100kitov.ru

Интересные факты — события, биографии людей, психология
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

15 цитат писателя Айзека Азимова, который создал собственную вселенную — выкладываем все нюансы

Цитаты Айзека Азимова

. Жизнь — это цепь потерь. Ты теряешь молодость, родителей, любимых, друзей, удовольствия, здоровье и, наконец, саму жизнь. Ты можешь не принимать этого — и все равно будешь терять.

— А разве психология роботов так отличается от человеческой? — Огромная разница. — Она позволила себе холодно улыбнуться, — Прежде всего, роботы глубоко порядочны.

Провал номер один – смерть. Наша смерть, смерть наших близких делает человеческий разум беспомощным. Мы спасаемся от этой беспомощности благодаря религии, ценностям, которые ставим выше собственного существования, ищем жизнь после смерти – и все равно конечность нашего существования остается настолько могущественным фактором, что она накладывает отпечаток на все сферы человеческого духа.

В мире, созданном господином, есть место для всех. Для Вас, бедных людей, тоже есть место. И хотя оно скромно, но если вы будете вести себя хорошо, то будете вознаграждены.

Я не хочу сказать ничего обидного, но поглядите на себя! Материал, из которого вы сделаны, мягок и дрябл, непрочен и слаб. Вы периодически погружаетесь в бессознательное состояние. Малейшее изменение температуры, давления, влажности интенсивности излучения сказывается на вашей работоспособности. Вы — суррогат! С другой стороны, я — совершенное произведение.

У фирмы был неписаный закон: «Ни один служащий не совершает дважды одну и ту же ошибку. Его увольняют после первого раза».

Любая нормальная жизнь сознательно или бессознательно, восстает против любого господства. Особенно против господства низших или, предположительно, низших существ.

Куинн не баллотировался на выборные должности, не охотился за голосами, не произносил речей и не подделывал избирательных бюллетеней. Точно так же, как Наполеон сам не стрелял из пушки во время битвы при Аустерлице.

Три закона робототехники совпадают с основными принципами большинства этических систем, существующих на земле. Конечно, каждый человек наделен инстинктом самосохранения. У робота это Третий закон. Каждый порядочный человек подчиняется определенным авторитетам, исполняет законы, следует обычаям, соблюдает приличия, даже если они лишают его некоторых удобств или подвергают опасности. У роботов это — Второй закон. Кроме того, предполагается, что каждый хороший человек должен любить своих ближних, как самого себя, рисковать своей жизнью ради других. Это у робота — Первый закон. Попросту говоря, Если Байерли исполняет все законы робототехники, он — или робот, или очень хороший человек.

Если бы был создан робот, способный стать общественным деятелем, он был бы самым лучшим из них. По законам робототехники, он не мог бы причинять людям зла, был бы чужд тирании, подкупа, глупости или предрассудков.

Земля на редкость провинциальна. Восемьсот городов с восемью миллиардами жителей, все интересы которых касаются только восьмисот городов с восемью миллиардами жителей.

Разве есть в жизни что-либо более прекрасное, чем поиск ответов на вопросы?

Ты так мучился и страдал. А в любви всё очень просто. Надо только спросить девушку. Так приятно любить и быть любимой. Зачем же страдать?

Никогда не позволяйте морали удерживать вас от правильных поступков.

— Смотри, перед нами Земля, — сказала Нойс, — но не вечный и единственный приют человечества, а всего лишь его колыбель, отправная точка бесконечного приключения.

Как и у тебя, все началось с женщины. Такое совпадение не случайно; если хорошенько подумать — оно почти неизбежно.

Неужели найдутся дураки, которые поверят бахвальству человека, расхваливающего собственную продукцию? Неужели он сознается в её недостатках или воздержится от преувеличений?

Всегда старайся сначала подумать, а потом лучше промолчи.

— Теперь слушай. Начнем с трех основных законов роботехники, — трёх правил, которые прочно закреплены в позитронном мозгу. Первое. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред. — Правильно. — Второе, — продолжал Пауэлл. — Робот должен повиноваться командам человека, если эти команды не противоречат Первому Закону. — Верно. — И третье. Робот должен заботиться о своей безопасности, поскольку это не противоречит Первому и Второму Законам.

У людей есть тенденция хвалиться, что они лучше соседей, что их культура древнее и выше, чем на других планетах, что всё хорошее в других мирах заимствовано у них, а плохое искажено и испорчено при заимствовании, либо изобретено где-то в другом месте.

Читайте так же:
Чем адвокат отличается от юриста?

Как поддерживать поток новых идей: советы Айзека Азимова

Как поддерживать поток новых идей: советы Айзека Азимова

Из автобиографии Айзека Азимова «Это была хорошая жизнь» (It’s Been a Good Life) можно извлечь полезные уроки. Сам Азимов не сразу начал писать по восемь часов в день семь дней в неделю. Так же, как и мы, он вырывал страницы, злился и начинал снова и снова. В своей автобиографии автор поделился тактикой, которую он разработал, чтобы идеи никогда не заканчивались.

1. Не переставайте учиться

Азимов был не только писателем-фантастом. У него была докторская степень по химии Колумбийского университета. Он писал о физике, древней истории и даже о Библии.

В отличие от многих современных «профессионалов», Азимов не перестал учиться с получением диплома.

Я, возможно, не смог бы написать столько книг на основе одних школьных знаний. Я должен был продолжать самообразование. Моя библиотека книг, к которым я обращался, росла, и я корпел над ними, так как постоянно боялся, что могу неверно понять что-то смехотворно простое для разбирающихся в предмете.

Чтобы генерировать хорошие идеи, мы должны потреблять хорошие идеи. Диплом — это вовсе не конец обучения, а только начало.

Азимов читал всё.

Всё это невероятно разнообразное чтение оставило свой неизгладимый след. Мои интересы простирались в двадцати различных направлениях, и все эти интересы остались. Я писал книги о мифологии, Библии, Шекспире, истории, науке и так далее.

Читайте больше, следуйте за своим любопытством. Никогда не переставайте инвестировать в себя.

2. Не боритесь с застоем

Как и все мы, Азимов часто застревал.

Часто, когда я работал над научно-фантастической повестью, я от всей души уставал от неё и был неспособен написать хоть ещё одно слово.

Останавливаться — это нормально. То, что случается дальше, наша реакция на это — вот то, что отделяет профессионала от любителя.

Азимов не позволял себя остановить. С годами он разработал стратегию.

Я не пялюсь на пустые листы бумаги. Я не трачу дни и ночи, пытаясь вытащить идеи из своей головы. Вместо этого я просто оставляю повесть и перехожу к одной из дюжины работ, которые лежат на повестке дня. Я пишу колонку в газету, эссе, короткую историю или работаю над одной из моих публицистических книг. Когда я устаю от этого, мой мозг становится способным делать работу правильно и заполняется вновь. Я возвращаюсь к своей повести и с лёгкостью её пишу.

Работа мозга — загадка. Когда мы отступаем назад, занимаясь другими проектами и нарочно игнорируя что-то, наше подсознание создаёт пространство для роста идей.

3. Берегитесь сопротивления

Каждый, кто создаёт что-то, знает страх оформления своих идей. Принеся однажды что-то миру, мы навсегда открываем это для отрицания и критики.

Такой страх крайне опасен для творчества. Назовём его сопротивлением. Азимову это чувство тоже было знакомо.

Обычный писатель склонен к неуверенности. Имеет ли смысл предложение, которое он только что написал? Выражена ли в нём мысль так хорошо, как могла бы? Звучало бы оно лучше, если бы было написано иначе? Обычный писатель поэтому всегда что-то меняет, обрезает, пытаясь использовать разные пути выражения себя, и, насколько я знаю, никогда не бывает полностью удовлетворённым.

Неуверенность в себе — это убийца нашего разума. Страх неприятия делает из нас перфекционистов. Но этот перфекционизм — просто панцирь. Мы залезаем в него в сложные для нас времена, он даёт нам ощущение безопасности, но это самообман.

У каждого из нас есть идеи. Разница между Азимовым и остальными в том, что мы отвергаем свои идеи прежде, чем даём им шанс. В конце концов, только отсутствие идей даёт гарантию, что они никогда не потерпят неудачу.

4. Снизьте свои стандарты

Азимов был против следования за идеалом. По его словам, стараться сделать всё правильно с первой попытки — большая ошибка. Вместо этого стоит для начала обозначить основное.

Думайте о себе как о художнике, делающем эскиз, чтобы решить, какая должна быть композиция, цвет и всё остальное. Сделав это, вы можете думать о финальном варианте.

Другими словами, не пытайтесь нарисовать Мону Лизу за один присест. Снизьте стандарты. Сделайте тестовый продукт, временный эскиз или черновик.

В тоже время Азимов отмечает самоуверенность.

Писатель не может просто сидеть и сомневаться в качестве своего творения. Скорее, он должен любить написанное. Я люблю.

Читайте так же:
17 цитат от святого циника Курта Воннегута — читаем по пунктам

Верьте в ваше творение. Это не значит, что вы должны делать идеально или не делать вообще. Настоящая уверенность — это расширение границ, ужасный провал и способность снова подняться. Да, мы падаем и страдаем. Именно поэтому мы успешны.

5. Делайте больше

Интересно, что Азимов также рекомендовал делать больше вещей как лекарство от перфекционизма.

К тому времени, когда книга опубликована, у писателя не остаётся времени на волнение о том, как она будет принята или как она будет продаваться. К этому моменту он уже продал несколько других книг и работает над новыми, это всё, что заботит его. Это приносит мир и спокойствие в его жизнь.

Если у вас выходит новый продукт через несколько недель, то просто нет времени зацикливаться на провале. Если что-то провалилось, вам не так больно. Диверсификация — это страхование ума.

6. Помните о секретном ингредиенте

Начинающий писатель, друг Азимова, спросил его, откуда тот брал свои идеи. Азимов ответил: «Размышляя, и размышляя, и размышляя до тех пор, пока я не готов убить себя. […] Разве ты думал, что получить хорошую идею легко?».

Многие ночи Айзек проводил наедине со своим разумом.

Я не мог спать прошлой ночью, поэтому лежал, думая о статье, которую должен написать, и думал, и думал, и плакал в грустных местах. Моя ночь прошла великолепно.

Никто никогда не говорил, что придумать хорошие идеи просто. Если бы это было так, то они потеряли бы всякий смысл.

Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей…

Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей.

Айзек Азимов (2 января 1920 — 6 апреля 1992) — американский писатель-фантаст еврейского происхождения, популяризатор науки, по профессии биохимик. Автор около 500 книг, в основном художественных (прежде всего в жанре научной фантастики, но также и в других жанрах: фэнтези, детектив, юмор) и научно-популярных (в самых разных областях — от астрономии и генетики до истории и литературоведения). Многократный лауреат премий «Хьюго» и «Небьюла». Некоторые термины из его произведений — robotics (робототехника, роботика), positronic (позитронный), psychohistory (психоистория, наука о поведении больших групп людей) — прочно вошли в английский и другие языки. В англо-американской литературной традиции Азимова вместе с Артуром Кларком и Робертом Хайнлайном относят к «Большой Тройке» писателей-фантастов.

Азимов родился (по документам) 2 января 1920 года в местечке Петровичи Мстиславского уезда Смоленской губернии (ныне Шумячском районе Смоленской области России) в еврейской семье. Его родители, Хана-Рахиль Исааковна Берман и Юдл Аронович Азимов, были мельниками по профессии. Назвали его в честь покойного деда по матери, Исаака Бермана (1850—1901). Вопреки поздним утверждениям Айзека Азимова, будто первоначальной семейной фамилией была «Озимов», все оставшиеся в СССР родственники носят фамилию «Азимов».

Как сам Азимов указывает в автобиографиях, его родным и единственным языком в детстве был идиш; по-русски с ним в семье не говорили. Из художественной же литературы в ранние годы он рос в основном на рассказах Шолом-Алейхема. В 1923 родители увезли его в США («в чемодане», как он сам выражался), где поселились в Бруклине и через несколько лет открыли кондитерский магазин.

В 5 лет Айзек Азимов пошёл в школу. (Ему полагалось пойти в школу в 6 лет, но мать исправила его день рождения на 7 сентября 1919 года, чтобы отдать его в школу на год раньше.) После окончания десятого класса в 1935 году, 15-летний Азимов поступил в Seth Low Junior College, но через год этот колледж закрылся. Азимов поступил на химический факультет Колумбийского университета в Нью-Йорке, где получил в 1939 году степень бакалавра, а в 1941 году — магистра по химии и поступил в аспирантуру. Однако в 1942 году он уехал в Филадельфию, чтобы работать химиком на Филадельфийской судоверфи для армии. Вместе с ним там же работал и другой писатель-фантаст Роберт Хайнлайн.

В феврале 1942 года, в Валентинов день, Азимов встретился на «свидании вслепую» с Гертруд Блюгерман. 26 июля они поженились. От этого брака родился сын Дэйвид (1951) и дочь Робин Джоэн (1955). С октября 1945 года по июль 1946 Азимов служил в армии. Затем вернулся в Нью-Йорк и продолжил образование. В 1948 году закончил аспирантуру, получил степень PhD, и поступил в постдокторат как биохимик.

В 1949 году он устроился преподавателем на медицинский факультет Бостонского Университета, где в декабре 1951 года стал ассистентом, а в 1955 году — ассоциированным профессором. В 1958 году университет перестал ему платить зарплату, но формально оставил в прежней должности. К этому моменту доходы Азимова как писателя уже превышали его университетскую зарплату. В 1979 году ему было присвоено звание полного профессора.

Читайте так же:
Мучают головные боли, проверьте свой холодильник!

В 1970 году Азимов расстался с женой и почти немедленно стал жить с Джэнет Опал Джеппсон, с которой познакомился на банкете 1 мая 1959 года. (До этого они встречались в 1956 году, когда он подписал ей автограф. Азимов вообще не запомнил ту встречу, а Джеппсон сочла его неприятным человеком.) Развод вступил в силу 16 ноября 1973 года, а 30 ноября Азимов и Джеппсон поженились. От этого брака не было детей.

Умер Айзек Азимов 6 апреля 1992 года от сердечной и почечной недостаточности на фоне СПИДа, которым заразился при операции на сердце в 1983. О том, что Азимов болел СПИДом, стало известно лишь через 10 лет из биографии, написаной Джэнет Опал Джеппс.

Айзек Азимов, Избранные Цитаты

Господь любит нас всех, но ни от одного из нас не в восторге. - Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей. Господь любит нас всех, но ни от одного из нас не в восторге. — Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей. Если читать Библию внимательно, то убедишься в правоте атеизма. - Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей. Если читать Библию внимательно, то убедишься в правоте атеизма. — Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей. Никогда не позволяйте морали удерживать вас от правильных поступков. - Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей. Никогда не позволяйте морали удерживать вас от правильных поступков. — Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей. Если бы из неприятностей было так же легко выбраться, как и попасть в них, жизнь была бы просто песней. - Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей. Если бы из неприятностей было так же легко выбраться, как и попасть в них, жизнь была бы просто песней. — Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей. Чтобы преуспеть в делах, планировать мало. Нужно уметь импровизировать. - Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей. Чтобы преуспеть в делах, планировать мало. Нужно уметь импровизировать. — Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей. Ничто так не успокаивает, как звёздное небо. - Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей. Ничто так не успокаивает, как звёздное небо. — Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей. Всегда старайся сначала подумать, а потом лучше промолчи. - Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей. Всегда старайся сначала подумать, а потом лучше промолчи. — Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей. Когда наши потомки увидят пустыню, в которую мы превратили Землю, какое оправдание найдут они для нас? - Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей. Когда наши потомки увидят пустыню, в которую мы превратили Землю, какое оправдание найдут они для нас? — Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей. С прошлым никогда не бывает покончено, мой друг. Оно объясняет будущее. - Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей. С прошлым никогда не бывает покончено, мой друг. Оно объясняет будущее. — Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей. Трудности исчезают, когда ты встречаешь их лицом к лицу, в открытом бою. - Айзек Азимов - 10 Мудрых Мыслей. Трудности исчезают, когда ты встречаешь их лицом к лицу, в открытом бою. — Айзек Азимов — 10 Мудрых Мыслей.

Айзек Азимов: Откуда людям приходят новые идеи?

Эссе Айзека Азимова о творчестве от 1959 года. Айзек Азимов (1920–1992) – американский писатель и профессор биохимии Бостонского университета, известный как автор научно-фантастических и научно-популярных произведений. Азимов считается одним из «большой тройки» писателей-фантастов своего времени наряду с Робертом Хайнлайном и Артуром Кларком.
Заметка Артура Обермайера, друга автора:

В 1959 году я работал ученым в Allied Research Associates в Бостоне. Компания была порождением MIT и изначально изучала воздействие ядерного оружия на конструкции летательных аппаратов. Компания заключила с ARPA контракт с аббревиатурой GLIPAR (Guide Line Identification Program for Antimissile Research) с целью выявления наиболее творческих подходов к созданию противоракетной оборонительной системы. Правительство понимало, что сколько бы ни было потрачено на совершенствование и дополнение существующих технологий, они все равно останутся неудовлетворительными. Они хотели, чтобы мы и несколько других подрядчиков думали нестандартно.

Когда я только подключился к проекту, я предположил, что Айзек Азимов, который был моим хорошим другом, будет достойным участником. Он согласился и присутствовал на нескольких встречах. Позже он решил не продолжать, потому что не хотел иметь доступ к какой-либо засекреченной информации; это ограничило бы его свободу самовыражения. Однако перед уходом он написал в качестве своего единственного формального вклада это эссе о творчестве. Это эссе никогда не публиковалось и не выходило за рамки нашей небольшой группы. Когда я недавно вновь обнаружил его при разборе старых бумаг, я понял, что его суть столь же актуальна сегодня, как и когда он его написал. Оно описывает не только творческий процесс и природу творческих людей, но и среду, которая способствует творчеству.

О креативности

Откуда людям приходят новые идеи?

Представляется, что процесс любого творчества по своей сути одинаков во всех его разновидностях и проявлениях, так что развитие нового вида искусства, нового гаджета, нового научного подхода – все это обусловлено общими факторами. Нас больше всего интересует «создание» нового научного подхода или же новое применение старого, но мы можем говорить обобщенно.

Читайте так же:
География – что такое, понятие, ветви, история и дисциплины

Один из вариантов изучения этого вопроса – взглянуть на великие идеи прошлого и увидеть, как они были созданы. К сожалению, путь создания никогда не бывает понятен даже самим «создателям».

Но что, если одна и та же революционная идея одновременно и независимо пришла двум людям? Возможно, удастся обнаружить общие факторы. Рассмотрим теорию эволюции путем естественного отбора, независимо разработанную Чарльзом Дарвином и Альфредом Уоллесом.

Там много общего. Оба путешествовали по дальним местам, отмечая странные виды растений и животных и их разнообразие от места к месту. Оба чрезвычайно хотели найти этому объяснение, и обоим это не удавалось, пока оба не прочли «Очерк о народонаселении» Мальтуса.

Оба далее увидели, как понятия перенаселения и отсева (которые Мальтус применил к человеческим существам) укладываются в концепцию эволюции путем естественного отбора (будучи примененными к видам вообще).

Из этого ясно, что нужны не только люди с хорошим опытом в определенной области, но и люди, которые способны установить связь между предметом 1 и предметом 2, взаимосвязь которых на первый взгляд неочевидна.

Несомненно, в первой половине 19 века множество натуралистов изучали различия между видами. Большое количество людей читали Мальтуса. Возможно, некоторые из них одновременно изучали виды и читали Мальтуса. Но необходим был кто-то, кто изучал виды, читал Мальтуса и мог установить взаимосвязь.

Это ключевой момент – требуется редкая черта. Как только взаимосвязь установлена, она становится очевидной. Считается, что Томас Г. Гексли после прочтения «О происхождении видов» воскликнул: «Как же глупо было мне не додуматься до этого!»

Но почему он до этого не додумался? Из истории человеческой мысли может показаться, что трудно додуматься до идеи, даже когда все факты налицо. Чтобы установить взаимосвязь, нужна определенная смелость. Она должна быть необходима, ибо любая взаимосвязь, не требующая смелости, будет обнаружена сразу многими и будет развиваться не как «новая идея», а как простое «следствие старой идеи».

Новая идея кажется разумной только позже. Сперва она обычно кажется бессмысленной. Пределом бессмысленности может показаться предположение, что Земля была круглой, а не плоской, или что она двигалась, а не Солнце, или что нужна сила, чтобы остановить предмет, находящийся в движении, а не сила, чтобы удержать его в движении, и так далее.

Человек, способный встать против разумности, авторитета и здравого смысла, должен обладать внушительной самоуверенностью. Поскольку такой человек встречается редко, он должен всем остальным казаться эксцентричным (по крайней мере, в этом отношении). Человек эксцентричный в одном отношении часто бывает эксцентричным и в других.

Следовательно, человек, которому с наибольшей вероятностью могут прийти свежие идеи, – это человек с хорошим опытом в данной области и необычными привычками. (Однако одного лишь чудачества недостаточно).

Когда у вас есть подходящие люди, следующий вопрос такой: нужно свести их, чтобы они могли обсуждать проблему сообща, или нужно рассказать о проблеме каждому из них и позволить им работать по отдельности?

Мне представляется, что в том, что касается творчества, нужна изолированность. Творческий человек постоянно работает над задачей в любом случае. Его разум постоянно перетасовывает информацию, даже когда он этого не осознает. (Хорошо известен знаменитый пример того, как Кекуле выстроил во сне структуру бензола).

Присутствие других может только тормозить этот процесс, поскольку созидание вызывает смущение. На каждую хорошую новую идею приходятся сто, десять тысяч дурацких идей, которые, естественно, не хочется выставлять напоказ.

И все же встреча таких людей может быть желательна не только по причинам, связанным с самим актом творения.

Нет двух людей, содержимое умственных запасов которых точно совпадает. Один человек может знать А, но не Б, другой может знать Б, но не А, и если обоим известны А и Б, то обоим может прийти решение – хотя не обязательно сразу или даже в обозримое время.

Более того, информация может быть не только об отдельных предметах А и Б, но также и о комбинациях, таких как А–Б, которые сами по себе несущественны. Однако, если один человек упомянет необычную комбинацию А–Б, а другой – необычную комбинацию А–В, то вполне может оказаться, что ответ принесет комбинация А–Б–В, о которой никто из них не подумал по отдельности.

Тогда мне кажется, что цель сессий мозговой работы – не поиск новых идей, а ознакомление участников с фактами, комбинациями фактов, теориями и блуждающими мыслями.

Читайте так же:
Цитаты про луну

Но как уговорить на это творческих людей? Прежде всего, нужны легкость, расслабленность и общее чувство вседозволенности. Мир в целом не одобряет творчество, и заниматься творчеством на публике особенно скверно. Даже высказывать предположения на публике – это довольно пугающее занятие. Поэтому люди должны чувствовать, что другие не будут спорить.

Если хотя бы один из присутствующих будет проявлять недоброжелательность к глупости, неизбежной на такой сессии, то остальные застынут. Недоброжелательный человек может быть кладезем информации, но причиненный им вред с лихвой это компенсирует. Тогда мне кажется необходимым, чтобы все люди на сессии были готовы высказывать глупости и слушать глупости других.

Если у какого-то участника сессии гораздо более высокая репутация, чем у других, или он более красноречив, или обладает явно более волевым характером, он вполне может захватить инициативу на конференции и ограничить участие остальных лишь до пассивного повиновения. Сам этот человек может быть чрезвычайно полезен, но его вполне можно привлечь к работе в одиночку, потому что он нейтрализует других.

Оптимальная численность группы, пожалуй, не очень высокая. Наверное, нужно не больше пяти человек. В группе большего размера суммарный запас информации может быть больше, но будет напряжение из-за ожидания возможности высказаться, что может очень раздражать. Вероятно, лучше провести несколько сессий с разным составом участников, нежели одну сессию со всеми участниками. (Это повлечет некоторое повторение, но даже повторение само по себе не является нежелательным. Дело не в том, что именно люди говорят на этих конференциях, а в том, что они вдохновляют друг в друге в дальнейшем).

Для лучшего результата нужно ощущение неформальности. Я думаю, важны веселье, обращение по именам, шутливость, непринужденная игра – не сами по себе, а потому что они вызывают желание включиться в безрассудство творчества. Я думаю, что поэтому, пожалуй, лучше встреча у кого-то дома или за ужином в каком-то ресторане, чем встреча в конференц-зале.

Вероятно, что ограничивает больше всего – это ощущение ответственности. Великие идеи прошлого исходили от людей, которым не платили за великие идеи, а платили за работу учителями или патентными клерками, или мелкими чиновниками, или не платили вовсе. Великие идеи были побочными явлениями.

Ощущение вины за то, что ты не заслужил свою зарплату, потому что тебе не пришла великая идея – это, как мне кажется, самый верный способ сделать так, чтобы никакие великие идеи не приходили и дальше.

А тут ваша компания проводит эту программу мозговой работы на государственные деньги. Только представив, что конгрессмены или обыватели узнают, что ученые, возможно, дурачатся, болтают, рассказывают грязные анекдоты за счет государства, можно вздрогнуть в холодном поту. На самом деле, среднестатистическому ученому хватает совести, чтобы не хотеть даже думать, что он это делает, даже если никто об этом не узнает.

Я бы предложил, чтобы участникам сессии мозговой работы давали номинальные поручения – составление кратких докладов, резюме выводов или коротких ответов на поставленные задачи – и чтобы они за это получали плату, предусмотренную за сессию мозговой работы. Тогда сессия мозговой работы официально не будет оплачиваться, что также придаст ей большую расслабленность.

Я не думаю, что сессии мозговой работы можно проводить без направления. Нужен кто-то, кто будет играть роль подобную роли психоаналитика. Психоаналитик, как я понимаю, задавая правильные вопросы (и за исключением этих вопросов, как можно меньше вмешиваясь), побуждает самого пациента рассуждать о своей прошлой жизни таким образом, чтобы достигать ее нового понимания в своих собственных глазах.

Аналогично этому, арбитру сессии нужно будет сидеть, провоцируя зверей, задавая проницательные вопросы, делая необходимые комментарии, деликатно возвращая их назад к сути вопроса. Так как арбитр не будет знать, какой вопрос проницателен, какой комментарий необходим, и в чем состоит суть вопроса, то его работа будет нелегкой.

Что касается «гаджетов» для пробуждения фантазии, то я думаю, что они должны появляться в ходе самих сессий этой чепухи. Если участники совершенно расслаблены, свободны от обязательств, обсуждают что-то интересное и по своей природе неординарны, то они сами придумают механизмы для пробуждения дискуссии.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию