюль: Как пилоты и самолеты готовятся к полету А в самолёте это всё уже встречают и укладывают: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Загрузили – закрыли: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Предполётные минуты летят быстро – в это время на борт по телескопическому трапу уже заходят пассажиры. В дело вступает мужчина с внушительной железкой: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Это техник буксировочной бригады и у него в руках так называемое буксировочное водило: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Водило цепляется к шасси: Как пилоты и самолеты готовятся к полету И техник строго следит за тем, как водило выровнено относительно самолёта – если что не так, будет цеплять заново: Как пилоты и самолеты готовятся к полету В дело готов вступить тягач: Как пилоты и самолеты готовятся к полету А также обратим внимание на довольно специфичное переговорное устройство (оно вот-вот сыграет свою роль): Как пилоты и самолеты готовятся к полету Этой вам не айфон, а девайс гораздо более интересный. Если с наушниками всё понятно, то вот сюда нужно будет говорить, нажав кнопку: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Кстати, пассажиры внутри расселись, двери в салон заблокированы. Для пассажиров полёт уже начался. Однако вокруг самолёта ещё вовсю кипит работа. Убираются конусы, которые стояли вокруг лайнера: Как пилоты и самолеты готовятся к полету И убирается телетрап: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Как пилоты и самолеты готовятся к полету Подгоняется тягач и цепляется к водилу: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Затем убираются колодки из-под колёс самолёта: Как пилоты и самолеты готовятся к полету И вот в дело вступает тот самый девайс, ожидавший своей минуты – по проводной связи с кабиной пилотов, техник даёт команду на снятие со стояночного тормоза: Как пилоты и самолеты готовятся к полету После этого даётся отмашка водителю тягача, который связывается с диспетчером руления: Как пилоты и самолеты готовятся к полету И – поехали! Как пилоты и самолеты готовятся к полету Да-да, человек со спецдевайсом на проводе сопровождает самолёт в течение всей буксировки: Как пилоты и самолеты готовятся к полету После буксировки наш «огурец» (так неформально называют эти ярко-зелёные самолёты) уже самостоятельно выруливает на взлётную полосу: Как пилоты и самолеты готовятся к полету И через несколько мгновений отрывается от земли: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Впереди – рейс до Питера: Как пилоты и самолеты готовятся к полету Вот такой он – необычный обычный час перед полётом.

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
Как в Северной Осетии шьют костюмы для Мариинского театра
Ссылка на основную публикацию