100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дельта Окавангов в Калахари

Окаванго впадающая в пустыню

Своенравна река Окаванго. Казалось бы, начинаясь всего лишь в трехстах километрах от Атлантического океана, туда бы она и должна устремить свои воды. Ан нет, отвернулась от него Окаванго, словно влечет ее к себе другой океан, Индийский, — там, в тысячах километров на юго-востоке. Но не может река достичь его: жадные пески Калахари иссушают ее всю, без остатка. Однако перед тем как принести себя в жертву огнедышащей пустыне Окаванго широко разливается, образуя самую большую внутриконтинентальную дельту в мире.

Немного географии

На двадцать тысяч квадратных километров раскинулась дельта Окаванго, давшая приют рыбам, пернатым и хищникам и — в последнюю очередь — человеку. Трудно человеку пробираться через густые заросли папируса, покрывающие зыбкие топи. Девственными остаются просторы дельты — ее многочисленные острова и островки. Многие из них обязаны своим существованием трудолюбивым термитам: это они в сухое время строят высокие термитники и разрыхляют почву, в которую потом пускают корни растения.

Лицо дельты постоянно меняется — с каждым годом и сезоном. И причина тому — сама река и ее исконные обитатели. Термиты строят острова, а бегемоты прокладывают протоки к островам — местам новых пастбищ. По этим протокам, через тростники, пробираются редкие посетители тех глухих мест. Единственным средством передвижения служат туземные пироги, выдолбленные из стволов деревьев, — «мокоро». Благодаря узкому, вытянутому корпусу они могут двигаться среди зарослей папируса, правда, если заросли не слишком густы.

Удивительна та легкость, с какой иные виды растительного и животного мира приноровились к жизни в дельте (чему я был свидетелем) и в засушливых, почти безводных условиях центральной Калахари.

Когда говорят о Калахари, обычно напрашивается словосочетание: «мертвая пустыня». Пустыня — да, но мертвая — нет. Там есть вода и, соответственно, жизнь. Все верно: вода скрыта под самым мощным в мире песчаным покровом, протянувшимся на расстояние, равное пространству между Уралом и Польшей. К каким только уловкам ни прибегают растения, чтобы добраться до драгоценной влаги и не дать ей уйти еще глубже. Густо переплетенная корневая система трав задерживает дождевую воду. Корни некоторых акаций уходят на глубину до 30 метров. Крупные корнеплоды умудряются накапливать в себе до 10 литров воды. Эти клубни скрыты не очень глубоко, и, к примеру, антилопы спрингбоки, вырывая их из-под земли и поедая, великолепно утоляют жажду, даже вдали от водоемов. Точно так же и хищники: они получают воду из организма своих жертв.

Другой источник животворной в здешних краях влаги — дождь. Но он не часто одаривает пустыню.
Для Калахари типичны два сезона — сухое и дождливое время, хотя в обычном смысле сезонами их не назовешь. Сухой период длится с мая по октябрь; дождливый — с ноября по апрель. Впрочем, слово «дождливый» вполне можно взять в кавычки, так как дожди в это время почти не идут. И если засуха продолжается несколько лет подряд, то бедствуют и животные, и люди. Но стоит живительной влаге хлынуть с небес — значительная часть Калахари преображается. На огромных пространствах появляются травы, высохшие озера наполняются водой, привлекая разноголосые птичьи стаи; животные разбредаются на многие тысячи квадратных километров. Недаром в Ботсване и для денежной единицы, и для приветствия употребляется то же самое слово: «пула», что означает «дождь».

Однако то, что происходит в дельте, отчасти не зависит от местных атмосферных условий. Окаванго берет начало в Анголе и сотни километров течет по гористой местности. В горах Анголы, в обычный для тех субэкваториальных широт период муссонов, скапливается много влаги, и Окаванго исправно доносит ее до самой дельты — через полторы тысячи километров.

Благодаря равнинному характеру местности и ширине дельты река течет неторопливо — со скоростью до одного километра в день, так что разливается она тоже медленно. И новой воде нужно почти пять месяцев, чтобы покрыть расстояние от верховья дельты до ее низовья, где она постепенно уходит в песок. Уходит — но не совсем. Окаванго, как бы не желая сдаваться, собирается с последними силами — и крохотным ручьем течет дальше через Калахари, правда, уже под другим названием — Ботлетле. Таким образом, дождевая вода, питающая Окаванго в горах Анголы, достигает низовьев дельты примерно за полгода — как раз в разгар сухого сезона в Ботсване. А вода в дельте кристально чистая: она медленно протекает через папирусные и тростниковые заросли — своего рода «фильтры», и поэтому пригодна для питья.

Маунг

Почти в самом сердце дельты расположен городок Маунг. Когда-то на его месте ютилась небольшая деревушка, и это не могло не сказаться на пестром внешнем облике города. Рядом с высоким современным зданием телекоммуникационного центра здесь гнездятся характерные африканские хижинки, так называемые «рондавели». Мощные дизельные установки громыхают на набережной, куда, по рассказам, иногда выбираются крокодилы, пожирающие нерадивых зевак — по несколько человек в год. На улицах среди прохожих, одетых в обычные летние одежды, частенько можно увидеть хереро в широченных юбках, которые скорее пригодны для бальных танцев, нежели для хождения по пескам Маунга. Эту странную моду племя хереро когда-то переняло у немецких миссионеров и теперь необычайно гордятся своим платьем.

Но в чем жители городка едины, так это в своем радушии. Здесь все приветливы — как черные, так и белые. Возможно, это объясняется тем, что Ботсване удалось избежать худших форм британского колониализма и апартеида, проводимого в конце прошлого века Сесилем Родсом в других странах на юге Африки. Люди разных цветов кожи здесь и правда живут в дружбе. Я сам убедился в этом, когда побывал на одном собрании, происходившем в Маунге. Члены собрания разбирали вопросы о правах на охоту и пользование водой озера Нгами, расположенного к югу от дельты Окаванго.

Дело в том, что берега Нгами — истинное царство животных. когда в озере, разумеется, есть вода. В засуху же Нгами высыхает до самого дна.

Сейчас там жизнь кипела. Однако, несмотря на изобилие живности, охотиться следовало по правилам. Понятно, что охота для местных жителей — важный источник пропитания. Но даже для них приходилось устанавливать ограничения — нельзя же истреблять животных без разбору! Не говоря уже об иностранцах: может, им вообще запретить охотиться? Впрочем, с экономической точки зрения, это было бы неразумно, поскольку приезжие белые охотники — народ зажиточный и за трофей — например, зебру — они готовы выложить раз в десять, а то и в сто больше, чем в состоянии заплатить за право охотиться на ту же зебру местный житель.
А куда и сколько воды можно отвести, чтобы не нарушить экологический баланс в дельте Окаванго.

В общем, собрание длилось несколько часов. В зале и президиуме были и белые, и черные; председательствовала белая женщина — она же переводчица. Было ясно, что английский язык понятен всем, но некоторые выступавшие говорили на родном тсвана, и тогда слово переходило председательствующей переводчице. По выступлениям было также очевидно, что белые были гражданами республики Ботсвана. Насколько мне удалось узнать, в Ботсване никто и ничто не может вынудить белых принять гражданство — ни правительство, ни обстоятельства. Переселяясь сюда из других стран, они совершенно добровольно становятся гражданами «негритянского» государства, что вовсе не характерно для белых в других странах Африки.

Честно признаться, меня не столько интересовали рассматриваемые вопросы, в сущности, мне, чужаку, непонятные, сколько сами люди — выражение их лиц, темперамент. К мнению как белых, так и черных, здесь относились с одинаковым вниманием и уважением. Конечно, были разногласия, но за все время, проведенное в зале, я не слышал ни одного резкого выпада — никто даже голос ни разу не повысил. В общем, я покинул собрание с отрадным чувством на душе.

Читайте так же:
Самая длинная фамилия в мире состоит из 700 букв

Ситатунга и другие

А на следующее утро небольшой самолет доставил меня и трех моих спутников из Маунга в палаточный лагерь, раскинувшийся у голубых вод заливчика, окаймленного зарослями папируса. Лагерь был снабжен всем необходимым — словом, полный комфорт. Правда, изредка его нарушало нудное жужжание мух цеце. Но здесь в панику от них никто не впадает. Эти невзрачные на вид двукрылые жалят довольно больно, однако только одна из тысячи мух оказывается носительницей сонной болезни. К тому же благодаря опрыскиваниям, которые проводятся под наблюдением смотрителей национального парка, численность цеце в дельте за последние годы значительно снизилась. Так что в первую ночь, выгнав пару назойливых насекомых из палатки, я с наслаждением предался мирному сну.

Утром, откинув полы палатки, я увидел белесую пелену тумана, высотой по грудь, — еще одну климатическую особенность дельты.
Погрузившись в пирогу, мы двинулись в путь. «Мокоро», умело управляемая Манилой, моим проводником, скользила то по чистой воде, то через тростник — и чуть ли не через каждые., десять метров перед нами открывались все новые пейзажи. Водяные лилии, распускаясь после ночного сна, подставляли свои нежные лепестки утреннему свету. Туманная завеса постепенно рассеивалась — видимость мало-помалу улучшилась.

В зарослях папируса что-то забарахталось: похоже, мы спугнули какое-то крупное животное.
— Ситатунга, — сказал Манипа, словно я понимал, о чем речь.
— Такое большое животное, как же оно может бежать напролом через заросли, да еще по воде: ведь здесь не мелко? — спросил я проводника.
— Не по воде, — уточнил Манипа. — Эта антилопа топает прямо по папирусу. конечно, сравнительно густому. Ступая по зыбким местам, она широко расставляет удлиненные копыта. Ситатунги даже детенышей выводят на островках папируса — там хищникам до них не добраться.
— Никогда не приходилось слышать о такой антилопе, — удивленно пробормотал я.
— Мы находимся на территории заповедника — только тут их еще и можно увидеть. А в других местах они редкость. Может, поэтому о них мало кто знает.
— Жаль, я плохо ее разглядел. А какой они бывают величины?
— Сейчас на ситатунг вообще запрещено охотиться, зато раньше мой отец иногда приносил их домой и продавал мясо. Некоторые весили больше восьмидесяти килограммов.
— Восемьдесят кило — и по воде яко по суху.
— Что-что? — не понял Манипа.
— Да ничего, — говорю, — это я так.

Иногда, чтобы сократить путь, Манипа направлял нашу остроносую «мокоро» через заросли к какому-нибудь острову. На островах трава уже пожелтела, хотя местами была еще высокой. Это привлекало быстрых антилоп импал, а издали на нас сурово поглядывали большие мрачные гну, которые называются «вильдебист» — словом, заимствованным из голландского языка, что означает «дикий зверь».
Причалив к берегу, мы вошли в рощу, и тут появились травоядные покрупнее.

Местность напоминала обычную африканскую саванну: кусты и деревья сменялись степью, потом — снова рощица. Деревья привлекают животных: на открытом пространстве их видно как на ладони. Первыми, кого мы увидели в роще, были черные, или африканские, буйволы. Африканский буйвол сильно отличается от своего азиатского сородича свирепостью и непредсказуемостью. Он имеет обыкновение нападать внезапно, что объясняется его близорукостью. Плохо видя, чем занимается его «вероятный» противник, буйвол бросается на него иногда ни с того ни с сего, следуя принципу «нападение — лучшая зашита». Так это или нет, но «черныш» определенно опаснее льва, который к людям обычно равнодушен.

Вдали протопало стадо буйволов, но вот меньше чем в ста метрах от нас появился крупный самец и, увидев нас, застыл в ожидании. Манипе это не понравилось.
— Давай и мы остановимся, не будем его дразнить, — шепнул он. — Кто знает, что у него на уме.
С минуту, показавшуюся необычайно долгой, мы простояли неподвижно, играя с уставившимся на нас буйволом в «гляделки».
— Знаешь, полезай-ка ты лучше на дерево. — Проводник указал на стоящее рядом деревцо, на котором хватило бы места только для одного.
— А ты как?
— Ничего, я здесь внизу буду тебя охранять.

Не спрашивая, что он имел в виду под словом «охранять», я подчинился приказу и кое-как примостился в том месте, где ствол дерева раздваивался. Тут только вспомнил я про фотоаппарат. Но в следующее мгновение картина переменилась: на сцене появились две «дамы», которых наш галантный кавалер, по-видимому, считал своим долгом оберегать. Не обращая на нас больше внимания, он вместе с ними исчез в кустах.

— Ну же, скорее слезай с дерева и садись в «мокоро». Сейчас поедем на остров Чиф — увидишь и слонов, и львов, а может, и гиен.
Мы огибали Чиф с западной стороны по узкой протоке, разделявший этот соседний остров. Вдруг впереди послышались громкие всплески, хлюпанье, началась какая-то возня.
— Это слон, — заверил меня Манипа. — А может, и не один. Давай остановимся и поглядим.

Вернувшись из разведки, несколько смущенный Манипа сообщил, что большой слон улегся отдыхать на берегу протоки и даже малость ее перегородил. Так что трудно сказать, когда он соизволит освободить нам путь.
А после он прибавил:
— Хотя пройти там в общем-то можно. Но если мы внезапно появимся так близко от него, слон может испугаться, и тогда от «мокоро» останутся только щепки, а от нас — мокрое место.
— Ну так давай возвращаться другим путем, здесь же много разных проток.
— Вес не так просто. Справа за этим безымянным островом нам преградит путь непроходимая папирусная пробка. Огибать Чиф с восточной стороны — слишком далеко. Эдак мы не успеем в лагерь до темноты. А солнце заходит в шесть. Представляешь, каково оказаться в этом лабиринте в кромешной темноте? Потом меня за такое по головке не погладят.
— А что если спугнуть слона издали? — предложил я. — Может, он поднимется и уйдет?
— Так он не обратит на нас никакого внимания, — резонно заметил Манипа. — А подойдем близко — можем и нарваться.
— Вот так положеньице! Что же делать?
— Остается только одно — перекусить. Такой гениально простой ответ меня несколько озадачил.
— Перекусить? Так ведь мы уже завтракали.
— Значит, придется пообедать. Манипа был молод, крепок и мог не моргнув глазом смолотить зараз и завтрак, и обед, и ужин. С ловкостью заправского официанта он быстро расставил складные стульчики, стол и разложил всякую снедь. Открывая термос с чаем, я вдруг остановился и спросил:
— А что, если этот громила пожалует к нам на чашку чая без приглашения? Это тебе не буйвол. Вот, например, это деревцо он сломает, как спичку, если мы на него залезем.
— Конечно, сломает, — бесстрастно согласился Манипа. — Но с какой стати он станет его ломать?
— Да ведь слоны ломают деревья сплошь и рядом!
— Ломают, чтобы добраться до ветвей, которыми питаются. На людей же слоны просто так не нападают — только в случае явной угрозы. Правда, бывают исключения — слоны-одиночки. Среди них попадаются сущие изверги. Они-то в основном и нападают. Но такое случается редко. Так что наливай чай и не бойся — слон покушаться на него не станет.

Покончив с трапезой, мы, как чистоплотные домашние хозяйки, спустились к протоке мыть посуду. То ли наш шум потревожил великана, то ли что другое, только он вдруг поднялся. Манипа велел мне лечь в «мокоро», а сам спрятался за лодку. И мы стали ждать, что же будет дальше. К нашему облегчению, слон перешел протоку и стал подниматься на крутой берег острова Чиф. Там он остановился, повернулся к нам задом. и не заметил, как мы тихонечко прошмыгнули мимо.

Читайте так же:
Почему Русь назвали Русью? Версии, фото и видео

Активные экскурсии в дельте Окаванго

Итак, идет уже вторая неделя нашего путешествия «От пустынь Намибии до водопада Виктория». Проехав вчера более 300 км от намибийского городка Rundu, мы пересекли границу с Ботсваной и приехали в лодж-кемпинг Nguma Island Lodge, расположившийся на берегу большой красивой лагуны, окаймленной пальмами. Любителям рыбалки здесь есть чем заняться.

16.05.17, Вт, Day 10: Дельта Окаванго

Куда же мы попали? Оказывается — в самую большую в мире дельту реки Окаванго. Но самое главное — не в ее размерах, а в том, что она не заканчивается впадением ни в какое море-океан, а исчезает в пустыне Калахари. Площадь этой дельты — около 15 000 км², но во время разлива после дождей ее водные границы могут достигать и 22 000 км².

Благодаря такой площади и отсутствию каких-либо поселений внутри дельты, она полна жизни богатым животным миром. Здесь можно в изобилии встретить и бегемотов, и крокодилов, и слонов и несколько видов антилоп. Думаю, мы все это увидим на наших водных сафари за полтора дня пребывания в этом месте.

Лоджем Nguma Island Lodge управляет обаятельная 62-летняя женщина, всю жизнь прожившая в Ботсване. Ее предки — выходцы из Англии и уже несколько поколений прожили в Африке. Лодж разделен на две половины — на зону кемпинга и зону собственно лоджа, состоящей из двух десятков тентовых бунгало со всеми удобствами.

Для туристов между бунгало проложены деревянные мостки, по которым ходят только постояльцы отеля. А сотрудники передвигаются по тропинкам под мостками и не пересекаются с гостями лоджа.

Ближе к заливу находится большое здание ресторана с прекрасно сервированными столиками для завтрака и ужина. Каждый вечер владелица отеля очень красочно и театрально приглашала всех к ужину и подробно расписывала достоинства предлагавшихся блюд.

После этого вступления, туристы не спеша и вежливо успупая друг другу места, вставали в очередь за яствами.

Помимо нас, 8 туристов из Украины и России, были ещё две германские группы по 8–9 человек. Все пожилые — старше 60 лет. Только в нашей группе были трое моложе 40.

В 16:00 нас пригласили на традиционный для англичан Five o’clock tea. Мы отведали чай и кофе с кусочками торта и все это очень хорошо пошло под начавшуюся в 16:30 экскурсию «Sunshine cruise» — круиз на закате солнца.

Водная экскурсия на закате солнца

Во время этого круизного сафари прошлись на моторке по заливу, который прилегал к отелю, а также заплыли и в парочку отходивших от него водных рукавов. У нас был всего час светлого времени, так как на этих широтах солнце уходит за горизонт к шести вечера.

Из животного мира увидели небольшого крокодильчика и нескольких птиц, из которых впечатлила громадная цапля — африканская змеешейка (African Darter), долго сидевшая с распахнутыми чёрными крыльями. Сушила? Или охлаждалась после жаркого дня?

Не выдержав нашего к ней внимания, она взмахнула крыльями и, пробежав пару метров по воде, улетела в более тихое место.

Маленький крокодильчик тоже привлек внимание нашего гида-рулевого и, поддплыв к нему, мы несколько минут наблюдали как он, кося на нас свой глаз, тоже рассмотривал непрошенных гостей. Но, не сдвинулся ни на сантиметр…

Проплывая по водным рукавам, мы видим, что дельта стала прибежищем для разнообразных растений. Верхняя часть дельты, где мы и находимся, вся покрыта густыми зарослями тростника, в которых доминирует папирус. Много пальм. А на мелководье встречаются участки, постоянно покрытые водой и там растет множество кувшинок. Их мы увидим в большом кодичества на завтрашней утренней экскурсии, когда будем плавать на каное местного ботсванского разлива, которые носят название Mokoro.

А вот, похоже изумрудный зимородок. Красавец-то какой! Были и другие мелкие пичужки, порхавшие между зарослями папируса.

Покружив еще немного по близлежащим рукавчикам и мало кого увидев, проводили на покой солнце и вернулись в лодж.

17.05.17, Вт, Day 11: Дельта Окаванго. Экскурсии с Мокоро

Следующий день был более насыщен впечатлениями. С утра вышли на Mokoro-excursion или экскурсию на ботсванских каноэ. Такие каноэ, которые местные жители делают из цельного ствола дерева и называют «мокоро», стали знаковым символом дельты Окаванго и являются наиболее популярным способом эдакого водного сафари по мелководным рукавам разлившейся реки. И сплав на таких суденышках — лучший способ увидеть жизнь дельты. Но, чтобы добраться до них, мы сначала шли около получаса на моторной лодке до острова Мокоро.

По пути удалось встретить более чем метрового крокодила, который задумчиво грелся на берегу. При виде нас он театрально раскрыл пасть и показал свою крокодилью сущность — зубки его были более чем хороши!

Приплыв к острову и пройдя метров сто на другую его сторону, увидели на мелководье в тени деревьев ряд каное с ожидавшими нас гребцами. Оригинальные каноэ Мокоро имеют около 6 метров в длину и выдолблены из стволов деревьев. Но современные лодки для туристов уже делают из пластика. В каждой обычно размещается до двух туристов с одним гребцом, которого называют ‘Polers’.

Там мы разделились по парам и заняли места на каких-то хлипких сиденьях. На корме разместился рулевой. Но, в отичие от нас, он не сидел, а стоял. И вот так, стоя, управлял этим судном, отталкиваясь от дна длинные шестом.

Нашим кормчим был молодой парень по имени Додо. Все они были франтовато одеты и выглядели очень прилично. Додо ловко управлял этой длинной посудиной, ведя ее по чуть заметной водной тропинке среди травы и осоки. Судя по шесту, глубина этой дорожки на превышала одного метра. Сейчас была «высокая вода». Мы все подготовились к москитным атакам, но ни комаров, ни москитов не было.

Кругом были невысокие заросли осоки и тысячи кувшинок. Красота и тишина, которая нарушалась только легкими всплесками воды от касания ее шестом.

Примерно через час такой тихой и неспешной гребли по многочисленным водным тропинкам (и как только они ориентируются в их хитросплетении?), причалили к большому острову. Там сделали часовую прогулку и гид Бомани провел нас по самым интересным, с его точки зрения, местам.

На самом деле, интересного было мало — может мы попали сюда не в тот час и все животные попрятались. А может, с точки зрения нашей безопасности, здесь никто из крупных животных и не водился. Однако, судя по большим кучам помета, встречавшимся нам по пути на тропах, здесь водились и слоны, и бегемоты. Но нам они не встретились. И даже — вдали.

Подходя к месту ланча, прошли мимо дерева, с которого была содрана вся кора и нижние ветви- его облюбовали слоны для массажа и чистки своих тел. Подойдя к месту причала наших мокоро, увидели разложенный нашими кормчими-мокористами походный ланч.

Прямо над нами было высокое дерево, на котором, наблюдая за нашей трапезой, сидел строгий белоголовый орел. Увидев брошенный кусок хлеба, он отложил в сторону свою напыщенность и ринулся за этим подарком…

Дельта Окавангов в Калахари

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Занесло меня давеча в Ботсвану.

Скажу сразу – если собираетесь в Боствану – не парьтесь на тему мобильников и интеренета. Ничто из вышеперечисленного не понадобится. Связи, кроме как в больших городах, там просто нет. Отличное место, куда можно сбежать от проблем.

Чтобы добраться до Мауна (самое высокое здание , которого, как оказалась, вышка в аэропорту) – пришлось лететь до Франкфурта. Потом до Йоханесбурга и только оттуда до Ботсваны. ( за билеты отдельное спасибо www.abendsonneafrika.de.
Впрочем в Мауне было полчаса времени и меня засунули в тесную “Сессну” на место второго пилота и первый, тонкими изящными пальцами принялся колдовать над электроникой…

Читайте так же:
Куркума уменьшает воспаление — рассмотрим вместе

четрые летящих антилопы
Никакого фотошопа — просто удача))

Дельта Окаванго с вертолета

Антилопы Цесабе

Маленькая «Сессна» неожиданно накренилась на левый борт, а передо мной промелькнула огромная птица с серьезным выражением, не
оставлявшим сомнений в намерениях. Пилот, сидевший рядом, даже стер испарину со лба и покачал головой, продолжая вести
машину. Встреча с дикой природой Ботсваны началась еще до посадки в лагере.
Внизу мелькают необжитые болота страны — сейчас здесь зима и в протоках много воды. Сложно сказать что я так представлял себе
южную африку. Это место называется дельта реки Окаванго. В этом наборе кое чего нехватает — есть река, есть дельта, но нет ни озера,
ни моря куда бы она впадала. Воды дельты просто испаряются в жарких просторах пустыни Калахари. Ученые предполагают, что
потерянное озеро находилось как раз на месте пустыни.

Случайно оказались среди прайда — нас вроде
игнорируют, но контролируют каждое движение

Родительское внушение

В дельте обитает множество животных и почти нет людей и вообще щупальцы технического прогресса сюда еще не дотянулись. И
ботсванцы решили использовать этот факт. Почти вся дельта Окаванго поделена на заповедники и национальные парки —
государстввенные и частные. Европейцы едут сюда, чтобы посмотреть как выглядит нетронутая природа, как живет дикая природа, как
охотятся львы. Еще бы — ведь мы с нашим стремлением подчинить природу убили последнего льва на Балканах в 100 году нашей эры и
теперь смотрим на бедняг в зоопарках. В дикой природе львы остались только в Африке.

На охоту

Вынхивают львов

Одинокий жираф в лагере Джао

Мой первый проводник в лагере Джао, везет меня и пару французов на утренее сафари. Трясучий лендровер постоянно съезжает и с
дороги и он показывает нам свежие следы льва или леопарда, но мы встречаем пару антилоп. Они почти не боятся машину, хоть и смотрят
на нас обеспокоенным взглядом. Антилоп в Джао много, они пасутся повсюду. Гид рассказывает о подвидах антилоп, я даже и не знал
что их так много. Самая красивая — антилопа импала — охровый окрас и изящная стремительная фигура. Отличительная черта — на попе
буква M — похожая на знак макдональдса. Еще один изящный вид — ред лечуа, а вот любовь Козлевича — антилопа Гну оказалась какой
то непропорциональной с несуразным горбом на спине. Самая быстрая из антилоп — цесабе, она же самася острожная и редко
подпускает людей.

Антилопы Импала

После трапезы


Оочень маленькая и быстрая птичка, местные
называют кингфиш (типа ловит рыбу круче всех) —
редко позирует, но тут снова повезло. Вообще,
бердвочинг — отдельное хобби и бердвочеры
как сумасшедшие гоняются за пернатыми, а львы,
раздирающие буйвола пососедству волнуют им меньше
всего. Поиск в интернете опознал птичку как зимородка

Вечером прямо в лагерь приходят гиппопотамы, мы стоим в полусотне метров и смотрим в их светящиеся в ночи глаза. Вообще гиппо —
одни из самых опасных животных, несмотря на свою кажущуюся неподвижность они очень быстрые, а скрорость помноженная на их
вес — убийственное оружие!
Этим же вечером гид везет нас на ночное сафари — львы ночные жители и может мы встретим большую кошку. Но сколько мы не
катаемся по бушу — так здесь называют кустарниковый лес, сколько не находим следов, увидеть льва неполучается. Зато мы чуть ли на
наезжаем на трехметрового крокодила. Он лежит нешелохнувшись прямо на дороге которую затопило во время подъема воды, тоже,
видимо, пришел на ночную охоту.

Мы опаздали на львиную охоту всего на полчаса.
Следующая бдет через пару-тройку дней

В каждом лагере не стоит проводить больще двух трех-дней, в каждом есть свои особенности. Следуюущий лагерь Савути — это не частная концессия, а государственный нацпарк и здесь все не так идеально как в Джао и немного больще людей. Вообще, планируя
погружение в дикую природу, лучше выбирать частные нацпарки. Логика проста — здесь меньше людей, а значит больше животных.
Впрочем, здесь ты всегда под присмотром гида, а в государственный парк можно приехать на арендованной машине.
Лагерь Савути стоит прямо на берегу одной из проток дельты — сейчас она поона воды, но в другое время года здесь все сухое и
единственный водоем это бассейн на терассе лагеря. Порой на него покушаются слоны, доставая хоботом до воды. В Савути обитает большой прайд львов, но здесь сплошной колючий буш и найти здесь львов сложно. Но на первой же поездке мы встречаем цепочку
львов: глава прайда, двое "парней" — они еще молодные и не с такой царской гривой и пока глава их терпит, но позднее им придется
уйти и искать себе семью. Остальные самки. Вся торжественная процессия неспешно идет по берегу, но в какой то момент сворачивает
и исчезает в зарослях буша. Наш проводник сворачивает за ними, несколько минут мы еще наблиюдаем прайд, но вскоре они растворяются в кустах. Увидеть их невозможно, но после долгих поисков мы вдруг выскакиваем на поляну и оказываемся прямо
посреди дюжины львов — они мирно сидят и нюхают воздух, явно собираясь на охоту. Машина открытая и когда видишь в трех-пяти
метрах от себя львиную морду становится не по себе. Проводники объясняют что львы воспринимают машину и людей в ней как
единое целое, и главное правило не вставать и не высовываться, чтобы не разрушить картинку. Но когда вдруг ловишь взгляд равнодушных глаз, то понимаешь, что все это сказки и все понимает это желтоглазое создание, но просто по каким то своим правилам
не трогает тебя.

Получился очень такой романтичный лев в закатном
солнце. Только что наелся, отлал остатки львицам
и теперь идет валяться под пальму

gorshkov_sergey

Я был в Ботване в разных местах в разное время года.
Возвращаясь в одно и тоже место в разное время года я вижу как меняется природа, события тоже происходят совершенно разные и это мне помогает раскрыть образ.
В Африке мое любимое место дельта реки Окаванго.
Долго думал, над вопросом, как лучше сделать — один большой пост или разбить на несколько, в итоге разобью на несколько.

В горах Анголы, в период муссонов, скапливается много влаги.
Река Окаванго миллионы лет назад впадала в крупное озеро на Юге Ботсваны — Макхадикхади.

Затем, в результате тектоническая активности земной коры, естественное русло реки было перекрыто, что привело к изменению направления течения реки в сторону пустыни Калахари.
Сейчас Река Окаванго собирая дождевую воду с плато Бенгелы в горах Анголы исправно несет ее полторы тысячи километров на юго-восток в Ботсвану, образуя там уникальное природное образование из болот, зарослей тростника, островов, ручьёв и протоков с прохладной чистой водой — образуя самую большую внутреннюю дельту планеты.

Река течет неторопливо — со скоростью до одного километра в день, так что разливается она тоже медленно.
И новой воде нужно почти пять месяцев, чтобы покрыть расстояние от верховья дельты до ее низовья.
Медленно текущая вода проходит по лабиринту каналов, в которых более 95% ее испаряется.

Хочу обратить ваше внимание, что вода приходит в дельту в начале сухого сезона в Ботсване (конец марта, пик наводнения — май и июнь, и к октябрю большая часть воды испарится и ее поглотят пески пустыни Калахари.) В 2010 было самое большое наводнение в Ботсване. за всю историю наблюдений. Большая вода, это большая жизнь в Африке, но сейчас большая вода принесла большие проблемы, как для животных, так и для людей, они были вынуждены покинуть привычные места обитания.

Читайте так же:
Почему соль легко выпарить, а сахар сложно?

Если Вы спросите, когда лучше ехать я не смогу однозначно ответить, каждый сезон по своему замечателен и каждый сезон дарит и открывает что -то новое.
Я люблю бывать в дельте реки Окаванго — когда там южноафриканская зима (с мая по конец августа) в это время паводок достигает своего максимума затапливая все низкие участки суши и животные концентрируются на островах и еще в это время в других регионах Ботсваны сухой сезон и все живое тянется к воде. ( в этом году было много воды и животные со многих островов перекочевали и в итоге гдето было пусто, а где то густо)

В это время очень комфортная погода хотя иногда бывает очень холодно в июне и июле иногда ночью 2-4 градуса тепла. А иногда выпадает иней, но это было всего пару раз на моей памяти.
В это время очень мало листвы и очень легко находить животный. И в это время утром очень медленно поднимается солнце, что позволяет дольше фотографировать.

С сентября по март становится очень жарко. Вместе с тем это лучшее время для наблюдения за птицами.

Мигрирующие стада птицы вернуться из холодной Европы и Количество птиц на этих болотах не поддается описанию.

Каких только видов пернатых я здесь не видел: бесчисленные дикие утки и египетские гуси плавали и ныряли меж островов; по мелководью важно вышагивали цапли и королевские журавли. Стаи пеликанов и марабу то и дело заслоняли солнце — нигде больше мне доводилось видеть их в таком количестве.

Ноябрь — начало сезона дождей . "Новая жизнь" возрождает растительность и животных и полностью преображает дельту. В течении двух последних недель ноября буду рождены тысячи телят импалы, цессеби, гну, зебры, Это настоящее наводнение младенцев.

Это подарок для хищников. Многие из которых будут убиты львами ,леопардами, гиенами, собаками. Но большая часть их выживет.

Я был не сколько раз в сезон дождей мне очень понравилось и я хочу поехать еще именно в сезон дождей. Пик дождливого сезона приходится на январь/февраль. Вместе с тем дожди начинаются в конце ноября и продолжаться до марта.

Южноафриканские грозы описать невозможно это производит огромное впечатление. Только ради того чтобы увидеть грозы стоит ехать с ноября по февраль.

Единственная проблема много зелени и иногда очень жарко, дожди идут не ежедневно — обычно сначала стоит жара и поднимается влажность и потом идет ливень, за минуты выпадает колоссальное количество осадков и иногда кажется, что вся земля это сплошная лужа, но уже через час все впитывается в песчаную почву.

Температуры.
Самый жаркий месяц — октябрь с температурами 35 — 40 °С и выше и средним минимумом 20 °С.

Въездные ворота на территорию дельты реки Окаванго город Маун. В аэропорт Мауна ежедневно прибывают международные рейсы из Йоханнесбурга,( в этом году начали строить новый аэропорт в Мауне и скоро будут прямые рейсы из Европы) Далее осуществляются чартерные перелеты во все лоджи на территории дельты

Я был практически во всех лоджах WS, но я не был в национальных парках. Наблюдение за животными в Ботсване доведено до идеала. Большая часть это частные земли, раньше на этих землях проводили охоты. Но постепенно хозяева поняли, что интереснее и выгоднее проводить фотосафари чем заниматься охотой и они пере профилировали свой бизнес.
Поговаривают, что правительство вообще хочет закрыть охоту в Ботсване. За время, существования, здесь появились огромные стада не пуганых зверей. Они не знают, что такое звук выстрела, – только щелчки фотокамер.

Главная прелесть Ботсваны в ее правилах они созданы для фотографов. На мой взгляд самое главное это офроуд, который дает определенную степень свободы. Второе небольшое количество машин в лоджах. Максимум 4 или 5 автомобилей.
В лоджах есть возможность забронировать индивидуальный джип, но об этом нужно заботиться заранее, я обычно планирую свои поезки за год вперед и всегда бронирую индивидуальный автомобиль, своего проводника, лодку и я не завишу от прихотей группы, а работаю, так как мне нужно, да это дорого, но поверьте, игра стоит свеч. А то может получиться, так что Вы окажитесь в одном джипе с еще 5-7 туристами, которым глубоко чихать на Ваше увлечение, кто то захочет писать, кто-то спать, у кому то секса . И тогда может дойти дело до драки. Прошлый год я был свидетелем такой сцены, тогда немец выяснял отношения с американцем. Победил немец, а побитого американца, я приютил в своей машине и нам удалось снять несколько интересных кадров. Вот один из них.

Лодка – интересная возможность для съемки птиц и водных животных, к примеру, крокодилов, ящериц или гиппопотамов. Многие животные не боятся лодок и вы можете очень близко к ним подобраться. В лодках основной проблемой является устойчивость. Наилучшими лодками считаются те, в которые могут вместиться 4 человека. У вас должна быть возможность встать и передвигаться.

Мокоро — туземные пироги, выдолбленные из стволов деревьев, — «мокоро». Благодаря узкому, вытянутому корпусу они могут бесшумно двигаться среди зарослей папируса. Я несколько раз пробовал это очень интересно животные иногда подпускают очень близко.
Но после одного случая, который произошел в дельте — две мокоро плыли по мелководью и на одну напал бегемот — проводник с пассажиркой оказались в воде, а лодка — в пасти бегемота.

Откусив кусок от борта и приведя пирогу в негодность, бегемот скрылся под водой. Потом несколько дней каждый вечер говорили о этой истории и она все обрастала и обрастала легендами и небылицами и когда когда я переехал в другой лагерь то услышал ее ужев другом виде. И после этого я перестал ездить на мокоро.

В Ботсване, вы можете оставить машину и немного пройтись.
Но подойти действительно близко к животному непросто и даже опасно. Практически все крупные африканские животные пугаются людей и убегут, как только увидят вас.
Но бывают исключения и животное может подойти к вам близко или подпустить Вас.
Я хожу пешком в основном, когда я фотографирую в частных заповедниках.

Я фотографировал с маленьких самолетов и вертолетов, и я предпочитаю вертолеты, так как их возможности больше.

Используя обыкновенный карманный фонарик я снял в ночи этих львят.

Большинство событи й в жизни животных происходят ночью, По желанию можно отправиться в поездку и ночью. (обычно в странах восточной Африки ночные сафари запрещены)
Это особенное удовольствие, когда ты светишь фонарем по сторонам и выхватываешь из темноты глаза какого-нибудь животного, а если повезет то можно наблюдать взаимоотношения или охоту хищников.

Очень часто хозяева лагерей делают сюрпризы и устраивают ужины прямо в буше.

Лагерей много и в каждом лагере есть своя изюминка, своя особенность. Дальше я попробую показать лагеря Ботсваны, точнее не лагеря ,а районы, которые я больше всего люблю и всегда там бываю и их дикую жизнь. Продолжение следует.

lo_0_ol

1. Река Окаванго миллионы лет назад впадала в крупное озеро на Юге Африке — Макхадикхади (Makgadikgadi Lake). Затем, в результате тектонической активности земной коры, естественное русло реки было перекрыто, что привело к изменению направления течения в сторону пустыни Калахари. Таким образом было сформировано уникальное природное образование — река, впадающая в пустыню.
2. Большая чать территории Ботсваны расположена в так называемой низменности Калахари, которая является самой обширной полупустыней Африки, а дельта реки Окаванго — самым большим оазисом.
3. Вторая по численности миграция животных (после великой миграции в Кении) происходит в Ботсване. Более 30 тыс. зебр ежегодно мигрируют через территорию дельты Окаванго в период с декабря по март.
4. Период с декабря по март (так называемый "зеленый сезон") является временем выведения потомства не только млекопитающих обитателей этого района, но также птиц, прилетающих сюда на зимовку из Европы, в том числе из России.
5. Проезд наземным транспортом возможен только на небольшой участок заповедника Мореми из «столицы Дельты Окаванго» г. Маун. В остальных случаях вариант один — только легкими самолетами.

Читайте так же:
Почему столица Китая в России называется Пекин, а не Бейджинг? Причины, фото и видео

Перелёт из Шинде в Мореми занимает 25 минут.

1 Весь полёт проходит над территорией дельты Окаванго, поэтому можно сложить представление по поводу ландшафтов.
В основном это поросшие папирусом плавни, изрезанные рукавами и каналами дельты.

2 Иногда попадаются достаточно большие куски суши.

3 Либо совсем маленькие островки на одно дерево. Как правило, в основе таких небольших островков лежат термитники.

4 Более крупные острова образуются путём намыва донного грунта в результате перекрытия канала или рукава дельты.

6 Вода в дельте относительно чистая и прозрачная. В ясный солнечный день с лодки прекрасно видна вся подводная жизнь.

7 Заросли папируса и осоки испещрены «тропинками», которые протаптывают слоны и другие крупные животные. В последствии такие тропинки имеют все шансы стать очередным каналом дельты.

9 Некоторые каналы со временем расширяются и укрепляются, превращаясь в полноценные реки.

11 Часто встречаются финиковые пальмы, которые доминируют по внешнему контуру островов.

15 Под некоторыми деревьями даже с воздуха можно увидеть животных.

16 Очень много мёртвых деревьев.

17 Заходим на посадку.

18 Въезд в заповедник находится рядом с взлётно-посадочной полосой. Здесь вас обязательно запишут в гроссбух, включая ваше гражданство и вероисповедание для статистики.
Кстати, как я уже писал выше, Мореми — единственное место в дельте Окаванго, до которого можно доехать по земле из Мауна. Поэтому здесь можно встретить селф-драйверов. Приехав сюда на собственной или взятой на прокат машине (полный привод обязателен), можно остановиться в одном из кэмпов или на территории оборудовпнного кэмпсайта, разбив собственную палатку.

19 Сразу после въезда в заповедник, как обычно, трансфер превращается в сафари.

20 Дорога от ВПП до кэмпа Okuti занимает от силы 15 минут, Пока в основном попадаются птицы пчелоеды. Сразу бросается в глаза непуганность местной фауны, подпускают достаточно близко.

22 Okuti Camp — один из трёх кэмпов на территории общедоступной части заповедника Мореми. Okuti принадлежит компании Ker & Downey, два других: Camp Moremi и Camp Xakanaka (читается как Каканака) — компании Desert & Delta.
Несмотря на то, что Okuti — не лодж, а кэмп, глядя на номера, их с большой натяжкой можно назвать палатками. Ну, разве что из-за брезента, выполняющего функцию внешнего покрытия.

23 Внутри номера также не выглядят «палаточными». Вполне себе хороший номер пятизвездочной гостиницы с балконом-верандой, всеми удобствами, включая два душа: один в номере и второй под открытым небом.
Такое вот luxury in the middle of nowhere.

Хотелось бы немного акцентировать внимание на общих правилах, присущих для всех кэмпов в дельте Окаванго, независимо от уровня роскошности.
1. Никакой мобильной связи. Забудьте о мобильных операторах, роумингах и прочих тарифных планах. Для экстренных случаев у администрации любого кэмпа есть спутниковая телефонная связь
2. Никокого wi-fi. Ни в номерах, ни на общей территории кэмпа. В лучшем случае в общей зоне кэмпа будет стоять один ноутбук, подключённый к спутниковому интернету. Скорость такого интернета заставить вас вспомнить добрым словом всеми забытый dial-up.
3. Не надейтесь, телевизоров в номерах тоже нет. Лучшая вечерняя телепрограмма в Африке — это звёздное небо под стаканчик шери и пение цикад. Если повезёт, можно попасть на полную луну или млечный путь, на подтанцовке светлячки.
3. Проживание во всех кэмпах по системе Fully Inclusive — включено всё: питание, напитки (за исключением премиум брэндов), сафари, прачечная и т.п.
4. Во всех номерах обязательно присутствуют
— спрей от комаров для помещения
— спрей от комаров для кожи
— фонарик
— horn — механическое приспособление, издающее громкий звук. Используется в случае угрозы вашей безопасности. После того, как вы стали инициатором громкого звука, рекомендуется включить свет/светить фонариком в окна.
5. Последний подпункт пункта 4 намекает на то, что случаи бывают разные. В случае, если вы услышали громкий протяжный звук, но вам ничего не угрожает, то воздержитесь от любой иллюминации в своем номере. Это поможет администрации кэмпа по светящимся окнам определить, кому из гостей требуется валидол помощь.
6. Само собой разумеющееся, в тёмное время суток передвижения по кэмпу без сопровождения рейнджеров категорически не рекомендуются.

Подобный инструктаж по безопасности происходит каждый раз при заселении.

24 Прослушал инструкции, разложил вещи, решил прогуляться. Рядом со входом в номер сидел такой вот мартыш, делая вид что он ждёт трамвай ему до меня нет никокого дела.

Рано или поздно организационные вопросы заканчиваются, формальности соблюдены и пора переходить к делу, то есть, к сафари, тем более на входе в кэмп ехидно пасётся пара бушбоков.

26 Заповедник Мореми известен высокой вероятностью встретить во время сафари представителей кошачьих: львов, леопардов, гепардов. С этим настроением мы и выехали.
Как я уже писал, декабрь — период выведения потомства у парнокопытных. Вот такие антилопьи нежности встречаются на каждом шагу

27 Малыши учатся ухаживать за собой сами.

28 Животные абсолютно непуганные и не против портретной съёмки.

29 Каждой зебре, даже недавно родившейся, полагается по буйволинному скворцу 🙂

30 Антилопа тсетсебе — родственник восточно-африканских топи

31 Лесной кингфешер (woodland kingfisher)

32 Красноклювая птица-носорог (redbilled hornbill)

33 В какой-то момент сидящая в джипе фотобратия практически одновременно пришла к мнению, что птицы в Мореми настолько расслаблены, что не хватает динамики. Рейнджер предложил включить двигатель, резкий звук испугает пернатого и он улетит.
На раз-два-три получилось:)

34 Ну и какое же Окаванго без антилоп личи!

35 Пейзажи Мореми такие же увлекательные, как и животный мир. В Мореми представлены все виды ландшафтов, присущих дельте Окаванго. Это и саванна.

37 И заливные луга

38 И лесистая местность

40 Сизоворонки в дельте выполняют функцию воробьёв, по крайней мере с точки зрения численности.

41 Самец антелопы личи. Иногда они очень живописно прыгают, а иногда вот так бегают на полусогнутых, вытянув вперёд шею.

42 По традиции вечернее сафари заканчивается сандаунером.

43 На обратном пути в кэмп попадается ещё одна трогательная сценка с участием импал прямо рядом с дорогой.

44 Утро. Уже привычное пробуждение от традиционного «Knock, knock. Your coffee is ready» и кофепития в компании радужного скворца.

45 Утреннее сафари начинается со встечи с самцом антилопы куду, переходящим дорогу прямо перед джипом.

46 Очередной пчелоед, ласточкохвостый (swallowtailed bee-eater).

48 Меднохвостая кукушка (copperytailed coucal)

49 Водяные козлы (waterbok).

50 Земляная птица-носорог.

51 Задержались у одинокой жирафихи в сопровождении буйволовых скворцов (oxpeckers)

52 Скворцы особо не церемонились с жирафихой, пытаясь проникнуть во все мыслимые и немыслимые отверстия 🙂

53 Детёныш-альбинос импалы.

54 Малиновый пчелоед (carmine bee-eater) показал нам мастер класс по ловле пчёл, сидя на ветке.

55 Раз-два-три. Полетел.

56 Самки личи живописно вписались в ландшафт

57 Зебра наполовину спряталась за деревом.

58 Самец антилопы гну.

59 Мирное сосуществование млекопитающих и пернатых

60 Семейство бородавочников с вездесущими окспекерами

61 Впереди очередной перелёт в частый заповедник Kanana.

62 К сожалению, вопреки ожиданиям, мы не увидели никого из кошачьих. Обидно, но тем сафари и отличается от зоопарка, что никто ничего не гарантирует. Хотя, в этот день мы всё таки увидели леопарда, но это уже другая история.

Сафари в Ботсване | Доступное сафари в Окаванго
туры в ЮАР | туры в Ботсвану | туры в Намибию | туры в Зимбабве | туры в Эфиопию | туры на Мадагаскар | туры в Руанду | туры в Кению | туры в Уганду

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию