100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как дублируют фильмы

Как делают перевод фильмов: раскрываем секреты

Перевод и локализация фильмов — крайне интересное занятие, в котором встречается целая куча подводных камней. Именно от переводчика во многом зависит восприятие фильма зрителями, поэтому это дело крайне ответственное.

Расскажем вам, как на самом деле ведется работа над локализациями фильмов и почему от эрудированности переводчика часто зависит результат.

Мы не будем углубляться в технические дебри перевода — нюансов там тоже хватает. Расскажем, как идет работа в целом и с какими проблемами сталкиваются переводчики, чтобы сделать качественный продукт.

Перевод фильма: подготовка к действию

Скажем сразу, переводом названий занимаются исключительно маркетологи. В прошлой статье мы рассматривали плохие переводы названий. В большинстве случаев переводчики не могут влиять на них — материал приходит с уже утвержденным названием.

Время на перевод очень сильно варьируется. Все зависит от размаха. В малобюджетных артхаус-фильмах может быть отведена одна неделя на весь процесс перевода вместе с правками и озвучкой. Иногда студии вообще работают в режиме «на вчера», поэтому косяки случаются и довольно часто.

С крупными мировыми студиями работать немного комфортнее. Зачастую они присылают материалы за несколько месяцев до премьеры. В некоторых случаях — даже за полгода, потому что огромное количество времени съедают правки и уточнения.

К примеру, для перевода фильма «Дэдпул» кинокомпания «Twentieth Centuries Fox» прислала материалы за 5 месяцев до начала проката.

Переводчики студии «Кубик в кубе», которые занимались переводом, утверждали, что 90% времени занял не сам перевод, а общение с правовладельцами и различные правки.

Как выглядят исходники для перевода фильма?

Отдельно стоит упомянуть, какие именно материалы сбрасывают киноделы переводчикам. Известные компании очень опасаются «сливов» — утечки видео в интернет до начала показов в кинотеатрах, поэтому над материалами для переводчиков издеваются довольно сильно. Вот некоторые из способов — очень часто они комбинируются или даже используются все вместе:

  • Нарезка всего видеоряда на отрезки по 15-20 минут, которые дополнительно защищены от копирования.
  • Низкое разрешение видео — зачастую качество материала не выше 240p. Как раз достаточно, чтобы видеть все, что происходит на экране, но не получать от этого никакого удовольствия.
  • Форматирование цветовой гаммы. Часто исходники дают черно-белые или в оттенках сепии. Никакого цвета!
  • Водяные марки поверх видео. Чаще всего это статичные полупрозрачные или прозрачные объемные надписи по всему экрану.

Также в обязательном порядке переводчику присылают диалоговые листы. По сути это сценарий на языке оригинала со всеми репликами, которые только есть в фильме.

В диалоговых листах расписаны все персонажи, их реплики и условия, в которых они эти реплики говорят. К каждой реплике устанавливаются таймкоды — с точностью до сотых долей секунды проставляется начало, конец реплики, а также все паузы, чихи, кашли и другие шумы, которые издают герои. Это крайне важно для актеров, которые будут озвучивать реплики.

В серьезных проектах очень часто в комментариях к репликам разжевывают конкретную фразу, чтобы переводчики точно поняли ее значение и придумали адекватный эквивалент.

В большинстве высокобюджетных фильмов текст сопровождается огромным количеством приписок и уточнений. Особенно подробно описываются шутки и отсылки, которые могут быть непонятны иностранным зрителям.

Поэтому чаще всего если переводчик не смог передать смысл шутки или найти адекватный аналог, это прокол самого переводчика и редактора.

Как выглядит переводческий процесс

Тайминги

После ознакомления с темой переводчик начинает работу. Первым делом он проверяет тайминги. Если они есть и расставлены корректно (со всеми чихами и ахами), то специалист сразу переходит на следующий этап.

Но опыт показывает, что правильно оформленные диалоговые листы — это роскошь. Так что первым делом переводчики принимаются за их доведение до удобоваримого вида.

Если же таймингов нет вообще, то переводчик, тихо матерясь, их делает. Потому что тайминги должны быть обязательно — актер дубляжа без них не сможет работать. Это довольно нудная работа, которая жрет огромное количество времени. Так что для киноделов, которые не проставляют тайминги для локализаторов, уготован отдельный котел в аду.

Соблюдение мимики и точности звуков

Этот пункт отличает перевод фильмов для дубляжа от обычного перевода текста. Ведь реплики на русском должны не просто в полном объеме передавать смысл фраз, но еще и должны попадать в мимику героев.

Когда кто-то говорит фразу, находясь спиной к камере, у переводчика немного больше свободы, поэтому можно немного затянуть или сократить фразу. В рамках разумного, разумеется.

Но когда герой говорит на камеру крупным планом, то любые расхождения фраз с мимикой будут восприниматься как халтура. Допустимый люфт между длиной фраз — 5%. Не только в общей длине реплики, а и каждой части фразы по отдельности.

Иногда переводчику приходится переписывать реплику по несколько раз, чтобы фраза «ложилась в рот» герою.

Адаптация шуток, отсылок и матов

Отдельные свистопляски начинаются, когда нужно адаптировать шутки или различные отсылки. Это серьезная головная боль для переводчика. Особенно для фильмов и сериалов, которые изначально позиционируются как комедии.

При адаптациях шуток чаще всего можно сохранить либо оригинальный смысл шутки, либо острый юмор. Оба сразу бывает очень редко.

То есть, можно объяснить шутку почти буквально, но тогда она будет куда менее смешной, чем в оригинале, или переписать шутку заново, но сделать ее смешной. В разных ситуациях может потребоваться разная тактика, но выбор всегда за переводчиком.

Обратим внимание на фильм «Властелин колец: Братство кольца».

Когда Бильбо приветствовал гостей на своем дне рождении в начале фильма, мы получаем очень интересный каламбур:

‘My dear Bagginses and Boffins and my dear Tooks and Brandybucks, and Grubbs, Chubbs, Burrowses, Hornblowers, Bolgers, Bracegirdles, and Proudfoots’.
‘ProudFEET!’

Смысл шутки здесь в том, что в английском языке множественное число слова «foot» формируется с помощью неправильной формы, а не путем приставки окончания «-s».

«Foot» — «feet», но не «foots».

Естественно, передать смысл шутки в полном объеме не получится — в русском языке не существует самого понятия «неправильная форма множественного числа». Поэтому переводчики просто заменили шутку:

Мои дорогие Бэггинсы и Боффины, Туки и Брендибаки, Граббы, Чаббы, Драгодуи, Болджеры, Брейсгерды… и Большеруки.
Большеноги!

Шутка есть, но она не такая тонкая, как в оригинале. Впрочем, вполне допустимый и хороший вариант.

В одном из любительских переводов на месте этой шутки был неплохой каламбур:

… и шерстолапы.
ШерстоПАЛЫ!

Если официальные переводчики додумались бы до каламбура «лапы-палы», то на нашем мнение шутка была бы сочнее. Но это одно из тех неочевидных решений, которые приходят опосля.

Давайте возьмем простой пример. Главный герой говорит своему приятелю:

Ну ты крут. Хосе Кансеко тебе бы позавидовал.

Если человек не знает, кто такой Хосе Кансеко, отсылку он не поймет. А на самом деле здесь вполне недвусмысленный стеб, ведь Кансеко та еще одиозная личность.

А если, к примеру, заменить отсылку на более известного для конкретной аудитории персонажа? К примеру, Александра Невского? Будет ли такая замена отражать характер оригинальной отсылки?

Читайте так же:
Как коптят рыбу

Тут переводчик ступает на тонкий лед — если недооценить аудиторию, можно дать слишком плоскую и неинтересную аналогию, если переоценить — зрители просто не поймут отсылку.

Еще одна важная часть деятельности переводчика, о которой нельзя молчать — перевод ругательств.

К переводу матерных фраз разные студии относятся по-разному. Некоторые стараются сделать перевод максимально «целомудренным», пусть даже ценой острот. Некоторые же переводят маты в полном объеме, а в американских фильмах матерятся очень много. Третьи же пытаются найти золотую середину.

Переводить матерные фразы на самом деле не сложно. И не потому, что в английском языке два с половиной матерных слова — поверьте, матов там не меньше, чем в русском — а потому что довольно просто подобрать адекватный ситуации эквивалент.

Но иногда случаются и шедевры. Вспомним одноголосый перевод Андрея Гаврилова с фильмами на VHS-кассетах. Наверное, одна из самых легендарных сцен в переводе — это отрывок из фильма «Кровь и бетон» (1991):

Warning! В видео очень много мата.

Большинство переводчиков стараются переносить маты на английском в грубые, но не матерные выражения на русском. К примеру, «fuck!» перевести как «твою мать!» или «бля!» Такой подход тоже достоин внимания.

Работа с фактажом и контекстом

В своей работе переводчик редко полагается только на собственные знания. Ведь владение контекстом — это основа точной передачи смыслов.

К примеру, если в диалоге зашла речь о финансовых операциях, то полагаться на гугл-переводчик или словарь общих терминов нельзя. Нужно поискать проверенные источники информации на английском, заполнить пробелы в знаниях — и только потом переводить фразу.

Для перевода фильмов с очень узкоспециализированной лексикой привлекаются отдельные эксперты, которые разбираются в этой сфере. Переводчики редко рискуют репутацией, пытаясь переводить без контекста.

Но иногда попадаются моменты, которые задумывались режиссером как шутка, но в локализации выглядят как косяки переводчика. И их никак не избежать.

К примеру, в первой части трилогии «Назад в будущее» док Браун рвется искать «1,21 джигаватта энергии». Но ведь любой студент-первокурсник скажет, что правильно — гигаватт!

Оказывается, что Земекис специально вставил в фильм именно «джигаватт». И это именно его косяк. Во время написания сценария он посещал лекции по физике в качестве вольного слушателя, но не так расслышал неизвестное слово. Гуманитарий, что с него взять. А уже во время съемок это показалось забавным, поэтому «джигаватт» решили оставить.

Но виноваты все равно переводчики. На форумах есть кучи тредов о том, что переводчики дебилы, и нужно писать «гигаватт». А оригинальную историю знать не обязательно.

Как идет работа с заказчиком перевода

После того, как переводчик завершает работу, черновой вариант в обязательном порядке анализирует редактор. Переводчик и редактор работают в симбиозе — две головы лучше.

Иногда редактор предлагает переводчику очевидные решения, которые по каким-то причинам специалист не увидел. Это помогает избежать дурацких ситуаций при общении с заказчиком.

И вот, когда драфт ушел прокатчику, наступает эра правок. Их количество зависит от дотошности принимающего. Как показывает опыт, чем глобальнее и дороже фильм, тем дольше ведется обсуждение и утверждение правок. Непосредственный перевод длится максимум 10 дней. Это при очень вдумчивом отношении. Все остальное время — это правки.

И так на КАЖДУЮ правку, даже самую мелкую. Именно поэтому в крупных проектах владельцы стараются закладывать на локализации хотя бы месяц, а лучше — два.

После месяца (или нескольких), когда текст утвержден, работа переводчика почти закончена и за дело берутся актеры озвучки. Почему «почти закончена»? Потому что нередко бывает ситуация, когда фраза, которая нормально выглядела на бумаге, по-идиотски звучит в дубляже. Поэтому прокатчик иногда принимает решение доработать отдельные моменты и перезаписать дубляж.

Конечно, иногда случается, когда переводчик недооценил или переоценил умственные способности аудитории и фильм проваливается в прокате, но это уже совершенно другая история.

EnglishDom.com — онлайн-школа, которая вдохновляет выучить английский через инновации и человеческую заботу

Только для читателей Хабра — первый урок с преподавателем по Skype бесплатно! А при покупке 10 занятий укажите промокод goodhabr2 и получите еще 2 урока в подарок. Бонус действует до 31.05.19.

Получи Premium доступ к приложению ED Words и изучай английскую лексику без ограничений. Забирай его прямо сейчас по ссылке

Как становятся актерами дубляжа

Были тут недавно посты о том, как становятся балеринами и оркестрантами. А я могу рассказать, как становятся актерами озвучивания, тем более многие об этом просили в моем предыдущем посте. Тут есть о чем рассказать — путь этот тернист и совершенно не похож на путь в какую-то «нормальную» профессию. Но ведь если ты чего-то по-настоящему хочешь, разве тебя остановят трудности?)

Сразу признаюсь, как актер, я ближе к началу пути. Но я уже 10 лет работаю звукорежиссером на дубляжах. Я работал со многими актерами, лично провел множество кастингов и прослушиваний. Я видел пути их становления, их попытки, их провалы. Я знаю, как все слышится и смотрится со стороны, так что о многих актерах я знаю больше, чем они сами). Их пути в профессию довольно сильно различаются, так что тут будет некий собирательный образ.

Начнем с самого начала. Василий Рандомный (фамилия изменена) твердо решил, что он станет актером озвучивания. С чего начинает свой путь человек, решивший посвятить свою жизнь определенной профессии? Конечно же с профильного образования. И уже на этом этапе нашего героя поджидает первый сюрприз. Такого образования не существует. Потому что у нас не существует такой профессии.

В странах с традиционно сильной школой озвучивания, а это в первую очередь Япония с ее огромным потоком собственной анимации, работа голосом является самостоятельной профессией, очень престижной и высокооплачиваемой. Таких людей там называют «сейю», что можно перевести, как «прекрасный голос». Для их подготовки существуют специальные школы и колледжи, эти люди в Японии звезды, примерно как у нас актеры кино.

У нас же исторически так сложилось, что озвучивание не считается самостоятельной профессией, и занимаются этим преимущественно актеры театра и кино. Наш герой, Василий, уже это понял и подал документы в театральный ВУЗ. Он прилежно учится, хотя и понимает, что большинство дисциплин вряд ли пригодятся ему у микрофона. Естественно, самый горячо обожаемый им предмет — сценическая речь. Как-то после занятия он спросил у педагога, будут ли их учить озвучивать? На что получил неожиданный ответ: «Пфф. Что там делать — вставай к микрофону и озвучивай» (реальная цитата). Такой ответ несколько смутил Василия.. Ну ладно, профессионалам виднее. И вот долгожданный выпуск, Василий теперь профессиональный актер театра и кино, дипломированный специалист. Воодушевленный, он договаривается о прослушивании на студии дубляжа. Это пока не кастинг на какого-то конкретного персонажа, а просто знакомство и оценка возможностей. Василий встает к микрофону и..

Читайте так же:
Как выращивают улиток

А теперь сделаем небольшую паузу в истории и послушаем меня. Мне довольно часто приходилось «собеседовать» таких актеров. Где-то 9 из 10 с треском проваливаются. Это даже не уровень «мы Вам позвоним», как правило человек сам сразу понимает, насколько все плохо. Театральная подача совершенно не подходит для студии — работа с микрофоном даже близко не похожа на работу с залом. Дикция актера озвучивания радикально отличается от дикции любого другого человека, в том числе от актера театра и кино. Я уж молчу про то, что многие пугаются, услышав в наушниках свой собственный голос. Темп работы не оставляет новичкам никаких шансов — актер театра привык выучивать текст, искать в себе нужного персонажа. А тут ему дают странно размеченный текст и говорят: «Вот тут десять персонажей, пять из них — ты. Вперед!». Многие люди просто не умеют читать с листа, зарываются в текст и начинают мямлить себе под нос. Разумеется, ни о какой актерской игре речи тут уже не идет. Да, 1 из 10 проходит, но почти наверняка этот человек уже занимался озвучиванием, просто мы по каким-то причинам не имели счастья с ним работать.

Но вот Василий возвращается домой и думает, что же ему делать дальше. На самом деле, это настолько сложный вопрос, что он отсеивает большинство потенциальных актеров озвучивания. Дело в том, что студиям некогда кого-то учить. С их темпом работы им нужны люди, которые придут и сразу будут работать — люди с опытом. Опыт, который можно получить только в процессе работы, на которую невозможно попасть без опыта.. Классика современного трудоустройства. И тут речь идет не о бумажном опыте, а о реальных навыках работы. Которые даже такое хорошее театральное образование не дало.

Где эти навыки можно приобрести? Вариантов несколько, но идеального среди них нет. Идеальным было бы специальное образование. Максимум, что сейчас можно найти — курсы озвучивания. В принципе, идея хорошая, но объема таких интенсивов явно недостаточно. Нельзя овладеть профессией за 30 часов, тут нужны многие сотни часов практики. А деньги за это просят весьма немалые. Какое-то время назад я сам начал заниматься чем-то вроде репетиторства для актеров, желающих отточить технические студийные навыки (за творческими все-таки лучше в театр). Я бы рекомендовал режим занятий примерно как у музыкантов — пара часовых занятий в неделю с педагогом и каждый день до упора самостоятельно. Такие навыки как, например, дикция и чтение с листа требуют длительной тренировки, но не обязательно все эти часы «покупать». Педагог будет только направлять, а нарабатывать практику надо будет самому. Это оптимальный баланс цены, качества и времени.

Еще один способ развития навыков подсказывает нам сама история профессии. Испокон веков начинающим актерам озвучивания рекомендовали ходить на «гуры», то есть озвучивать массовые сцены. Можно погрузиться в рабочий процесс, посмотреть, как работают опытные актеры, периодически пробоваться на какие-то небольшие роли. Это не требует финансовых вложений, наоборот, за это платят. Можно завести полезные знакомства. Но есть существенный минус — развивая таким образом навыки, на этом этапе можно застрять на годы.

Еще один любопытный, относительно современный путь — любительская озвучка aka фандаб. В любом случае это хорошая практика, которая не повредит никому. Характеризуется во-первых, нулевым порогом входа — кто угодно может взять и озвучить что-нибудь. Во-вторых, иногда это самодостаточный путь в профессию. У меня есть пара таких примеров, когда команда любителей решала вывести свое хобби на новый уровень, делала у кого-то дома студию и централизованно писалась. Потом они понимали, что с таким подходом это можно монетизировать — брать заказы в интернете. И в итоге это превращалось в то, что сейчас называют пиратскими студиями — полноценная студия практически профессионального уровня, но работающая для пиратских сайтов. На эти студии даже заглядывают профессиональные актеры. Новички, развивающиеся вместе с такой студией и работающие в таком режиме, довольно быстро приобретают навыки, особенно когда в команде есть кто-то знающий что и как делать. Эти люди — подходящие кандидаты на успешное прохождение проверки профессиональной студией. После сотен пиратских работ, человек приходит на студию и просто врывается в профессию уже будучи практически сформировавшимся. Конечно, многие отмечают, что таким дабберам недостает «культуры», свойственной профессиональным актерам, но и это со временем приходит. Самое главное, что человек уже может работать и при этом продолжать развиваться. Актер работает над совершенствованием навыков всю жизнь. Но очень важный для начинающего актера переломный момент — когда ему за это начинают платить). Тогда заниматься самосовершенствованием можно не в свободное от работы время, а это и становится работой.

Важный вопрос, на который нет однозначного ответа. Нужно ли актеру дубляжа образование актера театра и кино? Многие, особенно люди старой закалки, признают только «профессиональных» актеров дубляжа, вышедших из театра, прошедших через гуры и т.д. Режиссеры дубляжа, пришедшие из театра и кино придерживаются того же мнения. Но что касается реальной работы, я вижу совершенно другую картину. Я знаю заслуженных артистов, которые всю жизнь провели на сцене театра, но перед микрофоном не представляют из себя практически ничего. А знаю прекрасных самоучек, вышедших из дабберов, которые дадут фору многим профессионалам. Мой вердикт — озвучивание это совершенно другая профессия, требующая совершенно других навыков. И в ней не существует «профессионалов», в привычном понимании этого слова, потому что нет профильного образования, нет дипломов. Получается что все «профессиональные» актеры дубляжа по сути такие же самоучки. Они профессиональные актеры театра и кино. А что касается озвучивания, при всем моем уважении к их навыкам, к их мастерству и творчеству, они не профессионалы, поскольку этому всему они учились не в ВУЗе.

Ладно, я много уже рассказал про обучение, навыки, но все-таки как же актеры дубляжа устраиваются на работу? Вряд ли вы найдете соответствующие вакансии на ххру. Дело в том, что озвучивание — исключительно проектная работа. Я ни разу не видел, чтобы актеры были в штате студии. Начинается новый проект, на него приглашают актеров. Проект закончился — все, актеров со студией ничего не связывает. Многие участвуют в нескольких проектах параллельно, часто приходится забегать на 2-3-4 студии в день. Прибежал — отписался — убежал. Следующий вопрос — как попасть на такие проекты? Как ни странно, тут большую роль играют знакомства) Не блат, а именно обычные человеческие знакомства в самом хорошем смысле этого слова. Озвучиванием занимается довольно узкий круг людей, многие друг друга лично знают, рекомендуют, и приглашают тех, с кем уже работали. К слову, столько замечательных людей, сколько работают в озвучивании, я еще нигде не встречал)

Василий Рандомный пришел на прослушивание в профессиональную студию. Он много занимался, сходил на курсы, позанимался с репетитором, протестировал навыки на нескольких фандаб проектах и получил восторженные отзывы от знакомых профессионалов. Он встает к микрофону и всего пары фраз достаточно, чтобы понять, что он профессиональный актер дубляжа, которому любая работа по плечу. Продюсер его послушал и сразу говорит: «Слушай, у нас тут в работе пара видеороликов, твой голос подходит, у тебя есть время прямо сейчас?» (реальная история). Вот так Василий пришел на собеседование, а в итоге ушел с первой зарплатой). Помимо этого его записали на несколько кастингов в будущие дубляжи, а присутствующий на прослушивании режиссер заграбастал его в какой-то свой закадр. На закадре Василий познакомился с другими актерами и очень им понравился. Теперь они будут его рекомендовать, когда их спросят: «можешь посоветовать кого-нибудь..». Режиссеру дубляжа понравилось, как работает Василий, так что даже если заказчик не утвердит его на главную роль, он может озвучить второстепенные. И теперь режиссер будет его звать на пробы во все последующие проекты. В общем, движуха началась. Как сказала одна знакомая актриса, она уже лет десять не искала работу. Работа сама ее находит в таком количестве, что чаще приходится отказываться из-за нехватки времени. В общем, у настоящего мастера вопрос поиска работы не стоит — его с руками оторвут. Главная задача — стать таким мастером.

Читайте так же:
Как добывают соль в Казахстане

kak_eto_sdelano

Как это сделано, как это работает, как это устроено

Самое познавательное сообщество Живого Журнала

Мне всегда было интересно узнать, как дублируют фильмы. Наверное, с тех времен, когда я впервые попал в видеосалон в конце 80-х годов и услышал гнусавый голос Леонида Володарского, вещавшего от имени героя, который послал плохого персонажа к "такой-то матери" перед тем, как совершить правосудие. И сейчас есть огромное количество людей, которым такой вид перевода нравится, однако, с тех пор многое изменилось и сейчас для “большого” кино такой способ локализации (перевода) является пройденным этапом.

Сегодня, специально для читателей сообщества kak_eto_sdelano репортаж о том, как дублируют фильмы.

Мне удалось попасть в студию "Пифагор", на которой дублировалось множество хорошо всем известных фильмов, и поговорить с ее директором Михаилом Вулихом.

Решение о выпуске локализованного (т.е. переведенного на соответствующий язык) фильма принимают правообладатели.
В студию “Пифагор” вся кинопродукция попадает либо непосредственно от крупнейших кинокомпаний мира (Disney, Warner Bros., Sony, Paramount, XXth CenturyFox, Universal), либо через дистрибьюторов, купивших фильмы для проката в России.

В зависимости от ожидаемых от проката сборов принимается решение о том, какой вид локализации использовать для ознакомления с фильмом российских зрителей: полный дубляж, закадровое озвучение, субтитрирование или синхронный перевод. Дубляж – единственный вид локализации, при котором зритель не имеет возможности слышать оригинальные голоса актеров, поскольку происходит полное замещение дорожки на иностранном языке на русскоязычную.

Но обо всем по порядку. Сперва расскажу вам о разных видах перевода и в каких случаях применяется тот или иной.
1. Синхронный перевод. Обычно такой перевод можно услышать на кинофестивалях, где зрители смотрят фильмы в оригинале. Синхронный переводчик, как правило, смотрит фильм так же, как и зрители, в первый раз, и сходу переводит текст, звучащий у него в наушниках. Естественно, в таких случаях не редки различные технические накладки, шероховатости перевода или просто ошибки, но такова специфика подобного перевода.

2. Субтитры. Преимущество субтитров в том, что вы можете без каких-либо помех слышать оригинальные голоса актеров. Правда, читать довольно мелкий текст и в то же время наслаждаться игрой актеров, красотой кадра и т.п. дело довольно проблематичное. Кроме того, существуют технические ограничения по количеству знаков в кадре и времени их демонстрации. Так что перевод в любом случае получается урезанный и без нюансов.

Субтитры чаще всего делают к фильмам ограниченного проката и сугубо в целях экономии. Раньше субтитры “прожигали” на пленке при изготовлении копии. В наши дни цифровых фильмокопий всё гораздо проще: существуют специальные программы, позволяющие монтировать текст в видео. Зачастую при изготовлении субтитров даже не делается полный перевод фильма, а переводятся только субтитры, изготовленные производителем фильма на языке оригинала или универсальном английском, скажем, для скандинавских стран.

3. Закадровое озвучение. В этом случае переведенный текст читается актерами “за кадром” одновременно с оригиналом. В таком озвучении может участвовать любое количество голосов, но, как правило, их не больше 8. Плюсом такой локализации можно считать то, что переводчик практически не ограничен в подборе слов, ни по количеству, ни по артикуляции (хороший закадровый актер может запихнуть в два раза больше текста, чем говорит артист в кадре).

Однако приходится мириться с тем, что одновременно слышны две диалоговые дорожки – закадровая русская и оригинальная. При этом оба голоса “играют”, что тоже не может не раздражать. В случае с пиратскими “озвучками” для того, чтобы были слышны русскоязычные дикторы, “зажимают” всю оригинальную фонограмму фильма (голоса, музыку и эффекты).

В результате от фильма в лучшем случае остается лишь “общее впечатление”, да и то, если его не испортит занудный непрофессиональный диктор, да еще и с каким-нибудь экзотическим акцентом или “говорком”. При “правильном” закадровом озвучении правообладатель предоставляет студии все исходные материалы и фильм заново сводится с учетом появления дорожки русского закадрового текста.

При закадровом озвучении помимо переводчика, актеров и звукорежиссера за пультом, необходим и режиссер озвучения, который следит за тем, чтобы актеры не выбивались из образа, когда говорят за различных персонажей, правильно произносили текст, не делали пропусков и т.п. Впрочем, это если делать всё “по уму”. Поскольку “закадр” (особенно на 1-2 голоса) – самый дешевый и на первый взгляд лёгкий способ локализации, именно здесь велико количество халтурщиков и “графоманов”. Интернет забит всякого рода “наколеночными” озвучками, которые могут удовлетворить лишь самую что ни на есть непритязательную публику.

4. Дубляж (замещение оригинальных диалоговых дорожек русскоязычными). Это — “высший пилотаж” локализации! Дубляжной группе приходится сталкиваться с таким количеством условий и ограничений, что его смело можно назвать отдельным видом искусства. Поэтому бушующая столько лет дискуссия о том, что лучше – закадровый перевод или дубляж, имеет под собой столько же оснований, сколько спор о том, что лучше – балет или опера.

В идеале у зрителя должно сложиться впечатление, что персонаж на экране говорит по-русски. Ради достижения этой нехитрой на первый взгляд цели без малого целый месяц трудится творческая группа в составе переводчика, укладчика (автора синхронного текста), режиссера дубляжа, ассистента режиссера, инженера звукозаписи, звукорежиссера перезаписи. Ну и, конечно, до двух десятков актеров.

Фото на стене студии. Здесь все актеры и дикторы принимавшие участие в дубляже на студии.

Проблем на тернистом пути дубляжа немало. Если сравнить к примеру лингвистические особенности английского языка и русского, то окажется, что английские слова в среднем почти вдвое короче русских, а говорят англичане и американцы быстрее. Получается, что русский текст должен быть гораздо короче и ёмче. Эту проблему решают по очереди переводчик и автор синхронного текста (“укладчик”). Далее – артикуляция. Когда человек, широко открывая рот, произносит слово “ухо”, у зрителей возникает некоторый дискомфорт. За то, чтобы такого не было, отвечает укладчик.

Читайте так же:
Онкология — мифы и реальность

Затем наступает очередь режиссера. Он должен не просто подобрать дубляжных артистов, обладающих голосами и энергетикой, соответствующими оригинальным актерам, но и обеспечить такое же блестящее исполнение ролей. А это — десятки и десятки часов работы в студии. Актеры записываются по одному, даже в тех сценах, где они разговаривают друг с другом. Это необходимо для изготовления многоканальной фонограммы, но создает дополнительные сложности для режиссера.

Наверное, многие из вас обращали внимание, что при просмотре фильма в кинотеатре порой создается впечатление, что разговаривающие друг с другом персонажи как будто не слышат собеседника? Это – классический случай недоработки режиссера дубляжа.
Работа со “звездами”, которые озвучивают иностранные фильмы – отдельная и серьёзная тема (а иногда и головная боль) в работе режиссера.

Однако не весь фильм пишется русскоязычными актерами поодиночке. Массовка (на дубляжном слэнге “гур-гур” или просто “гуры”) пишется 5-10 артистами на несколько микрофонов одновременно и требует определенного мастерства и навыка, поскольку текстов для “гурщиков” никто не пишет. Они сами знают, как “звучит” рынок, аэропорт, приемный покой в больнице, школа, стадион, полицейский участок.

После записи и редактирования всех диалогов, их надо свести с оригинальными музыкой и эффектами, которые предоставляет правообладатель. Этим занимается звукорежиссер перезаписи. Задача – в точности воссоздать оригинальную фонограмму фильма, но только с русскими диалогами.

Один из кинозалов студии "Пифагор". Здесь происходит сведение различных аудио дорожек для показа фильма в кинотеатре.

Ну а дальше они попадают в кинотеатры, как их готовят к показу можно увидеть в этом посте: Как устроен кинотеатр

На этом все, отдельное спасибо директору студии "Пифагор" Михаилу Ефимовичу Вулиху за интересный рассказ и экскурсию в закулисье дубляжа.

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану (shauey@yandex.ru) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Как это сделано

Еще раз напомню, что посты теперь можно читать на канале в Телеграме

телеграм3

инста3

и как обычно в инстаграме. Жмите на ссылки, подписывайтесь и комментируйте, если вопросы по делу, я всегда отвечаю.

Жми на кнопку, чтобы подписаться на "Как это сделано"!

Дубляж или субтитры: История локализации в кино

Дубляж или субтитры: История локализации в кино

Разбираемся, почему одни страны предпочитают дубляж, а другие — субтитры или закадровую озвучку, и как возникают скандальные переименования названий. Итак, что такое дубляж, и как на протяжении времени происходило дублирование фильмов в разных странах.

История дубляжа фильмов

Если в немом кино смысл происходящего разъясняли конферансье или интертитры, чей перевод не составлял труда, то пришествие звука в 1927-м изрядно озадачило кинематографистов. Для крепкого сна продюсеров требовался выход на иноземные рынки. В Голливуде додумались снимать один и тот же фильм одновременно на разных языках — на выручку приходили либо актеры-полиглоты, либо иностранные звезды, которых загоняли в уже использованные декорации. Например, «Армейский парад» (1930) Эдмунда Гулдинга имел сразу дюжину версий.

Эта бизнес-модель не прижилась в силу своей абсурдности и затратности. Крупные густонаселенные государства остановились на более накладном дубляже, державы помельче экономили и развивали читательские способности граждан, тратясь лишь на замену речевой фонограммы для детского контента. Вообще причины для выбора того или иного вида перевода встречались самые разные. В тоталитарных европейских странах сразу заинтересовались переозвученными диалогами как орудием цензуры. Кого-то изобилие государственных языков волей-неволей подталкивало к субтитрам. В Китае дубляж стал вынужденной мерой в связи с малограмотностью.

В Советском Союзе пытались не столько скопировать роль при переозвучке, сколько заново сыграть. Актеры записывались вместе, временами их взаимодействие напоминало радиоспектакль. Иногда сцены цинично резались для подгонки фраз под изображение, а не только из идеологических соображений.

Иллюстрация: Валентин Ткач

Эпоха закадровой озвучки

Первый русский дубляж фильма «Человек-невидимка» (1933) готовился целый год и вышел только в 1935-м. На поток дело встало лишь в 1948 году. В 1980-е у нас впереди планеты всей родилось своеобразное ноу-хау: закадровый перевод. Из всех щелей хлынула пиратская продукция на видеокассетах, которую энтузиасты адаптировали в кустарных условиях. У нас догадались записывать поверх приглушенной фонограммы одноголосую дорожку, зачастую переведенную на слух и в один присест. На выходе получался скорее пересказ фильма, но люди довольствовались и этим за неимением альтернативы.

Закадровый бубнеж стал частью российской поп-культуры. Имена виртуозов этого дела — Леонида Володарского, Алексея Михалева, Андрея Гаврилова, Василия Горчакова — знал каждый. Несмотря на развитие технологий, спрос на закадровый перевод остался и по сей день в силу его дешевизны и простоты — нет необходимости «укладывать» русскую речь в иностранные актерские губы.

Дублирование фильмов по-американски

США славятся скептическим отношением к переозвучке, им и своего добра хватает. В 1970-е восточные фильмы о боевых искусствах и спагетти-вестерны адаптировались у них с таким вопиющим рассинхроном, что за дубляжом надолго закрепилась дурная слава. В отдельных случаях завидную кассу в Америке собирали и картины с субтитрами («Крадущийся тигр, затаившийся дракон» — 128 млн долларов). Но обычно, если продюсерам нравится какой-то сюжет, они просто покупают права на ремейк.

Сцена из кинофильма «Крадущийся тигр, затаившийся дракон»

Кадр из фильма «Крадущийся тигр, затаившийся дракон»

Впрочем, сейчас Netflix основательно вкладывается в качественный дубляж и надеется за счет американцев расширить аудиторию своих иностранных хитов. По данным стримингового гиганта, большинство их американских подписчиков уже предпочитают дубляж субтитрам. «Чтобы английский дубляж эволюционировал, надо приглашать артистов и давать им свободу играть, основываясь на собственном видении», — считает креативный менеджер английского дубляжа Дэвид Макклафферти.

Этапы создания локализованной версии фильма

Путь импортного фильма к экранам начинается с того, что дистрибьютор покупает права на показ картины, а затем ищет локализаторов. Те получают в распоряжение монтажный или диалоговый лист с тайм-кодами, сигнализирующими старт и конец каждой фразы (особая мука делать их самостоятельно, если студия поленилась). Порой в этих документах заодно объясняют шутки и контекст.

Первым делом переводчик смотрит фильм, чтобы понять общий эмоциональный уклон тех или иных сцен. Для хорошего дубляжа ему му нужно учесть жанр, стиль и характер персонажей, индивидуальные манеры речи, культурные и исторические реалии, ритм языка и подтексты и постараться все это отразить в своей работе. Стихи, кстати, тоже следует переводить стихами. На закадровую адаптацию уходит пару дней, а над дубляжной случается корпеть неделю.

Переводчик сдает укладчику. Если задача первого просто передать авторский замысел, то второй ломает голову, как подогнать реплики под необходимую длительность и учесть капризы прокатчика. «Переводчик и укладчик, как правило, разные люди, но я стараюсь в себе эти функции совмещать. Хочется, чтобы цепочка, по которой мой текст доходит до студии, была как можно короче», — рассказывает Сергей Козин, специализирующийся на переводах с английского, французского и нидерландского.

Читайте так же:
Почему ленивцы такие медлительные? Причины, фото и видео

Процесс создания локализованной версии фильма

Иллюстрация: Валентин Ткач

Чтобы попасть в артикуляцию актера, фразы проговариваются вслух, а слоги подсчитываются. Для укладчиков высшие моменты счастья наступают, когда актеры развернуты к камере затылком или носят бороду и усы.

Перевод для локализованной версии фильма проходит через множество рук: правки вносит прокатчик, на крупных проектах за порядком следят супервайзеры от иностранных студий-мейджоров, свои идеи возникают и у режиссера дубляжа, а у актеров озвучания порой просыпается импровизационная жилка. К прокату текст может выглядеть так, что его родной переводчик не узнает.

Субтитры

Субтитрование — сфера, на которую редко проливается свет. Оно не сводится к простому переложению на другой язык и подразумевает свои коварные нюансы. Информацию приходится ужимать, расставляя приоритеты, чтобы вписаться в ограничения. Средняя скорость чтения взрослого человека составляет примерно 15–17 знаков в секунду, а в одну строчку влезает максимум 64 символа, строки не могут идти выше чем в два ряда.

Парадоксально, но и субтитры, и дубляж умышленно неточны, поскольку нацелены в первую очередь, чтобы вписаться в экранное пространство или уложиться в актерское произношение. Однако на Западе все равно растет озабоченность плачевным уровнем всплывающего текста. По небрежным субтитрам к артхаусной драме «Рома» проехались все — от специалистов и поклонников до самого режиссера Альфонсо Куарона.

«Нельзя отрицать, что прогресс в технологиях и процессе субтитрования позволяет достигнуть наилучших результатов. С другой стороны, это более жесткие дедлайны и стресс», — сетует председатель французской ассоциации аудиовизуальных переводчиков ATAA Иэн Берли. Кинематографистам советуют не жалеть денег на компетентных профессионалов, чтобы спасти положение.

Дубляж или субтитры: История локализации в кино - изображение 1

Кадр из фильма «Рома»

Актеры дубляжа

Закрепление за голливудскими звездами постоянных актеров дубляжа, к которым привыкает зритель, — стандартная практика в большинстве стран. Так, например, Владимир Зайцев известен как голос Роберта Дауни-мл. и Джейсона Стэйтема, Всеволод Кузнецов часто звучит вместо Брэда Питта, Тома Круза и Киану Ривза, Сергей Бурунов говорит за Леонардо ДиКаприо и Джонни Деппа, а Владимир Антоник специализируется на брутальных типажах — Лиаме Нисоне, Джерарде Батлере и Курте Расселе. В СССР тоже практиковались такие связки, как Жан-Поль Бельмондо — Николай Караченцов и Луи де Фюнес — Владимир Кенигсон.

Большой славы эта работа не приносит. Актерам дубляжа не обязательно внешне походить на свои прототипы, важнее голосовой возраст, тембр и соответствие темпераменту персонажа. Голоса обычно утверждает местный прокатчик, хотя властные компании, как тот же Disney, любят все контролировать сами.

Сейчас роли обычно озвучиваются по отдельности, иногда без предварительной подготовки. На выручку приходят подсказки от укладчика, как произносить ту или иную реплику. Фильм нарезается на кусочки, каждый из которых прокручивается на повторе, пока не будет добыта нужная интонация.

В целом дубляж нередко страдает от излишне безупречной дикторской подачи. На заключительной стадии звукорежиссер микширует перезаписанную речевую фонограмму с оригинальными музыкальной и шумовой дорожками.

Озвучка мультфильма в студии дубляжа: Кот из «Шрека» обретает голос Антонио Бандераса

Антонио Бандерас за работой по озвучанию Кота в сапогах из «Шрека»

Если звезда знает другие языки, она может продублировать себя сама. Так, например, делают Кристоф Вальц, Антонио Бандерас и другие. Даниэль Брюль и вовсе начал карьеру как актер озвучания в 8 лет. По его словам, повторить страсть первоначальной игры непросто, но иногда ему удается даже улучшить некоторые вещи. «Английский идеален, потому что многое может быть сказано короткими предложениями с минимумом слов, когда в немецком нужно втрое больше и адаптировать это бывает сложно», — делится он наблюдениями.

Дэнни ДеВито однажды тоже решил, что озвучит мультфильм «Лоракс» не только в оригинале, но еще и на русском, немецком, итальянском и испанском. Актера не смутило даже то обстоятельство, что сам он не знает ни одного языка, кроме английского. ДеВито решил монументальную задачу, зачитывая вслух фонетические транскрипции.

«Когда закончил русскую версию, почувствовал, что мне нужно прилечь. И чтобы меня кормили с ложечки мороженым, — пожаловался бедняга после знакомства с «великим и могучим». — Сниматься в кино по сравнению с этим раз плюнуть, но было очень весело и полезно». Весело — это точно: Лоракс у него заговорил с характерным грузинским акцентом. «Я очень уважаю актеров озвучки, и они могут спать спокойно: я этим заниматься больше не стану!» — уверяет ДеВито.

Дэнни ДеВито: озвучка мультфильма «Лоракс»

Дэнни ДеВито работает над мультфильмом «Лоракс»

Вольности перевода при локализации фильмов

Наибольший шок у любителей кино неизменно вызывает переименование фильмов. Переводчики ни в чем не повинны — все на совести прокатчиков, которые созывают маркетинговый и продюсерский отделы и коллективно вымучивают из себя какую-нибудь «Лесную братву» или еще что похуже. Главная их задача — привлечь внимание и продать фильм неискушенному зрителю. В ход идут непонятные, но крутые иностранные слова, модные жаргонизмы, уточнения, намекающие на жанр, и т.д. Все это согласовывается с головными офисами студий, но те попустительствуют.

Любопытно, что сомнительный креатив повсеместен. В частности, наш «Иван Васильевич меняет профессию» за границей именуется «Иван Васильевич: Назад в будущее». В Китае, где настаивают на максимальной конкретике, «Леон» превратился в «Этот убийца не так холоден, как он думал». «Вечное сияние чистого разума» в Италии стало «Если ты бросишь меня, я тебя уничтожу». Боевик Die Hard смутил прокатчиков по всему миру: у нас это «Крепкий орешек», в Финляндии — «Через мой труп», в Германии — «Умри медленно», в Испании — «Хрустальные джунгли», а в Польше — «Стеклянная западня».

Неточности перевода при локализации фильмов

Немецкая версия «Крепкого орешка»

Дальше названий адаптационный произвол обычно не идет, но бывает всякое. Недавно в российском прокате триллер Nomis превратился в «Игру Ганнибала» — дистрибьютор с помощью креативного перевода ленты добавил в историю знаменитого Ганнибала Лектера. О том, что персонаж при русском дубляже является чужой интеллектуальной собственностью, никто явно не задумывался.

«Очевидно, что дубляж имеет огромный потенциал для манипуляций, — признает немецкий режиссер дубляжа Кристоф Черпка. — Люди могут думать, что все диктуется визуальным рядом, но это не так. Можно создавать новые версии фильмов, как доказывает «Касабланка» (в Германии антинацистская картина превратилась в романтическую мелодраму, — прим «КР»). Даже сейчас некоторые аспекты приглушаются или перефразируются ради политкорректности, например, в самолетных версиях фильмов. Картины, которые показывают во время длительных перелетов, не должны содержать диалогов, хоть как-то задевающих любые культурные или религиозные группы.

Востребованность одаренных переводчиков растет в связи с появлением все новых онлайн-сервисов и их проектов, но переводчик Козин предупреждает, что шикануть вряд ли получится: «Киноперевод существенно выгоднее, чем, скажем, перевод книг. Начнем с того, что фильм переводится значительно быстрее, и неленивый возьмет свое объемом. Но надо быть очень деятельным, чтобы жить только этим. Для меня перевод всегда был и остается приятной подработкой, которой я занимаюсь в радость, когда есть время и желание».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию