100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как добывают соль в Эфиопии

Суровые условия труда работников соляных шахт в Эфиопии

На протяжении веков эфиопы совершали долгий путь в пустыню Данакиль, чтобы собрать соль с обожжённой солнцем земли, прежде чем перевезти плиты обратно на верблюдах.

Суровые условия труда работников соляных шахт в Эфиопии

Сегодня условия труда работников соляных шахт в Эфиопии остаются такими же суровыми, как и прежде, но люди отправляются в этот ад по собственному желанию.

Добыча и транспортировка

Расположенные в треугольнике Афар, соляные шахты простираются на 155 000 квадратных км, а некоторые части региона находятся на высоте более 90 метров ниже уровня моря.

100% производства соли в Эфиопии происходит в Данакильской впадине, особенно в районе, прилегающем к озеру Афдера.

Используя своих верблюдов, около 750 шахтёров официально работает в этом районе, выкапывая соляные минералы, используя инструменты ручной работы, которые они создали сами. После этого соляные блоки загружаются на верблюдов и транспортируются в Берахиле, который находится в 80 км от шахт.

Эфиопия, добыча соли вручную

Эти соляные блоки, которые когда-то использовались в качестве денежной единицы, продаются по всей Эфиопии, многие из них фермерам, чтобы обеспечить своих животных необходимыми минералами, причём Эфиопия содержит самое большое поголовье скота на африканском континенте.

Около 2000 верблюдов и 1000 ослов каждый день приходят на солончак для перевозки соляных плиток в Берахиле.

Суровые пейзажи могут похвастаться действующими вулканами, зловонными серными горячими источниками, потоками чёрной лавы и инкрустированными солью бассейнами. Местные афарцы имеют строгую монополию на солончак в Данакиле и яростно охраняют «белое золото».

Каждый торговец должен остановиться в хижине сборщика налогов на соль, прежде чем уйти, чтобы заплатить комиссию за каждого верблюда, мула и осла в его караване.

Рабочий процесс

В течение сотен лет люди из Афара добывали соль, разрезая блоки из слоя соли толщиной 800 метров. Их рабочее время начинается ещё до того, как солнце станет слишком жарким и сделает работу невозможной:

Соляные шахты Эфиопии

  • Соляные шахтёры работают в очень тяжёлых условиях, когда температура едва опускается ниже 50−60 градусов по Цельсию даже рано утром.
  • Соляные шахтёры разбивают пластины соли из земли, а затем с помощью топора нарезают солёную корку на большие плиты, прежде чем рабочие установят набор палочек в канавки, сделанные топором.
  • Трудовая жизнь сурова для тысяч скотоводов и добытчиков соли, которые используют традиционные мотыги и топоры, чтобы вырезать «белое золото» из земли.
  • Они получают около четырёх быров (денежная валюта Эфиопии) за каждую срезанную плитку, а это около двадцати центов. В хороший день они могут добыть до 200 плиток. В месяц шахтёр зарабатывает не более 120−220 долларов.
  • Затем верблюды и их сторож в течение трёх дней идут из шахт в торговый городок под названием Берхале, где продаётся соль. Оттуда соль транспортируется в высокогорье Эфиопии и в Судан

Рабочие могут выглядеть худыми, но они очень сильные. Добыча соли в Данакильской впадине кажется одной из худших работ на земле, но люди остаются очень скромными и гордятся своей работой.

masterok

A worker extracts salt from the desert in the Danakil Depression, northern Ethiopia

Абду Ибрагиму Мохаммеду (Abdu Ibrahim Mohammed) было 15 лет, когда он начал водить караваны верблюдов, чтобы вывозить соль из опалённой солнцем пустыни Северной Эфиопии. Эта пустыня считается одним из самых жарких мест на Земле.

Сейчас ему уже 51 год, он на пенсии, а верблюдов водит его сын, продолжая многовековую торговлю «белым золотом» из Данакильской котловины (Danakil Depression), где почти никогда не бывает дождей, а среднегодовая температура составляет 94 градуса по Фаренгейту (34,4 по Цельсию).

Читайте так же:
Как делают мультфильмы в США (видео)

Но традиция добывания соли из плит земной коры и её перевозки на верблюдах постепенно изживает себя: через северный регион Афар (Afar) пролегла асфальтированная дорога.

Abdu Ibrahim Mohammed, a retired salt merchant, poses close to his home in the town of Berahile in Afar, northern Ethiopia

Абду Ибрагим Мохаммед (Abdu Ibrahim Mohammed), пожилой торговец солью, сидит перед своим домом в городе Барахиле, провинция Афар, северная Эфиопия, 19 апреля 2013 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

A worker extracts salt from the desert in the Danakil Depression, northern Ethiopia

Добыча соли в Данакильской котловине, северная Эфиопия, 20 апреля 2013 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

Хотя эта дорога сильно облегчила доставку соли из Данакильской котловины, местные соледобытчики и торговцы серьёзно опасаются за свою независимость: новая трасса открывает доступ для крупных промышленных горнодобывающих компаний, использующих механизированные методы добычи, а это приведёт к значительному сокращению рабочих мест.

A worker extracts salt from the desert in the Danakil Depression, northern Ethiopia

Добыча соли в Данакильской котловине, северная Эфиопия, 20 апреля 2013 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

A worker extracts salt from the desert in the Danakil Depression, northern Ethiopia

Добыча соли в Данакильской котловине, северная Эфиопия, 20 апреля 2013 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

“Большинство местных жителей зависит от соляных караванов, поэтому мы не высказываем особого энтузиазма по поводу планов крупных компаний обосноваться здесь”, – говорит Абдулла Али Нур (Abdullah Ali Noor), начальник каравана и сын лидера клана в посёлке Хамад-Иль, расположенном на краю соляной пустыни.

“Всё должно решаться сообществом. Мы предпочитаем придерживаться прежних методов”, – добавил он.

Residents of Hamad-Ile pump water from a well in the Danakil Depression, northern Ethiopia

Жители Хамад-Иля (Hamad-Ile) с помощью насоса качают воду из колодца в Данакильской котловине, 21 апреля 2013 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

Асфальтированная дорога свяжет горный город Мекеле (Mekele) с деревней Даллол (Dallol) в Данакильской котловине. Это суровый, но необычайно красивый регион солончаков и вулканов, настоящее географическое чудо, которое известный британский исследователь пустынь Уилфред Тесиджер (Wilfred Thesiger) однажды назвал “страной смерти”.

A man walks on sulphur and mineral salt formations near Dallol in the Danakil Depression

Земля в окрестностях поселения Даллол в Данакильской котловине Эфиопии покрыта коркой из серы и минеральных солей. Фотография от 22 апреля 2013 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

Путь от Мекеле до Берахиля (Berahile) раньше занимал пять часов, теперь на это потребуется не больше трёх. От города Берахиль можно за два дня добраться на верблюдах до солевых залежей Афара (Afar), где находятся основные источники кристаллического пищевого продукта Эфиопии.

Sulphur and mineral salt formations are seen near Dallol in the Danakil Depression, northern Ethiopia

Земля в окрестностях поселения Даллол в Данакильской котловине Эфиопии покрыта коркой из серы и минеральных солей. Фотография от 22 апреля 2013 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

Эфиопия – одна из стран Африканского Рога. Обладая уникальной культурой и историей, она на протяжении веков страдала от голода, засух и правительственных переворотов. Новые дороги постепенно превращают экономику этой не имеющей выхода к морю страны в одну из самых быстроразвивающихся на континенте.

A man walks with his camels through the Danakil Depression, northern Ethiopia

Караван пересекает Данакильскую котловину на севере Эфиопии, 22 апреля 2013 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

Будучи крупнейшим производителем кофе в Африке, Эфиопия всё ещё остается страной сельскохозяйственной: на его долю приходится 46 процентов валового внутреннего продукта и 85 процентов занятости. Но население страны составляет почти 94 млн. человек, что выводит Эфиопию на второе место в Африке и привлекает внимание иностранных инвесторов, которым жизненно необходимы новые рынки.

Men walk with their camels through the Danakil Depression, northern Ethiopia

Караван пересекает Данакильскую котловину на севере Эфиопии, 22 апреля 2013 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

A camel herder and salt merchant holds rope in the Danakil Depression of northern Ethiopia

На юге Данакильской котловины, в соляном заповеднике озера Афдера (Afdera), промышленное производство соли уже ведется.

По словам Нура, в 2011 году в пустынные равнины вблизи Хамад-Иле пришла компания Берхане и Зевду ОПКОО (Berhane and Zewdu PLC), чтобы заняться разработкой соляных месторождений.

Читайте так же:
Как делают проездные для московского метро

Вожди кланов усмотрели в этом угрозу для своего древнего промысла и объединились, чтобы выступить против проекта. Согласно местным жителям, компания покинула их места год спустя, опасаясь саботажа своего оборудования.

Тем не менее, Нур приветствует строительство новой дороги.

“Новое шоссе облегчит доступ к рынку, а это принесёт выгоду и возможности для развития нашему региону”, – утверждает Нур.

Развитие, о котором он говорит, заметно в Берахиле, куда приходят караваны с солью, чтобы оставить свой груз. Отсюда он будет доставлен в другие части страны. Большинство местных жителей прямо или косвенно участвуют в соляном бизнесе.

A camel caravan carrying slabs of salt travels away from the Danakil Depression, northern Ethiopia

Жизнь всё ещё сурова для тысяч погонщиков верблюдов и добытчиков соли, которые используют традиционные мотыги и топоры, чтобы вырубать «белое золото» из грунта в Данакильской котловине.

Salt merchants, and their pack animals, rest for the night in a canyon, during their journey to extract salt from the Danakil Depression, northern Ethiopia

Торговцы солью и их вьючные животные ночуют в ущелье во время путешествия к месту добычи соли в Данакильской котловине, северная Эфиопия, 20 апреля 2012 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

An armed Afar man crosses a river near the Danakil Depression, northern Ethiopia

A general view shows the town of Berahile in Afar, northern Ethiopia

Общий вид на город Берахиле, Афар, северная Эфиопия, 23 апреля 2013. Большая часть экономики города держится на торговле солью; самое большое здание в правой нижней части фотографии – недавно построенный склад, где хранится соль. В центре фотографии – верблюды, которые ночуют, а на следующий день в составе каравана отправятся к Данакильской котловине. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

Workers unload slabs of salt from camels in the town of Berahile in Afar, northern Ethiopia

Рабочие разгружают соль в городе Берахиле, провинция Афар, северная Эфиопия, 19 апреля 2013 года. Соль была добыта в Данакильской котловине. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

A man lifts slabs of salt onto a truck in the town of Berahile in Afar, northern Ethiopia

Рабочие разгружают соль в городе Берахиле, провинция Афар, северная Эфиопия, 19 апреля 2013 года. Соль была добыта в Данакильской котловине. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

За последние четыре года в город были проведены телефонные и электрические линии. В 2010 году для содействия развитию отрасли была создана Берахильская Солевая ассоциация, а недавно построенный магазин соли является на данный момент крупнейшим зданием в городе.

Workers unload slabs of salt from camels in the town of Berahile in Afar, northern Ethiopia

“Тысячи людей выигрывают от этого: соль отсюда следует во все остальные регионы страны”, – говорит глава ассоциации Дерасса Шифа (Derassa Shifa).

Пока что традиция и современность сосуществуют: организация покупает соль у караванов, которым требуется четыре дня на дорогу до солончаков и назад, а затем продаёт её купцам, которые вывозят соль грузовиками.

Members of the Berahile Salt Association pay a merchant after purchasing salt in the town of Berahile in Afar, northern Ethiopia

Члены Солевой ассоциации Берахиле платят торговцу за соль в городе Барахиле, провинция Афар, северная Эфиопия, 19 апреля 2013 года. Фото: REUTERS/Siegfried Modola

Соляные блоки, которые когда-то использовались в качестве денежной единицы, продаются по всей Эфиопии – в основном, фермерам, чтобы обеспечить их скот необходимыми минералами. Эфиопия обладает самым большим поголовьем скота на Африканском континенте.

Эта работа, какой бы изнурительной она ни была, по-прежнему привлекает тысячи человек на раскалённые солончаки.

“Вы забываете о солнце и жаре, – говорит 45-летний Кидане Берхе (Kidane Berhe), погонщик верблюдов и продавец соли. – Однажды я лишился друга в этой соляной пустыне. Он слишком много работал, не укрываясь от солнца. В конце концов, он просто рухнул замертво”.

Slabs of salt are seen stacked in the Berahile Salt Association warehouse in the town of Barahile in Afar, northern Ethiopia

Давайте еще что нибудь вспомним об Эфиопии: вот например Лалибела (Lalibela). Храмы в земле. а вот удивительное Огненное озеро Эрта Але

kak_eto_sdelano

Как это сделано, как это работает, как это устроено

Самое познавательное сообщество Живого Журнала

В Данакильской котловине, находящемся на уровне -100 метров ниже уровня моря, на поверхности соленого озера добывают соль "дедовским" методом. Само озеро не видно. Оно спряталось под семиметровым слоем соли, по которому спокойно можно ездить на машинах, как по льду.

Читайте так же:
Как делают рогачевскую сгущенку

Соль здесь добывают прямо с поверхности. Рабочие делятся на три категории. Первые — машут топорами с кривыми топорищами и вырубают пластины соли с поверхности озера, размером около 30 на 40 сантиметров.

Вторая группа рабочих обтесывает эту соль со всех сторон и придает пластинам правильную квадратную форму.

Третьи, грузят все это на караваны верблюдов. Отесанная плитка соли стоит в Мекеле на рынке около 10 рублей. Каждый верблюд везет около 40 таких пластин, то есть соли на 400 рублей. И везет он их дольше недели до соляного рынка в городе Мекеле.

Температура днем здесь выше 50 градусов. Это самое жаркое место на Земле. Среднегодовая температура тут +34 градуса. И это учитывая то, что ночью она падает градусов до 20, то есть днем жарит ой-ей-ей как.

Труд абсолютно рабский. Рабочие зарабатывают по 200-300 рублей за 12-часовой рабочий день. Начинают с рассветом и заканчивают на закате. Откладывать денег при такой зарплате ни на что не получается и их хватает только на поддержание жизни.

При этом рабочие категорически против любой техники. Не пускают сюда ни экскаваторы, ни грузовики. Они считают, что если пустить сюда технику, то, во-первых, соль пропадет, а, во-вторых, они останутся без работы и, соответственно, без средств к существованию.

Жми на кнопку, чтобы подписаться на "Как это сделано"!

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану (shauey@yandex.ru) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Как это сделано

Подписывайтесь также на наши группы в фейсбуке, вконтакте, одноклассниках, в ютюбе и инстаграме, где будут выкладываться самое интересное из сообщества, плюс видео о том, как это сделано, устроено и работает.

olly_ru

Да, будет и дубль два. Потому что столько соли сколько в Эфиопии я не встречала нигде.
Горы соли, озера соли, пространства земли, состоящие только из соли.

Я никогда не знала, что в Эфиопии столько соли. Просто мировая столица по добыче соли какая-то.

Честно говоря, я вообще мало что знала про Эфиопию.
Пушкин, христианство, кофе. И главное — вулкан с лавовым озером.

— Там лава булькает? — спрашивала я Мишу korostelev
— Булькает, — ответил он и вопрос целесообразности поездки в Эфиопию для меня был решён.

А что мы там будем делать целую неделю — про это я как-то не думала. Может быть это и к лучшему. Каждый день для меня был полон открытий и новых ярких впечатлений.

Так что когда в первый день Миша сказал, что сегодня мы едем на озеро Афедра, я даже не стала спрашивать, что это и зачем.
Мы сели в джипы и поехали.

На самом деле регион, где мы оказались — одно из самых интересных мест на Земле.
Долина Афар — тектоническая впадина, расположенная к северо-востоку от Эфиопского нагорья, является одним из самых жарких мест на Земле. Каменистые базальтовые пустыни впадины Афар большую часть года кажутся почти безжизненными и лишь всего на несколько недель в году оживляются зеленью тамариксов и других сухолюбивых растений. Осадков выпадает около 200 мм в год.

Читайте так же:
Как делают шары для боулинга (видео)

Образовалась впадина Афар 1,5-2 млн лет назад, когда поднятие Эфиопского нагорья почти прекратилось. На севере впадина опущена ниже уровня моря на 116 м (оз. Ассале) и на 153 м — на востоке.

Проехав час, мы остановились размять ноги и посмотреть на окрестности.

Там же окрестностями любовались местные верблюды — основное транспортное средство местного населения.
Наши гиды сразу же сказали, что верблюды эти злобные — пережиток того времени, когда народность афар славилась своей жестокостью — и лучше к ним близко не подходить.

Пассажирам второй машины рассказать о коварстве верблюдов не успели. Поэтому выскочив на улицу Миша тут же побежал общаться с животными.
Но все закончилось хорошо. Ни одно животное не пострадало.

Немного побыв на улице (а много в сорокоградусную жару и не хочется), мы поехали дальше.

Удивление номер раз: даже самые убогие населенные пункты связаны хорошими дорогами.

Удивление номер два: какие же они убогие.

БОльшая часть населения страны живет в откровенных лачугах.

Проезжая мимо одной из деревень наш водитель торжественно объявил: ланч тайм.
И мы пошли на ланч.

Вот при помощи такой нехитрой утвари нам приготовили кофе. Да, тот самый эфиопский кофе. Ну я ни разу не кофеман, так что про вкус его ничего сказать не могу.

В качестве ланча нам выдали бургеры. Две булочки с котлетой посередине.
Две девушки голландки, примкнувшие к нашей группе, оказавшиеся вегетарианками, грустно смотрели на эти котлеты.

Мы попробовали. Пожевали. Попробовали еще. И сказали девушкам, что они смело могут это есть. Из чего были сделаны котлеты мы так и не поняли, но явно не из мяса. Но было вкусно.

Подкрепились, и снова в путь.

Все чаще стали встречаться афары в традиционных юбках. Саша тут же сказала, что хочет себе такую же.

А дома жителей становились все более, скажем так, непритязательными.

А лавовые поля все более ярко выраженные. Обожаю такой пейзаж.

Но вот в очередной деревне мы свернули с дороги напоследок понаблюдав такое странное зрелище. Как вы думаете, чем занимаются эти люди?
Мы сначала думали, что они поднимаются в гору для совершения какого-то ритуала.

Немного бездорожья, и мы приехали.
Перед нами простиралось озеро.
Озеро Афедра знаменито своей соленостью и в принципе ничем не отличается от Мертвого моря.

Ну разве что климатом. И инфраструктурой.
То есть на этом озеро совсем не обезображено наличием отелей, ресторанов, пляжей и прочих цивилизованных глупостей.

Немного утомленные непрекращающейся сорокоградусной жарой мы тут же залезли в воду.

Увы-увы. Температура воды не сильно отличалась от температуры воздуха.
Правда в некоторых местах со дна били струйки немного холодной воды. Главное было найти это место и можно было ноги погрузить в долгожданную прохладу.

А как же смыть с себя соль?
Вот тут вообще проблемы не было. Рядом с озером водопадом стекала горячая река, образуя прекрасную горячую ванну.

Впоследствии мы выработали некий алгоритм действий, позволяющий хоть ненадолго обрести иллюзию прохлады.

Сначала нужно было долго сидеть в озере. Потом скремниться и залезть в горячую ванну и посидеть в ней. После этого какое-то время температура воздуха на улице казалась немного прохладной.

Но был во всем этом какой-то прекрасный релакс и ощущение странного СПА салона.
А перед закатом вокруг стало совсем живописно.

Читайте так же:
Как делают скутеры в Беларуси

Наши водители отдыхали удобно расположившись на крышах машин. Мы смотрели на это с небольшой завистью, понимая, что на всех машин не хватит, и не все смогут поспать ночью на этом чудесном возвышении. Так что вопрос ночлега оставался открытым.

Не заморачиваясь с такими мелочами, смотреть на закат мы пошли на соляные разработки.

Соль добывают путем выпаривания из воды озера. Так что прямо рядом с нами возвышались горы соли.

Я конечно же сразу захотела узнать, насколько соленая эта самая соль. Понятно дело, при помощи самого надежного прибора.

Для того, чтобы соль выпаривалась, вокруг нарыли ванны, которые наполняются водой из озера. Через несколько дней вода испаряется и остается соляная корка.

Зрелище очень живописное. Особенно на закате.

Но как представишь, каково работать в этих условиях.
Из-за жары соледобытчики работают только рано утром или после захода солнца.

Нагрузив тележку солью, работяги бегут по корке соли, чтобы высыпать ее на большую гору.

И снова бегут обратно. Насыпают. Бегут. Высыпают.

Интересно, работает ли у них примета про просыпанную соль.

Уже ближе к темноте мы вернулись к озеру. И опять забрались в него.
Мы бы может так и не вылезли от туда. Но наши проводники с берега закричали, что ждут только нас.
Ориентируясь на свет фонариков и разожженный костер мы выбрались на берег.

Оказалось, что пока мы купались и гуляли и снова купались, на берегу собралась достаточно внушительная международная компания, приехавших, чтобы на следующий день взойти на вулкан и полюбоваться на лавовое озеро.

Мы наконец посмотрели на нашего гида и узнали наши планы на ближайшие пару дней. А заодно чудесно поужинали, расположившись вокруг костра.
Костер добавлял живописности. Главное от него держаться подальше. Потому как даже с наступлением темноты прохладнее не стало.
Вот ну совсем.

На ночлег мы расположились по-простому — бросили матрасы прямо на берегу озера.
Ах, какое небо раскинулось над нами.
Смутные воспоминания: просыпаясь ночью и открывая глаза, я видела, как Орион переползает по небу.

А на рассвете мы опять пошли купаться.
Рассвет был прекрасен. Но я же знатный фотограф — я долго ждала, когда солнце взойдет. Не дождавшись полезла в озеро, и тут солнце наконец соизволило выползти из-за горизонта.
Поверьте, это было прекрасно.

После завтрака мы пошли на официальную экскурсию на соледобычу.
До начала экскурсии мы собрали все вещи, так как машины уезжали в деревню ждать нас. В ожидании похода на соляные горы мы пытались укрыться в тени.

Тени было немного.

Собственно перейдем теперь к теме поста. Как же добывают соль?
Думаю, что вы уже все поняли, но вот ее несколько фотографий с нашей познавательной экскурсии.

Воду из озера по трубам загоняют в большие ванны.

В верхней ванне она отстаивается. Во второй насыщается, в третьей получается почти чистая соль.

Как сказать, чистой.

Хотя некоторые горы сохраняли свою белизну. Видимо это соль класса Экстра.

А вот эти мешки видимо для простого народа. Хотя нам рассказали, что потом соль проходит очистку.

Палящее солнце не позволило нам бесконечно наслаждаться соляными богатствами. Посмотрев и восхитившись, мы отправились догонять наши машины.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию