100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чудо юдо рыба кит

«Чудо-юдо Рыба-кит». Сказка Ершова

Петр Павлович Ершов – русский прозаик, драматург, поэт. Одно из его самых знаменитых произведений — «Конёк-горбунок». Кто читал эту сказку в стихах, наверняка помнят, что один из самых ярких персонажей – это Рыба-кит. Если вы еще не имели удовольствия ознакомиться с данным произведением, то сможете сделать это прямо сейчас.

Предыстория написания шедевра

Ершов Петр Павлович родился 22 февраля 1815 года в местечке Безруково Тобольской губернии. Его отец по долгу службы часто переезжал, поэтому Петр имел возможность общаться с разными людьми.

Мальчик слушал народные предания, которые легли в основу его знаменитого произведения «Конёк-горбунок». Как говорил сам автор, он только чуть доработал их, придал словам стихотворную форму. Мнения о произведении были противоречивыми. Так, Белинский говорил, что в сказке нет русского духа, несмотря на то что она написана русскими словами. Однако положительных отзывов было много. Так, А. С. Пушкин, ознакомившись с произведением, сказал: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить». Этими словами он поставил начинающего поэта на одну ступень с собой. И именно под влиянием Пушкинских сказок создал «Конька-горбунка» 19-летний П. П. Ершов.

Краткое содержание «Конька-горбунка»: начало

рыба-кит

У одного крестьянина было три сына. Старшего звали Данило, он был умный. Средний Гаврило был «и так, и сяк», а младший Иван и вовсе был дурачком.

Семья выращивала пшеницу и продавала ее. Но кто-то стал по ночам вытаптывать посевы и тем самым наносить большой урон. Тогда было решено всем братьям по очереди дежурить. На старшего, когда он был на посту, напал страх. Юноша закопался в сено и пролежал там всю ночь, поэтому так ничего не узнал. Средний брат замерз и ушел с поста. Удалось понять, в чем дело, только Ивану. Он увидел белую красивую лошадь, сумел оседлать ее и привести в пастуший балаган.

рыба кит сказка

Как и обещала ему кобылица, она родила трех коней. Данило и Гаврило увидели двух красавцев-жеребцов и тайком увели их на продажу. Утешил опечаленного Ивана конек-горбунок. Он велел тому сесть себе на спину и помчался вдогонку за братьями. С этого начинается сказка Ершова, в который скоро появится Рыба-кит.

Испытания для крестьянского сына

Кони были до того хороши, что в столице их купил царь. Когда животных повели в конюшню, они сбежали к Ивану. Тогда царь назначил его конюхом. Но завистливый спальник не мог пережить этого, он подбросил Ивану перо Жар-птицы и сказал царю, что парень обещает привезти обладательницу перышка.

С помощью конька-горбунка юноша выполнил это поручение царя. Затем верный друг помог парню привезти Царь-девицу. На предложение государя стать его женой девушка сказала, что не согласится, пока ей с океанского дна не достанут перстень. Именно это событие приблизит знакомство читателя со следующим персонажем, который должен помочь достать из водных пучин кольцо.

Очутившись у океана, Иван и конёк увидели, что поперек его лежит Чудо-юдо Рыба-кит.

Первая встреча с гигантской рыбой-островом

чудо-юдо рыба-кит

Кит был необычным. Оказывается, вот уже десять лет, как он превратился в живой остров. Дальше Ершов описывает, как выглядит Чудо-юдо Рыба-кит.

На его спине стояло село, здесь были самые настоящие дома. В ребра бедного животного были вбиты частоколы. На его губе мужчины пахали, между усами росли грибы, которые искали девушки.

Конек и Иван заскочили на странное создание. Рыба-кит спросил, откуда они прибыли и куда держат путь?

Те ответили, что едут из столицы по поручению Царь-девицы, направляются к Солнцу, которое поможет им выполнить поручение девушки. Услышав это, кит попросил путников узнать у Солнышка, долго ли ему еще быть в таком виде и за какие прегрешения это наказание. Иван пообещал выполнить просьбу, и путники отправились дальше.

Описание героя сказки

Помогут узнать, как выглядит Рыба-кит, картинки. Видно, что на его хвосте растет лес. Начинается он березовой рощицей, становясь все дремучее. Там уже расположены темные ели, дубы и другие деревья.

На теле страдальца стоят деревенские дома. Около каждого из них разбит огород. Вспахивают землю и перевозят тяжести лошади, которых тоже можно увидеть на иллюстрации. На одном боку гигантской рыбы стоит церковь, в которую крестьяне ходят молиться. На другом – мельница, здесь они превращают зерно в муку.

Порослью покрыто и его лицо. Видно, как мучается Рыба-кит. Картинки передают безрадостное существование животного. Хотя нарисован только один его глаз, а другой скрыт под растительностью, видно, какой тоской и мольбой к путешественникам он наполнен. Смогут ли помочь ему Иванушка и конек? Об этом вы очень скоро узнаете.

Во дворце

Взобрались юноша с помощником на небо и попали во дворец Царь-девицы. Однако солнце отдыхало здесь только по ночам, а днем они застали там месяц, но и этому были рады. Ночное светило тоже было счастливо, получив через посланников весть о своей пропавшей дочери Царь-девице. На радостях Месяц Месяцович рассказал гостям, почему страдает Рыба-кит. Сказка переходит к следующему эпизоду, который приоткрывает завесу тайны. Оказывается, гигантская рыба проглотила 30 кораблей. Как только она выпустит их обратно, будет прощена и опять сможет плавать вволю в океане.

Прощение

рыба кит картинки

Иван и горбунок попрощались с Месяцем и отправились в обратный путь. Когда они подъехали к океану, их увидела Рыба-кит. Сказка продолжается, и теперь в ней только радостные моменты.

Горбунок поскакал к крестьянам, чтобы сказать им, чтобы они побыстрее собирались и покидали этот живой остров, а то утонут. Те послушались, и в полдень здесь уже не было ни одной живой души.

Тогда только путники рассказали киту, как ему заслужить прощение. Тот открыл рот и из него с шумом, пушечными выстрелами выскочили все корабли. Гребцы пели веселые песни.

Поиски кольца

Для тех, кого интересует, кит – это рыба или животное, следует пояснить. Раньше люди думали, что это гигантская рыба, ведь живет кит в воде и по форме похож на нее. Но затем выяснилось, что это млекопитающее, которое дышит воздухом, является живородящим, а значит, это животное. Но вернемся к сказке.

Рыба-кит спрашивает у своих спасителей, чем может их отблагодарить. Те сказали, что им нужно только кольцо. Тот нырнул в водную пучину, позвал осетров и велел им найти украшение. Те долго искали, но вернулись ни с чем. Они сказали, что найти его под силу только ершу.

Читайте так же:
Основные симптомы проблем с сердцем

кит это рыба или животное

После этого два дельфина отправились на поиски ерша. Тот был гулякой и забиякой, поэтому найти его было не так-то просто.

Искали его в морях, реках, озерах, но все тщетно. Тогда дельфины услышали возгласы и поняли, что ерш в пруду. Там он намеревался драться с карасем. Вот такой придумал сюжет в стихах П. П. Ершов. Рыба-кит, к которому был доставлен морской гуляка, велит ему найти сундук, в котором было кольцо.

Ёрш сказал, что знает, где все это находится. Он нырнул в омут и отрыл там заветный сундучок, затем позвал осетров, сказал, чтобы они отнесли находку киту, а сам направился по своим делам.

Счастливый конец сказки

Ершов рыба кит

В это время на берегу океана Иван сидел и ждал, когда появится Рыба-кит. Уже настал вечер, но поверхность воды не колыхалась. Юноша переживал, так как срок исполнения царского наказа близился к концу, а перстня у него еще не было. Вдруг море забурлило, и появился кит. Он отдал юноше сундук, сказав, что выполнил просьбу.

Иван попытался поднять сундук, но не смог. Тогда Горбунок с легкостью забросил поклажу себе на шею, велел юноше сесть к нему на спину и отправился в царский дворец. Путешественники отдали государю кольцо, тот вручил его Царь-девице и сказал, чтобы она быстрее выходила за него замуж. Девушка ответила, что ей 15 лет и за старика она не выйдет замуж. Царь-девица посоветовала ему искупаться в холодной воде, затем в горячей и в молоке, чтобы он превратился в молодого.

рисунок рыба кит

Тот решил сначала провести испытания на Иване. Юноша пригорюнился. Горбунок сказал ему, что поможет. Действительно, когда Иван прыгнул в котел с кипящей жидкостью, конек магическими движениями остудил ее. В результате юноша стал красивым и пригожим. А злой царь, прыгнув в котел, сварился там.

Девушка вышла замуж за Ивана, на этом и кончается сказка. После ее прочтения дети могут сделать рисунок. Рыба-кит будет походить на книжную иллюстрацию или будет отличаться от нее.

Конек-Горбунок

Вот увидишь завтра сам».
И, окончив речь к Ивану,
Выбегает к окияну,
На котором белый вал
Одинёшенек гулял.
Тут Иван с конька слезает,
А конёк ему вещает:
«Ну, раскидывай шатёр,
На ширинку ставь прибор
Из заморского варенья
И сластей для прохлажденья.
Сам ложися за шатром
Да смекай себе умом.
Видишь, шлюпка вон мелькает.
То царевна подплывает.
Пусть в шатёр она войдёт,
Пусть покушает, попьёт;
Вот, как в гусли заиграет —
Знай, уж время наступает.
Ты тотчас в шатёр вбегай,
Ту царевну сохватай,
И держи её сильнее,
Да зови меня скорее.
Я на первый твой приказ
Прибегу к тебе как раз,
И поедем… Да смотри же,
Ты гляди за ней поближе,
Если ж ты её проспишь,
Так беды не избежишь».
Тут конёк из глаз сокрылся,
За шатёр Иван забился
И давай дыру вертеть,
Чтоб царевну подсмотреть.

Ясный полдень наступает;
Царь-девица подплывает,
Входит с гуслями в шатёр
И садится за прибор.
«Хм! Так вот та Царь-девица!
Как же в сказках говорится, —
Рассуждает стремянной, —
Что куда красна собой
Царь-девица, так что диво!
Эта вовсе не красива:
И бледна-то и тонка,
Чай, в обхват-то три вершка;
А ножонка-то ножонка!
Тьфу ты! Словно у цыплёнка!
Пусть полюбится кому,
Я и даром не возьму».
Тут царевна заиграла
И столь сладко припевала,
Что Иван, не зная как,
Прикорнулся на кулак;
И под голос тихий, стройный
Засыпает преспокойно.

Запад тихо догорал.
Вдруг конёк над ним заржал
И, толкнув его копытом,
Крикнул голосом сердитым:
«Спи, любезный, до звезды!
Высыпай себе беды!
Не меня ведь вздёрнут на кол!»
Тут Иванушка заплакал
И, рыдаючи, просил,
Чтоб конёк его простил.
«Отпусти вину Ивану,
Я вперёд уж спать не стану». —
«Ну, уж бог тебя простит! —
Горбунок ему кричит. —
Всё поправим, может статься,
Только, чур, не засыпаться;
Завтра, рано поутру,
К златошвейному шатру
Приплывёт опять девица —
Мёду сладкого напиться.
Если ж снова ты заснёшь,
Головы уж не снесёшь».
Тут конёк опять сокрылся;
А Иван сбирать пустился
Острых камней и гвоздей
От разбитых кораблей
Для того, чтоб уколоться,
Если вновь ему вздремнётся.

На другой день, поутру,
К злотошвейному шатру
Царь-девица подплывает,
Шлюпку на берег бросает,
Входит с гуслями в шатёр
И садится за прибор…
Вот царевна заиграла
И столь сладко припевала,
Что Иванушке опять
Захотелося поспать.
«Нет, постой же ты, дрянная! —
Говорит Иван, вставая. —
Ты вдругорядь не уйдёшь
И меня не проведёшь.»
Тут в шатёр Иван вбегает,
Косу длинную хватает…
«Ой, беги, конёк, беги!
Горбунок мой, помоги!»
Вмиг конёк к нему явился.
«Ах, хозяин, отличился!
Ну, садись же поскорей!
Да держи её плотней!»

Вот столицы достигает.
Царь к царевне выбегает.
За белы руки берёт,
Во дворец её ведёт
И садит за стол дубовый
И под занавес шёлковый,
В глазки с нежностью глядит,
Сладки речи говорит:
«Бесподобная девица!
Согласися быть царица!
Я тебя едва узрел [61] —
Сильной страстью воскипел.
Соколины твои очи
Не дадут мне спать средь ночи
И во время бела дня,
Ох, измучают меня.
Молви ласковое слово!
Всё для свадьбы уж готово;
Завтра ж утром, светик мой,
Обвенчаемся с тобой
И начнём жить припевая».

А царевна молодая,
Ничего не говоря,
Отвернулась от царя.
Царь нисколько не сердился,
Но сильней ещё влюбился;
На колен пред нею стал,
Ручки нежно пожимал
И балясы [62] начал снова:
«Молви ласковое слово!
Чем тебя я огорчил?
Али тем, что полюбил?
О, судьба моя плачевна!»
Говорит ему царевна:
«Если хочешь взять меня,
То доставь ты мне в три дня
Перстень мой из окияна!» —
«Гей! Позвать ко мне Ивана!» —
Царь поспешно закричал
И чуть сам не побежал.

Вот Иван к царю явился,
Царь к нему оборотился
И сказал ему: «Иван!
Поезжай на окиян;
В окияне том хранится
Перстень, слышь ты, Царь-девицы.
Коль достанешь мне его,
Задарю тебя всего». —
«Я и с первой-то дороги
Волочу насилу ноги —
Ты опять на окиян!» —
Говорит царю Иван.
«Как же, плут, не торопиться:
Видишь, я хочу жениться! —
Царь со гневом закричал
И ногами застучал. —
У меня не отпирайся,
А скорее отправляйся!»
Тут Иван хотел идти.
«Эй, послушай! По пути, —
Говорит ему царица, —
Заезжай ты поклониться
В изумрудный терем мой
Да скажи моей родной:
Дочь её узнать желает,
Для чего она скрывает
По три ночи, по три дня
Лик [63] свой ясный от меня?
И зачем мой братец красный
Завернулся в мрак ненастный
И в туманной вышине
Не пошлёт луча ко мне?
Не забудь же!» – «Помнить буду,
Если только не забуду;
Да ведь надо же узнать,
Кто те братец, кто те мать,
Чтоб в родне-то нам не сбиться».
Говорит ему царица:
«Месяц – мать мне. Солнце – брат».
«Да смотри, в три дня назад!» —
Царь-жених к тому прибавил.
Тут Иван царя оставил
И пошёл на сеновал,
Где конёк его лежал.

Читайте так же:
Почему Евангелие было написано на греческом, а не на древнееврейском языке?

«Что, Иванушка, невесел?
Что головушку повесил?» —
Говорит ему конёк.
«Помоги мне, горбунок!
Видишь, вздумал царь жениться,
Знашь, на тоненькой царице,
Так и шлёт на окиян, —
Говорит коньку Иван, —
Дал мне сроку три дня только;
Тут попробовать изволь-ка
Перстень дьявольский достать!
Да велела заезжать
Эта тонкая царица
Где-то в терем поклониться
Солнцу, Месяцу, притом
И спрошать кое об чём…»
Тут конёк: «Сказать по дружбе,
Это – службишка, не служба;
Служба всё, брат, впереди!
Ты теперя спать поди;
А назавтра, утром рано,
Мы поедем к окияну».

На другой день наш Иван
Взяв три луковки в карман,
Потеплее приоделся,
На коньке своём уселся
И поехал в дальний путь…
Дайте, братцы, отдохнуть!

Часть 3
Доселева Макар огороды копал,
а нынече Макар в воеводы попал

Та-ра-ра-ли, та-ра-ра!
Вышли кони со двора;
Вот крестьяне их поймали
Да покрепче привязали.
Сидит ворон на дубу,
Он играет во трубу;
Как во трубушку играет,
Православных потешает:
«Эй! Послушай, люд честной!
Жили-были муж с женой;
Муж-то примется за шутки,
А жена за прибаутки,
И пойдёт у них тут пир,
Что на весь крещёный мир!»
Это присказка ведётся,
Сказка послее начнётся.
Как у наших у ворот
Муха песенку поёт:
«Что дадите мне за вестку?
Бьёт свекровь свою невестку:
Посадила на шесток,
Привязала за шнурок,
Ручки к ножкам притянула,
Ножку правую разула:
«Не ходи ты по зарям!
Не кажися молодцам!»
Это присказка велася,
Вот и сказка началася.

Ну-с, так едет наш Иван
За кольцом на окиян.
Горбунок летит как ветер.
И в почин на первый вечер
Вёрст сто тысяч отмахал
И нигде не отдыхал.

Подъезжая к окияну,
Говорит коне Ивану:
«Ну, Иванушка, смотри,
Вот минутки через три
Мы приедем на поляну —
Прямо к морю-окияну;
Поперёк его лежит
Чудо-юдо Рыба-кит;
Десять лет уж он страдает,
А доселева не знает,
Чем прощенье получить:
Он начнёт тебя просить,
Чтоб ты в Солнцевом селенье
Попросил ему прощенье;
Ты исполнить обещай,
Да, смотри, не забывай!»
Вот въезжает на поляну
Прямо к морю-окияну;
Поперёк его лежит
Чудо-юдо Рыба-кит.
Все бока его изрыты.
Частоколы в рёбра вбиты,
На хвосте сыр-бор шумит,
На спине село стоит;
Мужички на губе пашут,
Между глаз мальчишки пляшут,
А в дуброве, меж усов,
Ищут девушки грибов.

Вот конёк бежит по ки́ту,
По костям стучит копытом.
Чудо-юдо Рыба-кит
Так проезжим говорит,
Рот широкий отворяя,
Тяжко, горько воздыхая:
«Путь-дорога, господа!
Вы откуда и куда?» —
«Мы послы от Царь-девицы,
Едем оба из столицы, —
Говорит ему конёк, —
К Солнцу прямо на восток,
Во хоромы золотые». —
«Так нельзя ль, отцы родные,
Вам у Солнышка спросить:
Долго ль мне в опале [64] быть,
И за кои прегрешенья
Я терплю беды-мученья?» —
«Ладно, ладно, Рыба-кит!» —
Наш Иван ему кричит.
«Будь отец мне милосердный!
Вишь, как мучуся я, бедный!
Десять лет уж тут лежу…
Я и сам те услужу. » —
Кит Ивана умоляет,
Сам же горько воздыхает.
«Ладно. Ладно, Рыба-кит!» —
Наш Иван ему кричит.
Тут конёк под ним забился,
Прыг на берег и пустился:
Только видно, как песок,
Вьётся вихорем у ног.

Едут близко ли, далёко,
Едут низко ли, высоко
И увидели ль кого —
Я не знаю ничего.
Скоро сказка говорится,
Дело мешкотно [65] творится.
Только, братца, я узнал,
Что конёк туда вбежал,
Где (я слышал стороною)
Небо сходится с землёю,
Где крестьянки лён прядут,
Прялки на небо кладут.

Тут Иван с землёй простился
И на небе очутился,
И поехал, будто князь,
Шапка набок, подбодрясь.
«Эко диво! Эко диво!
Наше царство хоть красиво, —
Говорит коньку Иван
Средь лазоревых полян, —
А как с небом-то сравнится,
Так под стельку не годится.
Что земля-то. Ведь она
И черна-то и грязна;
Здесь земля-то голубая, —
А уж светлая какая.
Посмотри-ка, горбунок,
Видишь, вон где, на восток,
Словно светится зарница…
Чай, небесная светлица…
Что-то больно высока!» —
Так спросил Иван конька.
«Это терем Царь-девицы,
Нашей будущей царицы, —
Горбунок ему кричит, —
По ночам здесь Солнце спит,
А полуденной порою
Месяц входит для покою».

Подъезжают; у ворот
Из столбов хрустальный свод:
Все столбы те завитые
Хитро в змейки золотые;
На верхушках три звезды,
Вокруг терема сады;
На серебряных там ветках,
В раззолоченных во клетках
Птицы райские живут,
Песни царские поют.
А ведь терем с теремами
Будто город с деревнями;
А на тереме из звёзд —
Православный русский крест.

Вот конёк во двор въезжает;
Наш Иван с него слезает,
В терем к Месяцу идёт
И такую речь ведёт:
«Здравствуй, Месяц Месяцович!
Я – Иванушка Петрович,
Из далёких я сторон
И привёз тебе поклон». —
«Сядь, Иванушка Петрович! —
Молвил Месяц Месяцович. —
И поведай мне вину
В нашу светлую страну
Твоего с земли прихода;
Из какого ты народа,
Как попал ты в этот край, —
Всё скажи мне, не утай». —
«Я с земли пришёл Землянской,
Из страны христианской, —
Говорит, садясь, Иван, —
Переехал окиян
С порученьем от царицы —
В светлый терем поклониться
И сказать вот так, постой!
«Ты скажи моей родной:
Дочь её узнать желает,
Для чего она скрывает
По три ночи, по три дня
Лик какой-то от меня;
И зачем мой братец красный
Завернулся в мрак ненастный
И в туманной вышине
Не пошлёт луча ко мне?»

Читайте так же:
Почему при запекании курицы много воды? Причины, фото и видео

Так, кажися? Мастерица
Говорить красно царица;
Не припомнишь всё сполна,
Что сказала мне она». —
«А какая то царица?»
«Это, знаешь, Царь-девица». —
«Царь-девица. Так она,
Что ль, тобой увезена?» —
Вскрикнул Месяц Месяцович.
А Иванушка Петрович
Говорит: «Известно, мной!
Вишь, я царский стремянной;
Ну, так царь меня отправил,
Чтобы я её доставил
В три недели во дворец;
А не то меня отец
Посадить грозился на кол».
Месяц с радости заплакал,
Ну Ивана обнимать,
Целовать и миловать.
«Ах, Иванушка Петрович! —
Молвил Месяц Месяцович. —
Ты принёс такую весть,
Что не знаю, чем и счесть!
А уж как мы горевали,
Что царевну потеряли.
Оттого-то, видишь, я
По три ночи, по три дня
В тёмном облаке ходила,
Всё грустила да грустила,
Трое суток не спала,
Крошки хлеба не брала,
Оттого-то сын мой красный
Завернулся в мрак ненастный,
Луч свой жаркий погасил,
Миру божью не светил:
Всё грустил, вишь, по сестрице,
Той ли красной Царь-девице.
Что, здорова ли она?
Не грустна ли, не больна?» —
«Всем бы, кажется, красотка,
Да у ней, кажись, сухотка:
Ну, как спичка, слышь, тонка,
Чай в обхват-то три вершка;
Вот как замуж-то поспеет,
Так небось и потолстеет:
Царь, слышь, женится на ней».
Месяц вскрикнул: «Ах, злодей!
Вздумал в семьдесят жениться
На молоденькой девице!
Да стою я крепко в том —
Просидит он женихом!
Вишь, что старый хрен затеял:
Хочет жать там, где не сеял!
Полно, лаком больно стал!»
Тут Иван опять сказал:
«Есть ещё к тебе прошенье,
То о китовом прощенье…
Есть, вишь, море; чудо-кит
Поперёк его лежит:
Все бока его изрыты,
Частоколы в рёбра вбиты…
Он, бедняк, меня прошал [66] ,
Чтобы я тебя спрошал:
Скоро ль кончится мученье?
Чем сыскать ему прощенье?
И на что он тут лежит?»
Месяц ясный говорит:
«Он за то несёт мученье,
Что без божия веленья
Проглотил среди морей
Три десятка кораблей.
Если даст он им свободу,
Снимет бог с него невзгоду.
Вмиг все раны заживит,
Долгим веком наградит».

Тут Иванушка поднялся,
С светлым Месяцем прощался,
Крепко шею обнимал,
Трижды в щёки целовал
«Ну, Иванушка Петрович! —
Молвил Месяц Месяцович. —

Чудо-юдо Рыба-кит. Сказка для племяшки

Чудо-юдо рыба-кит,
Это очень редкий вид.
Потому, как кит — не рыба,
А ее, так-то, гибрид.
Ну, начнем отселе сказ,
Все правдиво, без прикрас.
Чудо плавало по морю
Среди прочих рыбных масс.
Чуду были не нужны
Все богатства глубины,
Рыбе было одиноко
Среди вод морской страны.
Чудо рыба-кит не знал,
Кем он был и кем он стал,
То ли кит он, то ли рыба,
Плавал, в общем, и страдал.
Получив хвоста посыл,
Он всегда куда-то плыл,
А мужик он или баба
Он и сам уже забыл.
Не надеясь на пути
Себе друга обрести,
Он все время был печален,
Настроенье — не ахти.

Между тем, в рассветный час,
В море выперся баркас.
Не смотря на непогоду
И что был как старый таз.
Для чего, куда, зачем,
Люди шли искать проблем,
Этот пункт нам неизвестен,
Google тож про это нем.
Плыли люди не спеша,
В волнах веслами шурша,
Организм оздоровЛЯли
Морским воздухом дыша.
А пока народ пыхтел,
Ветер сильный налетел.
Волны вздыбились мгновенно,
Остов лодки захрустел.
Испужался тут народ,
Сильный шторм на нас идёт,
Как бы нам не навернуться
От внезапных непогод.
Стали веслами шуршать
И движенья совершать,
В направлении обратном,
Вспоминая чью-то мать.
Но как люди б не гребли,
К берегам родной земли,
Супротив морской стихии
Удержаться не могли.
Клюнув носом пару раз,
Треснул старенький баркас.
Судно в щепки разлетелось.
Тут и кончился б рассказ.

Но, под толщей бурных вод,
Чудо рыба-кит снуёт,
Ищет, где бы стать полезным,
Аж себя не узнает.
Он плывёт, глядит — беда,
Люди тонут без труда,
Надо их спасать немедля
Иль исчезнут без следа.
Рыба-кит хвостом махнул,
С двойки пятую ввернул,
Чтобы люди не утопли,
На подмогу им рванул.
И уже в последний миг
Перед ними он возник,
Через несколько минуток
Им случился бы кирдык.
Чудо-рыба полный сил,
Всех на спину подхватил
И подняв их над пучиной
Прямо к берегу поплыл.
Как причалил сей народ,
То разинул даже рот.
Вроде как к земле приплыли,
Только берег-то не тот.
Не родная сторона!
Здесь и нету ни хрена.
Все какое-то чужое,
Нафиг им она нужна.
Стали думать и гадать,
Как свой край им отыскать;
Чудо-юдо кита-рыбу
Попросили помогать.
Тот так рад полезным быть,
Что готов хоть к черту плыть.
Будет делать что угодно,
Лишь бы с кем-нибудь дружить.

Долго плавали они,
В море шли за днями дни,
Но сыскать родную землю
Так, увы, и не смогли.
С тех времен по этот год,
Если только слух не врет,
Где-то плавает кит-рыба,
А на нем торчит народ.
Тут и сказочке конец,
Кто осилил — молодец!

Остроумно и смешно. В стиле Филатова.
Мои поздравления автору!
Людмила.

Приятно, что Вам отозвалось. Спасибо.

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Читайте так же:
Факты о Венецианском карнавале — изучаем тщательно

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

***Чудо-Юдо Рыба Кит***

Трудно поверить в гигантскую рыбу или птицу, живущую, как тебе сообщили, в соседнем пруду. Поэтому сказочных гигантов фантазия рассказчиков помещала обязательно на краю света: захочешь проверить — не доберешься.

Такая тенденция сохраняется и поныне. Мне пришлось видеть американскую книжку о летающих тарелочках, где описывалось несколько потрясающих случаев похищения людей пришельцами. Адреса этих событий были разбросаны между Пермью и Владивостоком, видно, среднему американцу город Комсомольск — на — Амуре казался вполне естественным местом для инопланетных визитов.

Среди множества арабских сказок, собранных в «1001 ночи», самые чудесные посвящены путешествиям Синдбада — морехода. Этот славный герой, рыцарь наживы, человек без страха и упрека, подвиги которого порой весьма сомнительны с точки зрения этики, известен нашему читателю в кастрированном виде. Дело в том, что обычно издаются облегченные варианты путешествий для детей. В них Синдбад не убивает беззащитных вдов, чтобы отобрать у них кусок хлеба, как случалось с ним в пещере во время четвертого путешествия, и мы не встречаем в них откровений Синдбада вроде: «Взял я большой камень, лежавший между деревьями, и, подойдя к старику (гадкий старик, помнится, забрался ему на шею и заставил себя но острову таскать), ударил его по голове, когда он спал, и кровь его смещалась с его мясом, и он был убит (да не будет над ним милость Аллаха!)». Приведенные эпизоды свидетельствуют о том, что Шехерезада на самом деле рассказывала сказки своему повелителю, а не его детям.

Так вот, в самом первом путешествии Синдбад столкнулся в дальних морях с гигантской рыбой. Сам он об этом вспоминал так: «Мы достигли одного острова, подобного саду из райских садов, и хозяин корабля пристал к этому острову, и бросил якоря, и спустил сходки, и все, кто был на корабле, сошли на этот остров…

Они сделали себе жаровни и зажгли на них огонь, и занялись разными делами, и некоторые из них стряпали, другие стирали, а третьи гуляли, и я был среди тех, кто гулял по острову. И путники собрались и стали есть, пить, веселиться и играть, и когда мы проводили так время, вдруг хозяин корабля встал на край палубы и закричал во весь голос: «О мирные путники, поспешите подняться на корабль и поторопитесь взойти на него! Оставьте ваши вещи и бегите, спасая душу! Убегайте, пока вы целы и не погибли! Остров, на котором вы находитесь, это — большая рыба, которая погрузилась в море, и нанесло на нее песку, и стала она, как остров, и деревья растут на ней с давних времен. А когда вы зажгли на ней огонь, она почувствовала жар и зашевелилась, и она сейчас опустится с вами в море, и вы все потонете. Ищите же спасения вашей души прежде гибели!»

Путники побросали кастрюли и жаровни и помчались к кораблю.

И некоторые из них достигли корабля, а некоторые не достигли, и остров зашевелился и опустился на дно моря со всем, что на нем было, и сомкнулось над ним ревущее море, где бились волны. А я был среди тех, что задержались на острове, и погрузился в море вместе со всеми, но Аллах спас меня и послал мне большое деревянное корыто, из тех, в которых люди стирали».

Из сказки о Синдбаде — мореходе мы никаких практически сведений о гигантской рыбе почерпнуть не можем, кроме того, что она вымышленная. Потому что настоящие рыбы не могут оставаться неподвижными до тех пор, пока у них на спине не вырастут большие деревья. Но откуда она взялась, почему неподвижна, чем питается — этого арабские сказочники не сообщают.

Пожалуй, мы так и остались бы в неведении о гигантской рыбе, если бы через много столетий к ее судьбе не обратился русский писатель Петр Ершов в своей знаменитой сказке «Конек — горбунок».

Я не знаю, был ли знаком Ершов с приключениями Синдбада — морехода, или с арабской версией был знаком какой — то его безвестный русский предшественник, услышавший в турецкой неволе или в самаркандском караван — сарае о том, как Синдбад — мореход спасался с лжеострова в корыте. В любом случае грандиозная рыба не характерна для русского фольклора, так как мы народ не морской, а в речке или даже в озере рыбе приходится считаться с недалекими берегами. Иное дело арабские купцы и мореходы — в Индийском океане они видели китов и кашалотов.

От констатации факта Ершов перешел к его осмыслению: «Что же это за рыба такая, что позволяет на себе расти деревьям?»

И, как художник, он пошел еще дальше и даже поселил на этом живом острове постоянное население:

Все бока его изрыты,

Частоколы в ребра вбиты,

На хвосте сыр — бор шумит,

На спине село стоит.

Мужички на губе пашут,

Между глаз мальчишки пляшут,

А в дубраве меж усов

Ищут девушки грибов.

Однако вскоре обнаруживается, что странное состояние рыбы — кита — не случайность. Это, как сообщает коньку — горбунку Месяц, наказание, которому подвергло кита Солнце за то, что тот, оказывается,

…без Божьего веленья

Проглотил среди морей

Три десятка кораблей.

Если даст он им свободу,

Снимет Бог с него невзгоду,

Вмиг все раны заживит,

Долгим веком наградит.

Из этого следует, что мы имеем дело не с китом — полосатиком и даже не с гренландским китом или финвалом, а с кашалотом, потому что иные киты не приспособлены глотать крупные предметы.

Второе: чудо — юдо явно имеет нечто общее с классическим библейским китом из Книги пророка Ионы. Тот уклонился от выполнения Господнего поручения проповедовать в Ниневии ее скорую гибель и устроился на корабль, который тут же попал в бурю. Ничто не могло спасти обреченное судно, никакие молитвы и жертвы не помогали. И тогда — то корабельщики догадались, что виной тому — низкий моральный уровень Ионы. И, в согласии с пророком, кинули его за борт, и тогда «утихло море от ярости своей». Тогда, как я понимаю, не желавший, чтобы Иона утонул, Господь велел киту проглотить пророка. Кит послушно поспешил к месту падения Ионы в море, проглотил его, и тот провел в ките без всякого вреда для себя трое суток и молился Господу из чрева кита, за что, по прошествии срока, был извергнут китом на сушу. Мне представляется что, описывая чудо — юдо, Ершов имел в виду информацию об обоих известных китах прошлого и дополнил ее яркими штрихами, придающими чудо — юдо рыбе — киту индивидуальност

Читайте так же:
Белка - Описание, особенности, где обитает, виды, питание, образ жизни, фото и видео

Рыба — кит в наказание за то, что глотает корабли целыми флотилиями, была обречена терпеть людские издевательства, впрочем, лишь до того, как раскается и выплюнет корабли, подобно тому как библейский кит выплюнул Иону.

А раз на ките давно уже вырос лес и даже завелись в нем грибы, Можно допустить, что и корабли провели в ките куда больше, чем три дня, наверняка их плен в желудочном соке исчислялся годами. Почему — то кит не хотел их окончательно переваривать.

Узнав, что «Если даст он им свободу, снимет Бог с него невзгоду…», чудо — юдо согласилось и открыло было пасть, но конек — горбунок попросил его подождать. Дело в том, что автор сказки был детищем цивилизованного XIX века и его положительные герои не разбивали камнями и палками голов отрицательным персонажам, потому гуманист конек — горбунок поскакал в село, где обитали ничего не подозревавшие российские поселяне, и предупредил мужичков, что их остров вот — вот нырнет. Мужички заплакали, быстро собрали добро и эвакуировались. Тогда чудо — юдо рыба — кит наконец с облегчением растворила пасть, и оттуда один за другим выплыли тридцать кораблей с отдохнувшими командами, веселыми капитанами и нетронутыми товарами на борту.

Миллионы читателей этой сказки как в России, так и в других странах, где она была переведена, помнят об освобождении кораблей и облегчении кита, по никто (я проверял) не помнит эпилога всей этой истории. А в нем рассказывается, что сразу после освобождения чудо — юдо обнаруживает свою феодальную сущность, кричит на осетров, объявляет себя морским царем, опускается в этом новом звании на дно и проводит остаток дней в каюте, Что имел в виду под каютой Ершов, не знаю.

Читайте также

ЧУДО В КАМПОКАВАЛЛО

ЧУДО В КАМПОКАВАЛЛО В 1892 году в Кампокавалло, примерно в двух километрах от Лорето, Италия, в крыле одного здания на ферме с тем же названием была оборудована маленькая церковка. Туда приходили жители соседних деревень, и священник регулярно приезжал служить мессу.

20. Однолишь чудо

20. Однолишь чудо Дорогая мамочка! У меня под кроватью четыре леопарда. Боюсь ставить босые ноги на пол.Первые недели в Сайгоне принесли неожиданные дивиденды: я могла без запинки провести Йохана по лабиринту улиц и сплетающихся переулков. Нашей первой остановкой было

Чудо Морское

Чудо Морское Чудовище, проживающее в морской пучине, иногда олицетворяемое щукой или другой невероятной рыбою. Древнему человеку туча казалась щукою — великаном, проглотившим прекрасное светило дня. Проглотив его, чудовище места себе не может найти от жара, сжигающего

1. Чудо или смерть

1. Чудо или смерть Чтобы Россия могла выжить и победить в бурном мире XXI столетия, ей нужно создать систему, в которой экономика, организация и технология идут рука об руку.Не надо тешить себя картинами нынешнего “экономического подъема”. У нас растет чисто сырьевой,

«Новгородское чудо»

«Новгородское чудо» Случилось это давно, еще в те времена, когда Новгород был самостоятельным русским государством, феодальной республикой и именовался не иначе, как Господин Великий Новгород. Судя по тому, что событие это не осталось без внимания летописца, оно было в

«Березовское чудо»

«Березовское чудо» В 1907 году в ежегоднике Тобольского губернского музея были опубликованы материалы о «Березовском чуде». Дело касалось убийства охотниками неизвестного существа. «Осенью 1845 года, — сообщалось в ежегоднике, — промышленники остяк Фалалей Лыкысов и

Наука и чудо

Наука и чудо Дело науки — служить людям. Л. Н. Толстой Наверное, самое замечательное в научном исследовании мира состоит в том, что в природе всегда и неизменно сосуществуют уже известное с еще не известным, открытое с еще не найденным… Непрерывным потоком вливаются в

ЧУДО-ЮДО

ЧУДО-ЮДО Чудо-Юдо — культовая панк-группа России Образована в 1983 году братьями Куропятниковыми — Дмитрием (Хэнк, гитара) и Сергеем (Мамонт, гитара, вокал).Группа активно выступает с 1986 года. Получили широкую известность благодаря некоторым панк-акциям. В феврале 1987 г.

***Чудо-Юдо Рыба Кит***

***Чудо-Юдо Рыба Кит*** Трудно поверить в гигантскую рыбу или птицу, живущую, как тебе сообщили, в соседнем пруду. Поэтому сказочных гигантов фантазия рассказчиков помещала обязательно на краю света: захочешь проверить — не доберешься.Такая тенденция сохраняется и поныне.

Обыкновенное чудо

Обыкновенное чудо Название пьесы-сказки (1956) советского драматурга Евгения Львовича Шварца (1896—1958). Пьеса стала особенно популярной после ее экранизации (режиссер Марк Захаров).О смысле этого выражения сам Е. Л. Шварц в прологе своей пьесы писал: «Обыкновенное чудо» —

ЧУДО — см. ТЕУРГИЯ

Чудо См. также «Бог», «Вера», «Религия», «Молитва» Чудо — свобода Бога. Гилберт Честертон Чудо — это когда Бог побивает собственные рекорды. Жан Жироду Чудо — только девять дней чудо. Английская поговорка Чудеса — там, где в них верят, и чем больше верят, тем чаще они

Чудо Праздник — свобода человека. Чудо — свобода Бога. Гилберт Честертон (1874–1936), английский писатель Чудеса — пеленки новорожденной религии. Томас Фуллер (1608–1661), английский историк Чудеса противоречат не природе, а известной нам природе. Августин (354–430),

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию