100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что за дым выходит из ракеты перед стартом?

Что за дым выходит из ракеты перед стартом?

Вчера обещал сказать своё мнение про оранжевый шлейф из донной части падающего «Протона».

Долго искал фото, где был бы виден именно он, шлейф, – я не уверен, что смогу взять кадр из видео, не пробовал. Долго искал и нашёл всего два, вот одно из них. Народ предпочитает размещать фото либо разваливающейся ракеты непосредственно перед ударом оземь, либо взрыва непосредственно после него.

Да это пустяки, вы много раз видели это видео.

Пока ходил по интернету в поисках места установки ДУСов и прочих подробностей, увидел, что про оранжевый шлейф, пошедший в какой-то момент из ракеты, идёт очень много разговоров. Многие пишут: вот же он, пожар, двигатель горит, вот и причина.

Моё мнение – это не пожар. Нагляделся я в армии на этот оранжевый дым…

Ракеты 8К65, на которых я служил, заправлялись тем же гептилом, что и «Протон»; а вот окислители у них разные. На моей одноступенчатой боевой ракете, разработанной на несколько лет раньше УР-500, окислителем был, как нам говорили господа майоры, азотный меланж, именуемый АК-27И: смесь концентрированной азотной кислоты и тетраоксида азота.

Потом эту смесь в боевых баллистических ракетах сменил чистый тетраоксид; вот и в «Протоне» применяется он же.

Наш АК-27И, когда он льётся струёй, имеет вишнёвый цвет; а когда испаряется (у нас говорят – парИт) – оранжевый. Один раз меня боец даже водой обливал, после того, как брызнуло на меня малость окислителя. Не хихикайте, я не заливаю: любая работа в насосной окислителя выполняется в защитке, а она для того и сделана, чтобы несколько минут держать облив этою гадостию. А работа была крутая. Называлась ревизия, по сути – капитальный ремонт. Брызнуло, когда вскрывал вспомогательный насос окислителя.

Я думаю, что парИл у нас как раз тетраоксид, он куда более летуч, чем азотная кислота. Кроме того, азотка бесцветна. Правда, тетраоксид тоже теоретически бесцветен. Но всегда имеет цвет от жёлтого до коричневого из-за примеси диоксида азота, из которого его делают.

Вернёмся к катастрофе. По-моему, этот оранжевый шлейф – это дренаж бака окислителя первой ступени. Для того чтобы сбросить там давление наддува.

Это вполне логично. Если система управления отрабатывала программу аварии, то сброс давления наддува из баков – вполне логичная операция. Сюда же ложится тот факт, что шлейф появился не сразу.

В случае выявления системой аварии на только что взлетевшей ракете первое дело – отвести ракету от стартового стола, это мы уже обсуждали. Но отвести недалеко, чтобы не улететь в суверенные земли Республики Казахстан. Значит, двигатели должны работать, но недолго. Потом их надо глушить.

И тут естественный ход – сбросить давление из баков. Есть, конечно, и клапаны отсечки прямо возле двигателя. Но вполне разумно устроить циклограмму увода таким образом, чтобы не отсекать компоненты мгновенно, при полном давлении наддува в баках, при полных оборотах турбонасоса. А открыть клапаны сброса давления и, когда оно снизится, перекрыть подачу компонентов в насос.

Для этого есть специальные клапаны, и ничего удивительного, если их выходные патрубки подсоединены к дренажной магистрали соответствующего бака. А дренажные магистрали первой ступени…

Честно, я так и не смог выяснить со стопроцентной точностью, куда они выведены. Авторы кратких описаний «Протона» как-то не озаботились представлением точных сведений об этой части конструкции. Хотя по косвенным признакам появляется некоторая уверенность, что в днище.

И ведь так и должно быть. Я бы вывел дренажные трубы первой ступени в днище или близко к днищу. Ведь основная их работа – при заправке. Из дренажа окислителя тогда много-много кубов этого самого оранжевого пара вылетает – пускать их в атмосферу? А заправка-то точно идёт через днище – так чего бы туда не вывести и дренаж?

На моей 65-й было по-другому. Там с крыши шахты спускался толстенный сильфонный металлорукав; с другой, противо-ракетной стороны он уходил в насосную окислителя. На нижней части мелаллорукава был тяжеленный и хитрый клапан. Хитрость состояла в том, что у клапана была специальная пневмосистема с толкателем, которая по команде открытия крыши стаскивала его с фланца дренажного патрубка бака ракеты.

Да… А при квартальных регламентах дренажную магистраль окислителя проверяли на герметичность, для чего её надо было «отстегнуть» от фланца. А потом надо было этот клапан с толкателем обратно на тот фланец натянуть… Вот это было трудно.

Но колоритно. Верхняя часть ракеты сужается, как будто это уже боеголовка. И фланец находится на этой сужающейся части. Было впечатление, что пристыковываешься непосредственно к водородной бомбе…

Читайте так же:
Все ли собаки представляют собой подвид волка?

Воспоминание: мы с конаковским хулиганом, рядовым РВСН Сашей Наумкиным, опёршись животами о перила кольцевой площадки, висящей вокруг БЧ, натягиваем дренажный клапан на дренажный же патрубок… С площадки приходится свешиваться, опираясь на ракету – нам-то опираться можно, хоть и не положено; а вот долбануть по боеголовке двухпудовым клапаном – вот это точно нельзя. Карячимся, преодолевая сопротивление поршней в пневмоцилиндрах толкателя…

А снизу, с двадцатипятиметровой глубины, – зычный голос Петро Гармаша:

– Воронин! Лучше крути, бо як двину по голови…

Петя, когда волновался, переходил на украинский язык. Раскатисто «окал», так что «Воронин» у него звучало тоже по-украински. А руководил он «движками» – расчётом, ответственным за пневмосистемы. И, пока мы с Наумкиным пыхтели наверху, он со своими бойцами что-то там стыковал-контролировал внизу. Поэтому у нас с рядовым РВСН ключи висели на верёвках на запястье. Упавшим ключом Петю не убьёшь, но рассердишь изрядно. И можно получить «по голови», а Петя был изрядным здоровяком.

Да они и сейчас такой. Общаемся в Одноклассниках, а один раз в последние годы даже виделись. Дослужился до подполковника, что для войскового офицера, не из Арбатского военного округа, очень неплохой результат.

Ладно, хватит воспоминаний.

Мнение про оранжевый след я высказал. Обыкновенный пар окислителя из дренажной трубы. Да и не похоже на пожар, посмотрите:

Кстати, первые кратковременные выплески такого цвета заметны ещё в первые секунды, пока ракета движется вертикально. Что тоже подтверждает: дренаж. Баки надуваются частью газа, использованного в турбонасосе. В наддувной трубе, конечно, есть калиброванное сечение, но точно поступление газа не установишь. Значит, нужно подавать заведомо немного больше, а избыток сбрасывать. Вот в первые секунды мы и видим такой сброс.

Эффектный старт — почему взлет ракет сопровождается клубами дыма и пара

Помимо густого зарева алого пламени внизу платформы, ракеты перед стартом окутаны облаками белого пара или чего-то подобного конденсату. Специалисты внимательно отслеживают процесс запуска, наблюдая за состоянием всех узлов агрегата каждую секунду обратного отсчета. Но почему помимо дыма, образуется еще и пар?

Эффектный старт — почему взлет ракет сопровождается клубами дыма и пара

Пары топлива

Эксперт по космическим технологиям Рори Олсоп объясняет этот процесс так: «При использовании криогенных бустеров, в которых находится жидкое топливо, кислород или водород, резервуар настолько нагревается, что содержимое начинает кипеть. На стартовой площадке их выход минимальный, поэтому чтобы контролировать давление, открываются выпускные клапаны, и часть газов выходит наружу, вокруг образуется горячий белый пар. Когда кипящая субстанция остается в бустере, то высока вероятность повреждения уплотнений и других компонентов, осуществляющих вспомогательные функции». Хотя испытания и взрыв огромного топливного бака ракеты показал, что он может выдерживать рекордное давление.

Эффектный старт — почему взлет ракет сопровождается клубами дыма и параПар во время запуска ракеты

Большая часть пара возникает уже снаружи. Их причиной является конденсация капель воздуха возле кипящего кислорода и водорода, которые, хоть и находятся в кипящем газообразном состоянии, все еще слишком холодны. Так появляются густые и более разряженные клубы вещества вокруг ракеты, показывающие безопасный старт.

Фил Перри утверждает, что последние космические челноки снабжаются подобными бустерами с выпускной возможностью или вентиляцией. Когда-то в качестве топлива использовался ракетный керосин. Его не нужно было выпускать при нагревании. Ракеты, использующие гиперголическое топливо, также «не выпускали пар».

Разница температур

Но в современных ракетах топливо сначала переохлаждается, потом при запуске сильно и резко нагревается. Видимый пар с точки зрения физики образуется из-за большой разницы температур.

Выбор пал на водород и кислород, потому что при умелом заполнении бустеров его требуется меньше при пересчете на иное топливо. Но и заполнение этими сверххолодными веществами требует умения. Сначала топливо LOX поступает в резервуар очень медленно, кипит, испаряется из-за «высокой» температуры стенок. Постепенно снижается температура в центре бустера, начинает образовываться лужица жидкости. С этого момента скорость наполнения возрастает до максимально возможной, а в конце снова снижается, донаполняя баки.

Эффектный старт — почему взлет ракет сопровождается клубами дыма и параКлубы пара и конденсата сопровождают ракеты на старте

После включения двигателей, LOX подается в бустер еще 3 минуты, так как он не прекращает испаряться из-за подачи тепла. Хотя сегодня резервуары с холодным LOX изолированы, поэтому в меньшей степени подвержены нагреву. Когда-то на Saturn V изоляция первой ступени не была предусмотрена, и до старта здесь накапливался лед, который начинал таять, ухудшая заправку, увеличивая длительность сопряжения.

Сегодня технологии доработаны, резервуары для топлива более герметичны и изолированы, но пары конденсата и клубы дыма все равно окутывают агрегаты, так как жидкий водород и кислород с необходимостью выхода газов применятся до сих пор.

Противоспутниковые ракеты за минуты могут «выключить» стратегическое оружие

Противоспутниковые ракеты за минуты могут «выключить» стратегическое оружие

Нынешняя боевая система ПРО А-135 «Амур» шахтного базирования противоракетной обороны города Москвы, теперь дополнится новым эшелоном антиракет дальнего (заатмосферного) перехвата А-235 «Нудоль». Далее, новые экземпляры будут поступать на дежурство причем не только в под Москвой.

Читайте так же:
Почему хурма после заморозки перестает вязать?

После того как США вышли из договора об ограничении систем ПРО, России пришлось разработать новые средства противоракетной обороны. И вина в этой космической гонке, полностью лежит на США.

Америка не может вести современные войны без космических спутников

Ракеты не смогут наводится, БПЛА не смогут летать. Войска не смогут связываться между собой. Вся сетецентричность американской военной машины идет через космос. Ликвидация, всего за несколько минут, ключевых американских спутников, российскими ракетами противоспутниковой обороны, практически полностью уничтожает всю американскую военную машину.

Вполне возможно, что они теперь и ответить не смогут. Их баллистические ракеты будут слепы и потеряют цель. А возникший синдром Кесслера обеспечит уничтожение всех американских частных космических компаний, уничтожение триллионов долларов уже вложенных США в космос, то есть непоправимый ущерб еще до начала военных действий.

Конечно, у всех проамериканских русофобов отвисли челюсти. Эффект был тот же, как у Стивена Кинга при запуске первого спутника Земли: «Впервые я пережил ужас – подлинный ужас, а не встречу с демонами или призраками, живущими в моем воображении, – в один октябрьский день 1957 года».

Тогда Россия открыла космос человечеству, теперь может его и закрыть.

Факт экзистенциального ужаса отрицать очень трудно. Поэтому сразу началась компания по обвинению России в разных грехах.

Было ли это испытание противоспутникового оружия первым?

Конечно нет. Первыми применили противоспутниковое оружие, опять же американцы. В 1962 году они взорвали в космосе ядерную бомбу на высоте 400 км, чтобы повредить электронику на своем спутнике.

Риторический вопрос, а вот их оккупированные ими Гавайские острова от этого взрыва пострадали. Также перестал работать первый британский спутник UK-1, у него сгорели солнечные панели. То есть «звездные войны» с другим государством, начали США. И нанесли первый ущерб другому государству в космосе то же США. Позже противоспутниковое оружие применяли СССР в 1967-68 году, Китай в 2007, снова США в ответ на китайское испытание в 2008. И наконец Индия в 2018.

Испытывали ли до этого противоспутниковое оружие на такой высоте, не боясь замусорить орбиту обломками разрушенного спутника?

Конечно испытывали. И опять это сделали США, со своим спутником Solwind 13 сентября 1985 года. На высоте 525 км, спутник был разрушен ракетой ASM-135 ASAT . Это испытание было практически абсолютно идентичным, по высоте спутника и по количеству обломков, произошедшему 15 октября 2021 года. И тогда в 1985 году писали о 285 обломках. Сейчас чувствительность аппаратуры выше, говорят о 1500 обломках.

Было ли это число обломков рекордным?

Нет. Рекордное число обломков дало разрушение китайцами спутника FENGYUN 1C — 3442

Вредят ли обломки МКС?

Нет, не вредят. Высота станции 430 км. Как только спутник был разрушен, американцами была вброшена «утка» , что Космос-1408 находился на высоте 450 км. На самом деле высота траектории спутника Космос-1408, он же «Целина-Д» по сведениям НАСА на 16 ноября 2021 года — около 650 км. Разница по высоте 200 км!

«Утка» про 465-490 км была вброшена астрономом любителем в фейсбуке, была подхвачена в Хьюстоне.

Самое страшное что может произойти, обломки помешают Маску, Безосу и прочим обещающим развернуть на этих высотах 50000 спутников. Еще 1-2 года и первые начнут разрушаться исполняя синдром Кесслера. И человечество никогда не доберется до Луны. И кто в этом будет виноват.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события — Яндекс Новости

National Interest: силам НАТО будет трудно защититься от российских гиперзвуковых «Цирконов» в случае конфликта в Черном море

Президент Белоруссии подсказал Европе как решить проблему поляков

Украинский переговорщик Гармаш предрек «серьезное обострение» в Донбассе в случае вооружения ДНР ракетами средней дальности

Противоспутниковые ракеты за минуты могут «выключить» стратегическое оружие

Россия испытала противоспутниковое оружие в годовщину полёта «Бурана»

Захарова: Россия рассчитывает, что сертификация «Северного потока – 2» будет завершена в срок

Нашелся «способ» бороться с «байрактарами» на Донбассе

Обязательная вакцинация в России останется добровольной. Резонансные новости недели

The Sun: США собираются развернуть в Германии гиперзвуковые ракеты, способные ударить по столице России за 21 минуту

Ветеран спецслужб РФ Николай Романов: Официальных данных о смерти Сергея Скрипаля пока не поступало

Путин встретится в Кремле с президентом Узбекистана Мирзиёевым 19 ноября

В США успешно испытали разгонный блок для гиперзвуковой ракеты

Лекарство от COVID-19 существует, и было создано российским ученым в 2016 году?

На полярной орбите разрушился спутник «Космос-1408»

Станьте членом КЛАНА и каждый вторник вы будете получать свежий номер «Аргументы Недели», со скидкой более чем 70%, вместе с эксклюзивными материалами, не вошедшими в полосы газеты. Получите премиум доступ к библиотеке интереснейших и популярных книг, а также архиву более чем 700 вышедших номеров БЕСПЛАТНО. В дополнение у вас появится возможность целый год пользоваться бесплатными юридическими консультациями наших экспертов.

Читайте так же:
Как определяют длину пути футболиста в игре и его скорость?

    Введите свой электронный адрес, после чего выберите любой удобный способ оплаты годовой подписки

Между небом и землей Что делают космонавты непосредственно перед полетом

Второго апреля с космодрома Байконур стартовал космический корабль «Союз ТМА-18», на котором к МКС отправились российские космонавты Михаил Корниенко и Александр Скворцов, а также американка Трейси Колдуэлл-Дайсон. Корреспондент «Ленты.Ру» смог пронаблюдать, что экипаж космической миссии делает в последние дни перед полетом.

Десяток мужчин и женщин в белых халатах, масках и шапочках толпятся вокруг бильярдного стола. Часть из них держат в руках фотоаппараты или микрофоны, другие стоят рядом с видеокамерами. Собравшиеся — журналисты, и они находятся в гостинице «Космонавт» в городе Байконур, где ждут появления основного и дублирующего экипажей корабля «Союз ТМА-18». Халаты и маски надеты по требованию врачей, курирующих очередную экспедицию к МКС — если космонавты подхватят какую-нибудь заразу, запуск может сорваться. Из тех же соображений космонавтам перед стартом не разрешают выходить за ворота гостиницы «Космонавт» и не пускают к ним даже родственников.

Наконец в комнату отдыха гостиницы входят члены обоих экипажей — Михаил Корниенко, Александр Скворцов и Трейси Колдуэлл-Дайсон, которые через несколько дней отправятся в космос, и Александр Самокутяев, Андрей Борисенко и Скотт Келли, которые должны подменить их в случае непредвиденной ситуации. Космонавты и астронавты расходятся по комнате и начинают играть в бильярд, настольный теннис и дартс. «Вы же понимаете, что все это постановка, так что снимайте быстрее», — предупреждает журналистов главный эпидемиолог экипажа Сергей Николаевич Савин. Вообще все последние дни перед стартом экипаж проводит в компании репортеров и операторов — после комнаты отдыха экипажи и фотографы в белых халатах перемещаются в помещение для тренировок.

«Расскажите какой-нибудь анекдот», — просят журналисты Михаила Корниенко. «Не могу вспомнить ни одного приличного», — отвечает он. Нежелание космонавта травить байки можно понять: он привязан к кушетке, которая наклонена к полу практически под прямым углом (по-научному такая кушетка называется ортостолом), и поэтому почти стоит на голове. «Когда космонавты оказываются в невесомости, то кровь у них приливает к голове. К такому неестественному состоянию организм нужно приучать постепенно. Именно для этого нужен ортостол. Хотя наклон обычно не такой сильный. Кроме того, мы постепенно опускаем изголовье кроватей, на которых спят космонавты», — объясняет пытку Сергей Савин.

Еще одна тренировка проходит на кресле кориолисова ускорения (КУКе), которое закреплено на платформе так, что может вращаться на 360 градусов. Оператор регулирует скорость вращения, и космонавты должны выполнять его команды повернуть голову или опустить ее на любой скорости. Тренировки на КУКе необходимы для развития вестибулярного аппарата, который на орбите должен работать в совершенно непривычных условиях.

Помимо занятий и общения с прессой у экипажей есть еще масса дел, которые необходимо обязательно выполнить перед тем, как сесть в космический корабль. Предстартовое расписание практически по часам регламентирует жизнь космонавтов. Экипажи прибывают в Байконур примерно за две недели до старта. До этого в течение многих месяцев они осваивали работу на станции и управление «Союзом» в подмосковном Центре подготовки космонавтов в Звездном городке. На космодроме космонавты впервые «опробуют» настоящий «Союз» — именно тот, который доставит их на орбиту.

Все параметры и детали «Союза» рассчитаны так, чтобы выполнять какую-то полезную функцию. Например, иллюминаторы в бытовом отсеке расположены таким образом, чтобы космонавт смог вручную пристыковать корабль к станции, если автоматическая стыковка почему-либо будет невозможна. Пилот крепит к определенному месту на стене бытового отсека специальные ручки и управляет движениями «Союза», глядя в иллюминаторы.

Знакомство с новым кораблем на Байконуре называют «примеркой». «Союз», который будут примерять космонавты, в почти полностью собранном виде находится в МИКе (так называемая площадка 254). Члены основного экипажа надевают скафандры и забираются внутрь корабля (всю дорогу до МКС космонавты будут одеты в спасательные скафандры «Сокол-К» и «Сокол-КВ2», которые при всей громоздкости и неудобстве позволят экипажу выжить в случае разгерметизации). Каждый космонавт или астронавт занимает свое кресло, форма которого была создана персонально для него, и представляет, что он уже в космосе. Космонавты должны потрогать все ручки, попробовать дотянуться до различных предметов, понажимать все кнопки, которые им понадобится нажимать в полете (для этого используется специальный металлический стержень). Воображаемое космическое путешествие длится обычно больше часа. После его завершения космонавты вылезают наружу и сообщают инженерам и техникам, что их не устраивает. Не понравиться экипажу могут самые различные вещи: необходимые предметы закреплены слишком далеко от кресел, находящиеся в спускаемом аппарате грузы мешают двигаться, талисман экипажа висит криво.

Читайте так же:
Как хоронят ядерные отходы

Специалисты обязуются выполнить все пожелания астронавтов ко второй «примерке», которая проходит через несколько дней после первой. Эта процедура вовсе не является блажью и потаканием капризам космонавтов: космический полет — мероприятие экстремальное, и для его благополучного завершения важна любая мелочь. «Но обычно требований у космонавтов бывает немного. За столько лет запусков уже учли все что возможно», — говорит руководитель работ по космическим аппаратам Александр Вениаминович Козлов.

Так принято

Некоторые традиции достались современным космонавтам еще от Юрия Гагарина. Например, по дороге к космодрому в день пуска все члены экипажа должны помочиться на правое заднее колесо своего автобуса. Когда-то первый космонавт Земли сделал именно так, объяснив свой поступок тем, что не хочет в космосе испачкать скафандр. Если в экипаже есть женщина, она обычно следует завету Гагарина мысленно. Другие ритуалы — оставлять на двери своей комнаты в гостинице «Космонавт» автограф и садиться в автобус в день старта под песню советского ансамбля «Земляне» — появились не так давно, но соблюдаются неукоснительно. Считается, что неисполнение обрядов чревато неприятностями во время полета. «Вы верите в силу традиций?» — спрашиваю я Юрия Павловича Гидзенко, трижды летавшего в космос. «Я в них не верю — я их соблюдаю», — отрезает он очень серьезно, но через секунду улыбается.

Еще одна обязательная церемония перед полетом — посадка деревьев. «Космическая аллея» во дворе гостиницы «Космонавт» растянулась на весьма значительное расстояние, что не странно: к апрелю 2010 года число только российских космонавтов, побывавших за пределами Земли, составило 108. А деревья сажают не только граждане РФ, а вообще все, кто отправляется в космос с Байконура. В процессе закапывания саженца в землю Михаил Корниенко выясняет, что же из него вырастет. Оказывается — тополь. «Ничего, на даче и не такое сажал», — смеется он. «Я хочу, чтобы мое дерево выросло!» — повторяет Трейси Колдуэлл-Дайсон, налегая на лопату. Окружившие астронавтку журналисты просят ее спеть какую-нибудь песню, — Трейси является солисткой ансамбля астронавтов NASA, — и она очень к месту исполняет «В лесу родилась елочка».

За три дня до старта основной и дублирующий экипажи навещают ракету, которая доставит их корабль на орбиту. Космонавты видят ракету в тот момент, пока техники еще не соединили вместе ее составные части. В следующий раз экипажи встретятся с ракетой уже на старте. Взглянуть на «Союз-ФГ» еще разок не получится — по традиции космонавты не должны видеть свой транспорт в собранном виде вплоть до пуска.

Именно традиции во многом определяют распорядок предполетных подготовительных мероприятий. Пожалуй, самый известный ритуал — просмотр фильма Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни». На киносеансе обязательно должны присутствовать и основной и дублирующий экипажи. Многие космонавты за свою карьеру успевают один или несколько раз слетать в космос и/или неоднократно побыть дублерами, так что знают этот фильм наизусть. «Ребята устраивают викторины на знание фильма. Вопросы там, например, такие: «Сколько пуговиц было на рубашке Сухова?» или «Какой пистолет был у Абдуллы?» — рассказывает представитель пресс-службы Роскосмоса Игорь Викторович Затула. Почему космонавтам показывают именно «Белое солнце пустыни», точно неизвестно. По одной из версий, этот фильм кураторы космических миссий рекомендовали изучать как пример блестящей операторской работы — на орбите космонавты нередко готовят видеосюжеты. По крайней мере, именно такую версию изложил когда-то журналистам космонавт Олег Котов, который сейчас находится на орбите.

Рациональное объяснение существует и у многих других космических традиций. Например, обязательная стрижка за день до старта длительной орбитальной экспедиции необходима потому, что в космосе укоротить волосы весьма непросто. Это мероприятие требует использования специального пылесоса и чревато опасными последствиями: плавающие по станции волосы забивают воздушные фильтры и, хуже того, их могут вдохнуть космонавты. А талисман экипажа (обычно это мягкая игрушка), который вешают перед пультом космонавтов, является индикатором невесомости: если талисман начал «плавать» в воздухе, значит, корабль добрался до нее.

«Индикатором невесомости в нашей экспедиции будет плюшевый утенок по имени Квак — мы с Трейси так решили. По-моему, он очень приятного желто-зеленого цвета, успокаивающего — все психологи так говорят», — рассказывает на предполетной пресс-конференции экипажей Александр Скворцов. Квака (или кого-то очень похожего на него) я вижу во время процедуры передачи личных вещей космонавтов для укладки в космический корабль. Это мероприятие проходит следующим образом: несколько специалистов внимательно осматривают каждую вещь и сверяют по таблице ее внешний вид с описанием предметов, одобренных ранее для провоза на станцию. Цель этого досмотра, в частности, состоит в том, чтобы не допустить на станцию «неположенных» вещей (хотя бортинженеру 22-й экспедиции к МКС Максиму Сураеву удалось контрабандой доставить на станцию семена пшеницы).

Читайте так же:
Как ремонтировали Ниагарский водопад

Поехали

На запуск корабля «Союз ТМА-18» журналисты привезли лидера группы «Земляне» Сергея Скачкова. Планировалось, что он исполнит свою самую известную песню, когда космонавты будут садиться в автобус. Однако в ответственный момент певец оказался не в голосе. Впрочем, Скачков все-таки спел один куплет во время пресс-конференции экипажей.

В день начала своей космической экспедиции экипажи встают задолго до намеченного времени пуска ракеты. За шесть часов до старта они выходят из гостиницы под неизменное «Земля в иллюминаторе видна-а-а» и садятся в автобусы, которые везут их на площадку 254 (МИК космических аппаратов). Там специалисты одевают членов основного экипажа в скафандры — самостоятельно это сделать невозможно. После того как космическая одежда прилаживается к каждому космонавту, он (или она) ложится в некое подобие люльки, которая позволяет техникам проверить работу систем жизнеобеспечения скафандров.

Уже одетые космонавты усаживаются за стол, который отделен от остальной части комнаты стеклом (до самого момента посадки в корабль оба экипажа изолируют от потенциально заразных окружающих). По другую сторону стекла прямо перед экипажами сидят родственники космонавтов, руководство Роскосмоса, NASA и РКК «Энергии», в том числе глава федерального космического агентства Анатолий Перминов, замруководителя NASA по космическим операциям Уильям Герстенмайер и президент «Энергии» Виталий Лопота. Толком поговорить с родными космонавты не могут — им плохо слышно, что происходит в «инфекционной» части комнаты, и, кроме того, родственники сидят далеко от стекла. Неожиданно Трейси Колдуэлл-Дайсон начинает петь грустную песню в стиле блюз.

Родственники общаются с находящимися на станции космонавтами и астронавтами регулярно. Они могут переписываться по электронной почте, разговаривать по телефону и даже по видеофону. Как рассказал член дублирующего экипажа Скотт Келли, NASA бесплатно устанавливает в домах родственников американских обитателей МКС оборудование для видеосвязи. Близкие находящихся на МКС россиян для общения с ними приезжают в ЦУП в подмосковный Королев.

После того как космические «боссы» произносят традиционные напутствия (Перминов наказал Трейси Колдуэлл-Дайсон, для которой нынешняя экспедиция уже вторая, «держать мужиков», летящих в космос впервые), космонавты выходят из здания и садятся в автобусы. В «Соколах», которые специально приспособлены для лежания в ложементе «Союза», ходить прямо невозможно, и космонавты, по выражению руководителя ЦПК и бывшего космонавта Сергея Константиновича Крикалева, передвигаются в позе «усталой обезьяны». В руках у каждого из них небольшие чемоданчики — там находится система жизнеобеспечения скафандров.

Автобусы везут космонавтов на гагаринский старт, где стоит дымящаяся ракета-носитель. Дым — а точнее пар — появляется от того, что в ракету заправляют сжиженный кислород (он служит окислителем топлива). При обычных температурах жидкий кислород испаряется и превращается в газ, поэтому дозаправка кислородом длится вплоть до момента старта. Михаил Корниенко, Александр Скворцов и Трейси Колдуэлл-Дайсон на специальном лифте поднимаются к люку и залезают внутрь. Оставшееся время до старта космонавты и астронавтка проведут в «Союзе», и единственная связь с внешним миром будет осуществляться по радио (иллюминаторы корабля закрыты головным обтекателем).

Наблюдательная площадка, откуда космическое начальство, родственники, журналисты и туристы (тур на запуск стоит от тысячи евро и дороже) следят за запуском, расположена в полутора километрах от гагаринского старта. В кафе рядом с площадкой заходят выпить кофе члены дублирующего экипажа — теперь они свободны от карантина.

Пятнадцатиминутная готовность. Пятиминутная готовность. Минутная. От ракеты отходят обслуживающие фермы — это значит, до старта осталось ровно 40 секунд. Они проходят — на площадке становится шумно от рева, и из сопла ракетных двигателей первой ступени вырываются дым и пламя. На мгновение ракета как бы повисает над стартовой площадкой, а затем столп пламени становится больше, и «Союз-ФГ» поднимается в небо. Очень быстро в воздухе остается только светящееся пятно.

Чуть менее чем через две минуты от ракеты-носителя отделяются двигатели системы аварийного спасения — по счастью, они не понадобились. Еще через четыре секунды происходит сброс первой ступени — и в небе расплывается дымовое облако. Потом ракета сбрасывает створки головного обтекателя (на видеозаписи видно, как в этот момент космонавты начинают щуриться от попавших в корабль солнечных лучей), вторую ступень, хвостовой отсек, и, наконец, корабль отделяется от ракеты-носителя. Это происходит примерно через 600 секунд полета, и только с этого момента старт можно считать состоявшимся. Собравшиеся остаются на наблюдательной площадке до тех пор, пока не услышат, что корабль отделился. После этих слов зрители аплодируют и начинают потихоньку расходиться. Экспедиция к МКС началась.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию