100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как добывают золото в Красноярском крае

«И скотине не напиться, и люди без воды»: как золотодобытчики убивают российские реки

До Красноярска отсюда всего 160 километров, но о своих проблемах до краевых властей докричаться невозможно

Несмотря на то, что мы живем в 2021 году, золотая лихорадка в России не прекращается. Получить лицензию на добычу рассыпного золота становится всё легче, а реки защитить — всё сложнее. Страдает при этом не только экология, но и многочисленные поселения по берегам, которые эти реки кормили рыбой испокон веков. И сколько бы ни объявлялось запретов и проверок, ситуация лучше не становится. Так, за прошлый год Минприроды 77 раз организовывало внеплановые проверки предприятий по добыче россыпного золота на основании лицензий. Загрязнения обнаружили на территории Красноярского, Пермского, Забайкальского краев, в Иркутской и Магаданской областях, Туве, Хакасии. В этом году уже Росприроднадзор объявил масштабную проверку рек. А что получается на деле? Чище ли стала вода в Сибири, на Урале, Дальнем Востоке?

Только в Красноярском крае общая протяженность загрязненных рек превышает 1,5 тысячи километров. Среди них — Солбия, Колба, Кувай и даже любимая красноярцами Мана.

Команда NGS24.RU съездила в один из поселков юга Красноярского края, где люди уже 30 лет не видели прозрачной воды в реке. Они с опаской едят рыбу из нее и боятся стать жертвами очередного наводнения из-за сбросов отстойников артелей. И такую ситуацию можно встретить во многих населенных пунктах страны, где рядом моют золото.

Поселок у сизой реки

Река Мана — один из самых известных притоков Енисея, в нее впадает около 300 рек. Места красивые и богатые. Здесь, под Красноярском, еще в начале XIX века бушевала сибирская золотая лихорадка. Сейчас, спустя почти 200 лет, ничего не изменилось, а последние годы стало только хуже из-за появления у старателей тяжелой техники и странного законодательства.

Река Кувай влюбляет своими живописными видами

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

До поселка Колбинского из Красноярска 160 километров. Стоит он на одном из многочисленных притоков Маны — Кувае. Река живописная, местами причудливо извивается между зарослей, но вода в ней сизая, непрозрачная.

На мосту возле синих «Жигулей» стоит пожилой мужчина, курит. Останавливаемся спросить дорогу, рассказываем, что приехали снимать репортаж про загрязнение рек. Его взгляд становится заинтересованнее.

Рядом много рек — Александр Иванович рассказывает, что всю жизнь ловит в них рыбу

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

— Давно моют золото, но грязи такой не было. В прошлом году здесь вообще обнаглели! Напрямую моют без всяких отстойников, сами говорят: «Нам легче штраф заплатить», — возмущается мужчина, представившийся Александром Ивановичем.

— А вы что тут делаете?

— Я рыбу ловил. Хариус. Будете брать?

— А здесь можно ловить?

— Ну я ловлю и ем. В основном жарю, так всё вредное убивается.

Колбинский — до 1976 года называемый Скотопрогонным — населяет около 700 человек. Местные говорят, что во времена Гражданской войны здесь проходил Колчак. Сейчас сюда редко кто заезжает — делать в поселке особо нечего, хотя места живописные, вокруг горы и лес. Живут здесь в основном пожилые — те, кто родился в Колбинском или в приехал работать на леспромхоз, богатое в те времена предприятие.

Жители настаивают, что название на въезде поселения неверно — официально поселок называют Колбинский

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

— Муж и брат у меня на леспромхозе работали, и я тоже — передовики производства были. Жили, детей растили, их раньше от школы везде возили — и в Ленинграде были, и в Волгограде. А сейчас — ничего. А в , ой, мы уже маленько хлебнули. С тех пор уже ничего хорошего не было, — вздыхает местная жительница Надежда.

Сейчас работы в поселке нет совсем — повезет, если удастся устроиться в местное отделение МЧС или в школу. Те, кто не уехал в города или поселки покрупнее, «по вахтам мыкаются». А многие пьют, как это часто бывает в российских деревнях.

— Запиваются вусмерть. Потому что полная распущенность, ничем не заняты, работы нет — они пьют. А на водку где-то находят. Кто-то пьет каждый божий день — как здоровья хватает? — удивляется Надежда.

Работы в поселке нет, и, как часто это бывает, большую часть населения здесь составляют пенсионеры

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

В поселке есть школа на 60 детей, три магазина (в одном можно даже расплатиться картой), клуб и фельдшерско-акушерский пункт. На весь поселок один фельдшер и одна машина скорой помощи. Когда фельдшер в отпуске, медицинской помощи фактически нет, но если что-то срочное, то местные ездят в больницу в Шалинское или, как здесь его называют, в Шало.

Какая-никакая общественная жизнь в Колбино присутствует, хотя посреди дня на улице малолюдно и тихо, только коровы флегматично жуют траву где-то в стороне. Повсюду агитационные плакаты, которые готовили к прошедшим уже выборам, единственный избирательный участок находится в местном клубе.

Связи нет, поэтому о событиях узнают через доски объявлений. Например, на выходных в поселке прошел праздник «Веселый огород», а в ближайшие дни колбинцев зовут на обработку рогатого скота от болезней. Всё-таки скот и огород — то, что кормит местных. Денег здесь особо не водится.

Несмотря на тяжелую жизнь в поселке, в город перебираться люди не спешат

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

— Пенсия небольшая, у меня 13 тысяч, у мужа — 14. 32 тысячи потратили на заготовку дров на зиму, сейчас сам он уже не может — возраст, и глаз один не видит. А огород нас кормит. Раньше еще корова была, но тяжело стало с ней возиться — мы ее дочери отдали, — вспоминает колбинка Надежда.

Глина вместо воды

И без того непростую жизнь в деревне усугубляют работающие выше по течению Кувая старатели — вечно грязная река, в которой почти перестала водиться рыба, оптимизма не добавляет. Работать туда приезжают люди из стран ближнего зарубежья — местных на вахту не берут. И даже гравий не дают дороги отсыпать. Сплошные минусы.

Такая вода текла в Кувае в начале сентября

Фото: Артем Черных / Facebook.com

Старожилы Колбинского Илья Корнеенко и Николай Шудров возмущаются: золото добывают уже лет 30, но в последнее время становится всё хуже, и сил терпеть всё это просто никаких нет.

Илья Корнеенко и Николай Шудров — старые друзья

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

Мужчины вспоминают, что когда-то речка была чистая и в ней можно было купаться

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

— Первый сезон они помыли золото, вода — глина гольная шла. Люди стали шуметь, они в эти отстойники стали какую-то жидкость лить — вода как слезинка стала. А потом им сказали, что они экологию нарушают — и они перестали. А рыба-то там водилась, много было. А сейчас рыбы стало меньше. Но мы всё равно ловим, хоть и боимся, — признаётся Николай Шудров. — Всё золото, золото моют! Был такой поселок Жайма, от нас 50 км, так там дошло до чего — часть поселка вообще закрыли, людей переселили, там золото добывали. Дом построили в райцентре и всех туда переселили. Там несколько человек за железной дорогой живут, и всё.

Полупустых поселков вокруг Колбинского много — и дело, впрочем, не только в золотодобыче, а в том, что лесозаготовительные и сельскохозяйственные предприятия пришли в упадок.

Читайте так же:
Боязнь глаз, омматофобия

Река серо-голубого цвета — и это она еще чистая

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

Если пройти по воде, потянутся рыжие разводы

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

В этом году в начале сентября вместо воды в реках текла глина — «хоть ложку ставь, она стоя поплывет».

— Колонки были забитые, вода пошла рыжая. И скотине не напиться, и люди без воды. Бучу подняли, приехали, всё уладили — вода чище стала, — возмущаются старожилы.

Глава Колбинского сельсовета Наталья Лакомова обращения по поводу воды в Кувае регулярно пишет в край, но проблема решается только на время.

Глава сельсовета Наталья Лакомова пишет обращения в край, но это решает проблему лишь на время

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

— Хуже стало последние года два. Периодически вода желтая бежит — прямо глина — мы начинаем общаться, письма пишем, через прокуратуру действуем — они приезжают, пробы берут, она пару дней почище, и потом всё возвращается.

Краевая прокуратура уточнила, что за загрязнение рек на юге края в этом году ответственны сразу несколько компаний: ООО «Сибирские сельские машины», ООО «Голд Филд», ООО «Среднеманское». Их представители отказались от комментариев журналистам.

Золотодобыча идет в устье реки — так это выглядит сверху

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

В октябре 2020 года замминистра экологии Красноярского края Юлия Гуменюк рассказывала, что в Кувае превышение ПДК по взвешенным частицам в 200 тысяч (!) раз, по железу и меди — в 720 и 250 раз соответственно.

Осадки или сброс артели

Экология — не единственная проблема при работе золотодобытчиков на реках края. Есть кое-что пострашнее — отстойники артелей порою угрожают поселениям по течению разливом. Так, 19 октября 2019 года поток грязной воды с выработки компании «Сисим» смыл в ночи деревянные балки со спящими рабочими — погибли 20 человек.

Часть жителей Колбино убеждены, что они тоже сталкивались с подобным. В прошлом году три улицы — в том числе и дом Ильи Григорьевича — затопило. Эту историю он вспоминает с ужасом:

Илья Григорьевич показывает, что река поднималась до уровня печки

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

— Поднялась вода. Внук в час ночи шел с клуба — воды не было. Под утро жена проснулась от журчания: весь огород и вся улица были в воде, метра полтора, наверное, воды было. Сюда приехали МЧСники из Красноярска, эвакуировали, ходили по дороге, на лодках плавали. Мы всё-таки думаем, что там резко открыли какой-нибудь отстойник, и вода хлынула. Но нас уверяют, что всё дело в дождях. В этом году тоже были дожди, но вода так не поднималась — чуть-чуть подтопило. Такого не было.

Мужчина делится: выплаченных 50 тысяч на устранение последствий не хватило

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

В итоге у него дома и на летней кухне вздыбился линолеум, взошедшая картошка утонула, дом повело. У соседей утонули свиньи и курицы. Пострадавшим выдали по 50 тысяч — но этих денег не хватило, чтобы ликвидировать ущерб. Сам Илья Григорьевич покупал цемент и возил из города, чтобы укрепить дом. А урожаем друг с другом делились соседи, или из города привозили дети.

По данным ГУ МЧС по Красноярскому краю, причиной этого подтопления стали осадки, из-за которых река и вышла из берегов. Глава Колбинского сельсовета Наталья Лакомова придерживается официальной версии. Среди жителей Колбинского нет такого единства во мнении по этому поводу.

Вся улица была залита водой. Вместо дороги — река

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

Как работают надзорные органы

Проверки артелей регулярно проводят специалисты Росприроднадзора, природоохранной прокуратуры Красноярского края, министерства экологии и аккредитованных лабораторий. Как отдельно друг от друга, так и совместно.

— Мы проводим проверку по трем направлениям: по северной, южной и центральной и восточной группам районов. С помощью авиатранспорта можно посмотреть, есть ли загрязнение водного объекта. Если находим источник — начинаем работу на месте — каждый специалист по своему направлению, — рассказывает помощник природоохранного прокурора в Красноярском крае Татьяна Селезнева.

Виды сверху открываются живописные

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

Пробы берутся на 50 метров выше источника — это фоновая проба, где бежит чистая вода, далее — в месте сброса и в трех точках ниже места сброса. Затем аккредитованная лаборатория проводит анализ воды.

Несмотря на существующую схему проверок, проблема с загрязнением рек остается актуальной.

— На мой взгляд, объяснить это можно халатным отношением к технологии добычи. Когда мы приезжаем, мы всегда слышим одно: у нас закрытая кольцевая система отстойников. На практике мы видим абсолютно иное, — считает Татьяна Селезнева.

Загрязнение Маны летом этого года: грязная вода из притоков заполнила прибрежную зону реки

Фото: Сергей Токарев

Росприроднадзор отвечает СМИ только по запросу — мы направили его в адрес ведомства и опубликуем, когда получим ответ.

«Как стервятники, пытаются изуродовать все новые реки»

Эксперт Всемирного фонда дикой природы, координатор международной экологической организации «Реки без границ» Александр Колотов объясняет, что основные источники проблемы — сложности с мониторингом и слишком легкий процесс получения лицензий на золотодобычу. Получить ее у Роснедр может любой, кто зарегистрирует ИП. А дальше происходит следующее:

— Он собирает все документы, и отказать в добыче ему никто не может. Предприниматели берут в лизинг тяжелую технику, отрабатывают участок и уезжают. Этого хватает, чтобы закрыться в плюс. Как стервятники, пытаются уничтожить и изуродовать все новые реки.

Как правило, в устьях добычу золота ведет сразу несколько компаний

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

Когда геологи находят в русле реки золото, в этом месте начинают копать отстойники, чтобы зачерпывать воду и мыть золото. Под отстойники вырубают лес. Ландшафт местности меняется радикально.

— Вся эта глина и взвесь годами будет идти в реку из этих отстойников, вода будет мутная. В итоге река загрязняется, ни о какой ценной рыбе речи быть не может, купаться в такой воде тоже нельзя. Рекультивации не происходит — разве что выравнивают площадку бульдозером и уезжают. Никто не высаживает там деревья и не ждет, когда корни схватят берег, — объясняет Колотов.

Есть ли по течению реки населенные пункты, старатели разбираться вообще не обязаны.

Цвет реки, в устье которой моют золото

Фото: Артем Ленц / NGS24.RU

Отслеживать загрязнения рек сложно, объясняет эксперт WWF — спутниковый мониторинг, который проводят экологи, в суде не принимается. Как правило, это снимки низкого разрешения, которые сделаны спутниками NASA и Европейского агентства, — они не могут делать высококачественные снимки над территорией России. Подходящие снимки есть у «Роскосмоса», но он их не предоставляет. Конечно, Росприроднадзор в Красноярске реагирует на сигналы общественников — но ведомство заключено в рамки регламента, который вредит оперативности.

— По итогам сигнального мониторинга мы уведомляем надзорные органы, после чего они должны уведомить прокуратуру и выехать на место отобрать пробы. А для этого должны предупредить владельцев артелей о том, что приедут, — поясняет Колотов.

В свое время, по его словам, именно это привело к трагедии на прииске на реках Сисим и Сейба — 19 октября 2019 года поток грязной воды с выработки компании «Сисим» смыл в ночи деревянные балки со спящими рабочими. В потоке грязи и воды погибли 20 человек.

Читайте так же:
Навыки, необходимые для успеха: поясняем суть

— Из-за того, что им сказали о проверке, они прекратили сбросы, и вода копилась в отстойниках, к тому же там прошел дождь. Вода сверху пошла. А почему они сделали жилье под этими прудами — не знаю, — вспоминает эколог.

«Дело обычное, просто раздули»: разбираемся, как добывают золото в крае и кто виноват в трагедии

Дамба на золотом прииске в Курагинском районе прорвалась в субботу, 21 октября

Прорыв дамбы на золотом прииске в Красноярском крае поражает масштабами трагедии. На сегодняшний день сводки говорят о 15 погибших и 44 пострадавших. 5 человек до сих пор числятся пропавшими без вести. Между тем именно золотодобыча всегда была поводом для гордости Красноярского края.

Мы решили разобраться в том, кто и как добывает золото в Красноярском крае. Поговорили с экспертами и обычными работниками о том, как в принципе устроены дамбы и городки вахтовиков, почему десятки людей оказались погребены под обрушившейся волной и можно ли было этого избежать.

Сколько золота добывают в Красноярском крае и кто. Что известно о компании-виновнике?

Зимой правительство России раскрыло данные о том, сколько золота добывается в Красноярском крае. По данным на январь 2019 года, только за один месяц на территории края на аффинаж (очистку золота. — Прим. ред.) было отправлено 3,7 тонны золота.

В правительстве края сегодня нам уточнили, что по итогам 2018 года на территории региона было добыто 72,8 тонны золота. «При этом ежегодно объёмы добычи растут, в среднем на 5 тонн», — уточняют в министерстве промышленности. Самыми крупными золотодобытчиками считают «Полюс Красноярск», «Соврудник», «Васильевский рудник» и «Норильский никель». Золото добывают в Мотыгинском, Северо-Енисейском и Курагинском районах.

Однако помимо озвученных в правительстве крупных артелей добычей занимаются и другие компании, а число выданных лицензий перевалило за 4 сотни. Среди золотодобытчиков и холдинг «Сибзолото» — именно эта компания занималась добычей на месте прорыва дамбы.

По данным Forbes, гендиректору «Сибзолота» Алексею Гурьянову напрямую принадлежит только 20% холдинга. Остальные доли распределены поровну между четырьмя ООО: «Артель старателей Ангара-Север», «Артель старателей Июсская», «Артель старателей Хакасия» и «Сисим».

— В последней опубликованной на сайте компании новости от 27 сентября компания пишет, что по итогам 2018 года холдинг занял первое место среди российских предприятий, добывающих россыпное золото. Отраслевой сайт Eruda в свою очередь отвел красноярскому холдингу третье место, — передаёт Forbes.

Председатель Союза старателей России Виктор Таракановский в беседе с NGS24.RU уточнил, что сейчас «Сибзолото» вышло на добычу порядка 2 тонн золота в год, а значит, их доход около 6 миллиардов рублей.

После трагедии именно в офисах компании «Сисим», входящей в состав «Сибзолота», начались обыски — изымалась бухгалтерская и техническая документация, личные дела работников, В итоге в числе подозреваемых оказались трое: директор ООО «Сисим», начальник участка и горный мастер.

— Установлено, что дамбы возведены незаконно без каких-либо разрешительных документов с целью отвода грунтовых вод на участке золотодобычи. Прорыв начался с самой верхней, а затем по цепочке из-за силы двигающегося потока воды разрушилось еще четыре гидротехнических сооружения.

Так говорится в материале следователей.

Также установлено, что горный мастер, в обязанности которого входит организация и проведение работ на участке, не имеет никакого специального образования.

Сегодня суд поместил подозреваемых под стражу на 2 месяца.

В день трагедии сайт компании «Сибзолото» оказался заблокированным. Однако утром в понедельник, 21 октября, он снова начал работу, разместив информацию о погибших и пострадавших и опубликовав соболезнования семьям погибших.

На страницах сайта красочно расписано и об условиях труда: «Мы создали современные вахтовые посёлки, обеспеченные электричеством и сотовой связью. <…> В каждой комнате телевизор и спутниковое ТВ, холодильник и чайник». Среди актуальных вакансий — должности с зарплатой от 35 тысяч. Судя по этим данным, подозреваемый горный мастер и начальник участка получали не меньше 80 и 100 тысяч рублей в месяц.

Как происходит добыча и строятся дамбы.

— Я занимаюсь золотом уже 60 лет, но о такой трагедии с массовой гибелью людей не слышал, — сообщил NGS24.RU председатель Союза старателей России Виктор Таракановский. Он же простым языком объяснил нам, как добывается золото.

Золото есть рудное и россыпное. В этом конкретном случае в Курагинском районе было именно россыпное месторождение. В советское время доля добычи россыпного золота была до 70%, а сейчас всего 25%. И содержания золота на куб песка — всего полграмма.

Чтобы промыть золотоносный песок, требуется очень много воды: на один кубометр песка — 6–15 кубометров воды. В сутки во время золотодобычи моется самое малое, по словам эксперта, тысяча кубометров песка — а значит, для этого нужно 6–15 тысяч кубометров воды. «Где вы возьмёте из ручейков в тайге столько воды? Чтобы решить эти вопросы, устанавливается оборотное водоснабжение — делается водоём небольшой», — объясняет председатель.

Чтобы образовать такой водоём, строят дамбы, в которых собирают воду. В эти искусственно созданные водоёмы сбрасываются уже промытые пески. Подобных дамб всегда строятся сразу несколько — они стоят своеобразным каскадом вверх по ручью. Их высота обычно составляет около 2–3 метров. Проекты таких дамб и плотин должны быть утверждены Ростехнадзором.

Разрушение на месте золотодобычи

Фото: ГУ МЧС по Красноярскому краю

Что могло стать причиной прорыва дамбы? Мнение эксперта

— Конечно, объективно сказать причину можно, только побывав на месте. Но вопрос в чем заключается — сейчас конец промсезона, уже снежок, люди уже домой собрались, потому что мёрзлые пески мыть не будут, а потом и воды не будет — всё замёрзнет. Может быть, ослабло внимание. Может быть, шли дожди наверху. Может быть, прорвало руслоотводную канаву и вода просочилась в это водохранилище.

Естественно, поднялся уровень и, если там не было водосбросных сооружений, как на больших плотинах, эту дамбу и прорвало. Этот поток перешёл на следующую дамбу, её тоже прорвало — и так одну за другой, — говорит председатель Союза старателей Виктор Таракановский.

По его мнению, люди погибли из-за того, что посёлок был построен очень низко.

— Никто никогда не строит в долине ручья, как раз на случай прорыва. Таких дамб строится тысячами каждый год, и всегда посёлки стоят на возвышенности, выше отметки дамбы, — утверждает Таракановский.

При этом, по его словам, случаи прорыва дамбы случались, и не раз: «Где-то дожди прошли, или снега, или где-то некачественные руслоотводные канавы, или если строить на вечной мерзлоте».

Однако старатель уверен, что прорыв дамбы — это трагический несчастный случай. Однако самый большой вопрос — это почему посёлок с людьми установили в низине. При этом Виктор Таракановский считает, что подобный случай с такими последствиями вряд ли может повториться из-за контроля, который обычно проводится в компаниях.

Работники золотодобывающих компаний вопреки словам эксперта считают, что трагедия может повториться.

Разрушенные балки сотрудников

Фото: ГУ МЧС по краю

Анонимно нам удалось поговорить с сотрудником, работавшим на одном из приисков. По его словам, посёлки для вахтовиков нередко строятся ниже уровня дамбы. И прорывы дамб действительно происходили не раз.

Читайте так же:
Как продлить жизнь срезанным розам

Самому факту прорыва дамбы опытные старатели даже не удивляются: «Это нормальный процесс, обычное явление для этого рода деятельности, просто раздули».

— Строится вахтовый посёлок там, откуда ты начинаешь свою работу, чтобы это было рядом. Начинаешь выработки от посёлка и вверх по руслу. Вот и всё. Почему их смыло: выработка уже большая была. В дамбе 200 тысяч тонн воды. Её прорвало. Представьте скорость за 2 км какую она наберёт вниз по течению? — делится мнением сотрудник.

Сам по себе вахтовый посёлок — это ряд обычных брусовых домов 6 на 6 метров, баня и столовая — отдельно. В дом может поместиться до 8 человек. Обычно в доме стоят только кровати, печка и телевизор, если повезёт: «Это место, где можно просто поспать после работы».

Сейчас Росприроднадзор оценивает экологические последствия разрушения дамбы

Фото: ГУ МЧС по Красноярскому краю

Кроме следователей и Ростехнадзора свои проверки проводят и Росприроднадзор, оценивая степень экологической угрозы.

Сразу же после прорыва дамбы специалисты Росприроднадзора выехали на место. Они отобрали пробы грунта и воды и отправили их на анализ. Ведомство даже планирует обратиться к правительству страны с просьбой разрешить проверку всех дамб в России.

Но экологи-активисты уверяют, что загрязнения рек в районах золотодобычи фиксировали неоднократно, однако от краевого Росприроднадзора получали только отписки. А ведь не исключено, что своевременно проведённая ими проверка могла бы повлиять на артели старателей, так как вероятной причиной загрязнений рек экологи в том числе называли те самые дамбы.

Как рассказал NGS24.RU координатор экологической коалиции «Реки без границ» Александр Колотов, загрязнение в реке Сисим в Курагинском районе замечали со спутника ещё в 2018 году. В 2 из 6 зафиксированных случаев эти загрязнения шли с реки Сейба, на которой и были установлены дамбы.

«Считаем, что загрязнение произошло в ходе работ по добыче россыпного золота (в том числе, возможно, в результате аварий гидротехнических и иных сооружений на водных объектах) и свидетельствует о значительном ущербе, причиняемом окружающей среде. Вероятные источники загрязнения: по данным Интерактивной электронной карты недропользования РФ, на реке Сисим и ее притоках имеются месторождения россыпного золота, находящиеся в пользовании ООО «Сисим»», — заявили в Росприроднадзор экологи.

Росприроднадзор прислал ответ за подписью ныне арестованного за взятку экс-главы ведомства Андрея Калинина:

«Информация о полученном загрязнении водного объекта без указания конкретного предприятия, по вине которого происходит это загрязнение, не является достаточным поводом для проведения внеплановой проверки».

Фото: ГУ МЧС по Красноярскому краю

И случай с загрязнением рек у участков золотодобычи в Курагинском районе — далеко не единственный. В том же 2018 году, по словам Колотова, всего было выявлено 63 загрязнения в реках, находящихся возле золотодобывающих приисков в 7 районах края.

Большинство из этих загрязнений были найдены в Мотыгинском, Северо-Енисейском и Эвенкийском районах. Там, по словам Александра Колотова, свою деятельность ведут порядка 15–20 артелей. Среди злостных нарушителей эколог называет «Ангару-Север», которая также входит в холдинг «Сибзолото».

Штрафы за загрязнения если и выписываются, то редко и на совсем смешные для золотодобывателей суммы — 70–100 тысяч рублей. Хотя подобные нарушения могли бы стать поводом для отзыва лицензии компаний.

Ни на одно из обращений экологов в прошлом году Росприроднадзор Красноярского края не отреагировал. Тогда экологи решили перестать проводить мониторинг у нас. И в этом году данные о загрязнениях вблизи приисков не собирались.

Хотя уже постфактум экологи посмотрели снимки со спутника за октябрь 2019 года в Курагинском районе: за неделю до трагедии в реке Сисим снова были обнаружены грязные примеси.

Могли ли своевременные проверки Росприроднадзора повлиять на старателей ещё год назад и стать причиной для новых, уже технических проверок?

— Так думать — очень оптимистично. Потому что за техническое состояние сооружений всё-таки отвечает Ростехнадзор. Но, конечно, если бы Росприроднадзор выехал на эти проверки и обнаружил, что с этих технических водоёмов идут эти самые загрязнения, он бы выдал им предписание, предостережение, чтобы они ликвидировали эти утечки и протечки. Значит, нужно было бы укрепить конструкцию этих дамб. Но это идеальная картина, — отвечает Александр Колотов.

То, в каком количестве проводится добыча золота в крае, впечатляет. По словам Колотова, ещё на февраль 2018 года действовало 469 лицензий на добычу россыпного золота. За таким потоком надзорные органы просто не успевают следить.

СЮЖЕТ

Гибель людей на добыче золота

— Старателей уйма, их огромное количество. И понятно, что надзорные органы при всём желании не смогли бы заниматься только ими. Особенно это касается северных районов, куда только вертолётами добираться. Надо ли вообще выдавать столько лицензий на россыпное золото? — считает активист-эколог.

Он добавил, что в Китае и Монголии уже отказались от россыпного золота, потому что «экологический ущерб превышает экономический эффект от добычи».

Жизнь на «золотом» карьере: от верхнего края до самого дна

В посте про Ан-24 с высоты 4000 м я показал два огромных карьера на подлёте к Северо-Енисейску: один почти идеально круглый и глубокий, второй эллиптический и помельче глубиной. Теперь стоит осмотреть их и вблизи. И даже ненадолго влиться в их повседневную жизнь: спуститься на самое дно карьера, ощутить масштаб и биение его рабочего ритма. Стоит посмотреть и сверху и заодно оценить сложность управления такой махиной. Как вообще это делается и какими средствами?
Давайте вникнем поглубже в эту странную для горожан суровую горнопромышленную жизнь 🙂

На дне карьера «Восточный». Автор и экскаватор в сравнительном масштабе

Для начала — о том, кто вообще роет эти карьеры и что это за сущность.
Итак, перенесемся на полтысячи километров к северу от Красноярска — чуть восточнее Енисея, между Ангарой и Подкаменной Тунгуской.

В 1975 году тут было открыто крупное месторождение золота, которое назвали в честь будущих Олимпийских игр в Москве. Ещё через 5 лет, аккурат в год проведения Олимпиады-80, была создана артель старателей для разработки красноярских золотых приисков. Но пока старатели работали несколько в стороне. Детальная разведка месторождения была проведена в 1983-93 гг., после чего стало возможным защитить и зарегистрировать запасы и ресурсы в ГКЗ (Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых) и получить лицензию на разработку месторождения. Наконец, ещё через 3 года на базе «Олимпиады» началась реальная добыча золота — в 1996 г., и затем стал постепенно складываться горнопромышленный кластер, постепенно разрастаясь. Первая золотоизвлекательная фабрика (ЗИФ) появилась тогда же, затем вторая, третья и в 2010-м — четвертая ЗИФ. Цикл извлечения драгметалла постепенно усложнялся, масштабы добычи росли. Старатели на рубеже 90-х и «нулевых» превратились в мощную горнопромышленную группу «Полюс», которая сейчас стала крупнейшей золотодобывающей компанией в России и вторым по величине налогоплательщиком Красноярского края, после «Норильского Никеля». По размеру добычи золота «Полюс» занимает 8-е место в мире.

Сейчас на базе Олимпиадинского и расположенного поблизости Благодатного месторождения работает ГОК (горно-обогатительный комбинат), который добывает руду открытым способом и извлекает золото на четырех фабриках: ЗИФ-1, 2, 3, 4. Суммарная добыча золота (чистого) — более 45 тонн в год. Посёлок Еруда — вахтовый: здесь проживает примерно 5500 человек, периодически меняясь.

2. А мы едем с Северо-Енисейска на юго-восток, в район месторождения. Это примерно 80 км по тайге. Если из аэропорта можно приехать сюда и на ПАЗике (слева), то основной транспорт внутри территории ГОКа — это всепогодные вахтовки НЕФАЗ повышенной проходимости, на базе КамАЗов (справа).

Читайте так же:
9 Мая – День Победы - История праздника, значение, когда появился, где отмечают, традиции, фото и видео

3. Ночевали мы две ночи в вахтовом посёлке — в одной из многоэтажек ГОКа, превращённой в гостиницу. Первый этап — получение спецодежды, тут к этому относятся крайне серьёзно. Кстати говоря, это было первое, что меня сильно поразило — её качество. Ботинки выдали реально крутые — ходить по карьеру с крупными камнями или щебенке удобно и комфортно, протектор держит прочно даже на осыпи. Но и это ещё не всё: на внутренней территории «Полюса» (а это несколько кв. километров) обувь у всех одинаковая (. ). Именно такая, как на фото. Мужчина или женщина, главный технолог или уборщица ЗИФа — неважно. Отличается только цвет канта: мужской вариант с белым кантом по прошивке, а женский — с сиреневым. Правда, в самом карьере я видел и вторую модификацию обуви, с высоким голенищем — у экскаваторщиков, например. Рабочий костюм тоже качественный и типовой. Своё одеяние, в котором я сюда приехал, пришлось целиком оставить в комнате; впрочем оно оказалось и хорошо. От себя добавлю, что я за двое суток настолько прикипел к форме, что было жалко её сдавать кастелянше комбината — особенно вот эти ботинки.

4. Следующий этап — инструктаж по технике безопасности в управлении ГОКа. Радиусы работы техники, чего опасаться, какие предметы опасны, чего не трогать, поведение откосов и отвалов и так далее. Показали даже целый фильм про это. Потом роспись в журнале.

5. Интересная деталь на входе. С обеих сторон от входа стоят вот такие ванночки с водой, где можно обмыть ботинки. Щетка штатно ставится в этот вертикальный цилиндр. Нужны эти ванны потому, что многие приезжают сюда с карьеров, с ЗИФов или других участков, где пыль и грязь. На фото, кстати, те самые типовые ботинки, что и на №3. В них я везде и ходил.

6. Главный пассажирский транспорт ГОКа — вахтовка НЕФАЗ. Их тут много — и как развозки, и как дежурные машины.

7. На вьездах в производственные зоны везде посты и достаточно жёсткие досмотры-проверки — и машин и пассажиров. Мышь просто так не проскочит. И это объяснимо: в цикле ГОКа — производства с химическими компонентами, взрывные работы и прочие зоны риска. Ну и конечно, золото 🙂

8. Проезжаем одну из ЗИФов (золотоизвлекательных фабрик) — там из руды весьма сложными процедурами извлекают золото. Впрочем, речь сейчас не о них, мы едем в карьер.

9. И вот, наконец, мы на месте. Карьер «Восточный» — та самая круглая «дыра» в земле, что была хорошо видна с самолёта.

9а. Вид с самолёта на карьер и комплекс ЗИФов.

10. Но и тут не всё так просто. Прежде чем смотреть сверху и ехать вниз, здесь тоже свой инструктаж по ТБ. Не общий, как в управлении ГОКа, а конкретный. Какая техника работает, какие у неё зоны безопасности, как себя вести при ЧП, если что. Потом расписываешься. Всё это происходит в диспетчерской карьера — красное здание за смотровой.

11. Мы внутри диспетчерской. С окна — визуальный обзор вниз, хотя всё дублируется и камерами.

12. Рабочее место диспетчера карьера. Всё компьютеризировано, на мониторах в реальном времени — работа всей техники. Движутся по экранам значки самосвалов, каждая машина оборудована геопозиционированием,. Есть связь по рации с экскаваторами, горными мастерами, взрывотехниками, буровиками. Понаблюдав минут 10 за работой диспетчера, я нашёл некоторую параллель с авиадиспетчерами. Нагрузка тут и правда немаленькая: всё время потоком идут разные команды, указания, оповещения.

13. Чтобы не фантазировать с параметрами карьера — отснял плакат в диспетчерской. Смотрите, справа всё расписано. Глубина карьера по состоянию на сейчас — около 480 м. Но будет значительно глубже, он пока в разработке. Нижние цифры — самые красноречивые: из карьера вывезено 117 млн. тонн рудной массы, а всего этот карьер дал на сегодня 541 тонну чистого золота. В цикле задействовано порядка 70 карьерных самосвалов. И ещё: работает карьер круглосуточно. Перерывов никаких нет — зима-лето, пурга-ливень-снег, неважно. Есть интервалы на взрывные работы, но это тоже часть производственного цикла.

— Погодите, а как же традиционные золотомойные драги? Ими что, хуже добывать золото?
— Конечно, хуже. При их технологии извлекаемость золота ниже.
— И сильно?
— Практически вдвое ниже.
— А почему же тогда они существуют до сих пор?
— Так там россыпное золото, а не рудное. Это совсем иная технология, принципиально. Да и потом, нормальный карьер и его производственный цикл под силу только мощной производственной единице. Кто послабее экономически — моет драгами.

14. Другой плакат, оттуда же. Это про автоматизацию процесса. Высокоточное позиционирование техники в нынешнем виде внедрилось тут относительно недавно — года 3-4 как, судя по диаграмме. Следующая ступень — дистанционное управление. Интересная деталь: на карьерных самосвалах от 80 т и выше нет водителя. Есть оператор. Регистрируется вся эта техника не в ГИБДД, а в Гостехнадзоре, но у всех есть номерные знаки. Однако права выезда на дороги общего пользования нет: слишком тяжелые машины.

15. Наконец, оба инструктажа пройдены и можно смотреть окружающий нас горнопромышленный мир. Вид с кромки диспетчерской на громадный карьер почти в полкилометра глубиной. Из золотых карьеров он второй в мире, после чилийского. Из обычных в России — в первой пятёрке. Но золотой карьер, как видите, гораздо чище угольного: здесь нет характерных для угольных пластов многочисленных «дымков». Видимость прекрасная.

16. Ещё интересный момент: дорога вниз идёт отнюдь не многочисленными спиралями по каждому откосу, а прорезает их более круто спускающейся вниз лентой. Вот тут это хорошо видно. Чтобы спуститься от диспетчерской на самое дно, самосвалу нужно проехать 8,5 км. Туда-обратно выходит уже 17, плюс время на загрузку породой. За смену получается 6-7 ходок.

17. Вид в полном облачении.

18. Тут же, неподалёку, разложены образцы пород в карьере. Из списка давайте посмотрим крупно помеченные галочками — №12 и №15.

19. О-12. Кварц-слюдистый метосоматит. Белый — это кварц.

20. О-15. Коричневый цвет — сульфидная минерализация. Затем из такой оболочки путём сложных манипуляций на ЗИФе «вынут» золото.

21. Горнопромышленные барышни Вера и Ирина. Так что тут есть не только мужчины 🙂

22. Теперь следующая задача — попасть на самое дно самого глубокого колодца карьера. Вот в это место, отмеченное красной рамочкой.

23. Спускаться вниз на полкилометра будем на безотказном НЕФАЗе-дежурке.

24. Откосы у карьера ступенчатые и довольно крутые. Один ярус высотой примерно 25 метров. То есть, если вниз упадёшь даже на одну ступень, шансов мало. Сам откос так аккуратненько нарезается специальной машиной — видите, там такие бороздки? Сперва бурят тонкие шурфы через равные промежутки и затем точно рассчитанной массой взрывчатки подрывают. Лишнее убирают. В итоге получается вот так аккуратно.

25. Достигли дна, подьезжаем. Вид с предпоследнего нижнего яруса.

26. Здесь как раз идёт выемка и погрузка руды на карьерные самосвалы. Они едут наверх и доставляют руду на ЗИФы.

Читайте так же:
Топ-10 самых умных животных: читаем по порядку

Видео этого процесса:

27. На вывозе руды задействованы средние (136-тонные) и малые (90-тонные) самосвалы. Погрузку ведёт 10-кубовый экскаватор. Самосвалы импортные (в основном Terex и Caterpillar).

Расклад примерно такой: хорошая руда считается, если извлекаемость золота 3,5 — 3,8 г с 1 тонны. Значит, 136-тонный Катерпиллер везёт каждой ходкой наверх (по максимуму) примерно 500 грамм золота. Но это в идеале: в реальности содержание может быть и ниже — от 1,4 г на тонну. Порода разная.

— Хм. А почему не БелАЗы?
— Слишком ненадёжные и геморроя с ними многовато.
— Ого.
— Да. У них весь ресурс меньше — и по двигателю, и по шинам, и надёжность пониже.
— А эти сильно дороже?
— Примерно в 2,5 раза от БелАЗа. Но если считать по полному жизненному циклу — с ними получается даже несколько дешевле.

28. Поодаль стоят буровые установки. Они бурят шурфы для закладки взрывчатки и потом её подрывают: получается или новый нижний ярус карьера, или расширение стенок существующего яруса, для беспроблемной работы экскаватора по выемке породы. Кое-где уже стоят красные вешки: там идёт или произведена закладка взрывчатки, работают взрывотехники. В общем, надо быть крайне осторожным: опасных мест внутри карьера очень много. Работа непростая: не зря нас наверху дважды напрягали инструктажами. Всё это не от вредности, а от необходимости.

29. Кое-где видны и трубы для откачки жидкости, спускающиеся ступенями вниз по откосам.

30. Отсюда открывается вид и на самое дно. А мы были ярусом выше, где стоит экскаватор.

31. Выезжаем со дна наверх. Тут тоже стоят предупреждающие вешки: очередное опасное устройство.

32. Едем на самую высокую точку карьера — перепад порядка 740 метров, если считать снизу.

33. Отсюда тоже хороший вид на карьер. Ровно напротив бледно-красная точка: это и есть диспетчерская, где мы проходили инструктаж по ТБ (фото 11-17).

34. На следующий день мы были на другом карьере ГОКа — «Благодатном».

35. Здесь сейчас идут более активные вскрышные работы, так что и самосвалы есть побольше — не только средние на 136 т, но и большие на 220 тонн.

37. Тут нас тоже ждёт свой инструктаж по ТБ. На фото — рабочее место карьерного диспетчера полностью (в предыдущем показе на кадре №12 я не снял верхние экраны с он-лайн графиками).

38. Крупно — средний монитор нижнего ряда с точным позиционированием техники в карьере. Каждый самосвал имеет свой значок, который постоянно перемещается, так что карьерный диспетчер видит всю картину в динамике.

39. А здесь — верхний левый экран с текущими показателями работы дежурной смены.

40. Вид на карьер «Благодатный» от диспетчерской. Он не такой глубокий, как его старший брат «Восточный» — порядка 250 метров (пока). Будет, конечно, глубже со временем.

41. А сейчас едем на одну из погрузочных точек, где работают самые большие самосвалы.

42. Здесь уже работает 18-кубовый экскаватор Ижорского завода, почти в 2 раза больше того, что мы видели на «Восточном». Самосвалы тут большие — 220-тонные японцы «Комацу», самые любимые у операторов. Эти самосвалы ставят на вскрышные работы, где надо вынимать большие объемы пустой породы, прежде чем доберутся до пластов с золотоносной рудой.

43. «Комацу» в сравнении с НЕФАЗом дежурного горного мастера. Правда, вахтовка стоит чуть дальше, но всё равно контраст величин виден наглядно 🙂

44. Гружёный японец пошёл на вывоз породы.

Продолжение рассказа будет посвящено карьерным самосвалам и технике. Посмотрим их поближе и подробней.
Не переключайтесь! 🙂

С 2017 года золото может искать любой желающий: как добывают драгметаллы в Красноярском крае

В кружке настоящее золото

История и экономика сначала Енисейской губернии, а потом и Красноярского края всегда были «золотыми». Были у нас и своя лихорадка, и разбойничий промысел, и легенды, и тайны.

И сейчас Красноярский край держит первое место среди российских регионов по добыче золота. В нашем регионе есть вся цепочка: добыча, обогащение и получение чистого золота в слитках на заводе «Красцветмет».

Рудное золото добывают крупные компании, их немного. Это большое технологически сложное производство, оно полностью под контролем. Россыпное золото моют старательские артели и частники.

На Красцветмете

Да, с 2017 года* драгметалл может добывать любой желающий! Это разрешение на частный промысел дано с благими намерениями, чтобы у жителей отдаленных районов страны была возможность легально заработать.

Физические лица могут зарегистрировать ИП, получить лицензию на пять лет, и – вперед. Был бы только старательский фарт!

В результате прорыва дамбы снесло 2 вагончика, в которых спали работники золотодобывающей компании

Артели и старатели промывают золотоносный песок водой, но в небольших горных и таежных речках ее не хватает на весь сезон, вот и строят запруды, запасаются с весны до осени. Никаких химикатов при добыче россыпного золота не применяют, просто смывают водой все лишнее и получают практически чистый металл в виде песка и самородков, если повезет. Артели обычно идут по руслу реки и перемалывают все подряд, вода становится мутной, грязной, пейзаж — «лунным». Но после окончания добычи реки очищаются, а безжизненные отвалы пустой породы лет через 10 зарастают лесом даже тогда, когда его не сажают.

Прииск в районе реки Сейба.

Есть ли «черные» старатели? Наверняка. Тайга большая, за всеми не уследишь.

Все ли благополучно в легальных артелях – тоже вопрос. Опять же, тайга большая… Вот и не уследили.

*Добыча драгоценного металла в РФ регулируется законами «О недрах» и «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». По этому законодательству существовал запрет на добычу золота частными лицами. Но начиная с 2017 года он был снят, и частникам снова разрешили искать драгоценный металл (надо только зарегистрировать ИП).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Красноярском крае после разрушения дамбы на реке Сейба остается неизвестной судьба пяти человек

После осмотра дамбы сотрудники Енисейского управления Ростехнадзора установили, что разрушенная насыпь относилась к временным сооружениям и выполняла вспомогательную роль в технологическом процессе (подробности).

Спасатели обнаружили семерых выживших при прорыве дамбы в Красноярском крае

Судьба остальных пока остается неизвестной (Подробности)

«Вышел покурить и выжил»: старатель, рискуя жизнью, спас двоих товарищей при прорыве дамбы под Красноярском

В момент прорыва дамбы я находился на улице и потому сумел спастись. Полез спасать других. Первым попался здоровый мужик, килограммов 170, наверное. Пока я его тащил, сломал руку. Но в тот момент это не понял, вытащил еще одного. А третий умер у меня на руках (подробности).

На прииске, пострадавшем от прорыва дамбы, пропало золото

Его ищут, как и пропавших без вести вахтовиков (подробнее)

СК проводит обыски по делу о прорыве дамбы в Красноярском крае

Следователи СК проводят обыски в офисе золотодобывающей компании, на прииске которой минувшей ночью прорвало дамбу. (Подробности)

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию